А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 7)

   Глава 6

   Диккан Хиллиард не привык ждать. Он прибыл в Лондон в пять утра. Передал нужным людям сведения и получил приказ ожидать ответа. Вернулся в Олбани, чтобы заняться переездом, и зарегистрировался в отеле «Палтни». Даже повидал Барбару Шредер, задержавшись в ее уютном доме выпить рюмку коньяка и обсудить изменения в их соглашении из-за его брака. Принял ванну, поспал и поел, ожидая прибытия жены в полдень. Однако было уже почти восемь, а почтовая карета так и не появилась.
   Его первой же мыслью было: Грейс сбежала. Несправедливо по отношению к ней, но даже в таком случае он не стал бы ее винить. Порой он и сам хотел сбежать.
   В дверь заскреблись, и Диккан подскочил. Но это была всего лишь горничная отеля, тут же испуганно сделавшая реверанс.
   – Поскольку мадам еще не прибыла, ужин откладывается, сэр?
   Диккан уже успел заказать ужин на двоих, чтобы как-то загладить свой внезапный отъезд накануне.
   – Да. Уверен, они вот-вот появятся. Наверное, застряли на этой ужасной дороге.
   Пухлая молодая горничная поклонилась, и в этот миг Диккан услышал в прихожей шум. Судя по громким голосам, прибыл новый постоялец. Диккан вышел за горничной в коридор и тут же узнал нетерпеливый голос своего слуги.
   – Мадам, в вас попала пуля. Ради Бога, позвольте нам помочь!
   В мгновение ока Диккан оказался внизу.
   – Пуля? – переспросил он, не обращая внимания на взгляды других гостей, удивленных тем, что самый элегантный мужчина в Лондоне кричал, словно сержант. – Что, черт возьми, происходит?
   Грейс стояла, опираясь на плечо кучера, с выражением напряженного терпения на лице. Насквозь промокшая и запачканная грязью с ног до головы, она выглядела так, словно упала в воду во время охоты. Следовавший за ней с видом обеспокоенного прислужника Биддл выглядел ненамного лучше.
   – Я пыталась им объяснить, Диккан, – пугающе тихо произнесла Грейс. – Я не ранена. А хромаю потому, что упала на больную ногу. Рана – пустяки.
   – Пустяки? – возмущенно переспросил Биддл. – Мадам, вы потеряли сознание посреди дороги!
   – Я же говорила, – в который раз повторила Грейс, – что теряю сознание всякий раз при виде крови.
   С трудом сохраняя свое хваленое самообладание, Диккан насмешливо приподнял бровь.
   – Потеряла сознание? Женщина, которая ухаживала за ранеными во время всего похода по Пиренейскому полуострову? Чудеса!
   Грейс подняла голову, и он увидел в ее глазах усталость.
   – Это была моя кровь, – поправила она. – Недоразумение, конечно, но ничего не поделаешь. Я могу стоять по колено в крови, но стоит мне увидеть хотя бы каплю собственной крови, как падаю в обморок.
   Значит, у его героической жены тоже есть слабость. Диккан с трудом удержался от улыбки. Однако одного взгляда на лицо Грейс было достаточно, чтобы ему расхотелось улыбаться. К тому же толпа слышала все страшные подробности. За последние два дня ему уже хватило любопытных зрителей.
   Понимая, что его спокойствие передастся Грейс, он подошел к кучеру.
   – Действительно, досадный недостаток, мадам. К счастью, Биддл намного храбрее. Он теряет сознание при виде пятен от травы на моих бриджах.
   Ну вот. Она улыбнулась. У всех остальных был вид затравленных животных. Диккан понимал их. Он и сам на миг перепугался, заметив на предплечье Грейс широкую белую повязку.
   – Позовите врача, – обратился он к стоявшему с праздным видом посыльному. – Моей жене понадобится ванна и служанка, поскольку ее собственная не смогла отправиться с ней, отсюда и ее сходство с уличным мальчишкой. – Диккан не удержался и отвел прядь густых волос с запачканной грязью щеки Грейс. – А ты, жена, – произнес он, ведя ее к лестнице, – все мне расскажешь про свою рану.
   Она кивнула, медленно переводя дух, словно пыталась унять боль.
   – Разбойники, – выдохнул Биддл, семеня за ними следом и нервно заламывая руки.
   – Это был удачный выстрел, – с отвращением произнесла Грейс. – Я только добралась до мушкетона…
   Диккан остановился.
   – До мушкетона? Ты собиралась взять в руки ружье?
   Позади раздался смех кучера.
   – Взять в руки? Она не просто взяла его в руки! Прикончила одного мерзавца, а второй сам наделал в штаны.
   – Она спасла нам жизнь, – сказал Биддл, и Диккан с изумлением увидел обожание в глазах слуги. Боже, куда катится мир?
   – Мы поговорим об этом наверху, Грейс, – мрачно сказал он. – Если ты, конечно, сможешь подняться.
   Она нетерпеливо хмыкнула.
   – У меня всего лишь болит нога, сэр. Мне же ее пока не ампутировали.
   – А рука?
   Она сухо улыбнулась:
   – Тоже побаливает.
   Обернувшись, Грейс улыбнулась кучеру, который по-прежнему стоял посреди элегантного холла отеля «Палтни» с мокрой шляпой в руке.
   – Мистер Уилсон, спасибо. Мой муж с радостью вознаградит вас за помощь.
   Здоровяк вспыхнул, как мальчишка, и принялся крутить свою шляпу в руках.
   – Что вы, миледи. Это вам мы обязаны. Надеюсь, все наладится. И если вам что-нибудь будет нужно, только позовите.
   – Биддл! – крикнул Диккан.
   Вытаскивая кошелек, слуга довел кучера до парадного входа. Как только они ушли, Грейс повернулась к лестнице.
   – Спасибо. Он хороший человек. Думаю, я его напугала.
   Диккан покачал головой:
   – Вы и меня пугаете, мадам.
   Грейс наморщила лоб.
   – Может, хватит называть меня этим отвратительным словом «мадам»? Я думала, что мы сошлись на Диккане и Грейс. Хотя, – она досадливо улыбнулась при виде своего испорченного наряда, – в данный момент я сама на себя не похожа. Издержки свадебного путешествия.
   Диккан оглядел ее с ног до головы.
   – Да ты мастерица по части эвфемизмов. Не думай об этом. Уверен, ты вновь почувствуешь себя прекрасно, когда отскребешь всю эту кентскую грязь.
   Устало поднимаясь по лестнице, Грейс со вздохом кивнула.
   – Не хотела бы тебя огорчать, но боюсь, придется нам на день отложить наши планы.
   – Ты имеешь в виду любезный совет капитана Ролстона?
   Грейс вспыхнула, и Диккан отметил, как портит ее румянец.
   – Это был не совет, сэр, а шантаж.
   – Ах, женушка, – произнес Диккан, помогая Грейс подниматься по широкой лестнице, – что за жизнь была бы без небольшого шантажа? Конечно, светским сплетникам придется прикусить языки. Полагаю, я смогу пережить эту небольшую задержку. Но не очень долго. У мужчины есть свои потребности.
   Самым странным было то, что Диккан говорил совершенно искренне. Как можно было одновременно радоваться нежданной передышке и чувствовать себя разочарованным?

   Сообщение достигло клуба «Уайтс» в десять часов вечера. Хирург сбежал из тюрьмы. Самый жуткий наемник-убийца на всем континенте был заключен в Ньюгейт, ожидая суда за убийство и шпионаж. По проверенным сведениям, он исчез накануне ночью, оставив после себя трупы двух стражников с перерезанным горлом и вырезанными на лбу словами «до свидания».
   Прочитав донесение в гостиной клуба за бокалом шамбертена, Маркус Белден, граф Дрейк, тихо, но выразительно выругался. Только этого им сейчас не хватало.
   – Знаешь, почему мы услышали об этом лишь сейчас? – спросил он у человека, доставившего новости.
   Барон Терск, на два десятка лет старше Дрейка – такой скромный и непримечательный человек, что после его ухода люди могли с трудом его описать, – занял кожаный стул напротив и вращал пальцами ножку бокала с коньяком.
   – Чиновники из Ньюгейта не желают, чтобы узнали об их грешках.
   Дрейк иронически приподнял бровь.
   – Девушка из рабочей среды, застуканная с надзирателем, – это и есть тот самый грешок. Побег одного из опаснейших преступников в Европе – катастрофа. Особенно теперь. Ты слышал о неприятностях Хиллиарда?
   Терск пожал плечами и сделал глоток.
   – Был пойман, когда пытался залезть под юбку одной из самых знаменитых девственниц во всем королевстве.
   Дрейк покачал головой:
   – Это было подстроено. Он сказал, что Эвенхем его предупреждал.
   – Очень удобно для Хиллиарда сообщить нам, когда все уже случилось.
   Дрейк взял в руки доклад.
   – Он предупреждал нас и о Хирурге.
   – Слишком поздно, чтобы можно было успеть что-то предпринять.
   – Думаешь, он сам все придумал, даже весь этот заговор с целью шантажа? Ради Бога, приятель, Хиллиард привез достаточно сведений, чтобы уничтожить помощника министра финансов. Разве оппозиция не пошла бы на все, чтобы его остановить?
   Терск хмыкнул.
   – Он женился, а не был убит из засады. Кроме того, лишь избранные знают о деятельности Хиллиарда. А не выдумал ли он все эти обвинения, чтобы отвлечь внимание от своего провала с мальчишкой?
   – Хиллиард никогда не лгал. По крайней мере в подобных делах.
   – Но никто из Эвенхемов никогда не участвовал в государственной измене.
   Дверь в холл распахнулась, впустив очередной порыв ветра с дождем и двух новых членов клуба. Дрейк наблюдал за приходящими и уходящими гостями из своего укромного уголка, размышляя, какие оплошности привели к сложившейся безвыходной ситуации. Какие связи могли бы потребоваться, чтобы все это подстроить. В это мог быть вовлечен любой из входящих в клуб.
   – Сидмаут уверен, все дело в плохом руководстве, – заметил Терск, уставившись в бокал. – Революционеры пускают нам пыль в глаза. Когда мы поймем, что имеем дело с диверсией, они свергнут парламент. Дело уже начато, посмотри: чертовы луддиты уничтожили ткацкие станки, а чернь протестует против хлебных законов. – Дрейк хотел было ответить, но Терск уже завелся. – И еще эти вернувшиеся с войны солдаты бродят по улицам и напрашиваются на неприятности. Предателей следует искать среди них.
   Дрейк покачал головой:
   – Уверен, министр внутренних дел предпочтет подумать именно так. Но и Хиллиард, и Джек Грейсчерч добыли одни и те же сведения, которые указывают отнюдь не на недовольных солдат. Это чепуха. Тут могут быть замешаны весьма влиятельные люди. – Он нетерпеливо хмыкнул. – «Британские львы». Идиотское название для горстки предателей.
   Терск с изумлением взглянул на него.
   – Ты говоришь о высшей знати, о тех, кто занимает основные посты в правительстве. Для чего им ставить под угрозу свое положение? Где логика?
   Дрейк сделал глоток коньяка.
   – Ты ведь читал донесение. Они хотят получить трон. Не забывай об этом. Эвенхем сказал Хиллиарду, что эта группа помогала Наполеону, надеясь, что он при удачном стечении обстоятельств поможет им захватить власть.
   Он поежился, вспомнив о цене, которую противники узурпатора могли заплатить за предательство. Веллингтон царил в битве при Ватерлоо, но если бы злоумышленникам удалось его устранить, последствия могли бы быть ужасающими.
   – Про Эвенхема – это слова Хиллиарда, – сухо напомнил Терск.
   Дрейк взглянул на своего собеседника и прочитал в этих ничем не примечательных карих глазах подозрение.
   – Я ему верю. После того что случилось с Грейсчерчем, я не сомневаюсь, что за всем этим стоят могущественные силы, которые намерены свергнуть правительство. И чтобы остановить их, у нас останется совсем мало времени.
   Терск хотел было возразить, но вместо этого лишь покачал головой и огляделся по сторонам, словно стараясь убедиться, что их никто не подслушивает.
   – Что ж, пока у нас нет возможности лучше проверить сведения Хиллиарда, мы в безвыходном положении.
   Дрейк вынужден был согласиться.
   – Если бы только не исчез его лучший осведомитель.
   – Любовница?
   Дрейк кивнул:
   – Мадам Феррар. Знаю, как он старался уговорить ее переехать сюда.
   Терск хмыкнул:
   – Теперь я понимаю почему. Она очаровательна. Похоже, Хиллиард теряет свои навыки. Хотя бы Шредер переехала к нему…
   – Бабс? Ты же знаешь, он без нее не ступит и шагу. А что до мадам Феррар, то я отправил к ней другого джентльмена, посмотрим, что получится. А пока нам следует держать полученные сведения при себе. В конце концов, поимка Хирурга была государственной тайной. Тот, кто его освободил, достаточно могуществен, коль располагает столь секретными сведениями.
   Это не понравилось Терску.
   – Следи за своей группой, Дрейк. Помни, нам по-прежнему не известно все, что делал во Франции Грейсчерч.
   Равнодушное замечание о человеке, пожертвовавшем четырьмя годами жизни и памятью ради службы короне.
   – Джек тоже не знает. Он по-прежнему в своем поместье в Суссексе, приходит в себя после Ватерлоо.
   И помогает жене оправиться после ран, нанесенных Хирургом, подумал про себя Дрейк. Ран, за которые Маркус винит себя. Именно он послал Джека во Францию внедриться в правительственные круги и нес ответственность за безопасность его и Оливии, когда Хиллиард привез их из Бельгии.
   И даже после всего этого Джек помнил лишь часть сведений, ради которых рисковал жизнью, потому что лишился памяти после взрыва бомбы совсем рядом.
   – Надо его предупредить, – сказал Дрейк, поставив бокал на стол.
   – К нему отправят посыльного.
   – Нет, я сам поеду. Ты ведь подчеркнул, что участники группы Дрейка – моя ответственность. Возможно, возьму с собой Диккана.
   – Нет. – Терск глядел в бокал. – Сейчас я не стал бы доверять Хиллиарду никакую конфиденциальную информацию.
   Дрейк нахмурился:
   – Так ты ему все-таки не веришь. Почему, черт возьми?
   – Скажем так: Хиллиард сейчас не в чести у Уайтхолла. Двоюродный дедушка девчонки Фэрчайлд – старый генерал Доус – устроил скандал. Такой же устроит и виконт Бентли, когда узнает о самоубийстве Эвенхема. Мальчишка был его единственным наследником.
   Дрейк хотел спорить. Уайтхолл фактически лишь помогал врагу, отстраняя от дел Диккана Хиллиарда. Но в этих делах Дрейк ничего не решал. Поэтому он будет продолжать выполнять собственную миссию и делать все возможное, чтобы помочь Диккану. По крайней мере в том, что касается правительства.
   Терск уже собирался уходить.
   – Если против Хиллиарда будет предпринята очередная провокация, ему следует позволить скомпрометировать себя? – осведомился Дрейк.
   Терск помедлил, не глядя на собеседника.
   – Терпеть не могу рисковать.
   – Они попытаются снова. Если он не пойдет им навстречу, то поставит под угрозу остальных. Эвенхем говорил, «Львы» могут прибегнуть к шантажу и угрожать расправой с близкими Диккану людьми.
   Терск фыркнул:
   – Ничего у них не выйдет. Каждый в Англии знает, что семья от него отвернулась.
   – А его жена?
   – Разве можно шантажировать его жизнью женщины, на которой он вообще не собирался жениться? Черт возьми, они ведь тем самым окажут ему услугу!
   – Значит, позволить Хирургу добраться до нее?
   Терск побледнел.
   – Сначала будут угрозы. Когда это произойдет, мы начнем действовать. Сейчас многие проблемы торговли зависят от одного немецкого принца, которому не терпится побывать в Ньюмаркете. Хиллиард станет для него отличной нянькой.
   Дрейк покачал головой:
   – Он тебе спасибо не скажет.
   Впервые за все время Терск улыбнулся:
   – Скажет. Ты забываешь, я видел его жену.

   Диккан испытывал двойственные чувства. Меньше всего ему хотелось присматривать за капризным отпрыском королевской семьи. Он бы с радостью побывал на скачках, но только не с принцем. Стоило лишь послушать его рассказы о невероятных любовных приключениях, как хотелось бежать от этого зануды.
   Но с другой стороны, Диккан был вынужден стыдливо признать, что рад возможности снова отложить брачную ночь. Он не любил испытывать замешательство, а именно это случалось с ним уже не раз в присутствии Грейс Фэрчайлд. Вчера он беспокоился о ней. И разумеется, испытал облегчение, когда она вернулась из своего путешествия живой и невредимой. Но, к его огромному удивлению, повязка на руке Грейс привела его в ужас.
   Правда, мысли о будущем от этого не изменились. Наоборот, Диккан еще больше укрепился в своем мнении. Сейчас в его жизни нет времени на мелодраматические переживания. Он не хотел постоянно испытывать удивление перед Грейс. Черт возьми, он даже не собирался с ней спать.
   Да, порой в ее присутствии он испытывал краткие моменты возбуждения. Но больше этого не происходило. И вряд ли произойдет. Только не с женщиной, которая одевалась, как нянька, сражалась, как гусар, и не могла вести себя скромно, даже если от этого зависела ее жизнь.
   Всего две недели назад Диккан ласкал роскошную белую грудь Мины Феррар. Как могла Грейс Фэрчайлд сравниться с ней? Разве не лучше подождать, пока у него возникнет желание?
   А тут еще и Биддл, складывая его вещи, принялся вздыхать. Диккан знал, что Биддл им недоволен. В арсенале его влияния на хозяина было множество смиренных вздохов и недовольного фырканья. Однако на этот раз он, видимо, был на стороне жены Диккана, которая спокойно восприняла известие о его отъезде.
   – Если ты так несчастен, Биддл, – сказал Диккан, надевая тускло-коричневый сюртук, – я могу дать тебе хорошую рекомендацию.
   – Боюсь, в этом нет необходимости, сэр.
   Вздох.
   Диккан взял из рук Биддла бобровую шапку.
   – За вздохами не забудь о бдительности. Хирург на свободе, а я знаю, как ты ненавидишь сюрпризы.
   – Вы не сообщили миссис Хиллиард о его побеге?
   Диккан пожал плечами:
   – Не хочу ее беспокоить. За ней присмотрят. К тому же она уже сыграла свою роль в этом фарсе.
   В ответ Биддл лишь засопел. Диккан махнул рукой и вышел из комнаты. Он поедет верхом. Солнце наконец появилось из-за туч, и уже не было необходимости втискиваться в экипаж с его молодым тучным подопечным. Размышляя о предстоящем, он вышел из дверей отеля «Палтни» и резко остановился. Перед ним стояла его жена, поглаживая морду Гадзукса и что-то ласково приговаривая. Конь, обычно такой же раздражительный, как Биддл, ластился к ней, словно влюбленный поклонник.
   – Не верю глазам своим, мадам! – протянул Диккан, надевая перчатки. – Что вы делаете рядом с этим ужасным животным?
   Грейс подняла голову, и он увидел, что ее лицо светится. Странно, но его сердце вдруг сжалось.
   – Я только что увидела этого милого джентльмена. Он твой?
   Конюх, державший поводья, с трудом спрятал улыбку. Диккан рассмеялся. Гадзукс был самой уродливой лошадью во всем христианском мире. Костлявый, с головой, похожей на кувшин, грязно-саврасый, он неизменно вызывал смех у окружающих.
   – Думаю, ты слишком много времени провела среди солдат, если называешь эту лошадь джентльменом, – сухо заметил Диккан. – Морда Гадзукса пугает детей и разгоняет ворон.
   Грейс рассмеялась гортанным смехом, и Диккан ощутил странное волнение.
   – Гадзукс? – уточнила она, прислонясь лбом к голове лошади. – Как прелестно! На беговой дорожке он бы всех удивил. У него сердце победителя. Понимаю, почему он так много для тебя значит. – Ее улыбка стала шире. – Несмотря на его невзрачный вид.
   Диккан мог поклясться, что его сердце на миг замерло.
   – Этот кусок собачьего корма? – переспросил он, ощутив странное замешательство. Никто прежде не замечал достоинств Гадзукса. Никто не знал, каким он был верным и искренним другом. – С чего ты это взяла?
   Глаза Грейс заискрились.
   – Я видела много некрасивых лошадей, Диккан. В конце концов, Копенгаген Веллингтона мог бы посрамить даже этого джентльмена, но у него золотое сердце. И твой Гадзукс такой же. Скажи, что собираешься получить от него жеребят.
   У меня есть прекрасная кобыла.
   Диккан моргнул. Его сердце забилось сильнее.
   – У тебя?
   Грейс кивнула:
   – Человек, выросший среди кавалеристов, должен разбираться в лошадях. Моя Эпона отлично подойдет Гадзуксу.
   – О чем ты? У нее круглая спина, и к тому же она слепа на один глаз.
   Грейс снова усмехнулась, и Диккан улыбнулся в ответ.
   – Эту сильную вороную красавицу отец привез мне из Испании на день рождения. Знаешь андалузских лошадей?
   Сердце Диккана почти перестало биться. Знает ли он андалузцев? Он всю жизнь мечтал о таких лошадях с их мощными, изогнутыми шеями, широкой грудью и умными глазами.
   – Но ведь их нельзя вывозить из Испании без разрешения короля.
   Улыбка Грейс стала лукавой.
   – Мой отец спас большую часть королевской конницы от французских драгунов. Король его отблагодарил.
   Андалузская лошадь. У Диккана чуть не потекли слюнки. Редкая удача. Гадзукс умрет от счастья.
   Он заставил себя вернуться к действительности.
   – Посмотрим, мадам. Посмотрим. А сейчас я должен проследить, чтобы упитанный глупец ненароком не поставил под угрозу подписание важного документа.
   Диккан думал, что Грейс молча отойдет в сторону. Но она шагнула к нему, поправила его сюртук и похлопала его рукой.
   – У меня будет много дел. Мне нужна служанка, новый гардероб и список выставленных на продажу домов.
   Мгновение Диккан боролся с искушением остаться. Почему этот домашний жест Грейс вызвал у него желание тотчас же броситься к ней в объятия?
   Но прежде чем искушение овладело им, он коротко кивнул и отошел в сторону.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация