А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вожделение" (страница 7)

   Глава седьмая

   Остаток дня прошел как в тумане. Она провела час в отделе кадров, заполняя бумаги и слушая разъяснения насчет зарплаты и премий. Сумма, положенная личному ассистенту Гейба, ее потрясла. Миа никак не думала, что ей столько заплатят за мнимую деятельность, маскировавшую отношения с Гейбом. Она даже не знала, сколько придется работать фактически, но Гейб, возможно, хотел сделать ей сюрприз.
   Ее, однако, утешило, что она не будет всецело зависеть ни от Гейба, ни от Джейса. Миа сразу решила откладывать как можно больше на случай, если Гейб охладеет к ней. Она была не настолько глупа и наивна, чтобы верить, будто протянет с ним дольше других женщин.
   Миа не знала подробностей, но однажды подслушала разговор Джейса и Эша и выяснила, что Гейба хватает не больше чем на год, а чаще отношения с очередной женщиной заканчивались через полгода.
   За одно Миа была благодарна Гейбу: он дал ей понять, что она заслуживает большего, чем работа в «Ла патессери». Она и сама понимала: окончив колледж, глупо разносить кофе и круассаны. Но была слишком мягкосердечной, чтобы уйти от Грега и Луизы. А может, какая-то ее часть просто боялась войти в опасный мир бизнеса.
   И разве работа у Гейба – не лучший способ туда попасть? Она хотя бы приобретет опыт и улучшит резюме. Ей будет легче устроиться, когда Гейб ее бросит. Куда угодно…
   Миа не уставала напоминать себе, что отношения с Гейбом не затянутся. Она заранее приучала себя к мысли о неизбежности их расставания, чтобы, когда это случится, спокойно принять удар судьбы.
   Она уже не была подростком, пусть Гейб и провоцировал в ней сугубо подростковые реакции. Пора и вырасти, черт возьми, чтобы вести себя по-взрослому.
   После беседы в кадрах Миа немедленно отвезли в клинику за несколько кварталов от «ХКМ». Ее обслужили стремительно, как важную персону. Никаких бумаг, что показалось ей странным. Она помочилась в баночку, затем у нее взяли кровь, после чего врач задал ей массу вопросов, в том числе о желательном способе предохранения, и осведомился, не нужна ли его помощь.
   Если подруги Миа шли в ногу со временем, подыскивая альтернативу ежедневным пилюлям, то Миа с одними методами не ладила, а других боялась. Поэтому она оставалась верна таблеткам.
   Миа вышла из клиники усталая и выжатая как лимон. Странно, но Гейб не велел ей завтра выходить на работу. Напротив, он предложил ей хорошенько отдохнуть, будто заранее знал, насколько ее вымотает этот насыщенный день.
   Благодарная за лишний день на осмысление договора, Миа отправилась домой. Гейб выделил ей машину. Водителю было приказано заехать за ней послезавтра. Тот вручил Миа свою визитку и сообщил, что будет к ее услугам в любое время, достаточно позвонить по номеру, указанному на карточке. За всю дорогу он больше не сказал ни слова.
   Похоже, Гейб уже завладел ее жизнью, проник во все щели и трещины. Он занял все мысли Миа, скоро приобретет и тело.
   В лифте ее охватила дрожь. Миа взглянула на часы, надеясь, что Кэролайн нет дома. Ей требовалось время, чтобы спокойно подумать. Посидеть в тишине и мысленно перебрать события дня. Наконец, представить размах ожидавших ее перемен.
   Они пугали Миа до смерти и в той же мере возбуждали.
   Войдя в квартиру, Миа задохнулась от ужаса, застав в гостиной не только Кэролайн, но и трех общих подруг – Чесси, Триш и Джину. Увидев ее, девицы вскочили и начали выкрикивать поздравления.
   Ошеломленная, Миа глядела на них. Кэролайн подошла, улыбнулась, приобняла за плечо:
   – Я разболтала им о так называемой работе на сексуальное божество по имени Гейб Хэмилтон.
   – Каро, угомонись, – пробормотала Миа.
   Но вот подруги окружили ее, и раздражению не осталось места. Они забросали ее вопросами, и Миа подмывало рассказать им все. Взять и выложить, на что она согласилась. Но ей тут же вспомнились условия контракта, и она решила не рисковать. Этого не расскажешь даже лучшим подругам.
   – Что, мужик накачанный? А член большой? – спросила Чесси, лениво растягивая слова.
   – Ну да, на собеседовании вынул и показал свое хозяйство, – поддакнула Миа.
   Все покатились со смеху и стали отпускать скабрезные шуточки на тему Гейба, достающего член.
   – Спорим, он знает, как с ним обращаться, – вожделенно сказала Триш. – Не то что мой бойфренд. Надо заслать его к Гейбу на выучку.
   – Этот Гейб никакой не гигант, – фыркнула Джина. – Может, он даже гей. А то вы не знаете, что все эти сердцееды – дохлый номер. Конечно, я бы при случае взялась за него, поменяла бы ему ориентацию.
   – Никакой он не гей, – простонала Миа.
   – А ты откуда знаешь? – вскинулась Чесси.
   – Он лучший друг Джейса, я выросла у него на глазах, – раздраженно ответила Миа. – Он был женат, да и вообще не страдал от нехватки женщин.
   – Может, еще не нашел подходящего мужика, – пожала плечами Джина.
   – Я бы согласилась быть его женщиной, – сказала Триш. – И в ассистенты пошла бы. Везучая же ты, Миа.
   – А я бы взялась за Джейса, – заявила Чесси. – Для него бы работала сверхурочно.
   Миа заткнула уши и застонала громче:
   – Прекрати! Ты меня пугаешь. Не хочу, чтобы потом газеты полоскали тебя вместе с Джейсом и печатали ваши снимки. Он мой брат! И я не хочу слышать грубых шуток в его адрес. Поняла, Чесси?
   – Пойдемте куда-нибудь, отметим это дело, – предложила Кэролайн.
   Миа удивленно глянула на нее. Остальные насторожились в ожидании продолжения.
   – Завалимся в какой-нибудь клуб, – сказала Кэролайн. – Если Миа будет занята с девяти до пяти, тогда прощай наши поздние развлекушки. Во всяком случае, по будням. У меня есть знакомый вышибала в «Вайбе». Он обещал пропустить, если приду с подругами.
   – Черт, мне завтра рано вставать, – досадливо поморщилась Триш.
   – Да оттянись, – стала настаивать Чесси. – Твою работу можно и во сне делать. Или после доспишь. Сегодня мы веселимся. Сто лет никуда не выползали.
   Триш колебалась, но в итоге кивнула:
   – Ладно, иду с вами.
   – А ты, Миа? – спросила Кэролайн.
   Все глаза обратились на Миа. Подругам не терпелось узнать, что она скажет. По правде говоря, ей очень хотелось остаться одной и спокойно обдумать минувший день, поведение Гейба и все остальное. Но она любила подруг и в глубине души знала, что отныне их общению положен предел. Во всяком случае, пока она будет с Гейбом.
   – Я иду, – улыбнулась Миа. – Но мне надо переодеться. Это деловой костюм. Не хочу в клубе выглядеть как секретарша.
   – И так сойдет, – возразила Чесси.
   – Слушайте, я тоже одета не для клуба, – спохватилась Триш. – Мне надо сгонять домой и переодеться.
   – И мне, – согласилась Джина.
   – Хорошо, убедили, – подняла руки вверх Кэролайн. – Вы в темпе переодеваетесь, наводите марафет и через полтора часа встречаемся у клуба. Договорились?
   Подруги уже спешили к двери, шумно прощаясь на ближайшие полтора часа.
   Миа тоже встала и пошла к себе переодеваться. Кэролайн остановила ее:
   – Что-то случилось, Миа? Ты как будто… пришибленная. Какая-то не такая.
   – Да ничего у меня не случилось, Каро, – улыбнулась Миа. – Устала немного. Странный был день.
   – Может, тебе лучше никуда не ходить? – тревожно спросила Кэролайн. – Позвоню девчонкам, все отменю. Они поймут.
   – Нет, пойдем, – покачала головой Миа. – Теперь неизвестно, как у меня будет со временем. Во всяком случае, пока не разберусь, что к чему. Я не знаю графика. Думаю, мой рабочий день будет длиться столько же, сколько у самого Гейба.
   Миа дошла до двери, и Кэролайн окликнула ее вновь:
   – А ты уверена, что ты этого хочешь? Я имею в виду – работать у Гейба.
   Миа выдержала ее взгляд, и у нее немного отлегло от сердца.
   – Да, хочу.
   Она хотела Гейба. Служба была лишь способом заполучить его. А если она приобретет навыки, отличные от ее работы в кафе, это будет дополнительный плюс.
   Пока Миа причесывалась и красилась, пришло сообщение. Миа достала мобильник из брошенной под раковину сумочки и увидела незнакомый нью-йоркский номер.
...
   Завтра отдыхай, но к 7 часам вечера приезжай ко мне.
   Не опаздывай.
   Гейб
   Миа задохнулась. Рука с телефоном дрожала, а текст эсэмэски не исчезал.
   Вот и началось.

   Глава восьмая

   Водителю было велено забрать Миа в половине седьмого. Памятуя о требовании не опаздывать, она собралась заранее и теперь ждала машину. Ей хотелось спать, и она с трудом подавляла зевоту. Накануне они с девчонками засиделись, но это не могло служить оправданием. У нее был целый день, чтобы выспаться и оправиться от похмелья. Правда, она не могла уснуть при мысли о предстоящей встрече с Гейбом.
   Это было нелепо, и Миа надеялась, что со временем она привыкнет и перестанет нервничать, оказываясь рядом с ним. Ради всего святого, ей предстоял с ним секс, а она до сих пор таяла при одной только мысли о нем. Как будто она стыдливая девственница, ни разу не видевшая голого мужчину. Хотя какого черта, таких, как Гейб, она точно не видела.
   Мужчины, которые у нее были до сих пор… мальчишки, иначе не скажешь. Молодые ребята, почти столь же неискушенные, как и она. Единственный достойный опыт Миа приобрела с последним партнером. Она не хотела называть его «эпизодом», так как они встречались несколько раз. Его звали Дэвид. Он был старше других и намного опытнее.
   Стараниями Дэвида она больше не желала смотреть на сверстников и в фантазиях зациклилась исключительно на Гейбе. В постели этот Дэвид был великолепен. Очень жаль, что в остальном оказалось иначе.
   Интуитивно Миа знала: Гейб окажется вне конкуренции и после секса с ним ореол Дэвида потускнеет. Это уже говорило о многом. После мальчишек, которые у нее были до Дэвида, тот казался ей эталоном.
   Водитель подкатил к дому Гейба без пяти семь. Открыл дверь, помог Миа выйти и довел до входных дверей. И все это молча. Водитель приезжал, отвозил, затем исчезал, чтобы появиться точно ко времени, когда настанет пора возвращаться домой. Это немного нервировало, как будто ему запретили с ней разговаривать.
   В вестибюле находился не консьерж, а настоящий пост охраны, поскольку дом, где жил Гейб, был не просто жилым домом, но чем-то вроде отеля, с той разницей, что вместо однокомнатных и многокомнатных номеров здесь были квартиры.
   Миа протянула дежурному охраннику свою идентификационную карточку. Тот позвонил Гейбу и спросил, можно ли ее пропустить. Миа надеялась, что ей не придется подвергаться этой малоприятной процедуре всякий раз, когда Гейб захочет увидеться.
   Проводив Миа к лифту, охранник вставил карточку-ключ с номером этажа. Гейб, разумеется, занимал пентхаус. Вежливо кивнув Миа, охранник ушел.
   Миа вознеслась на пятидесятый этаж. Лифт доставил ее прямо в прихожую пентхауса Гейба, и тот уже стоял там в ожидании. Он впился в нее взглядом, едва она вышла из кабины. Двери плавно закрылись, и они остались наедине.
   Миа не могла отвести от него глаз. Она редко видела Гейба в джинсах, и они ему чертовски шли. Поношенные, выцветшие, явно любимые, которые рука не поднималась выбросить. Джинсы дополняла футболка с эмблемой «Нью-Йорк янкиз», облегавшая его мускулистый торс.
   Похоже, Гейб серьезно занимался спортом. Иначе было не объяснить, почему человек, постоянно торчавший в офисе, так хорошо выглядел и имел столь тренированное тело.
   Миа вдруг показалось, что на ней слишком много надето, хотя и было-то лишь простое темно-синее платье чуть выше колен. Туфли на высоком каблуке она выбрала неспроста: они прибавляли роста. Но и в них она ощущала себя маленькой.
   Он был неотразим даже в вытертых джинсах и футболке. Он подавлял. В нем чувствовалась какая-то неукротимость. То, как он смотрел на Миа, заставляло и ее чувствовать себя значительнее.
   Гейб лениво осмотрел ее, и Миа почувствовала тепло, как от физического прикосновения. Встретившись с ней глазами, он улыбнулся и непринужденно протянул руку.
   Миа подошла к нему и взяла его ладонь. Гейб стиснул ей пальцы, притянул к себе и поцеловал. Он слегка покусал ее губы, потом стал облизывать, пока она не разжала губы и не впустила его язык к себе в рот.
   – Я заказал обед. Ты, наверное, голодная, – хрипло произнес Гейб.
   – Ужасно, – призналась она.
   – Ты что, сегодня не ела? – нахмурился он.
   – Выпила апельсинового сока. Есть вообще не хотелось, если честно.
   Она умолчала о том, что накануне перебрала с подругами, не выспалась и до сего момента ей делалось дурно при одной мысли о еде.
   Гейб провел ее к элегантному обеденному столу, стоявшему возле огромного венецианского окна с видом на Манхэттен. Панорама завораживала: вечернее небо, темные силуэты зданий и море разноцветных огней.
   – Все нервничаешь? – спросил Гейб, усаживая Миа за стол.
   – Гейб, я в неизведанных водах, – засмеялась Миа. – Тебе ли не знать.
   Он удивил ее поцелуем в макушку и вышел. Через секунду Гейб вернулся с двумя тарелками. Перед Миа оказался ароматнейший стейк, настолько соблазнительный, что у нее немедленно заурчало в животе.
   – Больше не смей морить себя голодом, – снова нахмурился Гейб.
   Она кивнула. Гейб сходил на кухню и принес бутылку вина. Он сел напротив и наполнил бокалы.
   – Я плохо знаю, что ты любишь. У нас будет много времени, чтобы разобраться. Но я подумал, что со стейком не ошибусь.
   – Конечно нет, – сказала Миа. – Стейк вылечит что угодно.
   – Согласен целиком и полностью.
   Она принялась за еду, украдкой поглядывая на Гейба из-под ресниц. В голове роился миллион вопросов, но ей не хотелось его донимать. Он же сказал, что у них впереди масса времени, чтобы узнать друг друга. Большинство стремится сперва познакомиться, а уж потом ложиться в постель, но Гейб, как убедилась Миа, предпочитал действовать по-своему и плевал на то, что и кем принято. К тому же они не были совершенно незнакомыми людьми. Она следила за Гейбом много лет, пусть и издалека.
   Ели молча. Миа чувствовала на себе его взгляд и знала: Гейб наблюдает за ней, как и она. Они напоминали двух настороженных противников, изучающих друг друга перед битвой. Правда, Гейб не был неловок и скован. Наоборот, он излучал уверенность, как хищник, приближающийся к жертве.
   У Миа внизу живота появилась нервная дрожь, и, чтобы ее уменьшить, пришлось плотно сжать ноги.
   – Ты ничего не ешь, – заметил Гейб.
   Она посмотрела в тарелку и убедилась, что он прав. Половина жаркого оставалась несъеденной, а кусок на вилке давно остыл. Миа положила вилку и спокойно взглянула на Гейба:
   – Гейб, я волнуюсь. Все это ново для меня. Я никогда не оказывалась в подобной ситуации. Я не знаю, как себя вести, что говорить, а чего не говорить. Может, я вообще должна молчать! Ты сидишь и смотришь на меня, будто я десерт. Я даже не знаю, как все это назвать. Обычным обедом? Сеансом расслабления? Помоги, я блуждаю в потемках.
   Его губы тронула полуулыбка. В глазах мелькнул веселый огонек.
   – Миа, дорогая, ты и есть десерт.
   Она тяжело задышала, поняв, что голод в его глазах не имел ни малейшего отношения к стейку.
   – Ешь, – тихо сказал он.
   Короткое слово, произнесенное тоном, не допускающим возражений. Это был приказ, которого она не смела ослушаться.
   – Я не наброшусь прямо за столом. Предвкушение и ожидание делают награду значительно сладостнее.
   Миа послушно взялась за вилку и нож, разрезала стейк, но вкуса не почувствовала. Она ела механически, всем телом улавливая сигнал опасности. Гейб явно не собирался церемониться, иначе он не был бы Гейбом. Ему всегда было нужно все, целиком. Это был его стиль, позволивший преуспеть в бизнесе. Гейб намечал цель и шел к ней, не думая ни о чем. Сейчас такой целью была Миа.
   Она отхлебнула вина, чтобы заполнить неловкую паузу. Она сама не знала, хочет ли растянуть обед и выкроить себе лишнее время или стремится скорее покончить с ним и перейти к… десерту.
   Гейб доел раньше и невозмутимо потягивал вино. Он не сводил глаз с Миа, следя за каждым ее движением. Он казался спокойным и даже отрешенным, пока она не заглянула ему в глаза. Они горели нетерпением и излучали жар.
   Оставив совсем немного, Миа отодвинула тарелку и настороженно откинулась на спинку стула. Она молчала, но между ними витало: что дальше? Габриель неспешно окинул ее взглядом и сказал:
   – А теперь, Миа, выйди на середину гостиной.
   Сглотнув и судорожно вздохнув, Миа встала со всем изяществом, на какое была способна, решив быть уверенной и спокойной. Этот мужчина ее хотел. Ее, а не кого-то еще. Пора вести себя соответственно.
   Ее каблуки застучали по паркету. Дойдя до середины комнаты, она медленно повернулась и увидела, что Гейб направился к креслу, стоявшему под углом к кожаному дивану.
   Он сел и положил ногу на ногу. Его непринужденная поза показывала, насколько он расслаблен. Хотелось бы Миа сказать то же самое о себе. Она почувствовала себя на аукционе, где Гейб поедал ее взглядом.
   – Разденься для меня, – велел он, и звук его голоса отозвался в ней дрожью.
   Она таращилась на него, осмысливая приказ.
   – Миа? – Гейб вопросительно поднял бровь.
   Она начала снимать туфли, но Гейб ее остановил:
   – Туфли оставь. Только их.
   Миа медленно расстегнула все три пуговицы на платье. Затем повела плечами, позволив ему соскользнуть. На ней остались лифчик и трусики.
   Глаза Гейба вспыхнули. В них горел звериный голод, а в чертах его лица появилось что-то первобытное. По спине Миа пробежал безотчетный озноб. Соски затвердели, упершись в шелк лифчика. Этот мужчина был смертельно опасен, а ведь он еще даже до нее не дотронулся. Но этот взгляд! Он жег ее огнем, неспешно ощупывая с головы до ног.
   – Что сначала – лифчик или трусики? – хрипло спросила Миа.
   – Да, Миа, я не ошибся, зрелище достойное, – улыбнулся он. – Трусики.
   Она взялась большими пальцами за узкую полоску и медленно потянула вниз. Ее инстинктивным желанием было прикрыться, сохранив хотя бы крупицу скромности, но Миа заставила себя уронить полоску ткани на пол. Более того, носком туфли она отшвырнула трусики подальше.
   Потом она снова подняла руки, чтобы дотянуться до застежки лифчика. Чашечки съехали, обнажив груди.
   – Откинь волосы назад, – негромко распорядился Гейб.
   Одной рукой удерживая расстегнутый лифчик, другой Миа откинула волосы. Потом она опустила лифчик, позволив бретелькам соскользнуть с плеч. Лифчик упал туда же, где валялась вся ее одежда.
   – Замечательно, – похвалил Гейб, чей голос сейчас напоминал рычание зверя, предвкушающего добычу.
   Она стояла, беззащитная, в ожидании следующего приказа. Было ясно, что Гейб не торопится. Он впервые видел ее обнаженной и хотел растянуть удовольствие.
   Ее руки метнулись к животу, потом к груди.
   – Не прячься от меня, – мягко сказал Гейб. – Иди сюда, Миа.
   Вся дрожа, она сделала шаг, потом еще и еще, пока не оказалась почти рядом с креслом.
   Гейб опустил ногу и раздвинул колени, создав пространство между ногами. Ширинка его джинсов заметно оттопыривалась. Гейб поманил Миа.
   Она шагнула в пространство между его бедрами и взяла за руку. Он потянул ее к себе.
   Миа села на него верхом, ее колени уперлись в его бока, а ноги вклинились между ним и подлокотниками кресла. Она напряглась всем телом, ожидая его дальнейших действий.
   Гейб обвел пальцем ее пупок, затем притянул к себе и довольно грубо поцеловал. Его быстрое и жаркое дыхание обжигало ей лицо. Его пальцы двигались выше, к волосам. Гейб намотал на руку несколько прядей, чтобы держать ее еще крепче.
   А потом он быстро оттолкнул Миа, по-прежнему крепко держа ее за волосы. Он прерывисто дышал, грудь тяжело вздымалась. В глазах кипела похоть, и Миа содрогалась от его нестерпимого жара.
   – Не знаю, понимаешь ли ты, как сильно я тебя хочу, – пробормотал Гейб.
   – Я тоже тебя хочу, – прошептала Миа.
   – Ты получишь меня, Миа. Во всех мыслимых вариантах.
   Обещание скользнуло по ней, будто шелковая ткань, теплое и зовущее, сиплое и порочное.
   Гейб оставил ее волосы в покое. Его ладони легли на ее живот и поползли вверх, пока не сомкнулись вокруг грудей. Держа их, Гейб нагнулся и взял в рот ее сосок.
   Миа застонала и выгнулась. Вцепившись в подлокотники, она запрокинула голову, а Гейб облизывал напрягшуюся плоть.
   Он играл ее грудями, трогая то одну, то другую и попеременно беря в рот соски. От этой ласки они затвердели и выпятились, словно ждали новых прикосновений.
   Потом рука Гейба скользнула к животу и ниже, между расставленных ног. Он бережно пробрался сквозь завитки волос до чувствительной плоти влагалища. Его палец порхал над ее клитором, и она отзывалась всем существом.
   Гейб будоражил влажную плоть, обводя ее указательным пальцем и успевая дотрагиваться большим до крошечных нервных узлов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация