А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вожделение" (страница 31)

   Глава тридцать шестая

   Гейб прибыл на Лексингтон-авеню к небольшому офисному зданию, где находилось нью-йоркское отделение фирмы Чарльза Уиллиса. Сжав кулаки, он быстро направился к входным дверям.
   Когда Миа достаточно успокоилась и привела себя в порядок, он попросил ее как можно подробнее рассказать о снимках, показанных Чарльзом. Потом усадил ее в машину и отправил к себе домой.
   Офис Чарльза находился на первом этаже, поделенном с другой фирмой, так как Уиллис редко бывал в Нью-Йорке. Его филиалы были разбросаны по всему миру, но Гейб не собирался впредь иметь с ним дело. Он сокрушил бы Уиллиса и вышвырнул из строительного бизнеса, не работай на того много хороших людей, обремененных семьями.
   Так или иначе, Гейб навсегда вычеркнул Чарльза Уиллиса из списка деловых и личных контактов.
   Гейб миновал всполошившуюся секретаршу и распахнул дверь в кабинет. Чарльз озадаченно зыркнул из-за стола. В глазах мелькнул страх, но на лицо мгновенно вернулась привычная вежливая маска, и Чарьз встал.
   – Гейб! – сказал он сердечным тоном. – Чем могу служить?
   Гейб захлопнул дверь и шагнул вперед, сверля его взглядом, и Чарльзу стало не по себе.
   – На этот раз, Чарльз, ты обосрался, – негромко произнес Гейб. – Ты замахнулся на мое. Ты оскорбил ее. Напугал. Ты посмел ей угрожать.
   Чарльз заметно струсил, но усилием воли взял себя в руки и спесиво повел плечами.
   – Тебе-то что? Очередная шлюха.
   Гейб бросился на него, размахнулся и ударил кулаком в губы. Тот отлетел к стеллажу, который высился за столом. Рука Чарльза метнулась ко рту, и когда он отнял ее, пальцы были в крови.
   – Я посажу тебя! – рассвирепел он. – Ты вломился ко мне и ударил!
   – Ах ты, долбаный кусок дерьма! Тебе повезло, что я не придушил тебя голыми руками, – отозвался Гейб, кипя от бешенства. – Еще раз приблизишься к Миа, я угроблю твой бизнес. Я разорю тебя. Ты лишишься всего: доверия, поддержки, контрактов. От тебя ничего не останется.
   Теперь Чарльз испугался всерьез. Его лицо побледнело.
   – Я выложу эти снимки! – пригрозил он.
   Язык у него заплетался, как у пьяного.
   Гейб замер, раздувая ноздри.
   – Давай выкладывай. Я подам на тебя в суд за изнасилование. Ты это и сделал, а снимки докажут. Мне плевать, что будет со мной и с моей репутацией. Но я не позволю травить Миа ни тебе, ни кому другому. Я припру тебя к стенке. Ты сядешь на несколько лет и будешь развлекать озабоченных сокамерников. Не веришь – попробуй.
   Гейб угрожал, будучи абсолютно убежден в своей правоте. Если Чарльз ему не поверит, тем хуже для него. Гейб был серьезен, как никогда.
   Чарльз был бледен, до него начало доходить. Гейб не шутил, и он это знал.
   – Я не пожалею всех своих денег, чтобы ты потерял все, – продолжил Гейб. – Связей у меня предостаточно. Многие из тех, кому я когда-то помог, будут рады отплатить мне услугой за услугу.
   Чарльз был близок к обмороку. Он схватился за стеллаж и попытался встать, но опять сполз на пол.
   – Извини, – промямлил он. – Я был в отчаянии. После случившегося в Париже я понял, что ты не дашь мне этот заказ. А он мне нужен, Гейб. Позарез.
   Гейб подошел к нему и протянул руку, помогая встать. Чарльз опасливо покосился, но принял ее и поднялся.
   Как только он оказался на ногах, Гейб нанес ему второй удар. Похоже, он сломал Чарльзу нос. Хозяин кабинета вновь рухнул на пол. Теперь его лицо было залито кровью.
   – А это тебе за синяки, которые твои мерзкие пальцы оставили на руке Миа. И запомни: если ты еще раз к ней подойдешь, тебе от меня не скрыться. Я тебя выслежу, и тогда тебе конец. Я могу сделать так, что ты, Уиллис, просто исчезнешь. Никто и никогда не найдет твоего тела.
   Зная, что добился своего, Гейб повернулся и вышел из кабинета. Чарльз был глуп, но достаточно смышлен, чтобы понять серьезность намерений Гейба. Если он хотя бы частично осуществит свои угрозы, так напугавшие Миа, тот его уничтожит.
   Гейб возвращался домой. Ему не терпелось увидеть Миа, еще раз успокоить ее и сообщить, что дело улажено.
   Гейба до сих пор изумляло, что Миа не предала его. Он был готов встать перед ней на колени. Она прекрасно сознавала реальность угрозы, и все-таки ее первым порывом было прийти и попросить помощи. Вот и сейчас она, рискуя многим, поверила ему, зная, что он сумеет все решить.
   Миа была подарком судьбы.
   Он был погружен в мысли о ней, пока машина неслась по нью-йоркским улицам. Им предстояло многое обсудить – вещи, которые могли ей не понравиться.
   Однако случившееся вдруг пугающе ясно открыло ему, насколько прозрачны их отношения. Стоит ли обман тех последствий?
   Прежде Гейб целиком соглашался с Миа: Джейсу незачем знать об их связи. Тогда это казалось разумным; тогда он знал, что их отношения не затянутся. Джейс ничего не узнает, и все пройдет гладко. Никаких ссор. Жизнь потечет дальше, а он сделает вид, будто между ними ничего не было.
   Но теперь…
   Теперь Гейб с большой неохотой думал об окончании их договора. Он сам не знал, когда начал смотреть на Миа другими глазами. Он вдруг понял, что не хочет с ней расставаться – во всяком случае, пока.
   Джейс должен узнать, дальше будь что будет. Гейбу становилось все труднее поддерживать видимость сугубо деловых отношений с Миа и притворяться, будто она всего лишь наемный работник. Или сестренка Джейса, которой Гейб давно симпатизировал.
   Он не знал, как отнесется Миа к идее выложить Джейсу правду – вернее, ее упрощенную версию. Ни слова о контракте. Сейчас Гейбу было стыдно за это изобретение, тогда как раньше он считал контракт разумной мерой и заключал его с каждой женщиной, с которой на время сближался. Ныне контракт казался ему смехотворным и бесполезным продуктом прошлых страхов.
   Сейчас важнее было вернуть Миа уверенность и успокоить ее насчет угроз Чарльза.
   Ему так хотелось к ней прикоснуться. Прижать к себе, дышать с ней одним воздухом, чувствовать кожей, ощущать ее вкус.
   Гейб мысленно умолял шофера поторопиться. Он слишком давно не видел Миа. Она была его наркотиком, и у него начиналась ломка.
* * *
   Миа вся извелась, ожидая Гейба. Она постоянно смотрела на часы, но стрелки еле ползли.
   Что он предпринял? Как вообще собирался уладить дело? Правильно ли она поступила, рассказав ему?
   Она устала, голова раскалывалась. Миа уже сходила за ибупрофеном, но толку не было, виски и затылок так и ломило.
   И вот она услышала шаги в прихожей, вскочила с дивана и бросилась навстречу Гейбу. Она буквально впилась в него. Гейб поднял ее. Миа обвила ногами его талию и крепко ухватилась за плечи.
   Гейб поддерживал ее снизу и смотрел в глаза.
   – С тобой все нормально? – тихо спросил он.
   – Теперь, когда ты дома, – да, – кивнула она. – Гейб, я так волновалась.
   Гейб подошел с ней к дивану и сел. Миа не разжимала рук. Гейб поцеловал ее, отвел с лица пряди.
   – Все в полном порядке. Поверь, это так. Чарльз никогда не станет для нас проблемой. Обещаю.
   Миа поджала губы. В глазах снова вспыхнула тревога.
   – Что ты сделал?
   – Мы с ним достигли понимания, – спокойно ответил Гейб. – Все позади, Миа. Больше он тебя не побеспокоит.
   Только сейчас она заметила содранные костяшки пальцев и даже почувствовала слабый запах крови, как будто ее стерли, но не досуха.
   Миа снова взглянула ему в лицо, свела брови и повторила:
   – Гейб, что ты сделал?
   – Он посмел тебя тронуть, – резко ответил тот. – Дважды. И оба раза – злонамеренно.
   – Но если он заявит, тебя арестуют, – убитым голосом отозвалась Миа. – Тогда все пропало. Он не стоит того, чтобы ты сел в тюрьму.
   Из горла Гейба вырвалось глухое рычание:
   – Зато стоишь ты. Я готов умереть за тебя. Я готов отправиться за решетку, лишь бы не дать какой-то твари тебя истязать.
   Горячность Гейба потрясла ее до самых глубин. Миа в немом изумлении смотрела на него. Надежда, до сих пор робкая и смутная, теперь расцвела в ее сердце и разлилась по телу спокойным теплом. Глаза наполнились слезами, готовыми вот-вот хлынуть.
   Миа нежно поцеловала ободранные костяшки.
   Гейб смягчился и погладил ее по щеке:
   – Нам нужно обсудить кое-что еще.
   Она уловила, что тон его изменился, став менее уверенным, но сами слова оставались твердыми и решительными.
   – Что же?
   – Думаю, нам пора все рассказать Джейсу.
   Глаза Миа округлились. Она была шокирована.
   – Ему незачем знать подробности. Сейчас мы постоянно подвергаемся риску быть разоблаченными. Я устал притворяться, будто ты ничего для меня не значишь. Ты живешь в постоянном страхе, терзаясь из-за разрыва моей дружбы с Джейсом и своих отношений с ним. Покончив со страхом, мы станем свободны. Джейс поначалу будет в ярости, но потом привыкнет.
   Миа прерывисто выдохнула. Это было… колоссально. Гейб хочет огласки? Она не смела спросить, что это значит. Она не могла позволить себе вообразить нечто большее, чем простая разрядка.
   – Ау, Миа? Ты согласна?
   Она заморгала и вновь сфокусировалась на Гейбе, оценила его решимость, медленно кивнула и спросила:
   – Когда?
   – Когда он вернется в Нью-Йорк. Наверное, в понедельник или во вторник. Я скажу, что у меня к нему есть серьезный разговор.
   – Хорошо, – согласилась Миа.
   Пульс у нее участился.
   – Итак, препятствие по имени Чарльз мы устранили, разговор с Джейсом состоится лишь через несколько дней. А пока… – Он ласково погладил ее волосы. – А пока я предлагаю провести выходные вместе и думать только о приятном. Сейчас закажу обед, и мы посидим у камина, глядя, как дождь за окном сменяется мокрым снегом.
   Миа вздохнула и обняла его за шею:
   – Мне нравится. Классный уик-энд.

   Глава тридцать седьмая

   Все выходные Гейб внимательно наблюдал за Миа. Она не вполне успокоилась, и время от времени тревога возобновлялась. Чарльз не шел у нее из головы, и Гейб старался ее отвлечь. Сам он не сомневался, что пятничной встречи с Чарльзом было более чем достаточно и тот уже не представлял никакой угрозы.
   Но Гейб никогда не ограничивался предположениями. Он связался с нужными людьми и установил наблюдение за Чарльзом. Миа он не сказал ни слова, не желая давать ей повода к сомнениям.
   В воскресенье Гейб вывел Миа на поздний ланч, он же ранний обед. Они приехали в ресторан, загодя украшенный к Рождеству, хотя до Дня благодарения оставались считаные дни. Гейб знал, как любит Миа Рождество и все, что связано с этим праздником. Она просияла, едва они вошли в зал.
   Гейб еще не решил, где и с кем он проведет День благодарения. Очень многое зависело от разговора с Джейсом, когда их с Миа секрет откроется. Родители пригласили Гейба отметить праздники, и он был рад, что дело идет к примирению, но все же не мог забыть прошлого. К тому же Гейбу не хотелось расставаться с Миа. Если Джейса опять куда-нибудь унесет, а сам он поедет к родителям, ей придется сидеть одной или довольствоваться обществом Кэролайн.
   Когда они вышли из ресторана, уже стемнело и мокрые тротуары сверкали огнями светофоров и машин. Миа восторженно прыснула, когда на нос, кружась, упала снежинка.
   Ей очень шли длинное пальто и вязаная шапочка. Раскинув руки, Миа крутнулась, ловя снежинки, летевшие с небес.
   Гейб был заворожен ее видом.
   Спохватившись, он вынул мобильник и сделал снимок, который намеревался добавить к летнему. Гейб часто им любовался. Миа ничего не заметила, продолжая самозабвенно кружиться.
   – Холодает прямо на глазах! – воскликнула она, подбежала и зарылась в пальто Гейба, обняв его за талию и вздрогнув всем телом.
   Гейб тоже обнял ее, улыбаясь этому невинному ликованию.
   – Идем греться, – сказал он, увлекая Миа к поджидавшей машине.
   Они забрались на заднее сиденье, где уже был включен подогрев. Миа наслаждалась теплом.
   – Люблю цивилизацию, – призналась она.
   – Я более чем счастлив тебя согреть, – усмехнулся Гейб.
   – Ммм. Я буду более чем счастлива тебе разрешить.
   Он погладил ее по ноге и задержался на колене:
   – У меня уже есть планы, можешь не сомневаться.
   Миа заинтересованно вскинула брови:
   – Неужели?
   – Когда приедем, сама убедишься, – улыбнулся Гейб.
   Миа сощурилась, надула губки, и он хохотнул.
   О да, планы были. Он немного нервничал, но очень хотел заменить чем-то чувственным воспоминания Миа о том, как она лежала связанной в номере парижского отеля. Чем-то горячим и страстным. Приятным и желанным.
   Он мог подарить ей бог знает какие ощущения, но не собирался ни к чему принуждать. Он будет внимательно следить за нею, и если она испугается или ей станет трудно, он сразу все прекратит. Однажды он уже отличился и не хотел подорвать доверие Миа.
   Когда они подъехали к дому, Гейб помог Миа выйти из машины, а в лифте держал за руку. В квартире он снял с нее пальто, шарф и шапочку, растер ей руки. Уходя, он оставил камин включенным, и в гостиной было очень тепло.
   Раздевшись сам, он прошел в гостиную. Миа стояла и смотрела на огонь.
   – Встань вот там и разденься, – хрипло велел Гейб, изнемогая от страсти.
   Миа посмотрела на него доверчивыми глазами. Ни тени сомнения или упрямства.
   – Мне нужно кое-что принести из спальни. Стой у огня и грейся. Я быстро.
   Гейб поспешил в спальню. Открыв ящик комода, он достал веревку, анальную затычку и вибратор. Когда он вернулся, то залюбовался силуэтом Миа в отблесках пламени.
   Она была так прекрасна, что перехватывало дыхание.
   Увидев, что он принес, Миа вопрощающе распахнула глаза.
   Гейб никогда не унижался до объяснений с другими женщинами. Они должны были безропотно ему подчиняться. Подписывая контракт, они соглашались на все, что он пожелает.
   Но Миа была не такой. Гейб хотел, чтобы она поняла и знала, о чем он думает. Он ни в коем случае не собирался ее пугать и обращать в бегство.
   – Я хочу тебе показать, как это приятно, – тихо произнес Гейб. – В Париже я все испортил. Ты ни при чем, потому что я думал не о тебе, а о своих дурацких целях. Дай мне попробовать. Я покажу тебе, насколько прекрасна связанная женщина и как ей хорошо. Поверь, я все сделаю на высшем уровне.
   Ее взгляд смягчился.
   – Я верю тебе, Гейб. Только тебе. Я возражала не против тебя, а против других. Пока до меня дотрагиваешься только ты, я ничего не боюсь.
   Боже, какая она славная. Никто в него так не верил – ни бывшая жена, ни те, кто был после нее. Все они стремились только нажиться и видели в нем богача, но никогда – человека. Они обнимали денежный мешок, а не подлинного Гейба.
   Но не Миа. Она приняла его. Она хотела его не меньше, чем он ее. Ее не волновали его богатство и власть. Она знала настоящего Гейба Хэмилтона и хотела именно его.
   Он постепенно уяснил, что можно убрать барьер и открыться гранью, которой не видел никто. Как доверилась Миа ему, так и он доверился ей, открыл самое сокровенное.
   Свое сердце.
   Он подвел ее к большому кожаному дивану, и Миа встала на четвереньки. Гейб начал методично обматывать ее веревкой. Пройдя под-над грудями, та сделала их больше и выпуклее. Потом Гейб отвел ей руки за спину и связал на пояснице. Теперь Миа лежала, прижимаясь щекой к кожаной поверхности.
   Связав ей руки, Гейб протянул веревку ниже, раздвинул Миа бедра, обмотал каждую лодыжку и туго затянул узел между ними и запястьями.
   Теперь Миа была полностью обездвижена и совершенно беззащитна перед намерениями Гейба. А сделать ему хотелось чертовски много.
   Его отвердевший член уже нетерпеливо упирался в брюки, однако Гейб решил не торопиться. Ему хотелось, чтобы Миа прониклась уверенностью: все делается для ее блага – не то что прежде.
   Гейб провел по изгибу ее ягодиц и добрался до места, где гладкие, шелковистые половинки разделялись. Дразнящим движением он обвел вход в анальное отверстие, потом осторожно вставил туда палец. Горячие стенки тотчас сомкнулись и потянули его внутрь.
   Гейб вытащил палец, шагнул и встал перед Миа.
   – Попробуй. – Он выставил палец. – Посмотри, какая ты сладкая. И представь, что сосешь мой член.
   Она неуверенно открыла рот, и палец Гейба скользнул туда, ощутив приятную шершавость ее языка. Она сомкнула губы и принялась сосать, покуда Гейб медленно тянул палец наружу.
   Затем он взял затычку и вибратор. При виде того и другого вместе у Миа округлились глаза, и Гейб улыбнулся. Он обильно смазал гелем затычку и медленно надавил, вставляя в анус, тоже смазанный. Гейб не спешил, позволяя телу вобрать чужеродный предмет.
   Тугое отверстие расширилось, принимая затычку, и Гейб завороженно следил, как Миа сама раздвигает ягодицы, помогая затычке войти в нее. Он представил на ее месте свой член, который входит и растягивает стенки, а Миа также усердно старается впустить его поглубже. Грудь Миа вздымалась от усердия, она тяжело дышала, а Гейб все больше и больше растягивал анус. Потом он быстро втолкнул затычку до конца, и Миа шумно вздохнула, обмякая на диване.
   – Это только начало, – улыбнулся Гейб.
   – Боюсь, я не выдержу, – прошептала Миа.
   Гейб взял вибратор и включил на максимум. Едва он коснулся клитора, все тело Миа содрогнулось. Поскольку она была связана, ей оставалось лишь принимать нестерпимо блаженные ощущения. Гейб снова дотронулся до ее клитора, потом опустил вибратор ниже, к чувствительной плоти больших губ влагалища.
   Гейб ввел вибратор совсем немного, имитируя мелкие толчки члена.
   Миа негромко застонала, и ее лицо исказилось от напряжения.
   Гейб ввел вибратор глубже, внимая ее вздохам. Теперь все отверстия были заполнены: затычка в заду и длинный, толстый вибратор в щелке.
   Миа содрогалась всем телом, при каждом толчке вибратора ее ягодицы вздымались вверх. Она извивалась, грозя свалиться с дивана.
   – Гейб, пожалуйста! – взмолилась она.
   – Ты хочешь кончить?
   – Ты же знаешь, что хочу, – простонала она.
   Гейб усмехнулся, извлек вибратор, встал на колени и коснулся языком клитора и входа во влагалище.
   – О боже! – воскликнула Миа.
   Гейб стал нежно сосать клитор. Миа снова напряглась. Почувствовав это и ощутив влагу на языке, он опустился чуть ниже, зная, что Миа находится на грани оргазма.
   Затем он встал, расстегнул ширинку и вытащил свой твердый, истомившийся член. Встав сзади, он глубоко вогнал его во влагалище.
   Миа с присвистом выкрикнула его имя.
   Гейб взялся за связанные запястья, как за поручень, и принялся с упоением трахать Миа.
   Внутри Миа все намокло. Гейба охватило жаркое, сладостное возбуждение. Ему понадобилась вся сила воли, чтобы не поддаться похоти и не кончить немедленно, но он поклялся, что все это делается для Миа. Он подождет. До конца вечера он хотел порадовать ее много-много раз.
   Миа вздрагивала, напрягаясь всеми мышцами. Ее тело стало совсем жестким. Она сдавленно вскрикнула и на очередном толчке обмякла.
   Гейб замер, ожидая, когда завершится ее сильный, резкий оргазм. Потом он осторожно вытащил член и убрал в брюки.
   Давая Миа передохнуть, он сходил в спальню и прихватил плетку. Вернувшись, он увидел, что глаза Миа закрыты.
   Гейб коснулся плеткой ягодиц и провел выше. Миа мгновенно открыла глаза и замерла в предвкушении.
   – Миа, тебе нравится, когда я тебя стегаю?
   – Да, – прошептала она.
   – Тебе хорошо от этого? Тебе нравится эта резкая, пронзительная боль, которая так близка к наслаждению?
   – Да! – ответила она громче.
   – Сегодня я выпорю тебя не в наказание. Твоя попочка покраснеет только для нашего удовольствия. А когда она станет совсем красной, я тебя оттрахаю в нее.
   Миа застонала, и этот звук воспламенил его целиком – голос женщины, предвкушающей наслаждение, хриплый и сладостный.
   Гейб склонился и осторожно вытащил затычку. Миа дернулась и испустила еще один восторженный стон, радуясь избавлению от затычки. Гейб снова провел по ее телу плеткой, а потом нанес первый удар.
   Он стегнул бережно, умеряя силу. Ему хотелось покрыть ее ягодицы ровными красными полосами. Если переусердствовать, она испытает лишь боль. Нет, он будет стегать ее так, чтобы она просила еще и еще, умоляя не останавливаться.
   До чего же красива была его Миа, связанная по рукам и ногам, простертая перед ним. Ее волосы разметались по плечам, а диван напоминал черное ночное небо.
   Каждый удар оставлял на ягодицах красный след, сохранявшийся достаточно долго, но после бледневший, и тогда наступал черед нового.
   Миа извивалась, будто силилась разорвать путы, но исправно выгибала задницу, призывая: еще.
   К пятнадцатому разу удары окрепли, след сохранялся дольше, и ягодицы расцвели как роза.
   Еще немного – и он засадит в ее тугую попку, растворившись в прелести ее покорности.
   Очередной шлепок слился с другим звуком, разорвавшим гостиную.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация