А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Грузинские сказки" (страница 36)

   Амиран

   Посреди одного густого дремучего леса, где деревья своими верхушками упирались в облака, стоял высокий крутой утёс. А неподалёку от этого леса жил охотник по имени Дарджелан.
   Как-то раз во время охоты приблизился охотник к утёсу, и послышался ему женский голос, доносящийся с самой вершины. Окинул он взглядом высокий утёс – нет, не взобраться на него, слишком уж он крут и неприступен. Возвратился Дарджелан домой к злой и хромоногой жене и говорит:
   – Приготовь мне назавтра побольше еды, хочу на высокий утёс взобраться.
   Не понравилось это жене, но всё же она взялась готовить. А охотник пошёл к кузнецу и взял у него железный молот и много долот.
   Рано утром поднялся Дарджелан, собрал все свои припасы и пошёл к утёсу. Добравшись до него, он принялся за работу: вбивает долота в крутой склон утёса и потом поднимается по ним, как по ступенькам.
   Весь день так поднимался по неприступному утёсу охотник, пока не достиг его вершины. Осмотрелся он вокруг и заметил вход в пещеру. Вошёл в неё Дарджелан, смотрит – лежит там Дали – неземной красоты девушка с золотыми косами. Встретилась красавица взглядом с молодым и крепким охотником, и полюбили они друг друга. Не захотел Дарджелан возвращаться к своей жене и остался с Дали. А красавица знала, что жена у охотника ведунья, и стала просить его вернуться к жене:
   – Вернись домой, не то твоя жена-ведунья узнает обо всём, пойдёт по твоему следу, найдёт нас и погубит.
   – Не бойся, – ответил ей Дарджелан, – где уж моей хромоногой жене сюда добраться.
   Три дня просила Дали своего возлюбленного вернуться домой, но он не внимал её предостережениям.
   А между тем его ведунья-жена, прождав его два дня, пошла на третий день по следам мужа. Добравшись до утёса, она стала взбираться на вершину по долотам-ступенькам. Всю ночь карабкалась по ним хромая женщина, а на рассвете следующего дня вошла в пещеру Дали. Увидев своего мужа рядом с золотоволосой красавицей, ведунья потемнела от злости. Она взяла ножницы и потихоньку обрезала золотые косы Дали, а потом ушла, прихватив их с собой.
   Встало солнце над утёсом, и проснулась Дали. С ужасом она обнаружила, что нет больше её золотых кос и горько заплакала:
   – О, горе мне! Ведь в этих золотых косах заключена была жизнь моя.
   Проснулся Дарджелан, хотел утешить Дали, но она ещё громче заплакала, а потом сказала:
   – Это ты всему виной. Предостерегала я тебя, что погубит нас твоя жена-ведунья! Часы мои сочтены. Возьми же мой серебряный кинжал и вынь из моего чрева ребёнка. Назови моего сына Амираном. Ему суждено быть героем. Если бы он дожил в моём чреве до срока, то по силе бы не уступал богам, однако теперь он будет слабее. Достав сына из моего чрева, положи его в телячью требуху, чтобы он три месяца там вылежался и выгрелся. А потом отнеси его в колыбели на берег реки. Там найдёт его тот, кому должно. Он и окрестит ребёнка, и скажет ему, всё, что ему нужно знать. Запомни мои слова и обещай исполнить всё в точности.
   Что оставалось Дарджелану? Дал он Дали своё обещание. А потом дрожащими руками взял серебряный кинжал и достал из её чрева младенца.
   Всё исполнил Дарджелан, как велела ему Дали, и через три месяца отнёс сына к реке. Оставив его на берегу, охотник вернулся домой.
   Шли мимо люди, увидели ребёнка в колыбели, склонились над ним и спрашивают:
   – Кто твои родители, и кто должен тебя крестить?
   – Родителей своих я не знаю, а крестить меня должен ангел, – ответил мальчик.
   Удивились люди и дальше пошли.
   Спустился с неба ангел, спросил и он ребёнка. Ответил ему мальчик то же самое. Тогда окрестил его ангел и дал ему имя – Амиран. Затем подарил ему кинжал и сказал:
   – Спрячь его в ноговицу и доставай только в самый трудный час. Тебе, Амиран суждено быть самым сильным и никто на земле не сможет тебя побороть.
   Благословив Амирана, ангел оставил его.
   Вскоре пришли к реке за водой слуги Иамана. Увидев в колыбели мальчика, они стали насмехаться над ним. Рассердило это Амирана, встал он и, схватив насмешников, столкнул их лбами, после этого он разбил их кувшины и прогнал.
   Вернулись слуги домой с пустыми руками и стали жаловаться на мальчика своему господину. Разгневался Иаман, пошёл к реке. Но как только он увидел Амирана, обрадовался: «Будет моим сыновьям товарищ». Взял Иаман колыбель и отнёс Амирана домой.
   Увидела жена Иамана мальчика и тоже обрадовалась: «Будет, кому качать моих сыновей».
   На другое утро пошла жена Иамана доить коров. А перед этим уложила она своих сыновей Усиби и Бадри в колыбели, посадила посреди них Амирана и велела ему качать детей, чтобы они не плакали.
   – Смотри, делай так, как я тебе велю, не то пожалеешь! – пригрозила она мальчику.
   Но как только она ушла, Амиран нашёл шило и стал колоть им то Усиби, то Бадри. Расплакались малыши. Услышала их плачь мать, рассердилась на Амирана и крикнула ему:
   – Качай моих детей как следует, не то тебе несдобровать! Я не то что тебе, но даже сыну Дали не спущу!
   – Так я и есть сын Дали, – крикнул в ответ мальчик.
   Как услышала это жена Иамана, тотчас бросила доить коров и подбежала к Амирану. Стала она его обнимать и целовать, а потом омыла его молоком, одела в самые дорогие одежды и с того дня стала растить его как родного.
   Прошло время. Выросли дети и стали крепкими и сильными юношами. На всю округу прославились они тем, что кто бы ни встретился им с востока или с запада, всех они побеждали и прогоняли обратно. Однажды крикнул им один побеждённый:
   – Если вы такие силачи, то почему до сих пор не отомстили тому, кто лишил одного глаза вашего отца Иамана?
   Смутили эти слова юношей, пошли они к матери и просят:
   – Расскажи нам, как Иаман глаза лишился.
   Да только скрыла мать от них правду, сказав:
   – Это всё из-за оспы. Заболел ею Иаман и лишился глаза. Клянусь, что всё так и было.
   Не поверил ей ни Амиран, ни родные сыновья и решили выпытать у неё правду.
   На другой день попросили они мать испечь хачапури. И как только она засыпала хачапури раскалёнными углями, вытащили их Амиран с Усиби из огня и сказали матери:
   – Скажи нам правду про глаз Иамана, или сожжём тебе грудь.
   Испугалась жена Иамана и говорит:
   – Враждовал с нами один дэв, требовал оброк. А когда родились Усиби и Бадри, явился он к нам и потребовал отдать ему либо одного из них, либо правый глаз Иамана. Чтобы не отдавать сына Иаман вырвал свой правый глаз и отдал дэву.
   Потемнели лица всех трёх юношей от этих слов и решили они расправиться с обидчиком Иамана. Стали Усиби и Бадри в путь собираться, взяли с собой железные луки и стрелы из железа. А Амиран пошёл к кузнецу и велел ему выковать для себя тридцатифунтовый лук.
   На рассвете все трое отправились в путь.
   Шли они, шли, пока не очутились у чудесного яблоневого сада. А хозяином этого сада был дэв, который пас под своими яблонями овец. Увидел дэв юношей и крикнул:
   – Эй вы! С виду вы молодцы, а может ли кто из вас сбить с яблони хоть одно яблоко?
   Достали свои луки Усиби и Бадри, но, сколько ни старались, так и не смогли сбить ни одного яблока. А Амиран одним выстрелом сбил все яблоки с яблони.
   Удивился этому дэв, а потом снова крикнул:
   – Эй вы! С виду вы молодцы, а может ли кто из вас хоть одну овцу из моего стада с земли поднять?
   Снова ничего не вышло у Усиби и Бадри. А Амиран, как ударил кулаком по земле, так все овцы от страха повскакивали с земли и жалобно заблеяли.
   – Этак ты моих овец до смерти перепугаешь, – зарычал дэв, а потом загнал свою отару в дом и Амирана вместе с ними.
   Хотели Усиби и Бадри тоже в дом войти да не смогли – дэв изнутри дверь запер. Так и остались они во дворе.
   Зарезал дэв четырёх овец, сварил и стал ужинать. Наелся, а объедки бросил сестре, прикованной к стене железной цепью. А перед тем, как лечь спать сказал сам себе дэв:
   – Сегодня я уже сыт, Амирана съем утром на завтрак.
   Как только дэв захрапел, Амиран подошёл к сестре дэва и попросил сказать ему, как её брата одолеть.
   – Скажу я тебе, но прежде поклянись, что освободишь меня, – сказала девушка.
   Поклялся ей Амиран Христом. Тогда она и говорит:
   – Убить моего брата может только его собственный меч, который он держит в масле. Но его ещё никому не удавалось вытащить, так крепко он там держится.
   Подошёл Амиран к бочке с маслом, взялся одной рукой за рукоять меча и вытащил меч.
   – Погоди, не бей им брата, – поспешила предупредить его девушка, – нужно приложить меч к его шее, тогда меч сам ему голову снимет.
   Сделал Амиран, так как ему сказала девушка, и убил дэва. Когда же она попросила его освободить её, Амиран, нарушив свою клятву, убил сестру дэва.
   После этого отворил Амиран дверь своим товарищам. Вошли Усиби и Бадри в дом, попировали и, взяв с собой лучшее из добра дэва, отправились дальше.
   Долго шли юноши, пока не завела их дорога в густой еловый лес. Смотрят – посреди леса скала возвышается, а на той скале громадный дэв сидит и шерсть сучит. Вместо веретена у него толстый ствол ели, а вместо грузила – мельничный жернов. Этот дэв и был обидчиком Иамана.
   Заметил дэв юношей и крикнул:
   – Что за букашки по моему лесу ползут? А ну, убирайтесь, пока я с вас шкуру не содрал и не съел вас!
   Крикнул ему в ответ Амиран:
   – Рано хвалишься, дэв! Как бы эти букашки с тебя самого шкуру не содрали!
   Разозлился дэв, слез со скалы и пошёл на Амирана и его товарищей. Стали юноши в дэва стрелы пускать, Усиби и Бадри по одной, а Амиран разом по три стрелы выпускает. Да только не пробивают стрелы толстую шкуру чудовища. Отмахивается он от них, как от мух. Подошёл дэв к Амирану, раскрыл свою огромную пасть и проглотил юношу. А потом повернулся и пошёл домой. Изловчился тогда Усиби, подскочил сзади к дэву и отрубил ему хвост.
   Пришёл дэв домой и стал у него болеть живот. Корчится от боли дэв, стонет:
   – Ох, горе, мне горе! Ох, живот, мой живот!
   – Может, ты сынок, что-то не то съел сегодня? – спрашивает его мать.
   – Да всего-то одну букашку проглотил, – ответил, корчась, дэв.
   – Лишь бы Амиран – сын Дали не оказался той букашкой!
   Услышали это Усиби и Бадри, что притаились под окном и крикнули Амирану:

Амиран, твой час настал,
В ноговице твой кинжал,
Доставай его скорее,
Отомсти за всё злодею!

   Услышал эти слова Амиран, вынул из ноговицы кинжал и стал колоть дэва изнутри. Взвыл дэв от боли и стал умолять:
   – Не губи меня, Амиран, хочешь, я выплюну тебя, а хочешь – выброшу.
   – Нет, не для того я на свет родился, чтобы быть выплюнутым тобой или выброшенным! – ответил ему Амиран.
   – Хорошо, – стонет дэв, – вынь два моих ребра и выходи.
   Вспорол Амиран дэву весь бок и выбрался наружу.
   – Зашей мне бок обратно, – просит дэв.
   – Отдашь глаз Иамана, – говорит Амиран, – тогда и зашью!
   Указал тогда дэв на каменный столб и говорит:
   – В этом столбе спрятан ящичек, в нём – ещё один ящичек. В том ящичке и храниться правый глаз Иамана.
   Нашёл Амиран глаз Иамана, забрал его, а бок дэву не стал зашивать, но заложил его печной заслонкой.
   Вернулись юноши домой, и встретили их как героев. Отдал Амиран Иаману его глаз и, тот, вставив его, снова стал видеть двумя глазами.
   После недолгого отдыха, решил Амиран отправиться на новые подвиги. Но не захотел он брать с собой своих названных братьев и сказал Иаману:
   – Пусть Усиби и Бадри останутся дома, они мне только мешают.
   Услышали это братья, затосковали, пришли к Амирану и говорят:
   – Возьми нас с собой, не то нам не жить!
   Пришлось Амирану взять их с собой.
   Исходили юноши много дорог, пока не повстречали трёх дэвов. Захотел Амиран с ними побороться, а дэвы ему и говорят:
   – Чем на нас свою силу показывать, лучше бы попытались добыть себе в жёны Светлую Кету, дочку Кеклуц-царя. Много смельчаков пыталось это сделать, да ни один не смог.
   – А где живёт Кеклуц-царь и где он свою красавицу-дочку прячет? – спрашивает Амиран.
   – За морем царство Кеклуц-царя. А свою дочь прячет он в хрустальной башне, которая висит над землёй, подвешенная к небу на тяжёлых цепях.
   Оставил Амиран дэвов и вместе с Усиби и Бадри направился к морю. Добрались они до берега, смотрят – широко море, не перебраться им на другой берег. Загрустили юноши.
   Вдруг, вышла к ним женщина-дэв и говорит:
   – Если поклянётесь, что возьмёте меня в товарищи, то я помогу вам через море перебраться.
   Поклялся ей Амиран Христом.
   Отрезала тогда женщина-дэв свою косу и перекинула её узким мостиком через море. Первыми по мосту прошли Усиби и Бадри, за ними Амиран. Женщина-дэв пошла по мосту последней. Но как только все юноши оказались на другом берегу, Амиран перерубил мостик, и женщина-дэв, упав в море, утонула. Снова нарушил свою клятву Амиран, и Бог видел это.
   От берега моря пошли юноши дальше искать царство Кеклуц-царя.
   Долго они шли, пока не повстречалась им странная процессия: девять пар волов и девять пар быков с трудом тянули арбу, на которой лежал огромный человек, а за арбой следовала толпа народа в траурных одеждах. Когда они приблизились, Амиран спросил у людей:
   – Кто этот огромный человек и куда вы его везёте?
   – Это Андрероб и везём мы его на кладбище живым хоронить.
   – Зачем же его хоронить, если он ещё жив? – удивился Амиран.
   – Иначе он вовсе останется несхороненным, – отвечают люди. – Ведь мёртвого нам его до кладбища не дотащить.
   Смотрит Амиран – у Андрероба свесилась одна нога с арбы и точно плугом землю бороздит. И никто её обратно на арбу уложить не может. Подошёл Амиран, подцепил ногу Адрероба своим железным луком и забросил её на арбу.
   – Что за силач сумел мою ногу на арбу забросить? – удивлённо спросил Андрероб. – Хочу пожать ему руку.
   А Амиран думает: «Подам-ка я ему лучше каменную глыбу вместо руки, не то он её всю изломает».
   Так он и сделал.
   А Андрероб так крепко сжал в руке глыбу, что выдавил из неё сок, а потом снова протянул руку Амирану. Подал на этот раз Амиран ему свою руку. Пожал её великан и сказал:
   – Поклянись мне, Амиран – сын Дали, что возьмёшь с собой моего сына и будешь любить его как брата.
   Поклялся ему Амиран Христом.
   Схоронили Андрероба, а его сын отправился с Амираном.
   Весь день шли юноши, утомились и решили немного отдохнуть. Лёг Амиран под дерево и уснул. А сын Андрероба тем временем поймал в лесу двух оленей и подвесил их туши на том же дереве. Открыл Амиран глаза, увидел оленьи туши и спросил, откуда они взялись. Узнав, что это сын Андрероба поймал их голыми руками, нахмурился Амиран: «Если этот мальчишка сейчас оленей голыми руками ловит, то когда подрастёт, сможет меня победить». И тогда снова нарушил свою клятву Амиран, убив сына Андрероба.
   Бросив убитого под деревом, юноши отправились дальше.
   Долго они искали хрустальную башню, где жила Светлая Кету. И, наконец, добрались до неё. Поднял Амиран голову, посмотрел на цепь, на которой висела башня, и сказал Усиби:
   – Попробуй, брат, допрыгнуть до цепи и перерубить её саблей.
   Подпрыгнул Усиби, но даже не дотянулся до цепи. За ним подпрыгнул Бадри, но и он не смог. Подпрыгнул тогда сам Амиран, ухватился за цепь и перерубил её своим кинжалом.
   Упала башня на землю, тогда юноши смогли в неё войти. Увидел Амиран Светлую Кету, и полюбили они друг друга с первого взгляда.
   Не понравилось это Кеклуц-царю, пришёл он со своим войском к башне и окружил её в три ряда. Увидел это Амиран, рассердился, отправил Усиби воевать.
   Смело воевал Усиби, прорвал один ряд неприятеля. Но как только он приблизился к Кеклуц-царю, тот дунул на него и умертвил.
   Тогда пошёл воевать Бадри. Бесстрашно бросился он на врага, прорвал второй ряд, но и его сгубил Кеклуц-царь.
   Разозлился Амиран и решил сам выйти против Кеклуц-царя. Говорит ему Кету:
   – Чтобы убить моего отца, зайди к нему сзади и переруби золотую цепь у него на шее. Эта цепь держит жернов на голове отца. Без цепи жернов потянет голову вперёд и обнажит шею. Тогда не медли и руби голову отцу.
   Вышел Амиран воевать, перебил оставшееся войско Куклуц-царя, а потом и к нему подобрался. Дунул на него Кеклуц-царь и сбил его с ног. Захотел царь добить юношу, но Амиран изловчился и смог перерубить золотую цепь на шее Кеклуца, а потом и отрубить царю голову.
   Вернулся Амиран к возлюбленной и стал оплакивать погибших Усиби и Бадри.
   – Как же я вернусь без них домой? – сказал он Кету. – Как посмотрю в глаза их отцу и матери?
   Спросила его Светлая Куту:
   – Сможешь ли ты отыскать их среди убитых воинов?
   – Смогу, – ответил Амиран. – На руке Усиби надето кольцо со знаком солнца, а на руке Бадри кольцо со знаком луны.
   Отыскали они мёртвых Усиби и Бадри. Взяла Кету свой шёлковый платок, провела по лицам братьев, и они ожили.
   Обрадовался Амиран, обнял братьев. Поехали они все вместе домой, взяв с собой Светлую Кету и всё добро царя Кеклуца.
   Снова встречали их как героев, ведь им удалось привезти Кету и победить Кеклуц-царя. Однако Амиран, рассказав всё Иаману, сказал, что больше никогда не возьмёт его сыновей с собой на подвиги. И он сдержал слово.
   Много ещё славных подвигов совершил Амиран. Как и предрёк ему ангел, не было на земле никого равного герою по силе, никто не мог побороть его. Истребив всех врагов на земле, Амиран боролся даже с Богом. Но за то, что Амиран трижды нарушил клятву Христом, Бог в наказание сковал его железной цепью, прикованной к железному столбу, который был глубоко врыт в землю.
   Вместе с Амираном был приковал и его пёс – Курша, истребивший множество любимых туров Бога. Курша – не обычный пёс, а щенок орлицы Орби. Каждый год вместе с птенцами, рождается у орлицы один щенок. Но Орби каждый раз выбрасывает щенка из гнезда, чтобы люди не нашли его и не приручили. Выбросила она и Куршу, однако его подобрал в горах один охотник, выходил и вырастил. Вырос Курша большим и сильным псом с орлиными крыльями по бокам и стал таким ловким и быстрым, что мог поймать антилопу в два прыжка. Очень дорожил им охотник-сван, а когда его лишился, то сложил песню-плач о Курше.

О, Курша, мой Курша,
Славный мой пёс!
Когда-то тебя
В дом щенком я принёс.
И растил я тебя,
И холил я тебя,
Но в полуночный час
Потерял я тебя.
Кто похитил тебя,
О, Курша мой, скажи.
Может, хитрый купец?
Или ловкий каджи?
Пасть и уши Курши
Словно пламя горят,
А глаза серебром,
Словно месяц блестят.
Лай Курши, точно гром,
Лапы – крепче колон,
Гору перемахнёт
Он единым прыжком!
О, Курша, мой Курша,
Чем же кормят тебя?
О, Курша, мой Курша,
Чем же поят тебя?
Я лишь хлебом тебя,
Свежим хлебом кормил,
И отличным вином,
Лишь вином я поил.
На перину из пуха
Ложился ты спать.
А теперь, где ты спишь?
Если б только мне знать!
Я отдал бы за это
Всё добро до гроша.
Вот уж год я горюю
По тебе, мой Курша!

   Весь год Амиран со своим псом вытягивают тяжёлый железный столб из земли. А когда им остаётся совсем немного до освобождения, Бог посылает к ним ворона. Сядет птица на столб, и насмехается над Амираном. Тогда он, не выдержав, замахнётся на ворона тяжёлой цепью и ударит ею о столб. Упорхнёт птица, а столб снова в землю вобьётся. И так из года в год.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация