А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Персидские сказки" (страница 14)

   С этими словами выхватил Ярдан-Кули свою саблю и воскликнул:
   – О! Вот это да! Вот видишь, шах! Верно говорю я: не виновен этот раб!
   Не выдержал шах Аббас и расхохотался от этих слов башмачника, а потом поведал шутнику всю историю, как она есть. За смекалку наградил он весёлого башмачника дорогими подарками и отправил домой. И пока неунывающий башмачник будет опять веселиться до утра, нам, в самый раз, пора закончить нашу правдивую историю…

   Биби-Мехрнегар и дэвы

   Не знаем, было ли это или не было, только Аллах знает. Жил-был на белом свете один падишах, у которого не было детей. Глянул он как-то в зеркало и увидел на своём виске незаметный седой волос. Загрустил падишах и позвал своего визиря, чтобы поделиться печалью:
   – Что же мне делать? Я стал стареть, а у меня ни одного наследника. Кто станет править на престоле, когда я умру?
   Визирь стал успокаивать своего господина:
   – Здравствуй всегда, мой падишах – центр бескрайней вселенной! Ты знаешь, что мой очаг тоже никто не греет, ведь нет у меня детей. На всё воля всевышнего! Если будет воля Аллаха, он дарует тебе дитя!
   В страшном гневе воскликнул падишах:
   – Ты льстишь мне и умасливаешь мой слух только мне в угоду! Уйди с глаз моих на сорок дней. Если за это время в чреве моей жены не будет ребёнка, то я тут же велю тебя казнить!
   Растерянный визирь раскаялся было в своих словах, но было поздно. Домой он вернулся печальный и убитый горем. Все дни, которые ему назначил своенравный падишах, визирь провёл в ужасе и беспокойном сне. Целыми днями он только и делал, что повторял: «Как же мне быть, справедливый Аллах? Что же мне делать?» Пришёл час последней сороковой ночи. Слышит визирь, что кто-то его зовёт. Побледнел он от страха, всё казалось ему, что смерть придёт за ним с минуты на минуту. Но всё же открыл визирь дверь и увидел перед собой дервиша, всего в белых одеждах. Протянул дервиш визирю яблоко и гранат, а сам промолвил:
   – Аллах послал меня к тебе. Отдай этот гранат супруге падишаха, а своей – яблоко. Пусть съедят они плоды, спустя сорок дней родит жена падишаха сына, а твоя жена подарит тебе дочь. А как только повзрослеют ваши дети, так и поженятся.
   После этих слов дервиш растворился в воздухе.
   Обрадовался визирь несказанно и решил: «Пусть моя жена съест гранат и родит сына, а жена падишаха родит дочь». Не стал визирь дожидаться утра и отправился к падишаху, чтобы рассказать ему эту чудесную историю.
   Спустя еще сорок дней обе женщины объявили, что ждут детей. Как минуло девять месяцев, девять дней, девять часов, так и случилось обещанное. Жена визиря родила прекрасную девочку, с которой мог сравниться только лик солнца. А когда пришёл черёд рожать жене падишаха, раздался властный голос:
   – Торопитесь слуги! Несите золотой таз!
   Встрепенулись слуги падишаха и быстро принесли золотой таз. Из чрева роженицы сразу же выполз чёрный змей. Женщина как увидела это, так и упала без памяти, долго и трудно она выздоравливала.
   Узнал об этом визирь и подумал в страхе, что зря пошёл наперекор судьбе, но никому мыслей своих не выдал.
   Сыну падишаха, змею, дали имя Мирза Масту-Хумар, а прекрасной дочери визиря – Биби-Мерхнегар. Шах был в ужасе и страшном гневе, но ничего исправить не мог. Стали их дети понемногу подрастать, и когда пришло время каждому из них вступать в брак, шах твёрдо сказал визирю:
   – Твоя дочь выйдет замуж за моего сына-змея!
   Визирь не рискнул дерзить и ослушиваться шаха, молчаливым согласием принял он этот удар.
   В первую брачную ночь змея и невесту оставили вдвоём, и вдруг сын падишаха сбросил свою змеиную кожу и обратился в красивого сильного юношу восемнадцати лет. А как чуть стало светать, как опять обрядился в кожу и снова стал змеем.
   Через некоторое время узнал падишах, что по ночам принимает его сын облик человеческий. Позвал он свою невестку к себе и велел ей:
   – Сделай что-нибудь, чтобы перестал мой сын обращаться в змея.
   После того, как Биби-Мерхнегар вернулась домой, она спросила у мужа:
   – Как можно сжечь змеиную кожу? В каком огне-пламени?
   На что Мирза Масту-Хумар отвечал ей:
   – Кожу змеи можно уничтожить только в пламени от шелухи чеснока и лука, смешанной с солью. Но если ты думаешь сжечь мою кожу, то знай, что не увидишь меня, после того, как она сгорит.
   Но не послушала жена своего мужа, и как только Мирза Маст вышел на следующую ночь из своей кожи, так сразу же спалила его кожу в огне. Не успела ещё кожа змея догореть, как Мирза Маст-Хумар подошёл к непокорной жене и сказал ей:
   – Ох, Биби дорогая! Ты добилась, чего хотела и сожгла мою кожу. Не быть теперь тебе со мной рядом, пока не истопчешь ты семь пар стальных башмачков, не износишь семь железных платьев, не изломаешь семь посохов железных, да не изжуёшь семь железных шкатулок кандаруна.
   Как промолвил это всё Мирза-Маст, так и исчез, будто его вовсе не было.
   Целых семь дней собиралась Биби-Мерхнегар в путь. Купила она всё, что сказал ей Мирза Маст: семь пар стальных башмачков, семь железных платьев, семь железных посохов и семь железных шкатулок кандаруна. Собрала это всё красавица и отправилась в путь через пустыню. Шла девушка долго, не останавливаясь на сон, и вдруг встретила дэва страшного. Ужаснулась Биби и взмолилась:
   – О, справедливый Аллах, что же мне делать?
   Вдруг неизвестно откуда раздался таинственный шёпот:
   – Прекрасная Биби-Мерхнегар! Отдай скорее дэву одну шкатулку и он не тронет тебя.
   Биби так и сделала и, не оглядываясь, продолжила свой путь. Прошло время, и снова повстречался девушке дэв на дороге. Сразу она бросила ему шкатулку и бросилась бежать.
   Не буду вас долго словами мучить, только скажу, что странствия бедной Биби-Мерхнегар продолжались целых два, а может и три года. Семь страшных дивов повстречалось ей за это время, отдала она им семь шкатулок Мерхнегар. Все её железные платья, стальные башмачки, железные посохи совсем поизносились. И вот настал тот день, когда рассыпалась последняя пара стальных башмачков Биби, присела она усталая у родника, чтобы отдохнуть, испить воды и освежиться. Увидела девушка рядом с собой высокую чернокожую служанку с кувшином воды. Спросила её Биби-Мерхнегар:
   – Чьей ты служанкой будешь, девушка?
   – Я служу Мирзе Маст-Хумару, – гордо ответила та.
   – О Аллах! Где же он сам?! – воскликнула пораженная Биби-Мерхнегар.
   – Он – совсем рядом, – служанка указала рукой на большой сад, – готовится к пышной свадьбе с дочерью своей родной тётки.
   – А кому ты несёшь воду? – спросила Мерхнегар, чувствуя, как заколотилось её бедное сердечко.
   – Это вода для Мирзы Маст-Хумара, он собирается мыться.
   – Да пусть продлит твои счастливые дни Аллах! – взмолилась Биби-Мерхнегар, – дай мне кувшин, я очень хочу пить и омыть лицо.
   Сжалилась над ней служанка и протянула кувшин. А Биби-Мерхнегар незаметно бросила в него свой перстень. Отпила она совсем немного воды из кувшина и вернула его служанке.
   Возвратилась прислужница к хозяину и стала поливать его руки водой из кувшина. А перстень возьми и выпади из кувшина Мирзе прямо в ладони.
   – Это ты откуда принесла? – удивился Мирза Маст.
   – Не знаю, – пожала плечами служанка, – я только дала кувшин девушке-чужестранке, которая сидела на берегу, она пила из него воды.
   Мирза сразу догадался, что к чему и отправился на берег, где сидела Биби-Мерхнегар.
   – Как ты смогла найти меня, любовь моя? Твоё сердце смелее, чем сердце львицы! Ведь ты попала в край дивов и гулей. Вся моя семья – дэвы. Если ты попадёшься им на глаза, они проглотят тебя целиком, не оставят даже костей. Ты сможешь остаться в живых, если мы изменим твой облик.
   Мирза покрасил лицо Биби чёрной краской, прошептал над ней непонятное заклинание, слегка подул на Мерхнегар и превратил девушку в булавку. Эту булавку Мирза приколол на свои одежды и вошёл в дом. Как только показался он на глаза родне, так окружили они его коршунами и заревели:
   – Человечиной от тебя пахнет, Мирза!
   – Я привёл прислугу для моей невесты, – ответил Мирза Маст, – если вы клянётесь не обижать её, я верну ей настоящий облик.
   Дэвы поклялись, расколдовал тогда Мирза девушку и предстала она перед дэвами в своём настоящем виде. Мирза отвёл Биби-Мерхнегар к матери своей невесты.
   – Любезная тётушка! Посмотри, какую я служанку привёл для дочери твоей прекрасной!
   – Да как не стыдно тебе, негодяй! – рассердилась она, – не нужна моей дочери такая служанка!
   Мирза стал уговаривать оставить Биби у себя, наконец, тётка устала спорить и дала согласие. Тогда он тихо сказал Биби:
   – Кто бы и что бы тебе ни приказал, выполняй и молчи.
   После этих слов Мирза Маст дал девушке прядь волос своих и сказал:
   – Если беда тебя настигнет, сожги один волос.
   На следующий день подошла к Биби-Мерхнегар тётка Мирзы Маст-Хумара, дала ей в руки метлу, унизанную нитями жемчуга, и приказала:
   – Этой метлой подмети весь двор. Но лучше умереть тебе на месте, если хоть одна жемчужина покинет метлу.
   Как только взяла Мерхнегар метлу, как провела ей один раз по земле, так все жемчужины дождём осыпались. Вспомнила тут же Биби наказ Мирзы Маст и сожгла один волос. Тотчас перед ней оказался Мирза Маст-Хумар, тут же собрал он все жемчужины, вернул их в метлу и начисто подмёл двор. Возвратил Мирза Маст метлу девушке и велел:
   – Иди и верни её тётушке.
   Только протянула Биби-Мерхнегар тётке метлу, так та сразу закричала:
   – Знаю, чья эта работа! Это – негодяй Мирза сделал!
   Утром следующего дня тётка дала Биби-Мерхнегар сито и наказала:
   – Полей всё вокруг водой через это сито!
   Как ни трудилась, ни старалась Мерхнегар, ничего у неё не выходило. Сожгла девушка ещё один волос, так появился Мирза Маст и быстро полил весь двор, как требовалось. Стала возвращать Мерхнегар тётушке сито, так та и спросила:
   – Ты так быстро справилась?
   – Да, я всё полила, – смиренно ответила девушка.
   – Опять ты мне лжёшь, это всё негодяй Мирза сотворил! – сердито крикнула тётка.
   Как подошёл третий день, так тётка дала Биби-Мерхнегар шкатулку.
   – Возьми эту шкатулку – она называется шкатулка «играй-танцуй». Ты должна пойти и отдать её моему родному брату. Он тебе отдаст шкатулку «хватай-сажай», а ты дашь её мне. Как увидишь в пути ясли для коня, то насыпь в них костей, а увидишь привязанную собаку, то брось ей соломы. Как увидишь дверь открытую, то пройди мимо, а будет перед тобой яма, полная крови и грязи, пройди мимо неё, но зажми нос пальцами.
   Отправилась Биби-Мерхнегар в путь. Но не удержалась она и заглянула из любопытства в шкатулку. Как приподняла она крышку, так сразу выскочили из неё танцоры, музыканты, которые стали петь и танцевать. Это были карлицы и карлики, не удавалось Мерхнегар их изловить и спрятать обратно в шкатулку. Вспомнила Биби про Мирзу и сожгла волос. Мирза Маст-Хумар не заставил себя ждать, объявился, поймал всех карликов и спрятал их в шкатулке. Как закончил дело Мирза Маст, то сразу сказал Биби-Мерхнегар:
   – Чтобы моя тётка тебе ни сказала до этого, сделай всё наоборот. Солому дай коню, а собаке брось кости. Приветствуй каждый дом, который встретишь на своём пути, закрытые двери открывай, а открытые – закрывай. Если не послушаешь меня, то тебе точно несдобровать. А как только увидишь перед собой яму с грязью и кровью, то скажи: «Как жаль, что мои руки заняты, а то я сразу бы запустила пальцы в мёд и от души бы его попробовала!» Шкатулка «хватай-сажай» будет стоять на полке, накрытая перевёрнутой чашей, как станешь отдавать эту шкатулку, так живо хватай другую и беги, не оглядываясь. Но помни, что открывать её, как бы ни хотелось, нельзя!
   Отправилась Биби-Мерхнегар дальше. Коню она положила солому, а собаке – кости, дверей закрытых не открывала, а открытые – закрывала. Подошла к яме с грязью и кровью и повторила слова, Мирзой Маст сказанные. Отдала она шкатулку хозяину, а другую, чашей перевёрнутой накрыла, да и бросилась наутёк. Как увидел это брат тётки Мирзы Маст, так закричал:
   – Двери открытые, держите девчонку!
   – Для чего нам это делать? – вопросили двери, – ты отроду нас не закрывал, а она закрыла.
   Тут раздался другой приказ брата тетки:
   – Двери закрытые, держите девчонку!
   – Для чего нам её держать? – спросили двери, – ты никогда нас не открывал, а она открыла.
   – Собака, держи девчонку! – загремел голос брата.
   – Не стану я её трогать, – ответила собака, – я от тебя видела только солому, а она дала мне костей.
   – Конь, держи её! – отдал брат приказ коню.
   – Я не буду её хватать, – ответил конь, – ты бросал мне кости, а она угостила меня соломой.
   – Кровь и грязь, держи девчонку! – гремел голос брата.
   – Для чего это делать? – ответили они, – ты звал нас кровью и грязью, а она назвала мёдом.
   Рассуждать – не рассуждать, а Биби-Мерхнегар уцелела и смогла добраться до тётки Мирзы Маст. Спросила тётка девушку:
   – Смогла отдать шкатулку?
   – Да, – кивнула Биби-Мерхнегар.
   – Опять этот негодяй Мирза Маст-Хумар! – в сердцах воскликнула тётка.
   Настал день пышной свадьбы Мирзы Маст и дочери тётки.
   – Надо зажечь на пальцах служанки свечи, она будет освещать путь новобрачных.
   На пальцах Мерхнегар и впрямь зажгли десять свечей. Девушка шла впереди жениха и невесты и тихонько плакала.
   – О, Мирза Маст, мои пальцы огнём горят!
   – Нет, милая Мерхнегар, это сердце моё раненное горит!
   Прибыли новобрачные в дом жениха, а Мирза Маст-Хумар шепнул Биби на ухо:
   – Не плачь и не выдавай себя этой ночью. Тихо простись со всем в этом доме: с собаками, кошками, мышами, чашками, горшками, всей посудой, стенами, окнами, дверьми.
   Только настала полночь, так Мирза Маст-Хумар хладнокровно отрезал голову дочке тётки и положил на её же грудь. После Мирза Маст взял щепотку соли, тростинку, иголку, чуть морской пены, посадил красавицу Биби на своё плечо и полетел над землёй.
   Но Биби-Мерхнегар совсем позабыла проститься с одним большим булыжником, лежащим у самого дома дивов. Только стали отдаляться они от дома, как булыжник закричал на весь дом:
   – Эй, просыпайтесь, Мирза Маст-Хумар отрубил жене голову и сбежал вместе с Биби-Мерхнегар!
   Сразу же тётка и её муж пустились в погоню за Мирзой и Биби. Понял Мирза, что сама смерть им на пятки наступает, бросил иголку вперёд и произнёс:
   – О, Шахмардан, о, Сулейман, о, Джам! Упади, иголка, на землю да вырасти чаща игл, никто по ней шагу ступить не сможет.
   Сразу же появилась чаща игл, задержала она тётку и её мужа, но видит Мирза Маст, что смогли они её все-таки одолеть. Высыпал Мирза Маст-Хумар соль на дорогу и произнёс:
   – О, Шахмардан, о, Сулейман, о, Джам! Упади, соль, на землю, появись, солончаки, да никто по ним шагу ступить не сумеет.
   И вправду выросли огромные солончаки, задержали они тётку и с дядькой, но и их смогли одолеть окаянные дэвы. Тогда бросил Мирза Маст тростинку со словами:
   – О, Шахмардан, о, Сулейман, о, Джам! Упади, тростинка, на землю, да вырасти тростниковая чаща! Да никто её пусть не одолеет.
   Хоть и застряли тётка с мужем в чаще, но все же смогли пройти сквозь неё. Чует Мирза Маст, что уже смерть дышит им в спину и бросил последнее, что было в его карманах – морскую пену, приговаривал он при этом:
   – О, Шахмардан, о, Сулейман, о, Джам! Упади, морская пена, на землю, разлейся, море, да не дай никому шагу ступить!
   Разлилось вокруг море пенное, пошли по морю волны бурные. Остановились дэвы на берегу, не могут его пересечь. Стала тётка льстиво голосить:
   – Племянничек милый! Как нам перебраться через это море пенное, чтобы вам подарки дорогие вручить!?
   – Мы прошли по вот этим камням, – ответил Мирза Маст-Хумар, – вы также за нами ступайте.
   Только дэвы ступили на клочки пены в море, так сразу и утонули. А Мирза Маст-Хумар и Биби-Мерхнегар прибыли в свои родные края, где играли свадьбу семь дней и семь ночей, после чего украсили весь город и провели всю жизнь весело.
   Как исполнились все желания их, так пусть и ваши все сбудутся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация