А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вожделение" (страница 13)

   Глава четырнадцатая

   Наблюдать за хозяйкой бутика, исполняющей сейчас роль продавщицы, было для Миа захватывающим зрелищем. Гейб действовал с поразительной точностью, мгновенно отвергая вещи, которые ему не нравились, и еще быстрее отбирая то, что пришлось по вкусу.
   Миа еще никогда не покупали одежду, не спрашивая ее мнения. Ей было странно и в то же время очень любопытно.
   Она сразу поняла, что Гейб хорошо разбирается в женских нарядах и обладает хорошим вкусом. Он также не желал, чтобы на ней было платье мало-мальски открытое. Сексуальное – да. Он выбрал несколько, способных взволновать сердце любой женщины, и Миа не была исключением. Ей не терпелось их примерить. Но они и близко не напоминали платье, которое она надела на церемонию открытия отеля.
   Когда примерка наконец состоялась, Миа чуть не упала в обморок, увидев цену, неприлично высокую. Глядя на себя в зеркало, Миа попыталась закрыть ценник, но тот постоянно вылезал, как назойливая реклама.
   Впрочем, ей до цены нет никакого дела, поскольку платить будет Гейб. Наряд был словно специально сшит для нее, великолепно подходя ей по фасону и гармонируя с цветом лица. Красное облегающее платье чуть выше колен, подчеркивающее бедра. Без выреза и рукавов, руки открыты, но грудь и спина – нет.
   Миа вообще не носила красное. Скорее всего, потому, что считала этот цвет слишком… дерзким. Однако цвет ей потрясающе шел. Она была похожа на сексапильную сирену. И хотя оно было закрытое, ткань соблазнительно обрисовывала ее грудь.
   В этом платье Миа выглядела… утонченной. Такой облик ей нравился, так как создавал ощущение принадлежности к миру Гейба.
   – Миа, дай-ка мне посмотреть на тебя.
   Нетерпеливый голос Гейба просочился в примерочную. Удивительно, что он не раздел ее прямо в торговом зале. К их приезду хозяйка специально закрыла бутик и отпустила продавцов. Миа с Гейбом оказались единственными покупателями. Коль скоро Гейб был готов столь щедро раскошелиться, Миа не нашла в этом ничего странного.
   Она осторожно выглянула в зал. Гейб сидел в уютном кресле напротив. Едва выйдя, Миа сразу прочла в его глазах восхищенное одобрение.
   – Великолепно, – изрек Гейб. – Его и наденешь.
   Он повернулся и подозвал хозяйку, которая поспешила к нему.
   – Подберите к этому платью туфли. К тому, что мы отобрали, можете добавить еще что-нибудь на ваше усмотрение. Пусть все упакуют и отправят мне на дом.
   – Да, сэр, – просияла та и посмотрела на ноги Миа. – Мисс Крестуэлл, какой у вас размер обуви?
   – Шестой[2].
   – Думаю, у меня есть замечательные туфли. Сейчас принесу.
   Она исчезла и вскоре вернулась с парой туфель на серебряных шпильках дюймов по пять. Миа хотела сказать, что не сможет ходить на таких каблуках, но Гейб ее опередил. При виде туфель он нахмурился:
   – Она же убьется. Найдите что-нибудь поприличнее.
   Хозяйка умчалась и вернулась с новой парой: черные сексуальные лодочки, но каблуки больше не были похожи на зубочистки.
   – Вот эти годятся, – одобрил Гейб.
   Он взглянул на часы, и Миа поняла, что дело сделано. Она молча вернулась в примерочную и сняла платье, стараясь его не помять. Одевшись, она отдала платье хозяйке, и та упаковала его вместе с туфлями.
   Когда Миа вышла из примерочной, Гейб уже ждал ее. Они направились к выходу. Рука Гейба, лежавшая у нее на спине, обжигала. Интересно, она всегда будет так реагировать на его прикосновения? Наступит ли время, когда он, дотронувшись до нее, не вызовет дрожи во всем теле? Вряд ли. Они были подобны магнитам, которые неудержимо тянуло друг к другу.
   Расплатившись, Гейб вывел Миа из магазина. Они сели в машину и поехали к нему домой. Зная, что Кэролайн томится в неведении, ломая голову, что происходит с подругой, Миа достала мобильник и быстро набрала эсэмэску.
...
   Я с Гейбом. Не знаю, останусь ли у него. Нам нужно быть на приеме. Занимались покупками. Обалдеть. Расскажу потом.
   Гейб с любопытством посмотрел на нее, но промолчал. Миа едва успела убрать телефон, как тот ожил. Рингтон выдал, что звонит Джейс, и Миа снова полезла в сумочку.
   – Джейс, – шепнула она Гейбу.
   Тот кивнул.
   – Привет, Джейс.
   – Миа, как ты там? Все в порядке?
   – Конечно. А ты как? Когда вы с Эшем возвращаетесь?
   Она страшилась услышать дату. Когда Джейс вернется, от него не удастся скрыть, что она работает у Гейба. И неизвестно, сколько сплетен про них достигнет ушей Джейса. Рассказать? Только не сейчас. Может быть, никогда.
   – Рассчитываем вернуться послезавтра. У нас все нормально. Просто хотел услышать твой голос и убедиться, что у тебя все хорошо.
   На заднем плане что-то сказал Эш, донесся приглушенный женский смех. Миа застыла, мгновенно вспомнив подслушанный в туалете разговор.
   – Где ты? – спросила она.
   – В отеле. Завтра у нас еще одна встреча, а вечером идем на прием, который организуем для местных инвесторов. Вылетим утром пораньше и к полудню будем в Нью-Йорке.
   Если брат с Эшем находились в отеле, то с ними и вправду была женщина. Да, Миа многого не знала о брате. Внезапно услышать о его сексуальных пристрастиях было странно и мерзко. Нет, она не хотела знать никаких подробностей. Ей это было крайне неприятно. Она не имеет ни малейшего желания представлять, как Джейс и Эш вдвоем развлекаются с одной женщиной.
   – Ладно, тогда пока.
   – Давай куда-нибудь сходим, когда я вернусь, пообедаем. Мне до сих пор стыдно, что мы разминулись на открытии. Я уже давно тебя не видел.
   – Давай, с удовольствием.
   – Отлично. Значит, заметано. Я позвоню, как только приеду и разберусь с делами.
   – Люблю тебя, – сказала Миа, почувствовав сильный прилив нежности к старшему брату.
   Джейс был важнейшей частью ее жизни. Он не заменил ей погибшего отца, но она с малых лет постоянно ощущала его присутствие и поддержку. Когда не стало родителей, Джейс сам был еще очень молод, а она и вовсе ребенок. Мало кто из мужчин, оказавшись в таком положении, согласится взвалить себе на плечи заботу о младшей сестре.
   – И я люблю тебя, малышка. До скорой встречи.
   Миа закончила разговор и какое-то время сидела, глядя на телефон. Ее снедало чувство вины. Конечно, можно было возразить: она уже взрослая и в состоянии сама принимать решения. Но не стоило забывать, что Джейс с Гейбом были близкими друзьями и деловыми партнерами. Миа вовсе не хотелось вставать между ними. Но в то же время ей было не совладать с неодолимой тягой к Гейбу.
   – Он тебя чем-то огорчил? – спросил Гейб.
   Миа подняла голову и изобразила улыбку:
   – Что ты, вовсе нет. Джейс хочет со мной пообедать, когда вернется. – Она замолчала и помрачнела, вспомнив об исключительном праве Гейба распоряжаться ее временем. – Я надеюсь, это не страшно?
   – Миа, я же не деспот, чтобы лишать тебя общения с друзьями и близкими, – с досадой ответил Гейб. – Особенно с Джейсом. Я знаю, как вы дружны. Конечно, иди с ним. Хотя потом ты поедешь ко мне.
   Миа кивнула, обрадованная его быстрым согласием. Гейб был собственником, стремящимся все держать под контролем. Миа знала это еще до контракта. Однако она не представляла, где кончается ее свобода и насколько буквально понимает Гейб условия контракта.
   – Гейб, хочу тебя кое о чем спросить. – (Он вопросительно поглядел на нее.) – Эта работа… твоим личным ассистентом – это все маскарад? Дело в том, что вот меня сегодня представили, познакомили, а потом Элинор вдруг заказывает мне ланч и лично приносит его. Знаешь, мне стало неловко. И так уже идут разговоры.
   – Какие разговоры? – Гейб поднял руку, в глазах его внезапно вспыхнул гнев.
   – Я к этому еще вернусь, – ответила она нетерпеливо. – Я хочу знать, будет ли от меня реальная польза. Ты готов платить мне кучу денег, и я хочу их зарабатывать не только… сам понимаешь как.
   Гейб удивленно поднял брови:
   – Миа, ты не какая-нибудь шлюха. Если еще раз услышу что-то подобное – надаю по заднице.
   Она испытала облегчение, хотя и не думала, что Гейб считает ее шлюхой. Скорее, она сама была о себе такого мнения, и это ей очень не нравилось.
   – Что касается твоего вопроса, то если я в первый день не завалил тебя работой, не думай, что так будет и впредь. Я введу тебя в курс дел и познакомлю с нюансами. Учти, это нам обоим в новинку. Я привык обходиться без ассистента, и мне придется менять свои привычки.
   – Гейб, я всерьез хочу работать, а не просто получать деньги. Мне это важно. Ты много говорил, что в кондитерской я себя гроблю. Не хочу, чтобы меня нанимали только ради сексуальных услуг.
   – Понятно. Теперь давай о сплетнях. Что случилось, черт побери? Тебе сказали какую-то гадость? Я надеру им задницы.
   – В лицо мне никто ничего не говорил. Я услышала случайно. Это не было предназначено для моих ушей. Их бы удар хватил, узнай они, что я слышу их разговоры. Я не знаю тех, кто говорил. Я не могла всех запомнить, пока Элинор водила меня по отделам. Я пряталась в кабинке туалета, когда туда зашли какие-то женщины.
   – Пряталась в туалете? – поразился Гейб.
   – Я зашла в туалет, когда там никого не было. Залезла в кабинку, закрыла дверцу, – затараторила Миа. – И почти сразу же появились эти женщины. Как только они начали говорить, я затаилась. Разговор был не из приятных.
   – И что они сказали?
   – Ничего неожиданного.
   – Миа! – зарычал Гейб. – Говори, что ты слышала.
   – Они гадали, трахаешь ты меня или нет. Потом заговорили про Джейса с Эшем. И вот после его недавнего звонка я задумалась: может, в их словах и есть доля правды?
   – Да, я трахаю тебя, – отозвался он буднично. – Это никуда не денется. Но никто не знает наверняка. Мы это уже обсуждали. Они могут думать что угодно, ничего не попишешь. Я не идиот, чтобы разубеждать их. Если им что-то втемяшится, то изменить ничего не удастся. Мне вообще наплевать, что о нас думают. Но пусть изволят относиться к тебе с уважением. Если только я услышу или до меня дойдет, что кто-то сказал тебе нечто подобное в глаза, я немедленно вышвырну его вон.
   Добавить было нечего.
   Миа намеренно не рассказала о женщине, проникшей к Гейбу в кабинет, хотя ее мучили угрызения совести. Разве он не должен знать, что в его личной жизни копаются? Если на то пошло, то разве правильно утаивать, что о контракте узнали, по крайней мере, в конторе?
   От этих мыслей Миа стало не по себе. Она была предана Гейбу. Она ничем не обязана этим женщинам. Если Гейб выяснит, что она знала о том, что кто-то залез в его кабинет, и не сказала, он рассвирепеет.
   Миа вздохнула, ненавидя положение, в котором оказалась.
   – Что еще? – вскинулся Гейб.
   Она виновато посмотрела на него, снова вздохнула, потом ответила:
   – Гейб, есть еще кое-что, о чем тебе следует знать.
   – Я слушаю.
   – Я рассказала не все. – (Он стал мрачнее тучи.) – Там было несколько женщин, и я понятия не имею, кто они. Но они обсуждали… твой контракт. Сначала только гадали. Потом одна сообщила, что контракт не выдумка, она его видела собственными глазами.
   – Да как она, черт возьми, могла его видеть?
   Миа чувствовала: Гейб не поверил, а если она выложит подробности, то он разозлится всерьез. Оставалось надеяться, что его гнев не испортит им вечер, так как ей вовсе не улыбалось остаться на ночь с разъяренным Гейбом, размышляющим о коварстве его работников.
   – Она утверждала, что подобрала ключи и залезла в твой кабинет. Ей было любопытно узнать насчет контракта, и она стала рыться в твоем столе.
   – Твою мать!
   Его возглас взорвал салон автомобиля, и Миа съежилась, как от удара хлыстом.
   – Давай по порядку. Она утверждает, что подобрала ключ к двери моего кабинета, потому что ей захотелось узнать, правду ли обо мне говорят? Я правильно понял?
   Ярость, звучавшая в его голосе, напугала Миа. Гейб буквально корчился от злости.
   – Да, так она сказала, – тихо подтвердила Миа.
   – Завтра я этим займусь. Если придется уволить всех, я так и сделаю. Не собираюсь работать с людьми, которым не доверяю.
   Миа закрыла глаза. Меньше всего ей хотелось, чтобы с ее приходом в компании начались скандалы. Ее целью было только предупредить Гейба о необходимости соблюдать осторожность. Возможно, навести его на мысль, что не стоит хранить в кабинете столь важные документы личного характера.
   Но вот Гейб совладал со своим гневом. Подвинувшись ближе, он взял ее за руку и успокаивающе пожал.
   – Миа, тебе не о чем волноваться. Они же тебя не видели. Ты вне подозрений. Она решит, что ее заложили подружки.
   – Мне все равно неприятно думать, что из-за меня кто-то лишится работы, – пролепетала она.
   – Ты слишком мягкосердечна. Если эта особа предала меня, ее нельзя оставлять в компании. Я не потерплю вероломства.
   Миа сочла это справедливым, но лучше бы Гейб узнал о вторжении в свой кабинет не от нее.
   Машина подъехала к его дому. Они вышли. Гейб забрал из багажника коробки и повел Миа к входным дверям.
   Едва лифт поднял их в квартиру, Гейб свалил коробки в прихожей, а Миа потащил в гостиную, на толстый мягкий ковер из мерлушки.
   – На колени, – приказал он.
   Обескураженная Миа повиновалась. Ее колени утонули в ковре.
   Гейб расстегнул ширинку и вынул член. Тот не успел встать, и Гейб помог ему рукой, жадно глядя на ее рот.
   Миа завороженно следила, как набухал и твердел член, становясь длиннее и толще. Рука Гейба гуляла взад-вперед по стволу – красиво и эротично. Атмосфера наполнилась предвкушением. Миа чувствовала, как сильно Гейб возбужден, и понимала, что возбуждение требует выхода.
   Рука Гейба скользнула к головке члена и чуть сдавила ее. Миа знала, чего сейчас потребует от нее Гейб. Ей оставалось лишь стиснуть бедра, чтобы унять нараставшую боль. Ее рот наполнился слюной. Ей не терпелось поскорее взять его член в рот, ощутить его вкус.
   Гейб обещал, что у нее будет такая возможность. Время пришло.
   – Сегодня все было для тебя, Миа. Теперь все будет для меня. Открывай рот.
   Миа едва успела подчиниться, как Гейб с силой вогнал туда член, глубоко и жестко. Контраст с мягким ковром, на котором она стояла, был настолько велик, что обострил ее ощущения. Она сделала глубокий вдох, наслаждаясь запахом и вкусом его члена. Миа до боли хотела Гейба, жаждала его власти. Она не могла им насытиться.
   Гейб схватил ее за волосы, придержал голову, вынул член и тут же засунул снова.
   – Ах, Миа! У тебя такой сладкий ротик. Я мечтал о нем. Мечтал трахнуть тебя в эти ласковые губки и спустить тебе прямо в горло.
   Миа закрыла глаза. Ее тело сотрясалось от его движений, становившихся все интенсивнее. Она была не мастер брать в рот, но все-таки понимала в оральном сексе и собиралась удовлетворить Гейба так, чтобы он забыл обо всех женщинах, лизавших ему член.
   Она сосала и облизывала, позволяя Гейбу вталкивать член ей в рот и вытаскивать наружу. Похоже, она все делала правильно, так как с губ Гейба сорвался стон наслаждения. Это придало ей уверенности и подхлестнуло ее желание. Миа перехватила инициативу и всосала член как можно глубже.
   – О черт! – воскликнул Гейб. – Правильно, малышка. Бери его глубоко. Соси жестче. Обожаю чувствовать твой рот. Обожаю, когда вокруг моего дружка сжимается глотка. Соси его. Сильнее. Бери целиком. Вот так.
   Его пальцы впились ей в волосы, и теперь Миа было не пошевелить головой. Она поняла: Гейб и здесь хотел командовать. Ее движения должны были подчиняться его желанию. Она уступила и отдала ему бразды правления.
   Расслабившись, Миа запрокинула голову, чтобы еще глубже протолкнуть его член себе в рот. Она заставляла себя подчиняться ему в каждой мелочи, делать так, как он требовал. Ей хотелось полностью удовлетворить его. И не только. Ей хотелось взорвать мир его сексуальных пристрастий.
   Гейб не ввел, а буквально всадил член ей в рот, ухитрившись проникнуть глубже прежнего. Ее нос упирался ему в пах. Когда она стала задыхаться, Гейб вытащил член, позволив ей глотнуть воздуха.
   Затем все повторилось. Он снова крепко держал ее за волосы. Прежде чем ввести член, он поводил головкой по ее губам, а затем со всей силой запихнул ей в рот.
   – Боже, что ты делаешь со мной! – произнес Гейб срывающимся голосом. – Стой спокойно, Миа. Не шевелись. Я сейчас кончу тебе в рот и хочу, чтобы ты проглотила все до капли.
   Миа уже ощущала вкус предэякулята и знала: Гейб на пределе. Его тело сжалось и напряглось. Еще один признак надвигающегося оргазма. Это не было медленным чувственным танцем, неспешным приближением к завершению. Это было удовольствие из разряда «быстро и грязно».
   Гейб обращался с ее ртом как с влагалищем, ускоряя и усиливая толчки. Чмокающие звуки достигали ее слуха, и каждый такой толчок сотрясал ей щеки. Хотя она и знала о скором выбросе спермы, первая струя застала ее врасплох.
   Рот заполнился горячей, солоноватой, вязкой жидкостью. Но Гейб не останавливался. Миа глотала его сперму, пытаясь удерживать ее во рту, стараясь поспевать за его движениями. Гейб больно натянул ей волосы, но Миа не обращала на это внимания. Затем он встал на цыпочки и засадил член до предела, так что Миа едва не задохнулась. Гейб замер, дожидаясь, пока завершится последний выплеск. Потом его пальцы, державшие волосы, разжались, и он медленно вытащил член из ее рта.
   Миа глотала сперму, кашляла, снова глотала. Ее глаза были полны слез, но она заставляла себя смотреть на Гейба, желая видеть его удовлетворение. Его одобрение.
   Однако в его глазах была не радость, а сожаление, даже раскаяние. Он нагнулся и осторожно поднял Миа с колен. Его руки легли ей на плечи, скользнули по рукам, вернулись от запястий к предплечьям. Все это время Гейб неотрывно смотрел на нее.
   – Миа, я безнадежен. Я даю тебе обещания, которые не могу сдержать. Когда я с тобой, я теряю голову. Я даже не уверен, что нравлюсь себе таким. Но я не могу остановиться. Господи, даже если ты возненавидишь меня, я не смогу остановиться. И не хочу. Меня сжигает потребность в тебе, и она не слабеет.
   Шокированная его откровенным признанием, Миа могла лишь смотреть на него. Она делала выводы, и сердце ее колотилось еще сильнее. Гейб погладил ее по щеке. В его синих глаза сохранялась печаль.
   – Иди одевайся, нам скоро выходить. Мы там долго не задержимся, а потом поедем ужинать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация