А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Персидские сказки" (страница 34)

   Исфаханец и Гуль

   Знаете ли вы, что уроженцы славного Исфахана прослыли хотя и не храбрым, но зато самым хитрым и остроумным народом на земле. Когда исфаханцу не хватает храбрости, он всегда может обойтись одной только ловкостью. Один из жителей этого славного города однажды был вынужден совершать путь через страшное ущелье Ангела Смерти в одиночку.
   Человеком он был весьма находчивым. Не имея львиной храбрости, он зато всегда был уверен в своей изворотливости, которая уже не раз помогла выбраться ему из таких бед и злоключений, которые погубили бы любого простого человека.
   Человека этого звали Амин-бег, и он многое слышал о том, что в ущелье Ангела Смерти обитают жуткие духи – гули, с одним из которых обязательно встретишься, если отправишься по дороге через страшное ущелье. Амин-бег подготовился к такой встрече: он положил яйцо и щепотку соли к себе в карман.
   И вот, идя дороге в ущелье, он вдруг услышал за одной из скал голос, который кричал ему:
   – Эй, Амин-бег из Исфахана! Ты неправильно идешь, ты так заблудишься! Я твой приятель, Керим-бег, послушай меня. Я знаю твоего отца, старого Кербела-бега, и дом, в котором ты родился!
   Амин хорошо знал, что гули способны притвориться любым человеком, также он знал, что они – знатоки родословных многих городов и крепостей, и знают на память тысячи людских имен. Поэтому он почти не сомневался в том, что это был гуль, который постарается увлечь его к гибели, но он не против был, встретиться с ним лицом к лицу, положившись только на свою удачу и ловкость в общении.
   – Постой-ка, мой друг, я сейчас к тебе подойду! – сказал он гулю, направившись прямо к нему.
   Когда Амин подошел к нему поближе, он сказал:
   – Эй! Ты вовсе не мой друг, Керим, ты – просто гуль, надеющийся обмануть меня. Но я, как раз хотел встретить существо вроде тебя. Я уже испытал свою силу и ловкость на людях и зверях, которые существуют в нашем мире, и я не смог найти ещё ничего, что могло бы сравниться со мной по силе и ловкости. Поэтому, я явился в это ущелье, чтобы встретить здесь настоящего гуля и потягаться с ним, доказав свою силу и храбрость.
   Гуль поразился такому смелому обращению с ним, он пристально посмотрел на Амина и сказал:
   – Ты – дитя человека. Что-то ты не выглядишь таким сильным, чтобы тягаться со мной.
   – Наружность порой обманчива, друг мой. Сейчас я легко докажу тебе, что я силен. Вот, погляди, – сказал Амин, поднимая из ручья светлый камень, – этот камень содержит жидкость, сможешь ты сжать его так, чтобы она потекла из него?
   Гуль взял камень и попытался сделать это, но после нескольких попыток он вернул камень Амину.
   – Это невозможно.
   – Напротив, друг мой, это очень легко, – сказал исфаханец, беря камень из рук гуля. Пока гуль пытался раздавить камень, Амин достал из кармана яйцо и спрятал его в ладони. – Смотри!
   И изумленный гуль, услышав треск яйца, который он принял за треск камня, увидел, как по пальцам Амина потекла жидкость из камня, без особого усилия странного человека.
   Воспользовавшись сумерками, Амин положил камень на землю и в то же время подобрал другой камень, уже потемнее.
   – А вот этот камень, как я вижу, содержит соль, его можно даже раскрошить между пальцами.
   Но гуль взяв камень, снова безуспешно попытался сжать его со всей своей силой. Потом, протянув камень Амину, он признался, что он не знает, как это сделать, и у него нет силы, чтобы разломать его.
   – Дай-ка его мне, – сказал Амин нетерпеливо, и, положив его в ту руку, где была соль, он тотчас высыпал гулю горсть соли, который, увидев ее, застыл в немом изумлении от силы и ловкости человека. Затем, Амин сказал гулю, что не стоит пытаться обращаться перед ним, в какое-нибудь животное, так как он мгновенно убьёт любого зверя, а уж потом будет думать, правильно ли он поступил. Ведь ему прекрасно известно, что хотя гули и живут достаточно долго, но они не владеют бессмертием.
   Гуль рассудил, что лучше будет подружиться с таким опасным путешественником хотя бы до того момента, пока не представится случай его погубить. А пока сказал человеку:
   – Ты – самый удивительный человек из всех, которых мне доводилось видеть. Не почтишь ли ты своим присутствием мое жилище? До него тут рукой подать. Там я угощу тебя ужином, ты сможешь отужинать и дальше продолжить свое путешествие.
   – Ничего не имею против, приятель. Но имей в виду: я очень вспыльчив и нельзя, чтобы меня раздражали какие-то непочтительные выражения. А еще я очень проницателен и могу видеть твои намерения насквозь, если захочу, так же, как я увидел соль в камне. Поэтому не нужно держать в голове злые умыслы, иначе ты немедленно пострадаешь от моих рук.
   – О, мой дорогой гость, твой слух ни в коем случае не будет оскорблен выражениями, которые неприличны или недостойны тебя. Клянусь головой моего верховного повелителя – Ангела Смерти, что правила гостеприимства и дружбы будут соблюдены.
   Амин был удовлетворен ответом гуля и последовал за ним, тащась по узеньким тропинкам, ущельям и скалам, пока они не добрались до пещеры гуля, которая была тускло освещена.
   – Здесь я и живу, – сказал гуль, – и здесь мой друг, может найти все, что ему понадобится для отдыха и восстановления сил.
   Гуль показал Амину свои кладовые, хвастливо демонстрируя ему горы зерна, продуктов, золота и различных драгоценностей, которые он забрал у путешественников, имевших несчастье идти через ущелье Ангела Смерти, и о судьбе которых Амин догадывался, то и дело спотыкаясь о человеческие кости, разбросанные на полу. Гуль приподнял с пола пещеры большой мешок с рисом и сказал:
   – Надеюсь, этого будет достаточно для того, чтобы ты насытился. Человек с твоей силой наверняка имеет большой аппетит.
   – Так и есть, – сказал Амин, – но пока я не голоден. Перед тем, как идти сюда, я зарезал барана, зажарил его и съел столько риса, сколько у тебя во всей пещере лежит. Но, чтобы не обидеть тебя, я съем немного.
   – Я должен сварить его для тебя, – заметил бес. – Вы, люди, не едите зерно и мясо сырыми, как мы. Здесь у меня имеется котел, я пойду, пока принесу дров для огня. А ты, пока сходи и принеси воды вот в этом, – указал она меховой мешок, сшитый из шкур шести быков.
   Амин дождался, пока гуль ушел, затем кое-как дотащил мешок к берегу ручья, который бежал недалеко от пещеры. «Как же я справлюсь с таким громадным мешком? – думал Амин. – Я еле доволок сюда пустым, а когда он будет полон, понадобится не меньше двадцати очень сильных людей, чтобы тащить его. Наверняка гуль-людоед поймет, кто я на самом деле, и убьёт меня, хоть сейчас он и держится под впечатлением от моей большой силы».
   Тут исфаханцу пришла в голову мысль, и он принялся копать канаву от ручья к тому месту, где стоял котёл. К нему подошел гуль:
   – Что ты делаешь, дорогой гость? Я же послал тебя за водой для того, чтобы сварить немного рису, а ты столько времени топчешься у ручья! Ты что, не можешь просто набрать воды в мешок и принести его?
   – Конечно же, могу, о чем речь? Но если бы после всей твоей благосклонности я удовольствовался лишь проявлением грубой силы, я мог бы поднять ручей, если бы у тебя был достаточно большой мех для того, чтобы его вместить. Но здесь, – указал Амин на канавку, которую начал рыть, – здесь начало работы, которой человек занимает свой ум для того, чтобы уменьшить труд тела. Эта канавка, хоть она и мала, отведет ручей вглубь твоей пещеры, где я построю плотину, которую ты сможешь открывать и закрывать для себя, когда захочешь. Так я избавлю тебя от бесконечных хлопот по хождению за водой, поэтому, не мешай мне работать.
   – Пустяки, – сказал гуль, хватая мешок и наполняя его. – Оставь эту воду и свой ручей, я принесу воду сам. Следуй за мной, чтобы ты мог съесть свой ужин и поспать. Если тебе очень захочется, ты закончишь эту работу завтра утром!
   Амин поздравил себя с тем, что ему удалось отвертеться от непосильной просьбы, и пошел за гулем, тащившим непомерный мешок с водой. Поев ужин, который тот для него состряпал, он, наконец, лег отдохнуть на постели из богатейших подушек и одеял, которые были принесены из одной кладовой с награбленным добром. Гуль, ложе которого было недалеко тоже лег и вскоре по пещере поплыл его грозный храп. Амин не стал следовать его примеру: он тихо встал и сунув несколько подушек под одеяло, чтобы казалось, будто он там спит, отправился в дальний угол пещеры, чтобы оттуда наблюдать за действиями гуля.
   Последний проснулся перед рассветом. Он осторожно встал с кровати и отправился к постели Амина, взяв по дороге один из своих посохов величиною с добрый ствол дерева. Он решил, что Амин спит глубоким сном, раз даже не шевелится, занес свой посох над местом, где предположительно была голова Амина, и нанес туда страшный удар.
   Не услышав ни единого стона или крика, он подумал, что лишил его жизни одним ударом. Но, чтобы увериться в своей работе, гуль повторил удар шесть раз, и затем вернулся в свою кровать. Лишь только гуль снова заснул, Амин проскользнул в свою постель, поднял голову над одеялом и громко сказал:
   – Эй, приятель, что за надоедливые комары у тебя здесь летают? Целое утро один из них жужжал над моим ложем, и пытался цапнуть меня! Я насчитал семь маленьких ударов крыльями по одеялу! Такие мошки конечно, не причиняют вреда, но они очень докучают человеку!
   Испуг гуля, когда он услышал, что Амин весело говорит с ним и вовсе не погиб под его страшными ударами, был велик, но еще больше усилился он, когда то сказал, что семь ударов посохом были для него словно семь ударов комара.
   «Ведь он легко убьет меня. Не будет мне никакого спасения с таким человеком», – подумал пораженный гуль, вскочил и бросился в ужасе из пещеры, оставив Амина одного.
   Когда Амин понял, что гуль сбежал и больше не вернется, он принялся осматривать кладовые гуля, и обнаружив там ещё целые комнаты с золотом и драгоценностями, стал прикидывать, как ему всё это увезти из пещеры к себе. В одной из кладовых Амин обнаружил кремниевое ружье, видимо какого-то охотника, загубленного гулем. Зарядив его, он выбрался из пещеры и стал осматривать окрестности.
   Только он успел отойти недалеко от пещеры, как увидел на дороге возвращающегося гуля с громадной дубиной в своей руке, в сопровождении лисицы. Исфаханец понял, что лисица вразумила его врага и заставила вернуться в свою пещеру.
   – Прими-ка это, – сказал Амин, обращаясь к лисице, и вдруг выстрелил ей из ружья прямо в голову. – Прими это за то, дорогуша, что ты не выполнила мой приказ. – и ткнув ногой убитую лисицу, он весело обратился к гулю:
   – Эта мошенница обещала мне привести семь гулей, чтобы я заковал их всех в цепи, и привел в Исфахан на продажу, а привела только одного тебя! Но, ты, ведь и так уже мой раб, не так ли?
   Говоря это, он улыбаясь, перезаряжал ружье и шёл к гулю. Гуль побледнел от ужаса и задрожал так, как никогда в жизни, ему вдруг показалось, что сейчас и он, замертво рухнет так же, как только что лисица. В следующий миг, он уже мчался от своей пещеры с такой скоростью, что только пыль столбом заклубилась.
   Амин же, хорошо запомнив тропинку, которая вела от пещеры гуля к дороге через ущелье, поспешил в ближайший город, нанял там мулов и верблюдов, и, не мешкая, перевез все добро из пещеры гуля в город. Там он объявил, что все, кто пострадал в Ущелье Смерти от гуля, и остался жив, могут прийти к нему и забрать свое добро. Оставшегося, после раздачи награбленного, золота, хватило ему до конца его жизни, так как человек он был не жадный и жил всегда умеренно, больше полагаясь в жизни своему исфаханскому остроумию и доброму нраву, нежели золотым монетам и драгоценным камням. Вот и конец истории про глупого гуля и веселого исфаханца, ещё много лет вспоминавшего своего друга-гуля из ущелья Ангела Смерти…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация