А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 31)

   – Это халат, – прошептала она. – Мне пришлось купить мужской. Я слишком высокая…
   Диккан уже спускал халат с ее плеч.
   – Не соглашусь. У тебя вполне нормальный рост. Прекрасные губы, плечи и длинные, изящные ноги.
   – Не надо…
   Халат упал на пол, и Грейс стояла перед ним обнаженная. Она зажмурилась.
   – Грейс, – прошептал Диккан, – ты так боишься меня?
   Да, хотела ответить она.
   – Ты не можешь этого хотеть. – Она не желала ничего объяснять. Наверняка Диккан и так все видит перед собой в зеркале.
   Его губы коснулись ее плеча, спины, шеи.
   – И снова, дорогая моя, – произнес он, и его руки скользнули вниз по ее бокам, – я не согласен. Все подтвердят, что тело наездницы особенное. В конце концов, не всякий мужчина оценит истинную прелесть маленькой груди, которую можно обхватить одной рукой.
   И его длинные пальцы тут же коснулись ее груди. Грейс задрожала от пронзившего ее тело наслаждения.
   – Слишком маленькие…
   – Грейс, – вздохнул он, и она едва удержалась от улыбки. – Скажи, разве в свете меня не знают, как человека с исключительным вкусом?
   Она улыбнулась:
   – Биддл в этом уверен.
   Его рука медленно опустилась на ее бедро, коснулась живота.
   – Верно. Значит, если я нахожу что-то красивым, ты не должна спорить со мной.
   Грейс вся пылала. Его дыхание щекотало ей шею, пальцы касались завитков волос внизу живота. Ее грудь внезапно напряглась и стала чувствительной, а ноги так дрожали, что она чуть не упала на пол.
   – Открой глаза, Грейс, – приказал Диккан.
   Она повиновалась. И в его глазах, потемневших от возбуждения, она увидела восторг и нежность. Нет, она не могла даже на это надеяться…
   – Я люблю твое тело, Грейс, – сказал он, словно прочел ее мысли. – Последние несколько недель мне его ужасно недоставало. Я не могу забыть твой вкус, забыть твой крик наслаждения. Я хочу обнимать тебя, когда ты засыпаешь, и заниматься с тобой любовью по утрам. Хочу увидеть, что ты собираешься делать с этими огромными камнями, выложенными во дворе конюшни, и осмотреть каждую украшенную тобой комнату. – Он прикрыл глаза и прижался лицом к ее шее. – Хочу воплотить в жизнь каждую картину на стене.
   Грейс хихикнула:
   – На это уйдет очень много времени!
   Он лизнул мочку ее уха, и она чуть слышно вскрикнула.
   – Не очень. Их ведь у тебя штук тридцать, верно? Займет всего неделю.
   Все тело Грейс охватил жар, и она тяжело дышала.
   – Есть еще в кладовой.
   Диккан прикусил ее шею.
   – Много?
   Опустив голову ему на грудь, она усмехнулась:
   – На их осмотр уйдут годы.
   Он усмехнулся в ответ:
   – Шалунья. Прошу, Грейс, выходи за меня замуж, чтобы мы могли делать это каждый день. Дважды в день.
   – Ты уверен, что не подчиняешься чувству долга? Ведь на самом деле я тебе не нужна.
   Диккан замер.
   – Ошибаешься. Очень нужна. Я люблю тебя. Внезапно я стал представлять маленьких девочек с рыжими волосами и серыми глазами. – Он тихо поднялся, почти невидимый в темноте. Его глаза были взволнованными, искренними и блестящими. – Давай заведем детей, чтобы в этом доме стало шумно. Давай разводить лошадей и воспитывать детей. Мы будем самой пасторальной парой во всей Англии.
   «Боже мой! – подумала Грейс, не веря своим ушам. – Он действительно говорит правду. Он любит меня».
   – А как же твоя карьера?
   – Как тебе сказать? Мне предложили пост в Калькутте. Не думаю, что ты хотела бы снова там оказаться.
   Грейс вскинула голову.
   – Правда? В Индии?
   Он усмехнулся:
   – Значит, лошадям придется подождать. Если только ты не решишь взять их с собой. Я слышал, в Калькутте есть прекрасный ипподром.
   Грейс кивнула:
   – Верно.
   – Тогда выходи за меня. Сделай меня самым счастливым человеком на свете.
   – Да, – ответила она, прежде чем храбрость покинула ее и она не сумела бы спросить о том, что действительно хочет знать. Об этом они поговорят позже, потому что мелочи не имеют значения. – Я люблю тебя. Я выйду за тебя замуж.
   Кажется, у него перехватило дух.
   – Правда?
   Впервые за все время она взглянула ему прямо в глаза, и ее сердце трепетало в груди.
   – Я люблю тебя всем сердцем.
   Диккан внезапно ослабел, как будто был готов скорее к ее отказу. Это было так странно, что Грейс почувствовала, как ее любовь стала еще сильнее. К счастью, она сумела выразить свои чувства. Диккан повернул ее лицом к себе, заключил в объятия и жадно поцеловал.
   В глазах Грейс стояли слезы радости.
   – Диккан…
   Казалось, ее голос вывел его из забытья.
   – Да?
   Она улыбнулась.
   – Теперь, когда мы обсудили все самое важное, ты видишь ту первую картину над моим туалетным столиком?
   Он поднял голову, и его глаза потемнели.
   – Да.
   – Как думаешь, мы сможем воплотить это сегодня ночью?
   Диккан подхватил Грейс на руки, и они упали на подушки.
   – Конечно. Об этом я и мечтаю.

   Вторая свадебная церемония Диккана и Грейс проходила в маленькой каменной церкви в деревне Лонгбридж. Ее проводил местный викарий, добродушный молодой человек по имени Шарп, а жившие по соседству женщины принесли цветы. Гостей не было, только слуги Грейс во главе с четой Харперов. Первая свадьба была устроена для других. Но эта принадлежала лишь им одним.
   Диккан не мог в это поверить, но волосы Грейс казались теперь еще более ярко-рыжими, и он видел перед собой солнце, огонь маяка, бушующий пожар. Вместе с волосами сияла и сама Грейс. Она была словно цветок, высаженный в благодатную почву, который тут же расцвел. Теперь ее уже нельзя было принять за ту серьезную старую деву в сером платье.
   – Ну, что вы об этом думаете? – пробормотал Харпер.
   Диккан повернулся. Его глаза были прикованы ко входу в церковь. У него перехватило дыхание.
   – Наивный я человек, – усмехнулся он, – полагал, что мне удастся ее удивить.
   Ему следовало это предвидеть. Разве Грейс позволила бы ему победить? Правда, Диккан думал, что найденный им турецкий свадебный костюм, состоявший из бело-золотой парчовой рубашки с поясом и шаровар, произведет на нее впечатление. Он надел огромный белый тюрбан, украшенный двумя перьями цапли, и туфли из лайковой кожи с причудливыми узорами. На поясе висел нож, весь в драгоценных камнях. Какое наслаждение сбросить черно-белый костюм и облачиться в золото! Как это было удобно. Его наряд был таким пышным.
   Но не настолько пышным, как у его невесты.
   Грейс легко скользила по проходу в алом сари, вышитом золотом, ее руки украшали красные и белые браслеты, на пальцах ног, обутых в сандалии, виднелись кольца, вокруг шеи было обернуто не менее трех свадебных ожерелий из бесценных камней и двадцатидвухкаратного золота. Голову украшал свадебный индийский убор из золота, сапфиров и рубинов, а в ушах покачивались так же украшенные длинные серьги. На ее руках Диккан заметил причудливые узоры из хны. Она была великолепна.
   Наконец Грейс подняла скромно опущенные глаза, взглянула на него и рассмеялась.
   – Что ж, – обратился к ним мистер Шарп, блестя глазами, – такие наряды в нашей церкви впервые.
   Шелковое одеяние Грейс тихо шелестело по каменному полу. Диккан взял ее руку и поднес к губам. Изумруд Хиллиардов мерцал рядом с его рубиновым кольцом.
   – Чем мужчина заслужил такое счастье, когда столь необыкновенная женщина согласилась выйти за него замуж?
   Он не шутил. Когда-то незаметная Грейс в новом одеянии была экзотичной, чувственной и яркой. Сари, наброшенное на ее распущенные волосы, обрамляло лицо, которое по-прежнему было слишком длинным, лишенным привычной красоты. Но в глазах Диккана это лицо было полно смелости, радости и выглядело очень привлекательным. Он не мог дождаться, когда увидит эти черты в своих детях.
   Он был так зачарован лицом Грейс, что совсем позабыл о стоивших целое состояние драгоценностях у нее на шее.
   Диккан улыбнулся:
   – Ты стоишь намного больше всех твоих камней и золота.
   – Раз уж эта похвала исходит от великого халифа, – чуть дрогнувшим голосом произнесла она, – я приму ее.
   – Тебе нравится? – спросил он, указывая на свой наряд. – Наверное, теперь мне будет намного труднее снова втиснуться в мой ужасный черно-белый костюм.
   – Тогда не делай этого.
   Грейс покачала головой, зазвенев золотыми серьгами.
   – Я вспомнила, как во время нашей первой свадьбы подумала, что твой черный костюм был своего рода формой, так же как мое серое платье. Наверное, сегодня мы сменили нашу форму на новую. Но я ошибалась. Мы были не в форме, а в масках.
   Другой бы на его месте возразил, потому что кем был Диккан Хиллиард без его репутации, одежды, остроумия? Но теперь он лишь хотел стать счастливым мужем, честолюбивым дипломатом и образцовым сельским джентльменом. Грейс наконец позволила ему быть собой. Она словно вытащила его из ящика и освободила.
   – Может, это будет частью нашей клятвы? – спросил он, крепко держа ее руку. – Что мы до конца жизни больше не позволим маскам встать между нами?
   Грейс тепло улыбнулась:
   – Мы только что это сделали. Я люблю тебя, Диккан.
   Он поцеловал ее.
   – И я люблю тебя, Грейс. А теперь, раз нас никто не подгоняет, давай поженимся и будем жить долго и счастливо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация