А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Грузинские сказки" (страница 30)

   Сказка о двух братьях

   Жил когда-то один бедный юноша по имени Цхэтаг. Отец его давно умер, и они с матерью вынуждены были скитаться с места на место, так как своего жилища у них не было. Мать собирала в лесу коренья и ягоды, а Цхэтаг охотился, тем и кормились бедняки.
   Как-то раз набрели они в лесу на полуразвалившуюся хижину. Залатали мать с сыном дыры в крыше, прибрали в хижине и стали там жить.
   И вот однажды матери Цхэтага попалось на глаза веретено. Взяла она его, вымыла в молоке и положила на ночь себе под подушку. А ночью обернулось веретено дэвом, и стал тот дэв мужем женщины. Вскоре отяжелела она и родила мальчика, которого назвала Дэвтагом. Побоялась мать рассказать обо всём Цхэтагу, и потому закопала младенца горячую в золу.
   Вернулся Цхэтаг с охоты и спрашивает:
   – А что это у нас зарыто в золе?
   – Ничего, сынок, – отвечает мать, – кости от вчерашнего обеда.
   Подошёл Цхэтаг к золе, а Дэвтаг возьми и заплачь. Раскопал его юноша, взял на руки и говорит:
   – Что же ты моего младшего братца в горячую золу закопала? Ты ведь его чуть не сожгла!
   Стал расти Дэвтаг не по дням, а по часам, и вскоре вырос большим и крепким. Не чает мать души в младшем сыне, а на старшего и смотреть не хочет. И задумали они вместе с мужем-дэвом избавиться от Цхэтага. Говорит мать своему мужу:
   – Встань за дверь, и как только Цхэтаг возвратится с охоты, ударь его палкой по голове и убей.
   Услышал это Дэвтаг, и как только послышались шаги Цхэтага, выбежал навстречу брату и повис у него на спине. Побоялся дэв причинить вред собственному сыну и не ударил Цхэтага.
   Вечером говорит мать дэву:
   – Утром заберись на крышу, и как только Цхэтаг выйдет из дому, сбрось ему на голову мельничный жернов.
   Подслушал эти слова Дэвтаг и утром говорит брату:
   – Прокати меня на своих плечах, Цхэтаг!
   – Мал был – такого не просил, а теперь просишь? – удивился юноша.
   А Дэвтаг не отстаёт. Пришлось Цхэтагу выполнить просьбу брата.
   И на этот раз не смог дэв убить Цхэтага, снова спас его младший брат.
   На другой день спрашивает мать старшего сына:
   – Скажи мне, не спишь ли ты в лесу в полуденный зной?
   – Сплю, – ответил Цхэтаг.
   Пришла мать к дэву и говорит:
   – Как уснёт Цхэтаг в лесу, подкрадись к нему и убей!
   Подслушал эти слова Дэвтаг и утром просит брата:
   – Возьми, меня с собой поохотиться.
   – Что это ты вдруг на охоту захотел, – удивился Цхэтаг, но взял с собой брата.
   Пришли они в лес, стали охотиться, а в полдень легли в тени дерева отдохнуть. Одолел сон Цхэтага, а Дэвтагу не до сна, лежит он, смотрит, как бы с братом чего не случилось. Вдруг слышит юноша, кто-то подкрадывается к ним. Схватил Дэвтаг лук и выстрелил в злодея. Пронзила стрела дэва, рухнул он в траву, а Цхэтаг как спал, так и спит.
   Через какое-то время проснулся Цхэтаг и говорит брату:
   – Ты иди к белой горе, там место безопасное, но дичь мелкая. Я же пойду к красной горе, там опасно, зато дичь крупная. А чтобы знать, не случилось ли с кем из нас беды, пусть каждый утром пойдёт к ручью и зачерпнёт рукой воды. Если жив другой, то вода в ладони будет чистой и прозрачной, а если умер, то окрасится кровью.
   Так они и сделали. Разошлись братья каждый в свою сторону. А утром подошёл Дэвтаг к ручью, зачерпнул воды, и стала вода в его ладони красной, словно кровь. Потекли из глаз юноши горючие слезы, обожгли щеки. И пошёл он к красной горе искать Цхэтага.
   Долго бродил Дэвтаг, много дичи настрелял, но брата так и не нашёл. Вечером соорудил он тогда себе палатку из звериных шкур да костей и стал мясо на ужин жарить.
   Вдруг, откуда ни возьмись, появился возле палатки громадный дэв.
   – Входи, гостем будешь, – приглашает его Дэвтаг.
   – Нет, – отвечает дэв, – сначала свяжи своё оружие моими волосами.
   – Хорошо, давай их сюда.
   Отрезал дэв свои волосы, бросил их Дэвтагу, а тот сжёг их и говорит:
   – Входи, связал я оружие.
   – Нет, – отвечает дэв, – теперь привяжи своих собак к моему жернову.
   – Хорошо, давай его сюда.
   Дал дэв юноше огромный жернов, а тот кинул его за гору и говорит:
   – Входи, привязал я собак.
   Вошёл дэв, сел у костра и принялся есть угли с золой.
   – Что ты за гость такой? – говорит ему Дэвтаг. – Я для тебя оленя зажарил, а ты золу ешь.
   А дэв в ответ:
   – Не волнуйся, человечек, я и золу съем и оленя, а потом ещё и тобой закушу!
   Съел дэв угли и золу, съел оленя и набросился на Дэвтага. Кликнул тогда юноша свою свору:
   – Эй, гончие мои, скорее сюда!
   Примчалась собачья свора, окружила дэва и загрызла его. Вспорол Дэвтаг брюхо дэва, и оттуда столько народу вышло, что и не сосчитать! Вышел и Цхэтаг живой и невредимый. Обнялись братья и пошли домой. Дорогой затеяли они спор: кто из них больше дичи подстрелил. Спорят, они спорят, и ни один другому уступать не хочет. Тогда Цхэтаг и говорит:
   – Давай стреляться, кто из нас прав, того стрела минует, а кто не прав – в того попадёт.
   Встали они друг против друга, пустили стрелы, попала стрела Цхэтагу в палец и убила его. «Что же я наделал?!» – подумал Дэвтаг, пронзил себя мечом и умер.
   Завыла свора гончих по хозяину, и растревожил этот вой богов на небе. Послали они ворона разузнать, что там случилось.
   Полетел ворон на землю, выклевал у мёртвых братьев глаза и обратно вернулся.
   Спрашивают у него боги:
   – Так что там за шум?
   – Да ничего, народ бегает, шумит. Пошумит, пошумит да перестанет! – ответил ворон.
   День прошёл, другой, а гончие на земле всё воют и воют.
   Послали боги голубка.
   Полетел голубок на землю, измазал крылья в крови братьев и обратно вернулся.
   Спрашивают у него боги:
   – Так что же там случилось?
   – Братья Дэвтаг и Цхэтаг лежат мёртвые на земле, а собаки по ним воют, – ответил голубок.
   Дали тогда боги голубку нитку-яхонт и сказали:
   – Продень её каждому в глазницы, окропи их серебряной водицей, тогда братья оживут.
   Полетел голубок на землю, сделал всё, как боги ему наказали, и оживил братьев.
   Поднялись Дэвтаг и Цхэтаг на ноги и пошли домой.
   Как увидела мать Дэвтага – обрадовалась, а увидела Цхэтага – огорчилась. Напекла она хлеба, усадила сыновей за стол и положила себе и Дэвтагу хлебец из муки, а Цхэтагу – из толчёных костей дэва. Заметил это Дэвтаг и говорит:
   – Принеси, мать, чеснока, живот болит.
   Поднялась мать из-за стола и пошла за чесноком. А пока она ходила, Дэвтаг поменял местами её хлеб и Цхэтага.
   Вернулась мать, и принялись все за еду. Съела злая женщина хлеб из костей дэва и окаменела. А братья с той поры зажили дружно и счастливо.

   Каменный царевич

   Было это или нет, а только рассказывают, что жили на свете царь с царицей. Долго не было у них детей, а под старость лет, наконец, родился долгожданный сын. Родители так беспокоились, чтобы ему кто-нибудь не навредил, что спрятали сына в самой высокой башне дворца. Вот так, взаперти, год за годом и рос царевич.
   Вырос он и стал красивым статным юношей. Но никто, кроме солнца не мог любоваться его стройным станом и красивым лицом. Полюбило солнце царского сына. Лишь только взойдет оно, тотчас посылает свои первые лучи юноше, разбудит его. А он откроет глаза, взглянет на восходящее солнце и зевнёт. Не замечал царевич любви солнца, и это обижало светило. И вот, в один прекрасный день, обида переполнила его сердце, и солнце в гневе сказало:
   – Раз твоё сердце, бесчувственное, словно камень, желаю, чтобы ты весь окаменел!
   И стоило ему это произнести, как царевич тотчас окаменел.
   Загоревали царь с царицей, приказали выстроить в лесу красивый храм. А когда он был построен, поставили там окаменевшего сына. Но никто даже не догадывался, что по ночам царевич оживал, а с первыми лучами солнца снова превращался в камень.
   Как-то раз одна молодая девушка заблудилась в лесу. Долго она брела, пытаясь найти дорогу домой и случайно набрела на храм. Солнце уже село, и девушка решила заночевать в храме. Когда наступила ночь, каменный царевич ожил. И они с девушкой полюбили друг друга.
   Когда подошёл срок ей родить, говорит ей царевич:
   – Пойди во дворец к моему отцу, расскажи ему обо всём и попроси найти для тебя место.
   Девушка так и сделала. Отвели её царские слуги в пустой гусятник, там и родила она сына. Пришёл ночью к гусятнику царевич и спрашивает:
   – Иасаман-гулисаман, как ты там и как наш сын?
   А жена ему отвечает:
   – На соломе и я, и наш сын.
   Огорчило это царевича, ушёл он с обидой на отца.
   Рассказала невестка утром царю, что царевич приходил ночью проведать её с сыном. Велел тогда царь отвести её в лучшие покои, уложить на пуховые перины да на шёлковые покрывала.
   Пришёл ночью царевич, подошёл к окну покоев жены и спрашивает:
   – Иасаман-гулисаман, как ты там и как наш сын?
   А жена ему отвечает:
   – На пуховой перине и я, и наш сын.
   Обрадовало это царевича, ушёл он довольный.
   Захотели царь с царицей с сыном увидеться и сказали они невестке:
   – Как придёт наш сын, попроси его подать тебе кувшин с водой.
   Ночью пришёл царевич и спрашивает:
   – Иасаман-гулисаман, как ты там и как наш сын?
   – Жажда меня мучает, войди, подай мне кувшин с водой, – говорит ему жена.
   Вошёл царевич в её покои, а там царь с царицей его дожидаются. Стали они сына обнимать да целовать. Хотел царевич до рассвета уйти, да не отпустили его от себя родные. Окаменел он с первыми лучами солнца, и больше уже не стал оживать по ночам.
   Горюют его родные больше прежнего, а поделать ничего не могут. Лишь одна у них отрада – сын царевича. Растёт мальчик во дворце, ни в чём отказа не знает.
   Как-то раз бросал царский внук камешки с балкона и случайно разбил кувшин у одной бедной старухи. Подняла она голову и говорит:
   – Чем от безделья маяться, лучше пошёл бы ты, да поискал, чем своему отцу помочь!
   Задумался мальчик, а потом пришёл к матери и спрашивает:
   – Где мой отец?
   Вздохнула мать, указала на большой камень и говорит:
   – Вот твой отец, сынок.
   – А что с ним случилось?
   Рассказала ему мать обо всём и заплакала.
   – Не плачь, – утешает её сын, – я пойду к матери солнца и попрошу у неё помощи.
   Собрался сын царевича в дорогу и пошёл.
   Идёт он полем, а на том поле горе-пахари потом обливаются, а землю вспахать не могут.
   – Здравствуйте! – крикнул им паренёк.
   – Здорово, братец! – откликнулись пахари. Куда направляешься?
   – К матери солнца.
   Услышали это пахари и стали просить:
   – Послушай, братец, выручи нас! Разузнай там, почему мы никак землю вспахать не можем.
   – Хорошо, – пообещал сын царевича и пошёл дальше.
   Идёт он лугом, а там горе-пастухи отару овец пасут, да только овцы все еле живые лежат.
   – Здравствуйте! – крикнул им паренёк.
   – Здорово, братец! – откликнулись пастухи. Куда направляешься?
   – К матери солнца.
   Услышали это пастухи и стали просить:
   – Выручи нас, братец! Разузнай там, отчего наши овцы летом гибнут.
   – Хорошо, – пообещал сын царевича и пошёл дальше.
   Идёт он лесом, а там олень стоит, выросли его рога до самых облаков, так что бедняга даже сдвинуться с места не может.
   Поздоровался с ним паренёк и говорит:
   – Позволь мне по твоим рогам к матери солнца подняться.
   – Поднимись, – говорит ему олень, – только разузнай там, как мне от рогов избавиться.
   – Хорошо, – пообещал сын царевича и стал подниматься по рогам на небо.
   Взобрался он на облака и пошёл по ним к матери солнца. Вскоре добрался он до солнечного дворца, смотрит – во дворе старушка сидит, золотую пряжу прядёт.
   – Здравствуй, матушка! – крикнул ей паренёк.
   – Здравствуй, сынок, – ответила старушка. – Зачем пожаловал?
   Рассказал ей сын царевича о своей нужде, попросил помочь.
   – Так и быть, помогу тебе, выспрошу всё у сына, – сказала мать солнца, – только ты всё слушай внимательно и запоминай.
   Дунула она на паренька, превратила его в луковицу и забросила под тахту.
   Вечером вернулось домой солнце. Накормила его мать, напоила и говорит:
   – Что же ты, сын, весь день с небес на землю смотришь, а мне ничего не рассказываешь, что там происходит.
   – Хорошо, мать, слушай. Был у одного царя сын, красивый, статный юноша, полюбился он мне. Лишь только всходило я утром, тотчас посылало ему свои первые лучи. А он откроет глаза, взглянет на меня и зевнёт. Не замечал он моей любви и этим обижал меня. И вот, в один прекрасный день я не выдержало и превратило его в камень. Вот если бы кто принёс воды после моего омовения, да окропил его, то ожил бы царевич.
   – А ещё что на земле твориться? – спрашивает мать сына.
   – Есть ещё на земле горе-пахари, – говорит солнце. Запрягли они своих волов в тяжёлую железную упряжь и только мучают этим себя и бедных животных, а землю вспахать не могут. Вот если бы кто посоветовал тем пахарям облегчить упряжь, заменить всё кроме лемеха, то работа у них бы стала спориться.
   А ещё есть на земле горе-пастухи. Гибнет у них летом скот от жары, а всё потому, что не стригут им шерсть пастухи. Вот если бы кто посоветовал тем пастухам стричь овец, то дело бы пошло на лад.
   И есть ещё на земле бедняга-олень. С самого рождения растут у него рога и уже до самых облаков выросли. Вот если бы кто посоветовал ему напиться майской воды да тряхнуть посильней головой, то рога бы у него и отпали.
   Рассказало это солнце и спать пошло. А паренёк ни одного слова из его рассказа не пропустил и всё запомнил.
   Утром поднялось солнце, умылось и ушло. Налила мать солнца в кувшин воды после омовения сына и подала сыну царевича. Поблагодарил её паренёк и поспешил на землю.
   По дороге домой научил он уму-разуму и оленя, и горе-пастухов, и горе-пахарей. Последовали они доброму совету и дела у них пошли на лад.
   А сын царевича вернулся во дворец, подошёл к окаменевшему отцу, окропил его солнечной водой, и оживил отца. От радости старый царь устроил большой пир. Семь дней и ночей во дворце пировали и всех добрых людей от души угощали.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация