А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 30)

   – Хорошо, что Маркус в Лондоне и сможет получить ордера на арест других «Львов», – сказал он. – Хотя бы это. Мой отец был так самонадеян, что оставил доказательства в своих вещах.
   – Твоя репутация не пострадает? – спросила Грейс.
   – Нет. Маркус пообещал поговорить с генералом Доусом.
   Грейс не была уверена, хочет ли она получить ответ на этот вопрос. Какую роль во всей этой истории сыграл ее дядя?
   – А как насчет твоей роли помощника «Львов»?
   Диккан пожал плечами:
   – Мина исчезла. И Смит тоже. Полагаю, придется подождать, не свяжется ли со мной кто-то еще.
   – Будь осторожен, – порывисто произнесла Грейс, касаясь его руки. – Пожалуйста.
   Он слабо улыбнулся:
   – Хорошо.
   – Прошу прощения, – вмешалась Кейт. – Я, конечно, очень заинтригована происходящим, но мы должны вернуться к более насущным вопросам. Вашему браку. Вы не можете вот так просто разойтись. Я этого не допущу.
   На этот раз Кейт успокоил Диккан.
   – Грейс получила второй шанс. Зачем ей соглашаться на жизнь с таким бездельником, как я? На ее месте я бы сразу же помчался в это милое поместье.
   От его слов Грейс стало еще хуже. Она поняла, что больше не сможет пройти по Лонгбриджу без того, чтобы не представить себе Диккана как напоминание о том, какой могла бы быть ее жизнь, не вмешайся его отец.
   Диккан осторожно обнял Грейс.
   – Ты останешься на похороны?
   – Если хочешь.
   Диккан хотел. И Грейс осталась в Оук-Гроув, пока хоронили его отца, а мать временно поселили в домике вдовы у замка. Она вытерпела затаенную злость миссис Хиллиард, поддерживала его сестер и держала Диккана за руку, когда это было ему нужно. И все это она делала без помощи Кейт и Беа, которая также не появилась на похоронах. Когда Грейс села в экипаж, направляющийся в часовню замка Мурхейвен, ее друзья уже были на пути в Лондон.
   Она была совершенно одна, когда ее совместная жизнь с Дикканом подошла к концу. Гости собирались в Мурхейвен после погребения епископа. Архиепископ, не говоря ни слова, прошел мимо Грейс. Мать Диккана даже не показалась. Грейс стояла на посыпанной гравием дорожке, примерно на том же месте, где упал отец Диккана, когда сам Диккан подошел к ней.
   Он выглядел таким уставшим, таким напряженным. Но кажется, больше никто этого не замечал.
   Маркус Дрейк стоял в стороне, будто исполнял какие-то официальные обязанности.
   – Интересно, кто это там? – произнес он.
   Диккан поднял глаза и замер. Грейс проследила за его взглядом и заметила экипаж, остановившийся в конце аллеи. Она удивленно посмотрела на Диккана. На экипаже не было герба, но она все равно узнала его. И Диккан тоже его узнал. Грейс хотела что-то сказать. Но тут дверца распахнулась, и на землю сошли Харпс, Бридж и Бханвар.
   – Самое время, – проворчал Диккан. Грейс увидела, что он улыбается. – Мне стоило бы привезти их раньше, чтобы они могли тебя защитить.
   Грейс хотелось лишь одного: обнять его. На них смотрели люди. Герцогиня Ливингстон фыркнула. Грейс было все равно. Диккан сделал это для нее, а она даже не могла как следует его поблагодарить.
   – Будь счастлива, моя Грейс, – шепнул он ей на ухо, крепко обнимая.
   Она с трудом сдержала рыдания.
   – Ты тоже, Диккан. Ты этого заслуживаешь.
   Грейс в последний раз поцеловала его и побежала по аллее прямо в объятия Бридж. Не оглядываясь, она села в экипаж и направилась домой.

   В тридцати милях от Оук-Гроув, в Гилдфорде, Фрэнк Шоу остановил экипаж Мертеров за углом «Эйнджел-инн». Он опоздал. Но это была не его вина: конюхам никак не удавалось остановить свежих лошадей. В конечном счете это не имело значения. В его обязанности входило прибывать вовремя. Но поскольку герцогиня была в экипаже, они сумеют придумать, как наверстать упущенное.
   Проворно ведя четверку лошадей через переполненный двор, он оценивающе огляделся по сторонам. С правой стороны остановился дилижанс, и оттуда высаживались пассажиры.
   Следом за дилижансом появился фаэтон, управляемый молодым щеголем. Должно быть, он отлично знал свое дело, потому что легко выехал через арку на главную улицу, полностью расчистив Фрэнку путь. Он довольно кивнул. Его лошади были свежи и здоровы. Как только он проедет через арку, то сможет пустить их галопом.
   Если бы только герцогиня не пила так медленно чай!
   А вот и она, вышла во двор – миниатюрная женщина с перьями на шляпке и огромными прекрасными глазами. Она что-то говорила мрачной пожилой ирландке, которая шагала рядом с ней.
   Что ж, подумал Фрэнк. Надо работать с тем, что имеешь. Обогнув двор, он остановил своих норовистых лошадей прямо перед женщинами.
   – Эй! – крикнул он форейтору. – Помогите леди!
   Неуклюжий рыжий мальчишка поспешно вскочил на ноги и схватился за ручку дверцы. Фрэнк натянул поводья. Мальчишка обернулся к пассажирам. Фрэнк замедлил ход. Он увидел, как задрожали перья на шляпке герцогини, когда она поднималась по ступенькам, и украдкой поднял кнут. Мальчик повернулся к пожилой женщине.
   Пора, подумал Фрэнк. С громким криком он огрел кнутом коренную лошадь. Лошади заржали и бросились вскачь. Фрэнк услышал, как захлопнулась дверца экипажа, когда мальчик потерял равновесие. Он надеялся, что с ним все в порядке, потому что не собирался останавливаться ради него или ради пожилой дамы, которая продолжала стоять посреди улицы, разинув рот и протягивая руку в сторону быстро отъехавшего экипажа. С силой натянув поводья, Фрэнк повернул лошадей на главную улицу. Он как раз проезжал через арку, когда позади послышались крики. Но они опоздали. Герцогиня у него, и теперь никто не сможет его остановить. Ему надо доставить свою добычу по назначению.

   Глава 23

   Это был долгий день. После исчезновения Кейт недели тянулись медленно. Узнав про ее похищение, Грейс немедленно приехала в Лондон, чтобы чем-то помочь. Когда стало ясно, что сделать ничего нельзя, она вернулась домой.
   Приближалась зима, и в Лонгбридже было полно работы. Надо было сделать очень много, чтобы поместье стало похоже на дом, о котором Грейс мечтала долгие годы. Сегодня ей пришлось наблюдать, как группа бывших солдат укладывает фундамент для будущей пристройки к конюшне.
   Загорелые и окрепшие отставники работали на осеннем солнце, укладывая тяжелые камни, и старый моряк затянул песню. Харпер руководил работами, но сейчас здесь создавалось будущее Грейс. Она помогала Бханвару готовить еду для работников. Стояла рядом с Харпером, когда он раздавал указания, и сама помогала укладывать камни. На руках у нее появились мозоли, она загорела и чувствовала приятную усталость.
   Ей хотелось закончить конюшню до первого снега. Она видела, как косили сено и собирали урожай. Помогала Бридж и Радхике снимать фрукты с деревьев. Завтра утром она остановится у приусадебной фермы и проследит, чтобы было заготовлено достаточно дров для обогрева дома в самые холодные дни.
   Это будет ее первая зима в поместье. Надо, чтобы все было подготовлено как следует.
   Под старым гвардейским мундиром на Грейс было черное платье. Две недели назад ей пришлось перенести еще один удар. Дядя Доус, отправившийся на охоту верхом на своем лучшем скакуне, собирался перепрыгнуть каменную изгородь и упал, сломав себе шею. Он так и не оправился от мысли, что невольно помогал предателям. И только после его смерти правительство признало, что великодушный старый вояка действовал из лучших побуждений.
   После похорон, где присутствовал сам Веллингтон, Грейс предложила тете Доус жить в ее доме. Женщина, переносившая потерю со стойкостью, которая и привлекала к ней ее сурового супруга, согласилась, добавив, что Грейс необходима спутница. Удивительно, но она необычайно привязалась к мистеру Питту, поэтому их часто можно было увидеть вместе с малышкой Ручи за чаем или украшением шляп. У тети Доус появился вновь смысл жизни, а у Ручи – бабушка. А обезьяна выглядела такой скромной в шляпке.
   Грейс прошла по красной гостиной, украшенной шелковыми подушками и самоварами. В библиотеке было полно ценностей, привезенных из Канады, а маленькую столовую рядом с кухней украшала майолика. Яшму Грейс решила приберечь для своего кабинета – отделанной досками маленькой комнатушки, которую она выкрасила в кремовый цвет, чтобы на его фоне ярче выделялись ярко-зеленые полки. Ковры были привезены из Ирана, а шелковые гобелены из Китая, и каждая комната являла собой буйство красок. А ведь Грейс только начала. У нее еще оставалось целых двадцать полных сундуков.
   Проходя мимо стоявшего в прихожей стола, она поставила посередине маленькую золотую крашеную статуэтку Ганеши – бога-слона. Его всегда держали у входной двери, чтобы он притягивал удачу. Грейс знала, что удача ей теперь понадобится как никогда.
   – Примешь ванну перед сном? – спросила Бридж.
   Грейс чуть не застонала.
   – Нет, я слишком устала.
   Каждый вечер они с Бридж расставались у лестницы. Прежде чем вернуться в свои покои, Бридж в последний раз обходила дом, а Грейс поднималась к себе. Раньше, желая друг другу спокойной ночи, они лишь кивали или касались руки друг друга. Теперь Грейс всякий раз обнимала дородную пожилую женщину. Бридж это по-прежнему удивляло, но она тем не менее сердечно отвечала на объятие.
   Это был самый важный урок, усвоенный Грейс за последние несколько недель. Никогда не забывать сказать тем, кого любишь, о своих чувствах. Это был самый лучший способ никогда не испытывать сожалений.
   А их у нее было достаточно. Они легли ей на плечи тяжелым грузом, и только любовь друзей смягчала немного эту ношу. Но теперь у Грейс больше не будет возможности сказать своему дяде Доусу, что он для нее значил. Она не сможет обнять отца и сказать ему, что любит его. У нее больше не будет гренадеров, друзей, которых она потеряла в бесчисленных сражениях, не успев даже поблагодарить их за то, что они смогли заставить некрасивую и неуклюжую девушку почувствовать себя любимой.
   Однако самое сильное сожаление ожидало ее наверху в спальне. Когда она вошла в комнату, там ее уже ждала Лиззи, разложив на постели фланелевую ночную сорочку.
   – Только не фланель! – возразила Грейс. – Я еще успею ее надеть. Мне бы хотелось мой длинный восточный халат. Пожалуй, он будет лучше смотреться с новой мебелью.
   Грейс улыбнулась. Для стен спальни она приберегла самые лучшие картины, каких еще никто не видел. Ее отец и понятия не имел, какие полотна она собирала на индийских и турецких базарах все эти годы и прятала подальше и что научили ее рисовать женщины из гарема. Теперь она больше не прятала свои картины. На стенах жили поразительно красивые женщины и мужчины, изображенные яркими красками и застигнутые в вечном танце чувственной любви. Зная теперь, что испытывали эти улыбающиеся своим возлюбленным женщины, Грейс боролась с завистью. Им вечно суждено переживать самый интимный момент жизни, испытывать величайшее наслаждение в мире, полном ярчайших красок. В то время как она, лишь мимолетно прикоснувшаяся к этому, была вынуждена снова жить иллюзиями.
   Сейчас ей особенно не хватало Диккана. Да, она скучала по нему не только в спальне. Она думала о нем всякий раз, когда ехала верхом на Эпоне. Видела, как он подносит к глазу монокль, рассматривая интерьер ее дома, и становится отменно вежливым, когда Ручи и тетя Доус приглашают его на чай. Она слышала его смех, чувствовала запах его сандалового мыла, и от этого становилось еще тяжелее на душе.
   – Что-нибудь еще, мадам? – осведомилась Лиззи.
   – Нет, спасибо, дорогая. Спокойной ночи.
   Горничная тихо прикрыла за собой дверь, оставив Грейс сидеть за туалетным столиком в ночной сорочке и с распущенными волосами. Охваченная ностальгией, она поглаживала пальцами блестящий ярко-синий с золотом шелк халата, купленного ею в Каире. Она отчетливо помнила тот день, один из первых ее набегов в город. Она вспоминала беспорядочные, людные переулки базара, где приходилось пригибаться, чтобы не задеть висящие над головой товары: цветочные гирлянды, ожерелья, медную посуду, ткани, веревки и лекарственные травы. Она чувствовала запах пыли и пряностей, лошадей и верблюдов, экзотический аромат благовоний и крепкого кофе.
   А сколько новых впечатлений: буйство красок в ярком свете солнца, множество голосов на разных языках, мужчины, скрестив ноги, сидящие на земле, торгуясь. Как бы ей хотелось рассказать обо всем этом Диккану. Ей казалось, он любил истории о путешествиях.
   За открытым окном легкий октябрьский ветерок прошелестел листвой. Небо, переливчато-синее, как часто бывает осенью, освещала одинокая звезда. Солнце зашло, и начиналась долгая ночь. Именно ночи больше всего пугали Грейс. Во сне к ней приходил Диккан, шептал на ухо слова, боготворил ее тело, разбрасывая перед ней, как розовые лепестки, обещания, которым не суждено было сбыться.
   Именно ночью Грейс призналась себе, что мечты, так долго помогавшей ей жить, уже недостаточно. У нее был дом. Была своя маленькая семья. Было множество украшений, собранных за долгие годы. Но она забыла, как быть счастливой. Диккан забрал это чувство с собой.
   – Не поделишься своими мыслями? – раздался позади голос.
   Он казался таким реальным, что Грейс вскрикнула. Ее сердце учащенно забилось, и грудь сдавило. Она посмотрела в зеркало, вглядываясь в тени за спиной. Она испугалась, что сама вызвала эту иллюзию из небытия, чтобы скрасить свое одиночество. На глаза наворачивались слезы, и ей было трудно дышать.
   И это ощущение Грейс тоже унаследовала от своего недолгого брака. Теперь она научилась плакать. Она плакала, узнав о дяде Доусе, плакала, достав из ящика свою первую подушку. И теперь она боялась заплакать из-за обычного миража в темноте.
   – Уходи! – громко сказала она, словно могла отпугнуть свои жалкие мечты.
   – А если я не уйду?
   Грейс крепко зажмурилась, отчаянно пытаясь собраться с мыслями. Ее била дрожь, а сердце все так же быстро стучало.
   – Открой глаза, Грейси, – сказал он, и она повиновалась.
   Она уже приготовилась к разочарованию, но вместо этого ее ждало потрясение. У нее перехватило дыхание, и она почувствовала, как оттаивает. Диккан вышел из тени на свет.
   Он выглядел уставшим. Его черное пальто и замшевые бриджи были помяты, что прежде невозможно было даже представить.
   – Что ты здесь делаешь?
   – У меня появилось немного времени, и мне надо было кое-кого увидеть.
   Ей казалось, сердце вот-вот выскочит у нее из груди.
   – Правда?
   – Правда. Есть только одна проблема. Похоже, обезьяна облюбовала мою кровать.
   Грейс не выдержала и рассмеялась, сама себе удивляясь.
   – Не говори глупостей. Мистеру Питту ты больше не нужен, ведь теперь Ручи и тетя Доус кормят его кексами и лакрицей.
   Его глаза блестели от радости и чего-то такого, что Грейс боялась назвать.
   – Плохо дело, если нельзя положиться даже на свою обезьяну.
   – Диккан. – Он был так близко, что у нее перехватывало дыхание и накатывала радость от воспоминаний. – Зачем ты здесь?
   Он подошел к ней и коснулся подбородком ее макушки.
   – Кажется, мы все еще не разрешили один маленький спор.
   Грейс не могла ответить. Желание, смешавшееся с ужасом, мешало ей вымолвить слово. Но кажется, слова были не нужны. Не спрашивая разрешения, Диккан наклонился и обхватил руками ее грудь.
   Грейс замерла от ужаса. Ее тело пронзило сладостное ощущение. Но это было так неожиданно, что она стояла, словно парализованная. По телу пробегала дрожь. Диккан принялся покусывать мочку ее уха, целовать волосы, гладить грудь. С каждым мгновением остатки ее здравого смысла улетучивались.
   Она была уже готова сдаться, но усилием воли оттолкнула его и повернулась к нему лицом. Полы ее длинного халата разлетелись. Ноги Грейс так ослабли, что она была вынуждена схватиться за край стола.
   – Я хочу знать, чего ты хочешь.
   Его глаза чуть расширились, но он улыбался, и решимость Грейс все ослабевала.
   – Правда?
   Она выпрямилась, собрав в кулак все свое достоинство и гордость.
   – Да.
   – Полагаю, ты уже успела украсить весь дом своими сокровищами?
   Грейс была по-прежнему напряжена и пыталась понять, к чему он клонит.
   Диккан с улыбкой огляделся по сторонам.
   – Почему ты не достала все эти вещи, когда мы обустраивали наш городской особняк? Тогда я бы оттуда никогда не уехал.
   Грейс открыла рот от удивления.
   – Тебе нравится?
   – У тебя, случайно, не найдется места для моих ящиков? – спросил Диккан, оглядывая яркие краски в комнате. – В основном из Османской империи, но есть кое-что из России, Финляндии и Греции. Я хранил их и ждал, пока у меня не появится свой постоянный дом.
   Грейс дотронулась до его руки.
   – Ты пытался защитить меня. Конечно, все было бы проще, если бы ты мне обо всем рассказал.
   – Как я мог… – Он не договорил. – Но ты права. Я должен был обо всем тебе рассказать.
   Диккан долго смотрел на нее, не говоря ни слова. Наконец на его лице снова появилась лукавая улыбка.
   – Кажется, я видел в твоих ящиках майолику.
   – Она в столовой. – Грейс неуверенно перевела дух. —
   А теперь тебе пора идти. Мы уже не женаты, и мне не нужен роман.
   – И мне тоже, – ответил он. – Больше не нужен.
   Он попытался обнять ее, но Грейс отпрянула, как молодая лошадка.
   Должно быть, Диккан это заметил, потому что на его лице появилась радостная улыбка.
   – Мне следовало бы знать, что ты захочешь, чтобы были соблюдены все формальности. – Он сунул руку в карман, вытащил оттуда коробочку и опустился на одно колено.
   Грейс пыталась отодвинуться, но Диккан схватил ее за руку.
   – Грейс Джорджиана Фэрчайлд, ты согласна спасти этого несчастного бездельника и выйти за него замуж?
   Ее мысли путались. Она еле стояла на ногах. И была не в силах отвести взгляд от лица Диккана, полного надежды, посмотреть на маленькую коробочку в его руке.
   – Прекрати, – прошептала она, борясь с болью. – Прошу тебя… Я не могу. – Она прижала ладонь ко рту, словно хотела удержать вот-вот готовые вырваться наружу надежды, мечты и страхи.
   Но Диккан не обращал на нее внимания.
   – Я говорил тебе, как люблю рыжие волосы, Грейс? Настоящие рыжие волосы, а не те высветленные пряди, которые были у тебя, когда мы впервые встретились. Волосы цвета заката над пирамидами. Цвета огня, тепла и жизни. – Его глаза излучали надежду на счастье. – Я вернулся до того, как узнал про настоящий цвет твоих волос, и я люблю тебя даже без него. Но должен признать, что рыжие волосы придают еще больше пикантности. Может быть, Бог пошутил, заставив меня в тебя влюбиться, прежде чем я мог осознать, что ты и есть женщина моей мечты?
   Он сказал это дважды. Но это не может быть правдой. Грейс боялась, что не выдержит натиска обуревавших ее чувств. Боль, желание, надежда, отчаяние.
   – Ты не веришь, что я говорю серьезно, – сказал он, удивленно склонив голову. Тяжело вздохнул и убрал кольцо. – Грейс, ты меня любишь? Это все, что я хочу знать.
   Он поднялся на ноги и положил руки ей на плечи.
   – Пожалуйста, скажи, что любишь меня, – повторил он, и в его голосе звучала такая искренность. – Наверное, я не смогу жить, если ты ответишь отрицательно. Я не смогу жениться на другой женщине.
   Грейс хотела повернуться, но Диккан не позволил. Он начал поглаживать ее волосы, пальцы касались огненно-рыжих прядей, и по ее телу пробежал холодок.
   – Не понимаю, – испуганно прошептала Грейс. – Ты был свободен. Ты ушел. Зачем ты опять вернулся? Как видишь, никакого скандала не произошло. Никто тебя ни в чем не обвиняет.
   Он поцеловал ее макушку, как будто это было самое бесценное сокровище на земле.
   – Я ждал, потому что хотел убедиться, что все действительно закончено. Документы подписаны, засвидетельствованы и оформлены. Теперь все официально. Мы никогда не были женаты.
   – Тогда зачем ты вернулся?
   – Потому что сам этого захотел. Ты взглянула на кольцо, которое я добыл с таким трудом? Это изумруд Хиллиардов. Отлично подходит к рыжим волосам, по крайней мере так мне сказали. Стоит целое состояние. Я надеялся, что даже если ты не окажешься благоразумной или влюбленной в меня, или будешь продолжать злиться, то примешь мое предложение хотя бы ради этого кольца.
   Грейс снова покачала головой, недоумевая, не сошел ли Диккан с ума.
   – Ты не можешь хотеть на мне жениться.
   Он приподнял бровь.
   – Почему же?
   Он провел ладонями по ее рукам и бокам, его пальцы скользили по гладкому шелку. Не успела Грейс возразить, как он уже принялся расстегивать пуговицы ее халата.
   – Забавное одеяние, – пробормотал он, покрывая поцелуями ее шею. Грейс задрожала от его дыхания и выгнулась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация