А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 5)

   – И я объявляю их мужем и женой во имя Отца, Сына и Святого Духа.
   Слишком поздно. Грейс поняла это по глазам Диккана. Услышала в биении собственного сердца, которое заглушало остальные звуки в холодном соборе.
   – Аминь.
   Грейс хотелось бежать. Хотелось закрыть глаза, как будто это поможет ей спрятаться от неизбежного. Что угодно, только не слабый проблеск истинных чувств в глазах ее новоиспеченного супруга.
   Позади нее раздался голос Гарри:
   – Поцелуй же ее, негодяй.
   И Диккан, криво улыбаясь присутствующим, склонился к Грейс. Она знала, происходящее ненавистно ему. Да и как могло быть иначе? Но откуда ему было знать, что это ее первый поцелуй? И о таком поцелуе могла мечтать любая девушка – нежном, неторопливом и сладком.
   – Что ж, жена, – прошептал ей на ухо Диккан, – поприветствуем наших верных сторонников?
   Грейс оставалось лишь кивнуть, поэтому Диккан поклонился епископам и повел ее по проходу.
   – Нет! – внезапно воскликнула Грейс, увидев перед собой ступени, которые ей придется преодолеть. Они вошли в боковой вход. Теперь же Диккан вел ее к массивным дверям, распахнутым в конце огромного зала, откуда в длинный темный коридор струился свет. Грейс поняла, что ей придется преодолеть медленный и мучительный путь до дверей. – Может, вернемся так же, как пришли?
   Диккан крепче сжал ее руку.
   – И разочаруем твоих гренадеров? Думаю, они уже ожидают тебя с почестями.
   Грейс обернулась и увидела, что хоры опустели. У алтаря на стульях остались сидеть лишь Кейт и какой-то человек, видимо, слуга Диккана. Грейс захотелось, чтобы все ее друзья пришли поддержать ее – Оливия, леди Беа, Бридж и Шон Харпер. Но Оливия была в Суссексе, а леди Беа ждала дома у Кейт. Даже Бридж и Шона не было рядом, потому что она отправила их в Лонгбридж, чтобы они подготовили дом к ее приезду.
   Конечно, теперь это уже не понадобится. Наверное, муж скажет, что ей больше не нужен ее дом и одноногий ирландец, бывший старшина полка с его большой, шумной супругой.
   И одному Богу известно, что он может подумать о ее поваре.
   Но на это у Грейс еще будет время. Теперь же ей надо думать, как выйти из собора. Опираясь на руку Диккана, она повернулась к дверям. Она чувствовала себя ужасно неуклюжей, и у нее болело колено. Грейс пыталась не думать об этом. Пристально глядя на дверь, зиявшую в четырех или пяти милях от нее, она, прихрамывая, стала спускаться по лестнице, на ступенях которой появились впадины от множества ног паломников, и направилась к проходу.
   – Улыбнись, – напомнил Диккан, проводя ее мимо резной алтарной преграды в высокий зал.
   Грейс улыбнулась, хотя знала, что ее улыбка получилась очень жалкой, вымученной. Она дрожала, но предпочитала винить во всем холод. Собор казался бесконечным, повсюду перешептывались величественные тени, а огромный западный вход находился в целой миле от нее. Грейс была уверена, что пошел дождь. Он был бы сейчас очень уместен.
   И вот они с Дикканом вышли из огромных дверей на дневной свет, и Грейс увидела своих гренадеров. Они стояли на ступенях, вытянувшись, по пять офицеров с каждой стороны, гвардейцы и гусары, драгуны и стрелки. При виде ее раздалась оглушительная команда, и солдаты вскинули сабли, образовав над ее головой свод. Гарри даже трижды крикнул «ура».
   Ниже во дворе собралась толпа, привлеченная шумной церемонией. Но Грейс видела лишь своих друзей, вытянувшихся во весь рост, чтобы почтительно приветствовать ее. Слышала их радостные крики. Горло сдавило от переполнявших чувств, и Грейс испугалась, что опозорится прямо у них на глазах. Они все улыбались ей, желали ей только добра. Поэтому она улыбнулась в ответ. Стараясь держаться достойно, она с трудом шла под сомкнутыми саблями, высоко вскинув голову и опираясь на руку Диккана.
   – Вольно, солдаты! – весело крикнула она. – Мой муж только что пообещал, что сегодня ни одному из вас не придется платить за выпивку.
   В ответ раздался восторженный рев. По команде гренадеры дружно развернулись и последовали за молодой четой, словно на параде.
   – Впечатляет, – заметил Диккан, не оглядываясь.
   – Не стоит их недооценивать, – заметила Грейс.
   Он удивленно взглянул на нее.
   – Вы несправедливы ко мне, мадам. Я как раз думал, какой незаурядный человек может заслужить подобную преданность. И удивлялся, что это моя жена.
   Теперь Грейс пришла очередь удивиться. Она обернулась к мужу, ожидая увидеть в его глазах привычный насмешливый блеск. Но его глаза были ясными. Он поднял ее руку и поцеловал. Гренадеры с шумом встретили этот жест. Грейс оставалось только идти вперед.

   Глава 4

   За завтраком наутро после свадьбы было шумно и весело. Леди Кейт задавала тон, одарив каждого солдата бокалом шампанского и поцелуем. Диккан расхаживал по комнате, словно на дипломатическом приеме. Гренадеров не надо было учить, как праздновать, они это умели.
   Грейс ни разу не поднялась с кресла с подголовником, которое Диккан поставил для нее между огромным кирпичным камином и сводчатыми окнами. Очень предупредительно с его стороны, как будто он догадался, как у нее болит нога и кружится голова. Гренадеры выстроились в ряд с поздравлениями, объятиями и обещаниями всегда помогать ей во всем. Грейс улыбалась и потягивала теплое шампанское, испытывая растущее чувство отчуждения, словно ей внезапно пришлось принять участие в спектакле, а она не знала следующей реплики.
   Для нее стало полнейшим удивлением, когда Диккан внезапно подошел к ней сзади.
   – Позвольте забрать мою супругу, джентльмены, – обратился он к гренадерам. – Я, кажется, уже начинаю ревновать к военным.
   – Не говори глупостей, старина, – ответил один из солдат. – Тебе досталась прекраснейшая девушка во всей Англии.
   Его улыбка была искренней.
   – Да, но похоже, мне придется постараться, чтобы она улыбалась мне так же, как улыбается вам.
   Грейс знала, что Диккан снова надел светскую маску, но все равно вспыхнула. Если бы в его словах была хоть доля правды. Позволив ему помочь ей подняться, она склонилась в реверансе перед людьми, которых всегда считала своей семьей, и взяла руку мужчины, оспорившего эту привилегию.
   – Не хочу уводить тебя от гостей, – прошептал Диккан, так низко склонив к ней голову, что от его дыхания зашевелились волоски на шее у Грейс. – Но мне надо быть в Лондоне.
   Какое-то мгновение она непонимающе глядела на него. Он хочет ее оставить?
   – Камердинер Кейт собрал твои вещи, – продолжал он. – Попрощайся со всеми, и мы поедем.
   Он говорил таким тоном, словно не сомневался в согласии Грейс.
   – Но мы ведь еще не видели твоего отца, – пробормотала она.
   Диккан сухо улыбнулся:
   – Его не будет. Он скучный старик. Не любит веселья и счастливых людей.
   В этот момент к ним подошла леди Кейт, держа в руках пальто и шляпку Грейс.
   – Кажется, тебе удалось ее выманить.
   – Ты обо всем знала? – спросила Грейс, чувствуя себя преданной.
   Кейт удрученно улыбнулась:
   – Он нам говорил, что ему нужно уезжать. Я предложила отправиться с тобой в Лондон, но мне кажется, он прав. Теперь вы должны быть вместе.
   Грейс вздохнула:
   – Конечно, ведь я же теперь его жена.
   Чувствуя себя не в своей тарелке, она взяла серую шляпку.
   – Я просто очень удивилась.
   – Мне надо забрать из дома Беа, – сказала Кейт. – Но как только мы приедем в Лондон, Диккан пообещал, что мы можем помочь тебе начать подыскивать дом. Беа будет в восторге.
   При упоминании имени милой и преданной леди Беа Грейс невольно улыбнулась. Однако в отличие от Кейт она не была так уверена, что та одобрит их чересчур поспешный брак.
   Грейс как раз завязывала ленты шляпки, когда ее остановил резкий голос:
   – Куда ты?
   Она обернулась и увидела идущего к ней Филиппа.
   Диккан бережно взял ее под локоть.
   – Я повезу жену в Лондон.
   – Сегодня? – громко спросил Филипп, привлекая всеобщее внимание. – Не глупите. Уже больше шести.
   – Сегодня, – повторил Диккан. – У меня там дела, которые не могут ждать.
   – Дела?
   – Государственной важности.
   Филипп скрестил руки на груди и расставил ноги, превратившись в живое препятствие.
   – Брак должен быть осуществлен до конца.
   Судя по приглушенному шепоту, Грейс поняла, что их разговор слышали все в комнате. Она почувствовала пустоту в желудке.
   – Что?
   Диккан уже схватил молодого гусара за руку и вытащил в боковую комнату. Несколько гвардейцев, игравших там в кости, сбежали при одном взгляде на его лицо. С бьющимся от ужаса сердцем Грейс вместе с Кейт последовала за ними и закрыла дверь в тот момент, когда Диккан набросился на Филиппа.
   – Если вы хотели унизить мою жену, – с презрением произнес он, – то у вас это получилось. Чего вы еще хотите?
   Но Филипп не сдавался.
   – Вы меня прекрасно поняли. Нельзя откладывать исполнение супружеского долга.
   – А про меня вы забыли? – сдавленно произнесла Грейс. – Я искренне ценю твою помощь, Филипп, но это тебя не касается.
   Он порывисто обернулся к ней, и внезапно Грейс увидела, что даже после долгих лет, проведенных в военных походах, он был по-прежнему очень молод.
   – Я обещал защищать тебя, Грейси. Возможно, он не желает исполнять свой долг, но он обязан это сделать, иначе брак может быть расторгнут.
   Грейс чуть не лишилась чувств. Она знала, что это скорее всего правда. Но столь откровенные слова уязвили ее гордость. Все ее страхи снова начали терзать ее, словно птицы с острыми когтями.
   – Я даю вам свое слово, – резко произнес Диккан. – Как только я завершу все неотложные дела, я с радостью лягу в постель со своей женой.
   Еще одна неприятная обязанность, подумала Грейс.
   – Боже, вы знаете, как заставить женщину почувствовать себя желанной, – протянула леди Кейт, и ее глаза стали холодными. – Как хорошо, что ни один из вас не ухаживает за мной.
   Но никто не ухаживает и за ней, хотела напомнить Грейс.
   – Это очень важно, – настойчиво повторил Филипп. – Я ему не доверяю.
   Чувствуя себя ненужной, Грейс вздохнула.
   – Он дал слово, – сказала она, касаясь руки Филиппа. – Чего еще ты хочешь? Лучше порадуйся за меня. – И чтобы положить конец спору, Грейс во всеуслышание произнесла: – Я счастлива.
   Но Филипп по-прежнему гневно смотрел на Диккана.
   – У нее есть друзья, Хиллиард.
   Диккан отвесил изысканный, учтивый поклон.
   – И муж.
   Грейс увидела, как напряглась рука Филиппа, словно он собирался нанести Диккану удар. Кажется, леди Кейт тоже это заметила.
   – Вот и хорошо, – сказала она, бесцеремонно беря его под руку и сопровождая к дверям. – Значит, мы все уладили. А теперь, капитан, давайте праздновать счастливое событие с вашим контрабандным шампанским. Клянусь, я умираю от жажды.
   И они вышли из комнаты, оставив Грейс наедине с горькой истиной.
   Она все еще глядела вслед Филиппу, но краем глаза заметила, как Диккан потер висок.
   – Прости, Грейс, – тихо сказал он. – Я не совсем понимаю, что происходит. Твои друзья уже готовы сунуться в нашу супружескую постель.
   Она покачала головой:
   – Это мне следует извиниться. Думаю, сегодня твое джентльменское слово слишком часто ставили под сомнение.
   – К черту! – вспылил Диккан, и Грейс показалось, что она заметила боль в глубине его прозрачных серых глаз. – Это тебя непростительно часто оскорбляли. А я даже не могу остаться, чтобы тебя успокоить.
   Грейс не могла поверить своим ушам. Он говорил искренне. Одно только это могло заставить ее в него влюбиться.
   – Спасибо, – тихо произнесла она, приподнялась на цыпочки и коснулась губами его виска. – Но нам пора ехать.
   Она повернулась, чтобы не видеть его лица, и вышла за дверь. Чтобы не дать повод для сплетен, из гостиной Диккан появился совсем с другим выражением лица. Снова взяв ее под руку, он улыбнулся, словно они оба знали какую-то тайну. Грейс улыбнулась в ответ, надеясь, что он не догадается, как много это для нее значит.
   И пусть Диккан спешил, но через зал он прошел с таким видом, словно ничто на свете не доставляло ему большего удовольствия, чем общество жены. Он даже рассмеялся, увидев нетерпеливо расхаживающих под дверью игроков.
   Солдаты тут же бросились обратно в комнату и вернулись к игре.
   – Я заказал почтовую карету, – проговорил Диккан, склонившись к Грейс. – Надеюсь, нам будет удобно.
   На этот раз она улыбнулась более непринужденно:
   – Дорогой мистер Хиллиард, я привыкла путешествовать на плохих лошадях и пешком. Могу вынести все, что угодно, если только мы будем защищены от непогоды.
   Он с удивлением покачал головой:
   – Мне надо привыкнуть к такой бесстрашной жене.
   А тебе пора бы называть меня по имени. Будет очень странно, если ты станешь обращаться ко мне, как к почтальону.
   Грейс кивнула.
   – Кейт об этом говорила, – ухмыльнулась она. – Правда, у нее в запасе было несколько более ярких сравнений.
   Диккан хмыкнул:
   – Не сомневаюсь.
   Они попрощались с гостями и подошли к дверям, когда Диккан внезапно остановился. Грейс подняла голову и увидела в его глазах улыбку.
   – Поцелуй же ее, олух, – пробормотал он, повторяя услышанное в церкви.
   Грейс чувствовала себя зачарованной, словно кролик, не сводящий глаз с ястреба. Прикосновение Диккана окутало ее холодом, а вот взгляд неожиданно согрел. Ей казалось, сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Господи, что же будет, когда он прикоснется к ее телу?
   Этот поцелуй отличался от первого. Он был длиннее, основательнее, медленнее. Грейс ощутила пальцы Диккана на своем лице, уловила легкий запах табака и сандалового мыла. Она почувствовала вкус шампанского у него на губах и рассеянно подумала, какие они мягкие. Как уверенно, легко и дразняще они прикасаются к ее губам, словно заявляя права на нее. Будто в его губах была какая-то искра, жар, восхитительный огонь, охвативший Грейс целиком, вихрем пронесшийся по ее груди и животу. Ей казалось, что ноги прилипли к полу.
   Наверное, он тоже это почувствовал, с неистово бьющимся сердцем подумала она. А как же иначе, если огонь страсти обжигал ее так сильно?
   И тут Диккан отступил в сторону. Грейс открыла глаза и увидела, как он выпрямился, а лицо оставалось совершенно спокойным. Она была по-прежнему во власти охватившего ее наслаждения, смущенная внезапным жаром поцелуя, а он скорее всего не почувствовал ничего. Ей следует усвоить этот урок, запомнить, как пламя внезапно превращается в груду пепла.
   Лишь теперь Грейс услышала радостные крики. Диккан моргнул, словно только что пришел в себя, и удивленно и радостно улыбнулся гостям.
   – Что ж, теперь я знаю, что у меня есть то, чего нет у солдат ее величества, – торжественно заявил он. – Никому из вас и в голову не пришло увести Грейс прежде меня.
   Не обращая внимания на крики протеста, он беззаботно приподнял шляпу, обнял Грейс и вывел ее за дверь. Вечерний воздух охладил ее пылающие щеки. Свет дня померк, и даже шумный, полный народу постоялый двор казался по-своему элегантным. Почтовая карета ждала чуть в стороне, дверца была распахнута, и рядом в ливрее стоял коренастый лысеющий мужчина.
   Несколько часов в карете с Дикканом, подумала Грейс, и ее сердце снова подпрыгнуло. Что он будет делать? О чем они будут говорить?
   И тут Грейс заметила стоящую в тени оседланную лошадь.
   – Когда ты доберешься до Лондона, – сказал он, подводя ее к карете, – я уже успею все устроить. Постарайся отдохнуть в дороге.
   – Ты поедешь верхом? – глупо спросила она, глядя на сгущающиеся тучи. – Будет дождь, промокнешь.
   Он лишь усмехнулся:
   – Поэтому-то я и поеду верхом. Знаешь, какая плохая дуврская дорога? Не хочу застрять в грязи. С тобой будет Биддл. Он позаботится, чтобы тебе было удобно.
   Если только они не застрянут в грязи вдали от жилья, мысленно прикинула Грейс, не зная, что и подумать. Быстро поцеловав ее в щеку, Диккан вскочил в седло и поехал прочь, оставив ее одну стоять посреди двора и в изумленном молчании глядеть ему вслед.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация