А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вожделение" (страница 24)

   Глава двадцать шестая

   Открыв глаза, Миа ощутила в одном из них резкую боль. Казалось, в него вонзили пестик для колки льда. Она застонала и отвернулась от яркого света, струившегося в окно. Ее взор натолкнулся на Гейба, стоявшего на пороге.
   Он был в джинсах и футболке. Засунув руки в карманы, он шарил взглядом по ее телу. Может, она слишком редко видела Гейба в джинсах, но зрелище было отчаянно соблазнительным даже в ее нынешнем состоянии.
   – Ну что, паршиво?
   Миа не стала прикидываться, будто не поняла его вопроса. Она кивнула, и голова заболела еще сильнее.
   Гейб шагнул к кровати, присел на край:
   – Внизу ждет машина. Одевайся и поехали.
   – Куда? – наморщила лоб Миа.
   Ей не хотелось шевелиться – только спать. Наверное, часов через шесть она проснется и станет легче.
   – Ко мне, – лаконично ответил Гейб. – У тебя пять минут на сборы. Не заставляй меня ждать.
   Миа досадливо скривилась, едва он вышел из комнаты. Если он дал ей всего пять минут, пусть не ждет, что она будет выглядеть лучше ходячего мертвеца. Чтобы прийти в себя, ей нужен горячий душ и куда больше времени.
   Если на то пошло, она вообще не помнила, как Гейб очутился в ее квартире. Кто ее укладывал? Он? Или она сама легла? Последним ее воспоминанием была чистка зубов. А потом она проснулась.
   Значит, Гейб провел здесь ночь, но спал ли он?
   Стеная, Миа сползла с кровати и поплелась к шкафу. Она надела футболку и джинсы, не волнуясь о лифчике и трусиках. Все равно Гейб терпеть не может, когда на ней белье.
   Она побросала в дорожную сумку кое-что из одежды, добавив все-таки трусики и лифчик. Потом зашла в ванную и прихватила туалетные принадлежности.
   Гейб стоял и смотрел в окно. Услышав ее шаги, он обернулся:
   – Готова?
   Миа пожала плечами. Конечно нет, но какая разница?
   Гейб обнял ее за талию и вывел из квартиры. Вскоре они уже садились в машину. Едва они тронулись с места, Гейб знаком велел ей придвинуться и обхватил за плечи. От него исходило тепло. Слабо вздохнув, Миа устроилась у него на груди и закрыла глаза. Она ждала, что Гейб начнет читать ей нотации или еще за что-то выговаривать, но он был на удивление тих, как будто считался с ее адской головной болью.
   Гейб поцеловал ее волосы и расправил сбившиеся пряди.
   – Когда приедем, я дам тебе таблетку. И надо поесть. Я приготовлю что-нибудь легкое, чтобы не раздражать желудок.
   В ее животе зародилось томление, и вот оно разлилось по всему телу. Как легко затеряться в фантазиях, представляя себя наедине с Гейбом. И все потому, что с ним было легко. Он заботился о ней и знал, что ей нужно. Был ли он требовательным? Да, но только не эгоистом. Он брал. Он был беспощаден. Но он же и отдавал, причем щедро, и не столько материально, сколько эмоционально, хотя скажи она об этом, Гейб стал бы отрицать.
   Когда они подъехали к его дому, Миа почти спала. Открыв дверь, Гейб вынес ее из машины и дошел до лифта. Не спуская ее с рук, он вставил карточку, и кабина плавно устремилась вверх.
   Он уложил Миа на диване в гостиной, принес из спальни пару подушек и одеяло. Сам ненадолго отлучился в кухню, откуда вернулся со стаканом молока и таблеткой. Миа нахмурилась и вопросительно посмотрела на Гейба.
   – От головной боли, – пояснил он. – Но сперва молоко. От этих таблеток кружится голова, их лучше не принимать на пустой желудок.
   – Что это? – насторожилась Миа.
   – Пей, Миа. Я не дам тебе ничего плохого. А поскольку сегодня выходной, я гарантирую, что тебе не грозит выборочный тест на наркотики, так что можешь не волноваться.
   Миа улыбнулась, насколько позволила больная голова, и взяла таблетку. Она выпила полстакана молока, потом проглотила лекарство и прикончила остатки, вернув Гейбу пустой стакан.
   – Устраивайся поудобнее. Я сейчас приготовлю нам поесть и принесу сюда.
   Довольная тем, что Гейб возится с ней, как с ребенком, Миа поплотнее натянула одеяло и положила голову в гнездо из подушек. Если рассерженный Гейб всегда будет так хлопотать вокруг нее, она постарается сердить его почаще. Впрочем, она вообще не знала, из-за чего он гневался.
   Таблетка начала действовать, когда Гейб вернулся с подносом. Боль прошла, а по жилам разлилось приятное тепло. Ей стало почти хорошо.
   – Ну как? Лучше? – тихо спросил Гейб, садясь рядом.
   – Угу. Спасибо. Ты очень добрый, Гейб.
   Их взгляды встретились. Долгое время они молча смотрели друг на друга. Потом он поджал губы и возразил:
   – Вряд ли ты это скажешь, когда я накажу тебя за вчерашние фокусы.
   – А что я сделала? – вздохнула Миа. – Я мало что помню. Ты почему-то оказался в моей квартире, очень сердитый. За что?
   – Ты совсем спятила, если спрашиваешь, – покачал головой Гейб.
   Миа попыталась возразить, но Гейб остановил ее.
   – Ешь, Миа. Говорить будем потом, когда ты подкрепишься и почувствуешь себя лучше.
   Он подал ей тарелку с горячим рогаликом, намазанным творожным сыром, и небольшую миску фруктов, нарезанных аккуратными кубиками.
   Миа таращилась на еду, не зная, как отреагирует желудок. Затем откусила от рогалика, рассудив, что мучное надежнее фруктов.
   После первого же куска желудок ожил. Неужели вчера, перед поездкой в клуб, она забыла поесть? Значит, пила натощак. Тогда неудивительно, что ее скосило.
   – Я жутко проголодалась, – пробормотала Миа.
   – Ты хоть поела перед тем, как накачаться? – поинтересовался Гейб и тяжело вздохнул.
   Миа покачала головой, готовясь к выволочке.
   – Черт побери, Миа!
   Казалось, Гейб хотел сказать что-то еще, но сжал губы в тонкую линию и тоже принялся за еду.
   Миа ела неторопливо, растягивая удовольствие, хотя организм требовал проглотить все в один присест. Чем дольше она будет завтракать, тем позже Гейб спустит с нее шкуру.
   – Пора бы и доесть, – сказал Гейб. – Миа, ты только оттягиваешь неизбежное.
   Она что-то буркнула и поставила пустую тарелку на кофейный столик.
   – Я правда не понимаю, с чего ты взъелся. Ну, выпила немного. Как будто с тобой такого никогда не бывало.
   Гейб поставил свою тарелку поверх ее и передвинулся. Ему требовалось смотреть Миа в глаза.
   – По-твоему, дело в этом?
   – Либо в этом, либо тебе не понравилось, что я отправилась с подругами в клуб, – пожала она плечами. – В любом случае это не повод, чтобы так сердиться.
   – Говоришь, не повод? – Гейб шумно втянул воздух, закипая от злости. Потом он резко тряхнул головой, пригладил волосы и спросил: – Значит, не догадываешься?
   – Просвети меня, я в потемках.
   – Я знал, что ты идешь развлекаться, Миа. Я только не пойму, почему ты не сказала мне правду? Неужели ты боялась, что я тебя не пущу? Я же знаю, что у тебя есть подруги.
   – И ты поэтому до сих пор злишься? Я не знаю, почему не сказала. Наверное, да, боялась, что ты не разрешишь.
   – Нет, Миа, меня разозлило вовсе не это! – выпалил Гейб. – Мне мой водитель сообщает, что ты не звонила и никуда не просила тебя отвезти. Тишина. Дома тебя тоже не было. Я понял, что ты, скорее всего, поехала на такси. Вы с подругами отправились в клуб. Вы там были одни, без защиты. Ты села в черт-те какое такси, неизвестно к кому, а потом, в другом таком же, вернулась пьяная вусмерть в третьем часу ночи.
   Миа хлопала глазами, полностью смятенная. Она ожидала услышать совсем другое.
   – Дело не в том, что я контролирую каждый твой шаг и тебе нужно спрашивать у меня разрешения потусоваться. Нет, Миа. Меня разозлила твоя беспечность. Я весь вечер провел как на иголках, не имея ни малейшего представления, где ты и не попала ли в беду. Ты не отвечала ни на звонки, ни на эсэмэски. Я не знал, куда посылать шофера. Что мне оставалось думать? Может, твой труп уже валяется в мусорном баке?
   Чувство вины напрочь выбило Миа из блаженного состояния. Ей не нравился тон Гейба, но он был прав. Он всерьез волновался за нее. Пока она пила, хихикала с девчонками и танцевала, он места себе не находил, представляя ее в беде и даже… мертвой. Ох, черт.
   – Прости меня, – тихо сказала Миа. – Я действительно не подумала. Мне это даже в голову не пришло.
   Он сдвинул брови.
   – Ты возвращаешься одна. Поздно ночью. Совершенно пьяная. А если бы меня там не было? Хватило бы тебе сил войти в дом? Или отключилась бы прямо на тротуаре?
   – Кэролайн познакомилась с новым парнем. После клуба поехала к нему. Он посадил меня в такси.
   – Хоть на что-то способен, – с отвращением заметил Гейб. – Тебе нужно было не в такси садиться, а позвонить мне. Я бы приехал, как бы ни было поздно.
   На душе у нее стало тепло. Пусть Гейб был раздосадован и зол, но он искренне волновался. Миа погладила его по лицу и поцеловала.
   – Прости меня, – повторила она. – Я действительно безмозглая дура.
   Гейб провел рукой по ее шее, по волосам, удерживая ее в считаных дюймах от своих губ.
   – Больше так никогда не делай. Я ведь неспроста выделил тебе шофера. В его обязанности входит не только возить тебя на работу и с работы, когда мы не вместе. Если тебе нужно куда-то поехать… куда бы то ни было… звони ему. Поняла? Если вдруг снова попадешь в такую историю, обязательно звони мне. Мне плевать, который час. На твой звонок я всегда отвечу. Если меня нет, звони своему брату или Эшу. Ты поняла?
   Она кивнула.
   Гейб взял ее лицо в ладони:
   – Нам обоим нужно поспать. Ты не выспалась, я вообще глаз не сомкнул. Сейчас отнесу тебя на кровать, и ты заснешь в моих объятиях. А когда очухаешься, я надеру тебе задницу за вчерашнее.

   Глава двадцать седьмая

   Скрестив ноги, Миа сидела на кровати Гейба и уплетала пиццу. Та была божественной и именно такой, какую она любила: много сыра, мало соуса и толстая корочка.
   Гейб пристально следил, как Миа дочиста облизала пальцы, прежде чем вновь повалиться на подушки.
   – Сказка, – блаженно вздохнула она. – Гейб, ты меня балуешь. Другого слова не подобрать.
   В его глазах вспыхнули дьявольские искорки.
   – Скоро увидишь, как я тебя балую.
   Миа сразу сжалась, хотя ее и бросило в жар. Страх экзекуции был велик и неодолим, но какая-то часть ее ждала наказания с предвкушением.
   Поймав его взгляд, Миа спустилась с небес.
   – Я очень жалею о вчерашнем. Я даже не подозревала, что ты так волнуешься. Если бы я догадалась вытащить мобильник, то обязательно позвонила бы тебе или написала. Я бы не стала отмалчиваться.
   – Знаю, – осадил ее Гейб. – Я хочу, чтобы в твоей голове прочно засела мысль о простой осторожности. Когда ты с подругами отправляешься в клуб и напиваешься, ты напрашиваешься на неприятности. С такой компанией может случиться что угодно.
   Миа ужасно нравилось, что Гейб так дрожит над нею. Значит, он что-то испытывает и видит в ней не только сексуальную игрушку.
   – А теперь, если ты наелась, перейдем к наказанию, – объявил он бархатным тоном.
   Вот блин! Глаза Гейба зажглись, они источали похоть. Его желание обжигало Миа раскаленным прутом. Она отодвинула коробку из-под пиццы. Гейб подхватил ее и торопливо поставил на ночной столик.
   – Раздевайся, – приказал он. – Догола. Потом вставай на четвереньки, задницей к краю кровати.
   Миа встала на дрожащие колени и быстро стянула с себя футболку Гейба, представ перед ним обнаженной. Она утвердилась на самом краю, балансируя; затем уперлась руками в простыни, закрыла глаза, глубоко вдохнула и стала ждать.
   Шаги отдались эхом. Звук выдвигаемого ящика. Снова шаги. Гейб что-то положил на ночной столик.
   Он прижался губами к ее ягодице и вдруг закусил кожу. Миа вздрогнула и покрылась гусиной кожей.
   – Ни звука, – велел Гейб. Его голос звенел от страсти. – Ни слова. Наказание примешь молча. Потом я оттрахаю тебя в твою сладкую попочку.
   У Миа дрогнули локти, и она чуть не потеряла равновесие. Ей пришлось проползти дальше и вновь опереться.
   Плеть скользнула обманчиво мягко, вкрадчиво. Затем кожу ожгло ударом.
   Миа закусила губу, чтобы не застонать. В прошлый раз она не успела подготовиться, охваченная желанием. Теперь она сосредоточилась, карауля следующий удар.
   Гейб не бил по одному месту дважды и не наказывал лишь для острастки. Миа получили несколько ударов, разных по силе и резкости. Предугадать, каким окажется следующий, было невозможно – Гейб постоянно менял тактику.
   После семнадцатого раза Миа перестала считать. Ее тело изнемогало от желания. Боль уменьшилась, сменившись ровной жаркой пульсацией. Окружающий мир исчез. Миа переместилась на какой-то иной план, где размывалась граница между болью и наслаждением.
   Потом она ощутила теплый гель, которым Гейб смазывал ей анальное отверстие. Его руки наглаживали ее ягодицы.
   – Твой зад прекрасен. – Голос Гейба снова был шелковым и сладким, как шоколад. – Там остались мои отметины. Ты носишь их, потому что принадлежишь мне. А сейчас я буду трахать тебя в твою сладкую попочку, потому что она тоже моя, а я еще не забрал свое.
   Миа проглотила слюну, опустила голову и закрыла глаза. Руки Гейба обхватили ее бедра, скользнули выше и коснулись ягодиц. Потом до них дотронулась головка его члена. Еще через мгновение Гейб всадил член глубже и распечатал ей анус.
   Он двигался крайне медленно и был терпелив. Куда терпеливее, чем она. Ей хотелось, чтобы это произошло скорее. Она мечтала ощутить его член в своей заднице. Ожидание ее убивало.
   – Расслабься, малышка, – шептал Гейб. – Что-то ты чересчур напряглась. Я не хочу делать тебе больно. Ну-ка, впусти меня.
   Миа старалась повиноваться, но это было непросто. Каждый нерв ее тела был на взводе. Она инстинктивно дернула ягодицами, пытаясь помочь, но Гейб тут же остановил ее, придержав за зад.
   – Терпение, Миа. Я не хочу спешить. Если двигаться слишком быстро, будет больно.
   Он извлек член и тут же ввел обратно, но неглубоко. Миа чувствовала вспухшими ягодицами костяшки его пальцев. Держа член рукой, Гейб проталкивал его внутрь, на этот раз глубже.
   Внутри Миа бушевал нестерпимый огонь. Даже три затычки, доставившие ей столько страданий, не смогли подготовить ее к тому, что происходило сейчас. Член Гейба, вошедший целиком, воспринимался иначе. Миа казалось, что внутри орудуют толстой и очень жесткой палкой, даже не палкой, а железным прутом.
   – Почти вошел, – прошептал Гейб. – Осталось чуть-чуть. Будь паинькой и впусти его целиком.
   Миа попробовала расслабить все мышцы, и Гейб последним мощным толчком вогнал член полностью. Теперь его яйца соприкоснулись с влагалищем.
   Гейб находился внутри, как хотел. Она приняла его целиком.
   – До чего же славно! – напряженным голосом произнес Гейб. – Ласкай себя, Миа, потрудись немного. Упрись щекой в постель и поработай пальчиками, пока я долблю тебя в зад.
   Сальности лишь разожгли Миа.
   Она подалась вперед и устроилась поудобнее, а Гейб трудился. Его прибор плотно сидел в ее заднице. Палец Миа скользнул вниз, и она принялась массировать клитор, возбуждая себя с другой стороны.
   Как ни странно, это принесло некоторое успокоение. Почувствовав, что она слегка расслабилась, Гейб вытащил член почти целиком и моментально вогнал обратно. Его движения были медленными и размеренными, даже нежными. Он не спешил и не терял самообладания. Он двигался взад-вперед, и яйца ударялась о влагалище при каждом толчке.
   – Миа, я скоро выплеснусь. Пожалуйста, не дергайся и продолжай себя ласкать.
   Сама Миа была настолько близка к оргазму, что убрала руку с клитора, иначе ее захлестнуло бы подступающей волной.
   Скорость и сила толчков Гейба нарастали, но сейчас он не нависал над ней и не был груб. И вот она ощутила жаркую струю. Гейб торопливо извлек член. Сперма забрызгала ягодицы Миа и потекла по ляжке.
   Гейб засадил ей снова. Член по-прежнему был твердый как камень. Головка извергла последние капли, но Гейб еще какое-то время трудился.
   Миа не удалось совладать с собой. Едва она коснулась клитора, как ее захлестнул оргазм. Это и вправду напомнило прилив. Ее колени подогнулись, Миа рухнула на живот и распласталась, как морская звезда. Гейб вышел из нее, но лишь затем, чтобы изменить позу.
   Теперь он накрыл ее собой, и член его остался внутри, такой же толстый и твердый. Гейб куснул ее плечо и поцеловал в шею.
   – Делала это раньше? – пробормотал он.
   – Ты первый, – ответила она еле слышно.
   – Хорошо.
   В голосе Гейба звучало полное удовлетворение. Это был его триумф.
   Несколько минут он лежал на ней. Член слабел, уменьшался и уже не давил с такой силой, как прежде. Потом Гейб выскользнул из нее, встал и вышел.
   Миа пыталась осмыслить случившееся. Мысли путались. Еще не утихла эйфория от потрясающего оргазма; зад изнывал от вторжения и побоев. Но удовольствие не шло ни в какое сравнение ни с чем испытанным прежде.
   Гейб вернулся с влажной салфеткой и вытер Миа. Потом ушел снова, и в ванной зашумела вода. Через несколько секунд Гейб подхватил Миа на руки.
   Он оставил ее перед душем, встал под струи и увлек за собой. Горячая вода хлестнула по больным ягодицам. Миа вздохнула, но больше от наслаждения. Гейб снова возился с нею, и сознание этого затмевало все.
   Он намылил ее с головы до пят, особенно бережно обработав все еще красный зад. Когда Гейб закончил, Миа едва дышала и все в ней ныло.
   Потом он тщательно смыл с нее пену, быстро вымылся сам и выключил воду. Гейб вышел первым и развернул перед Миа полотенце. Она шагнула, Гейб укутал ее и прижал к себе.
   – Как ты меня балуешь, – прошептала Миа.
   Подняв голову, она увидела легкую улыбку, тронувшую уголки его губ. Он был безнадежно порочен.
   Гейб вытер ее, и она закрутила полотенце вокруг влажных волос.
   – Не трудись одеваться, – крикнул он вслед, когда Миа выходила из ванной.
   Она улыбнулась обещанию, прозвучавшему в его голосе. Нет, ей незачем одеваться. Это лишь вечер субботы, и им некуда спешить до утра понедельника.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация