А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Персидские сказки" (страница 16)

   Рассказ о беспечальном и беззаботном

   Сказка, которую вы сейчас услышите, имеет очень древнюю историю. Сложена она была во времена, когда в Персии среди мужчин было принято носить высокие меховые шапки, а среди женщин – чадру.
   Жили в одном городе два приятеля. Они всегда ходили вместе и знали все друг о друге. Виделись они каждый день и обязательно справлялись о здоровье и делах друг друга. Если же один из них целый день был занят и не мог прийти на встречу, то второй шел его разыскивать в его лавку, на базар или домой и узнавал о его здоровье.
   У одного была жена, дом был полон детей, о которых нужно было хорошо заботиться. Но когда он возвращался вечером домой, его сыновья и дочери окружали его, обнимали, прыгали, радовались, смеялись вместе с ним, целовали своего отца.
   Другой же ходил бобылем, как говорили в народе, не было у него ни жены, ни детишек, только он один. При наступлении вечера он скитался по улицам, до тех пор, пока не уставал от прогулки, потом съедал кусок сыра с хлебом и возвращался домой. Никто его не ждал дома, так что он садился в углу, нахохлившись, словно филин, и засыпал. Его многодетный, женатый друг жил очень весело и потому называли его «Беспечальным», а одинокого прозвали «Беззаботным».
   Случилось однажды, что Беспечальный не видел Беззаботного весь день. Наступил вечер, и тот пошел к дому Беззаботного, чтобы справиться о его делах. Он постучал в двери дома, но никто ему не открыл. Сколько он ни стучал, никто не открывал ему. «Наверное, мой друг уехал за город на пару деньков, и скоро он вернется в добром здравии», – подумал Беспечальный и отправился к себе домой.
   Но и завтра никто не открыл ему двери дома приятеля, и послезавтра тоже, и все следующие дни приятеля не было видно. Беспечальный очень огорчился и загрустил: «Как же так, я не смог выполнить свой дружеский долг! Нужно было женить его, и тогда он бы всегда был дома, и не бродил бы нигде один, не стал бы таким беззаботным и таким одиноким! Как же я теперь найду своего друга?»
   Но сколько Беспечальный ни старался его найти, сколько ни расспрашивал жителей города, никто не знал, куда исчез его друг. Беспечальный отчаялся и потерял всякую надежду найти Беззаботного. Постепенно он прекратил свои поиски.
   Прошло несколько лет. В городе о Беззаботном уж и забыли все. Но однажды, поздним вечером в дверь Беспечального очень сильно постучали. За всем детским шумом и гамом Беспечальный все-таки раслышал стук и сказал дочке:
   – Зиннат, открой-ка входную дверь, к нам стучат!
   Зиннат подошла к двери, но, открыв двери, с ужасом отбежала обратно, да со страху зацепилась за порог и упала. Беспечальный подошел к ней:
   – Зиннат, что случилось? Кто там постучался? Абулькасем, сынок, пойди ты проверь, кто там пришел!
   Абулькасем вышел, но тоже быстро вернулся к отцу, запыхавшись от страха:
   – Папа, там, у двери, стоит дядюшка Беззаботный!
   Рассердился Беспечальный:
   – Ну что же вы все бежите от него? Заставили такого гостя ждать на улице! А ну-ка быстро пойдите, пригласите его в комнаты, дети! Лампу подайте ему!
   Когда дети ввели дядюшку Беззаботного в дом, все заметили, что он был страшно чем-то напуган и очень тяжело дышал. Но Беспечальный был так обрадован встречей, что и не заметил этого и сказал:
   – Дорогой мой друг, где же ты пропадал все это время? Где ты был? Что делал?
   На что Беззаботный ему ответил:
   – Проверь сперва, закрыта ли входная дверь. Потом закрой дверь в комнату! А если ты желаешь, чтобы я был спокоен во время рассказа, то давай спустимся в подвал и тогда я расскажу тебе о своих злоключениях.
   Беспечальный сказал:
   – Брат! Входная дверь у нас заперта, а наш дом – очень надежное место! Ты можешь спокойно говорить мне здесь о чем захочешь!
   И Беззаботный начал свою историю:
   – Мой дорогой друг! Помнишь ли ты тот день, с которого мы перестали видеться? Утром того дня, гуляя, я встретил на улице женщину. Лицо ее было закрыто чадрой и я не смог рассмотреть его, но почему-то пошел за ней. Увидев, что я иду за ней, она обернулась, посмотрела на меня, и приоткрыла свое лицо. Брат мой, она была такой красивой! Ее лицо в тот момент, словно солнце, ослепило меня! Я тоже смотрел на нее. Тогда она подошла ко мне и сказала:
   – Господин! Я хочу попросить вас кое о чем.
   Я был готов сделать для нее что угодно! Я бросился к ней и сказал:
   – Что прикажете, прекрасная госпожа? Я окажу вам любую услугу!
   – Вы должны пойти со мной в суд сейчас. Скажете, что вы – мой муж, а я – ваша жена. И вы хотите со мной развестись. За услугу я дам вам десять золотых туманов.
   Я подумал тогда: «Ну, и что такого, если я пойду с ней к судье и выполню то, что она просит? У меня от этого язык не отсохнет и ноги не отпадут. А она даст мне десять золотых туманов». И мы тотчас же пошли к судье.
   В суде я сказал:
   – Господин судья! Это – моя жена. Но я не желаю прожить с ней ни одного дня более и хочу развестись. Я не хочу держать ее в своем доме.
   Судья в тот же час нас развел, мы с ним поговорили и, как только мы собрались уходить, эта женщина достала из-под чадры запелёнатого грудного младенца и говорит:
   – Господин судья, раз уж мы развелись, то это его ребенок, пусть он берет его себе и воспитывает.
   На что судья ответил:
   – Конечно, по закону этот ребенок должен остаться у мужа. Возьмите его.
   Я не знал, что делать. Я покраснел, но не мог сказать, что я обманул судью и это не моя жена и не мой ребенок. Поневоле я забрал ребенка и вышел из суда. Мне пришла в голову мысль оставить ребенка на ступеньках мечети. Как только я это сделал, из мечети выскочило два человека с палками в руках. Я бросился бежать от них, но они догнали меня, крича и ругаясь:
   – Ах ты, такой-сякой, который раз ты приносишь сюда детей! Побойся Бога! Ведь это уже пятый ребенок!
   Они догнали меня, вздули меня палками, вынесли из мечети большую корзину еще с четырьмя младенцами, положили туда пятого и взвалили мне на плечи:
   – Убирайся отсюда, и чтобы больше мы не видели тебя здесь никогда!
   Ой-ой-ой! Что же мне было делать с этими невинными детьми? Конечно, мне было очень жалко этих младенцев, но, с другой стороны, что мне-то с ними делать?
   Я стал думать. И я додумался: нужно пойти к женской бане и оставить корзину у дверей. Выходя из бани, те женщины, у которых нет детей, разберут младенцев из корзины. Так я и сделал. Я прошел очень много, прежде чем нашел женскую баню на окраине. Я оглянулся по сторонам, чтобы никого не было вокруг, снял корзину с плеча и убежал. Я вышел из города и бродил по окрестностям целый день, пока к вечеру не вышел к какой-то деревне. Стало очень холодно, но я не знал там никого, у кого можно было бы переночевать. Несчастный и холодный, я бродил по деревне среди каких-то развалин, пока не наткнулся на что-то наподобие купола, похожее на крышу башни. Но тут я споткнулся в темноте и провалился в какую-то дыру. Было темно хоть глаз выколи, и начал ощупывать все руками, чтобы понять, где я, и где выход. Вскоре я разобрался, что место, где я находился, было ледником или погребом, где хранятся продукты. Мне очень хотелось есть, но так как в темноте ничего нельзя было разобрать, что там было, то я решил дождаться утра.
   Когда первый луч солнца проник в погреб, я осмотрелся, взял сухой лаваш, нашел яйца и масло. Я поел, сколько смог съесть. Решив взять с собой еду про запас, я наложил себе в шапку яиц, зачерпнул кусок застывшего масла из чашки, которая стояла на льду, и положил его себе за пазуху. Карманы я набил хлебом. Я решил вскоре выбраться оттуда, ибо кто-то мог зайти и легко меня обнаружить. Я подошел к двери и посмотрел в замочную скважину. Погреб примыкал к дому, в доме никого не было, и только какая-то старуха сидела и грела свои кости у жаровни. Я открыл дверь и, хоть она и сидела у дверей погреба, хотел просто пройти мимо, но забыл поздороваться. Старуха сказала:
   – Эй, подойди-ка сюда! Совсем молодые разучились уважать старших! Поздоровайся да присядь.
   Я растерялся, и, не зная, что делать, поневоле сел. От тепла масло начало таять за пазухой и течь. Старуха подумала, что я вспотел, и схватила меня за полу кафтана:
   – Сними его, чего это ты так закутался!
   Но тут кафтан мой распахнулся, и она увидела масло:
   – Ах ты, воришка! Масло будешь у меня воровать, прах тебе на голову!
   Она сразу же вскочила и стукнула меня кулаком по голове. От этого яйца в шапке у меня разбились, желтки и белки потекли по моему лицу, за шиворот. Я разозлился и толкнул старуху в бок, а сам убежал. Бежал я долго, пока не остановился у ручья. Было холодно, но я снял и постирал всю одежду, вымыл голову. В это же время к ручью подъехал всадник. Он хотел пить, но вставать с коня ему не хотелось.
   – Набери-ка мне воды, я попью, – попросил он меня, протягивая чашку.
   Я взял у него чашку и наклонился к ручью, но она выскользнула из моих рук и уплыла по течению. Всадник рассвирепел, слез с коня и высек меня плетью. Да так, что я лишился сознания. Пролежав на берегу два или три часа, я очнулся и увидел, что ко мне подъехал другой всадник, вскочил с коня и подбежал ко мне:
   – Дядюшка, что с вами произошло? Почему вы лежали здесь без сознания?
   Я рассказал ему все честно и подробно. Всаднику стало жаль меня, и он предложил:
   – Садитесь, дядюшка, позади меня на коня, я отвезу вас к себе.
   Он отвез меня в свой город. Этот всадник оказался очень хорошим человеком – он принял меня в свой дом, познакомил со своей женой, стал везде брать меня с собой.
   Он много охотился, и всегда я ездил на охоту с ним. Однажды мы поехали на охоту в деревню, которая была в двух километрах от нашего города с борзой и соколом. Владелец той деревни был с моим благодетелем очень дружен и попросил его остаться у него на ночь. Когда моему благодетелю стало неудобно отказываться, он сказал мне:
   – Возьми моего коня и поезжай на нем обратно ко мне домой. Скажи, чтобы обо мне не беспокоились. Посади сокола на руку и возьми борзую, если нападут на нее деревенские собаки, то просто спусти ее с поводка, она с ними лучше расправится сама.
   Я сделал все, как он сказал. Не успев проехать на коне несколько шагов, деревенские собаки завидели борзую и стали нападать на нее. Я почему-то поленился тогда спустить ее с поводка, и они разорвали ее в клочья. Проехал я еще несколько шагов и сокол, сидевший у меня на руке, стал сильно бить крыльями. Мне это надоело, и я сунул его в сумку, чтобы он мне не мешал. Когда я вернулся домой, я открыл сумку и увидел, что он задохнулся. Жена моего благодетеля, как узнала об этом всем, сказала:
   – Эх, что же ты наделал?
   – Ей-богу, я даже не знаю, как это все вышло!
   – Ладно, ты помалкивай, а я что-нибудь придумаю.
   На следующий день, к вечеру, жена пошла готовить ужин к приезду мужа. У нее был грудной ребенок и она сказала мне, чтобы я его покачал. Но только я взял ребенка на руки, как он начал плакать. Как я ни убаюкивал его, ничего не помогало. Тогда я вспомнил, что старухи, чтобы успокоить ребенка, дают ему опиум. Ничего плохого не затевая, я достал из кармана коробочку с опиумом и дал его немного ребенку. Он проглотил его и тут же умер. В это время пришла его мать, чтобы накормить его. Увидев, что произошло, она закричала:
   – Ты убил моего ребенка! О горе мне, горе!
   Я так испугался, когда она это закричала, что со страху упал в обморок. Женщина заметила, как сильно я напуган, пожалела меня:
   – Это все, конечно, ужасно, но теперь ничего не поделаешь. Только я не знаю, как мы это все расскажем моему мужу.
   Наступил вечер, и хозяин вернулся. Прежде всего, он пошел проверить, как ребенок. Но жена ему говорит:
   – Я отправила ребенка к тетке. Пусть побудет там.
   – А дядюшка приехал?
   – Приехал вчера.
   Тогда он позвал меня и спрашивает:
   – Как борзая и сокол? Целы?
   А я молчу.
   – Приведи-ка мне обоих, – говорит хозяин.
   Чувствую, а у меня язык к небу прилип. Тут жена его прибежала, дай ей бог жизни долгой и хорошей, стала она меня выручать перед мужем. Как ни старалась, все равно рассердился он и сказал:
   – Я его прощу вот при каком условии: пусть всю ночь он проведет без сна. У нас корова больная, вот-вот пасть может, и лошадь моя очень устала и голодна. Пусть он до рассвета не спит и дает лошади корм каждый час. А корову, если увидит, что совсем плоха, пусть зарежет, чтобы мясо не испортилось. Дай ему с собой лампу, пусть с лампой там сидит.
   Я согласился и, взяв лампу, отправился ночевать в хлев. Полночи я еще высидел, а затем почувствовал, что начинаю клевать носом. Во сне я услышал какой-то страшный хрип, я тут же проснулся и схватился за нож, чтобы резать корову, да зацепил ногой лампу, она упала и потухла. Но я в темноте все равно подошел к корове и зарезал ее. Затем снова спокойно лег спать. На рассвете я проснулся и обнаружил: о, нет! Я лошадь хозяйскую зарезал в темноте, а корова сама издохла ночью. Понял я, что оставаться мне здесь больше нельзя. Убежал я оттуда, и вот с тех самых пор скитаюсь по городам, хожу из деревни в деревню в страхе, что он меня разыщет. Вот и к тебе вечером пришел, а сам боюсь, что найдет он меня и схватит за ворот…
   Вот тут-то и нашей сказке конец, еще даже Зиннат спать не успела лечь….
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация