А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Персидские сказки" (страница 22)

   Персидская роза

   Было ли это или нет, а жила на свете счастливая семья. Муж с женой любили друг друга и во всем поддерживали. В ласке воспитывали они детей своих: красавицу-дочку и славного сына. Но недолго счастье их длилось. Как исполнилось девочке – семь, а мальчику – восемь лет, умерла их мать, и остались они с отцом одни. Долго горевали отец и дети, но что поделать, на судьбу нечего роптать.
   Неделя прошла, месяц, год мимо пролетел. Тяжело стало отцу одному растить детей, решил он жениться во второй раз. Хотел, чтоб жена новая за хозяйством смотрела, да о детях заботилась. И однажды привел отец в семью новую, молодую жену. Только вот не сложилось у них счастье, которое жило в этом доме прежде.
   Завладела мачеха постепенно всем домом. Слушать никого не хотела, всё ей было не по вкусу, всё не по нраву. Малюток мачеха сразу невзлюбила – девочку изнуряла тяжелой работой, а пасынка и вообще на дух не переносила. Муж теперь лишний раз и слово вымолвить боялся, во всем новую жену слушал, от детей совсем отдалился, стали они тяжким бременем родному отцу. Каждую ночь новая жена мужу скандалы устраивала.
   Вот как-то раз, когда, наконец, закончилась очередная свара между супругами, кончилось у мужа терпение, и спросил он у жены:
   – Долго ль будешь ты наши дни омрачать своими криками? Мы из-за тебя лишнего глотка воды сделать не можем! За кусок хлеба я круглые сутки надрываюсь в саду и огороде – нет мне ни отдыха, ни покоя, словно собаке, которой ошпарили ноги.
   – Что ты кричишь без толку, не выходи из себя, а послушай, – отвечает жена. – Пока по утрам будет всходить, а вечерами садиться солнце, каждую ночь будем мы с тобой ругаться. Не хочешь такой жизни – избавь нас от сына своего бестолкового, погуби мальчишку!
   – О чем ты говоришь? Как же я сумею родного ребенка загубить? – опечалился муж.
   – Я сама придумаю, как тебе это лучше сделать.
   И потеряв совсем голову от ненависти к детям мужа, говорит жена однажды супругу:
   – Завтра в лес пойдешь за хворостом. Возьми сына с собой ветки собирать. Если наберет он охапку меньше твоей, так пусть летит голова его с плеч, а коли ты меньше хвороста соберешь, то тебе не жить. Так ему и объяви!
   Испугался отец, но противиться жене не стал и наутро отправился вместе с сыном в лес. Весь день собирали они сухие ветви и прутья, не покладая рук, а как стало темнеть, и, пришло время идти домой, увидел отец, что вязанка сына больше. И так страшно стало ему за жизнь свою, что решил он родного сына обмануть. Вот и говорит:
   – Жажда совсем замучила меня, сынок. Добеги до родника, да набери кувшин чистой воды, чтоб хватило вдоволь напиться.
   Пока бегал сын за водой переложил отец в свою вязанку пару охапок хвороста, а как воротился мальчишка с полным кувшином, говорит ему отец:
   – Ну, давай глядеть, кто лучше потрудился!
   Посмотрели они на обе вязанки – отец больше хвороста собрал. Делать нечего, взял да убил одурманенный отец родного сына, а голову его принес жене своей молодой в качестве доказательства. Мачеха была столь безжалостна, что наутро сварила из принесенной головы суп.
   В обед прибежала из школы домой маленькая дочка. Увидев приготовленное мачехой блюдо, напугалась она до смерти, побежала назад в школу и рассказала о случившемся своей учительнице.
   Мудрая старая женщина пожалела девочку и дала ей совет:
   – Злодеяния мачехи твоей ей же и вернутся! Брата назад не воротишь, так что не горюй, а лучше вот что сделай. Собери все его косточки, закопай под цветущим розовым кустом и 40 ночей приходи поливать тот куст и читать молитву. Сделаешь так – поможешь своему брату!
   Выполнила девочка все наставления. И в тот миг, когда закончила она сороковую молитву, из пышного бутона персидской розы вдруг выпорхнул голосистый соловей, и на всю округу зазвучала его грустная трель:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может есть еще сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   Замерла девочка от удивления, а соловей вспорхнул над кустом розы и к дому отца её полетел. Залетел он по пути в лавку торговца и спел хозяину:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может есть еще сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   Восхищенный торговец, слушая соловьиную трель, воскликнул:
   – Браво! Ахсан! Как славно ты поешь! Спой еще раз, птичка, ради Аллаха!
   – Дай мне горсточку гвоздиков острых, тогда и спою, – отвечала чудесная птица торговцу.
   Получил соловей горсть гвоздочков, спел еще раз свою песню и полетел дальше. Сел он недалеко от лавки портного, и здесь разлилась его трель:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может есть еще сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   – Здорово! – воскликнул лавочник. – Как прекрасно пение твое! Спой-ка еще разок.
   – Дашь иголок горсточку – спою тебе еще раз!
   И пропел чудо-соловей еще раз, и наградил его портной горстью иголок. Дальше полетел он и остановился у лавки торговца сладостями:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может есть еще сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   – О, звонкая птица, спой же еще разок, – принялся упрашивать его лавочник.
   – Дашь халвы кусочек – и не раз спою!
   Получил соловушка халву, спел еще раз для торговца сладостями и полетел в родительский дом. Подлетел соловей к самому дому, сел он на ограду рядом с комнатой отца и начал напевать:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может есть еще сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   – Дивная птица, повтори свою грустную песню! – попросил его отец.
   – Повторю, коли закроешь ты глаза, – был ему ответ.
   Закрыл отец глаза, раскрыв рот от удивления красотой песни. Подлетел тут к нему соловей и бросил ему в горло горсть гвоздиков. Испугался отец, да поздно было. Застряли гвоздочки у него в горле, и он задохнулся.
   Соловей тем временем поближе к мачехиной комнате подлетел и запел:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может есть еще сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   – Ай, какой звонкий голосок, – подивилась мачеха. – Повтори еще разок свою трель, послушаю я, о чём ты так красиво поешь
   – Повторю, коли закроешь ты глаза, – был ей ответ.
   Закрыла мачеха глаза, а соловей запел. Заслушалась она удивительную трель соловья, раскрыв рот от восторга. А соловей бросил ей в горло горсть иголок, и задохнулась коварная женщина.
   Полетел тогда соловей к розовому кусту, где оставил сестрицу. Видит: сестра сидит, пригорюнившись, да пряжу прядет. Сел соловей к ней на плечо и нежно запел:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может ты моя сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   – Как славно поешь ты! Словно родной кто-то со мной разговаривает! Порадуй мне сердечко – спой еще раз! – попросила его девочка
   – Повторю, коли закроешь глаза, – попросил соловушка.
   Закрыла сестрица глаза, и в благодарность за все её молитвы и слезы подал ей соловушка халвы и запел во второй раз:

Что за странная я птица? Может просто соловей?
Может ты моя сестрица? Буду петь еще нежней.
Слушай, слушай мою повесть, песню грусти и тоски,
Потеряв однажды совесть, как бываем мы глупы…
Был когда-то человеком, но отец меня убил,
Слушал мачехи советов, душу сына загубил.
Что за странная я птица? Может просто соловей?
Под кустом зарыто тело, трель звенит среди ветвей.

   Ну, вот и кончилась наша сказка, а соловей с тех самых пор поет свою песню каждую весеннюю ночь.

   Принцесса Китая

   Кто-то был, кто-то не был, только лучше Аллаха никого не было! Давным-давно в восточной стране Хаверан жил богатый и мудрый падишах, и было у него три сына: старший Ардаш, средний Бурхан и младший Овик.
   Однажды, во время полуденного отдыха, беседовали братья со своими приближенными, и вдруг зашел у них разговор о дивных красотах разных стран, о далеких городах и чудесных пейзажах. Запылали сердца братьев жаждой приключений, решили они своими глазами увидеть далекие земли. Но, прежде чем отправиться в путь, должны были братья получить одобрение отца. Пришли они к падишаху и рассказали о своих намерениях повидать все красоты дальних городов.
   Благословил отец детей своих и дал им следующий совет:
   – Славно вы придумали это! Еще древние мудрецы учили: «Ты лучше странствуй, чем дома зря сиди». Поезжайте, посмотрите чужие страны, возвращайтесь домой, приумножив свои знания и опыт. Учитесь у любого, кого повстречаете на пути своем. Мудрецы говорят: «С каждого гумна колос себе бери, чтоб твое гумно было больше любого чужого».
   Помогайте друг другу в пути. Куда бы ни забросила вас судьба, держитесь вместе. Вам предстоит пересечь много дорог рука об руку. От одного только хочу вас предостеречь. Сказывают, будто далеко-далеко за горизонтом стоит темный город Нигаристан. Кто в город тот войдет, тот несчастен будет всю свою жизнь и все, что имел, потеряет. За городом тем стоит «заколдованный дворец», кто посмеет войти в ворота таинственного дворца и вовсе жизни лишится! И не дай господь, забрести вам в эти заколдованные места!
   Поблагодарили братья отца, поклонились ему до земли, обещали во всем повиноваться.
   Падишах каждого из сыновей расцеловал и благословил:
   – Да хранит вас Аллах в долгой дороге!
   Наутро сели братья на своих коней и отправились в путь.
   Долго ехали сыновья падишаха, много чудес видели на своем пути, но мысль о таинственном городе не выходило у них из головы. Думали они: «Так ли уж опасен город Нигаристан и его дворец? Почему запрещает нам отец ехать туда? Откуда он знает о проклятии таинственного дворца? Бывал ли он сам в этом городе или узнал о нем из книг?»
   Шли дни, пролетали недели и месяцы, проехали братья тысячи дорог, переезжая из одной деревни в другую, из одного города в соседний. Однажды, после долгих месяцев странствий открылась перед братьями широкая зеленая равнина, а за ней показались городские башни, которые, казалось, возвышались до самых небес. Подъехали они поближе и поняли, что город этот необычайной красоты. Стало интересно братьям, что это за сказочный город. Старший сын падишаха Ардаш заметил странника, идущего со стороны города, и спросил его:
   – Уважаемый, что за прекрасный город раскинулся здесь?
   Странник склонился к Ардашу и прошептал ему:
   – Это загадочный город Нигаристан.
   Ардаш и братья, тоже расслышавшие ответ незнакомца, вздрогнули от ужаса, вспомнив предостережения отца. Долго они стояли, молча, глядя на красивые стены города. Наконец, Ардаш промолвил:
   – Братья! Нить судьбы привела нас в этот город. Теперь нам предстоит сделать выбор: вернуться домой, не узнав всех тайн славного города, или все же въехать в ворота Нигаристан и разгадать его секрет.
   Младший брат Овик ответил:
   – Что ты такое говоришь, брат!? Вспомни слова отца! Ведь он нас предостерегал от посещения этого города! Нам следует поторопиться отсюда куда подальше!
   Тут в разговор вступил Бурхан, средний сын падишаха:
   – Раз уж мы оказались здесь, то можно и поближе подъехать к городским воротам и хотя бы краем глаза взглянуть на Нигаристан.
   Ардаш продолжил:
   – Вряд ли это тот самый город, о котором рассказывал нам отец. Тот город должен стоять в темном мраке, а этот пышет красотой и гостеприимством. Если нас там и поджидает враг, то не стоит бояться, братья! Каждый из нас в стрельбе из лука, борьбе и владении мечом превзойдет любого противника! Я думаю, нам надо поехать туда! Если, правда, это Нигаристан, о котором рассказал нам отец, то в заколдованный дворец мы не пойдем, на ночлег в городе не останемся, а, не слезая с коней, выедем из других ворот…
   Так спорили братья друг с другом, пока не заметили, что подъехали уже к городским воротам. От удивления сыновья падишаха аж пальцы прикусили, так прекрасны были ворота и украшения над ними. Заглянули они поверх в ворота на сам город и дар речи потеряли… Поняли они, что это тот самый Нигаристан, город, стоящий на границе, о чём предупреждал их отец.
   Ардаш, старший брат, воскликнул:
   – Отец наш не велел заезжать в город этот. Но он либо не знал, каков этот город на самом деле, либо считал нас совсем беспомощными детьми. Будь что будет! Не стану я возвращаться, не взглянув на Нигаристан!
   Средний брат ответил:
   – Я поеду с тобой!
   Самый младший брать согласился:
   – Говорил нам отец, никогда не оставлять друг друга в беде. Я тоже еду с вами, братья. Если ляжет перед нами тропа – вместе пройдем по ней, если окажется перед нами яма – вместе упадем вниз!
   Доверились Бурхан и Овик старшему брату, и все трое въехали в городские ворота.
   Нигаристан поразил путников своей красотой: цветники и сады раскинулись вдоль городских дорог, а расписные дома ровными улочками тянулись к замку невиданной красоты. Хватало в Нигаристане и богачей, и бедняков. Одни люди ходили в новых нарядных одеждах, другие – носили лохмотья, были худы, голодны и жили в разваливающихся домиках на самых окраинах.
   В целом, город жил мирно, и все жители его пели хвалу своему городу.
   Решили братья провести здесь несколько дней. Словно одурманенные гостеприимством города веселились они с утра до вечера. И вот однажды стали задумываться, раз город оказался не так плох, как рассказывал падишах, то, скорее всего, и в чудесном замке на вершине холма нет никакой опасности.
   Находясь в радостном расположении духа, Ардаш как-то заметил:
   – Я все не могу понять, почему отец запрещал нам ехать в этот город! Может он позавидовал тому, как прекрасно сможем мы провести тут время?
   Средний его брат возразил:
   – Скорее всего, город этот ранее был разрушен. Отец не видел его таким, поэтому он так сказал!
   Младший же брат сказал:
   – А может быть, он знает об этом городе что-то такое, чего мы еще не увидели?
   Долго вели братья этот разговор, не один день, и не одну ночь. Между тем, дни бежали за днями, и, в конце концов, совсем освоились в городе сыновья падишаха.
   Вот однажды и говорит Ардаш:
   – Братья! Город этот хорош, вероятно, и дворец не так страшен, как говорил про него отец. Надо заглянуть нам туда! Если не поедите вы со мной, схожу я во дворец один и скоро вернусь назад.
   Ответил ему средний брат:
   – В сам дворец я не войду, но до его подножья буду тебя сопровождать!
   Овик сказал:
   – Придется поехать и мне, раз оба вы собираетесь во дворец!
   Стали тогда они расспрашивать горожан о таинственном дворце. Никто не мог им точно ответить, в чем его опасность, но ходить туда из горожан почему-то никто не решался. Предостерегали их местные жители: «Лучше туда не ездить, дурная это затея! Из всех смельчаков, заходивших во дворец, ни один не возвратился прежним!»
   Одни люди рассказывали, будто зимой вместо дождя и снега падают там с неба молнии и камни, а летом из окон и дверей бьет пламя.
   Другие говорили:
   – Страшный дэв заточил в этом таинственном дворце дочь шаха пери для того, чтобы стала она ему женой. Но боится дикий дух, что, найдет дорогу в волшебный дворец какой-нибудь храбрый юноша и увезет красавицу фею. Поэтому на всех, кто приближается ко дворцу, нападают слуги лесного дэва.
   Третьи рассказывали:
   – В подземелье волшебного дворца заточена девушка Чильгиз (Сорок кос). Привязали её за косы к колонне, чтобы не убежала. До тех пор она будет страдать там, пока не освободит её богатырь Джахангит.
   Четвертые говорили:
   – Этот дворец принадлежит дочке китайского императора. Очень она красива, а замуж ни за кого не идет. Тому только отдаст свое сердце, кто на все её вопросы ответит. Только никому еще не удалось отгадать её загадки. Те же, кто сватается и на вопросы не отвечает, тут же отрубают голову! Много юношей отправлялось в этот дворец, и все они были заколдованы, – кто-то до пояса окаменел, а кто-то – от ушей до самых пят!
   Слушали братья эти небылицы, и спросил Ардаш у тех, кто рассказывал о заколдованном дворце:
   – Все, что рассказываете вы нам, вы своими глазами видели?
   Отвечали ему:
   – Нет! Что ты?! Слышали мы все это от отцов наших, а сами туда никогда не ходили!
   Наконец, Ардаш, Бурхан и Овик покинули город Нигаристан и направились к заколдованному дворцу.
   Издалека увидели холм, на котором за каменной стеной возвышался дворец. Казалось, вздымался он прямо к небу. Забрались сыновья падишаха на вершину того холма. Спешились, привязали коней к деревьям. С большим трудом перебрались они через стену и оказались у самого подножия дворца.
   Вокруг не было ни души, дворцовые ворота оказались были заперты. Внезапно братьев охватил смертельный страх, хотели они уже, было, вернуться назад. Но неожиданно Ардаш обратился к братьям:
   – Не могу я рисковать жизнями вашими, братья мои. Съезжу я во дворец один, посмотрю, нет ли там опасности, и вернусь за вами.
   Бурхан и Овик принялись его отговаривать:
   – Нет, брат, уйдем отсюда! Этот дворец вселяет страх, не должны мы заходить в него! Давай же покинем это место быстрее!
   Но Ардаш стоял на своем:
   – Нет уж, дал я себе слово – век не отступлюсь. Ждите меня здесь, скоро я вернусь!
   Сказал он это и исчез за загадочными воротами.
   Долго ждали его братья. Вот уже и темнеть стало, а Ардаш все не возвращался. Забеспокоились Бурхан и Овик за брата своего старшего, и молвил средний брат:
   – Что-то неладное случилось с нашим братом. Отправлюсь я выручать его, а ты жди здесь и, если мы не вернемся через час, возвращайся к отцу и сообщи о случившемся.
   С этими словами скрылся Бурхан за воротами.
   Через час понял Овик, что и второй брат пропал и подумал: «Пусть лучше я погибну в схватке с драконом, чем всю жизнь буду казнить себя за то, что не попытался спасти своих братьев!»
   С этой мыслью и он вошёл в заколдованный дворец.
   Во дворце не было ни души. Долго бродил по пустым покоям Овик, поражаясь роскошному убранству и восхищаясь красотой помещений. Всюду видел Овик покрытые удивительной росписью стены и поражающие воображение золотые и серебряные мраморные полы. Подумал про себя Овик: «Я пришел сюда за братьями, а сам сразу же потерял голову от красоты дворца, стою, будто зачарованный перед живописными картинами. Правильно назвали этот дворец заколдованным!»
   Распахнул он, наконец, двери в центральный зал дворца. Во всю стену здесь красовался портрет прекрасной, словно небеса девушки. А оба его брата очарованные стояли тут же, и не могли отвести глаз от загадочной картины. Обрадовался Овик, что живы его братья, но в следующий миг, переведя взгляд с братьев на картину, сам потерял дар речи и разум. Так всю ночь и простояли братья, не в силах отвести глаз с лица красавицы, улыбавшейся братьям со стены в сиянии лунного света. Первым очнулся лишь на следующий день Овик. Оглядевшись, он только сейчас увидел надпись рядом с портретом: «Портрет принцессы Мэйхин, дочери императора Китая».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация