А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 28)

   Грейс посмотрела ему прямо в глаза.
   – В таком случае придется использовать все, что нам уже известно, и самим заняться расследованием.
   Диккан подскочил на месте.
   – Я запрещаю!
   – Слишком поздно. – Кейт широко улыбнулась. – Мы уже начали. И в отличие от вас готовы поделиться информацией. У нас уже кое-что есть. – Она сунула руку в карман и вытащила фляжку. – Что вам известно об этом предмете?
   Джек Уиндем сделал шаг от камина и нахмурился.
   – Фляжка? Она принадлежала Эвенхему.
   Все пристально поглядели на него. Такого ответа Грейс не ожидала.
   – Юноше, который покончил с собой? – спросила она.
   – Эвенхему? – переспросил Маркус Дрейк, подходя поближе. – Почему у Кейт оказались вещи Эвенхема?
   Кейт злорадно улыбнулась.
   – Я забрала ее у Джека. Оливия нашла ее рядом с ним, когда наткнулась на него в Ватерлоо.
   – Как вы полагаете, – продолжал Маркус, – зачем Джек забрал ее у Эвенхема?
   Джек пожал плечами:
   – Не знаю. Я ничего об этом не помню.
   – Мы поможем, – сухо заметила Кейт и открыла заднюю стенку. – Полагаю, вы знаете эту девицу?
   Джек взял фляжку.
   – Мими, – с ужасом прошептал он.
   – Твоя любовница? – спросил Диккан. – Та, которая выдала тебя французам?
   – Очевидно, она была также любовницей Эвенхема, – заметил Дрейк. – Если, конечно, эта миниатюра всегда была на фляжке.
   – У Эвенхема не было любовницы, – тихо возразил Диккан. – Можете мне поверить.
   – Но у него была фляжка, – настаивал Джек. – Это подтверждает его связь с Мими.
   – Она связывает их обоих с кем-то еще. – Грейс потянулась к фляжке. Джек внимательно посмотрел на нее и подал ее ей. Грейс передала фляжку Диккану.
   Он взглянул и мгновенно побледнел.
   – Господи!
   Его стакан со звоном упал, и остатки виски вылились на пол. Он даже этого не заметил, не сводя взгляда с портрета. Мужчины собрались вокруг.
   – Черт возьми, Диккан! – воскликнул Гарри. – Это же Мина.
   – Да, – подтвердила Грейс. – Кто-нибудь еще, кроме меня, считает странным тот факт, что она развлекала слишком многих из группы Дрейка, которые как раз занимались расследованием дела «Львов»?
   – Два повесы Дрейка и «львенок», – покачал головой Чаффи. – Выглядит подозрительно.
   – Говорю вам, она не была любовницей Эвенхема, – настаивал Диккан. Он не спеша уселся на свое место. – У меня ужасное предчувствие, что под маской курочки на самом деле скрывается лисица. А мы-то все считали себя такими умными.
   – Из-за нее тебя пытаются опорочить? – спросила Грейс.
   – Боюсь, он не сможет ответить, – вступил в беседу Маркус.
   Грейс вздохнула, чувствуя, что ее силы на исходе.
   – Нам уже известно все основное про «Львов». А теперь мы хотели бы знать, можем ли как-то помочь?
   – Нет, – хором отозвались мужчины.
   Кейт покачала головой и указала на фляжку.
   – Вы уже забыли, что мы только что вам помогли. Диккан, полагаю, тебе удалось кое-что выяснить у Эвенхема. Если «Львам» стало об этом известно, почему они просто не попытались убить тебя, как Джека? К чему все эти игры?
   Мужчины снова переглянулись. Воцарилось неловкое молчание.
   – Мы не знаем, – наконец признался Маркус. – Но действительно, все это кажется странным.
   – Не совсем, – возразил Диккан, рассеянно проводя пальцем по портрету своей любовницы. – Вдруг бы им удалось найти для меня такое задание, которое бы еще сильнее скомпрометировало меня?
   Все поглядели на него. У Грейс замерло сердце.
   – Какое задание? Что ты имеешь в виду?
   – Думаю, они хотят, чтобы я убил Веллингтона.
   Грейс изумленно глядела на него.
   – «Львы»? Но откуда ты знаешь об их планах?
   Диккан снова перевел взгляд на фляжку.
   – Эвенхем говорил, что «Львы» постараются завербовать меня любым путем. В Уайтхолле решили, что я смогу подобраться к подозреваемым, сблизившись с Миной. Я был подходящей кандидатурой. Они считали меня шпионом в пользу иностранных правительств и думали, что я готов подчиниться. Я оказался идеальным козлом отпущения. – Он повернулся к Грейс, его взгляд был застывшим. – Ты не должна была пострадать. Я бы никогда не причинил тебе боли, если бы не думал, что смогу тебя защитить. Прости меня.
   В его голосе слышалась боль, и Грейс вдруг поняла, чего ему стоило каждое подлое обвинение, каждый жестокий поступок.
   – Что же нам делать? – спросила Кейт, возвращая Грейс к реальности.
   – Оставайтесь в стороне, – ответил Гарри Лидж. – Влезать в это дело опасно.
   Чаффи покачал головой:
   – Один из этих негодяев вырезает шекспировские цитаты у людей на лбу. Никого из мужчин он пока не порезал.
   В основном его жертвами становятся дамы. Как леди Грейсчерч.
   Оливия смертельно побледнела.
   – Хирург? – с ужасом спросила она. – И никто его не остановит?
   – Цитаты? – Грейс снова стало плохо. – О чем вы говорите?
   Никто ее не слышал. Все смотрели на Джека, который опустился перед Оливией на колени и взял ее руки в свои.
   – Мне так жаль, Лив. Хирургу удалось сбежать, и никто не знает, где он. Но мы тебя защитим, клянусь.
   – Хирург на свободе? – вскрикнула Грейс, и ее голос внезапно стал пронзительным. – Ты это знала, Оливия?
   Но судя по белизне ее щек, Оливия ничего не знала. Шрам на ее щеке ярко выделялся, словно укоряя.
   – А что там насчет цитат, Чаффи? – спросила она.
   Чаффи покраснел.
   – Я не должен вам говорить. Это не для женских ушей.
   – Это его подпись, – нехотя произнес Диккан. – Он вырезает цитаты на своих жертвах.
   Цитата. Как, например, из Софокла. Грейс на мгновение прикрыла глаза, и ее охватила тошнота.
   – Черт бы вас побрал! – вскрикнула она, ударив кулаком по подлокотнику кресла. – Вы могли бы нас предупредить. Но вы решили, что все знаете лучше других, и позволили этому чудовищу бродить поблизости!
   – Грейс, успокойся. – Диккан потянулся к ее руке. – Думаешь, я позволил бы Хирургу приблизиться к тебе?
   Но Грейс отдернула руку. Она не могла смотреть на него. Разве она может сочувствовать ему?
   – Кейт, принеси, пожалуйста, мою сумочку. Она на туалетном столике.
   – Грейс, что случилось? – спросила Оливия.
   Тем временем Кейт выполнила просьбу. Бегло взглянув на Диккана, Грейс открыла сумочку дрожащими руками.
   – Я хотела показать тебе, – сказала она Диккану, доставая визитную карточку. – Я пыталась тебе объяснить, что тут что-то не так. Но ты не стал слушать. Не пожелал со мной разговаривать. Откуда мне было знать, что Хирург не в тюрьме?
   Она почти швырнула мужу визитную карточку.
   – Грейс, – мягко напомнил Маркус, – что ты хотела сказать о Хирурге?
   Она не ответила. Ее сердце сжалось. Наконец-то она поняла, что ее ловко использовали.
   Диккан разглядывал карточку.
   – Мистер Карвер, – произнес он, и Грейс увидела, что он тоже все понял.
   – И что? – Маркус подошел ближе.
   Диккан передал ему карточку, и его руки при этом дрожали.
   – Мистер Карвер дал Грейс визитную карточку с его адресом на Линкольнс-Инн-Филдс. Чаффи, что еще там находится?
   Чаффи нахмурил брови, задумавшись.
   – Королевский колледж…
   Маркус смотрел на карточку так, словно перед ним была змея.
   – Хирургов…
   Именно это не давало покоя Грейс, потому что она с самого начала поняла, что адрес на Линкольнс-Инн-Филдс имеет какое-то значение. Ей хотелось кричать от разочарования и гнева.
   – Он все это время был у вас под носом, а вы и не подозревали! Потому что не хотели ничего мне говорить!
   Диккан посмотрел на нее, и она увидела ужас в его всегда таких холодных серых глазах.
   – Где он, Грейс? Ты знаешь?
   – Конечно, знаю. Он следовал за мной упорнее, чем моя служанка, и постоянно твердил, что я должна выдать тебя. Предупреждал меня на твой счет. Угрожал арестом и позором, если я ему не помогу. Как же мне было не знать, где он?
   И снова Диккан попытался взять ее за руку, но она ему не позволила.
   – Где, Грейс? Где он?
   Ее охватил страх.
   – Он здесь, Диккан. В Оук-Гроув.
   Она могла бы с таким же успехом бросить в комнату бомбу. Все мужчины вскочили на ноги и разом заговорили. Грейс потребовалось несколько минут, чтобы все им рассказать, описать человека, которого она встречала несколько раз, приняв его за правительственного агента. И еще какое-то время ушло у мужчин на то, чтобы собрать людей для осмотра местности.
   Той самой местности, которую нужно было охранять.
   – Идем, Грейс, – сказал Диккан, вернувшись в комнату. – Я отведу тебя наверх. Там ты будешь в безопасности, пока мы его не найдем.
   И не дожидаясь ответа, он подхватил ее на руки. Грейс хотела было возразить. Ей надо было упрекнуть его. Но как только его руки коснулись ее, она сдалась. Она крепко вцепилась в Диккана, как будто он был единственным, что у нее оставалось в этой жизни. Как будто он действительно обнимал ее, когда она была больна. Закрыв глаза и борясь с подступившими слезами, она покорно уткнулась лицом в его шею.
   – Все будет хорошо, Грейс, – пообещал Диккан, распахивая дверь в спальню. – Я тебе обещаю.
   – Ты не можешь этого обещать, Диккан. Никто не может. Я буду счастлива, если с тобой ничего не случится. Но когда все кончится, нам с тобой надо будет сесть и решить, что делать дальше. Потому что я не хочу больше так жить, Диккан. Я просто не смогу.
   – Знаю, – печально отозвался он. – Но у нас еще полно времени впереди.
   – Нет, – раздался голос у окна, – боюсь, времени у вас нет.
   Диккан застыл на месте. Грейс охватил ледяной ужас. Даже с закрытыми глазами она узнала этот голос. Но все же она заставила себя открыть глаза.
   – Диккан, – произнесла она, гневно глядя на мужчину, который стоял у открытого окна с револьвером в руке, – полагаю, ты знаком с мистером Карвером.

   Глава 21

   – Этого я и опасался, – весело произнес мистер Карвер. – Хиллиард, в вашем духе было появиться в спальне жены впервые за целый месяц. Я так рад, что даже подготовился к встрече с вами. – Он поднял двуствольный револьвер. – Видите, я даже вооружился. Я должен вас убить, и у меня совсем мало времени. – Он покачал головой. – А я-то собирался вырезать у вас на груди одно прелестное стихотворение.
   Диккан мог гордиться Грейс. Он почувствовал, как она застыла от слов Карвера, но сохраняла спокойствие, словно они не произвели на нее ни малейшего впечатления.
   – Стихотворение, – протянул Диккан, стараясь сохранять хладнокровие и крепко сжимая Грейс в объятиях. – Я то и дело слышу про стихотворение. Что означает эта всемирная любовь к поэзии?
   На лице убийцы появилась зловещая улыбка.
   – И вы по-прежнему не догадались, что это значит.
   И у кого оно. Разве вы не будете удивлены?
   – Даже не знаю.
   – Вообще-то мне кажется, вас ждет еще немало сюрпризов, – с иезуитской усмешкой продолжал Карвер. – Если бы только у вас было время. Но теперь вы оба видели меня. Я не могу это так оставить.
   Сердце Диккана бешено стучало в груди, а руки вспотели, но он изо всех сил старался, чтобы Карвер этого не заметил.
   – Вы слишком самоуверенны для человека, который не выйдет из дома живым.
   Карвер по-прежнему улыбался:
   – Не стоит меня недооценивать, мистер Хиллиард. Мне удастся уйти. Но прежде я заберу стихотворение, которое все так стремятся отыскать. – Его улыбка стала шире. – Конечно, не у Мины. У нее его никогда и не было. Уверен, она с лихвой отблагодарила вас за тщательный обыск.
   – Вы так и будете злорадствовать? – спросил Диккан. – Назовите мне хотя бы имя мужчины, который стоит за всем этим, прежде чем пустить в меня пулю.
   – Мужчина? – Хирург чуть склонил голову, очевидно, эти слова его развеселили. – Грейс, на вашем месте я бы обиделся, что ваш муж недооценивает прекрасный пол. Не стоит быть таким самонадеянным, Хиллиард. Это погубило не одного шпиона.
   – Неужели такую драму закрутила женщина?
   – В каком-то смысле да.
   Диккан стоял неподвижно. Грейс тоже молчала, как будто готовясь к главному. Он чувствовал исходившее от нее напряжение. Оставалось надеяться, что она пристально следит за ним, потому что следующие мгновения станут роковыми.
   – Что ж, – ответил Диккан, напрягая все мускулы, – полагаю, мне придется извиниться при встрече. Кстати, моя жена отнюдь не хрупкая женщина. Мне уже тяжело ее держать.
   И не говоря больше ни слова, он бросил Грейс на кровать.
   – А теперь продолжим, мистер Карвер, – сказал Диккан, даже не взглянув в ее сторону.
   Грейс подпрыгнула на постели, и Карвер едва удостоил ее взглядом. Диккан чуть не рассмеялся. А ведь этот убийца упрекал его за то, что он недооценивает женщин. Карвер не видел, как Грейс сунула руку под подушку. Он заметил револьвер в ее руке, но было уже слишком поздно. Она выстрелила прежде, чем нежданный гость успел повернуться.
   Стекла задрожали от грохота выстрела. От дула револьвера поднимался дымок. Карвер с удивлением смотрел на кровавое пятно, растекавшееся по его плечу. Но не успел он прийти в себя и вспомнить, что по-прежнему вооружен, как Диккан бросился на него. Хватая револьвер, он врезался в стену рядом с Карвером, и они принялись бороться. Карвер пытался оттолкнуть Диккана. Он был так близко, что Диккан видел черные пятнышки в его голубых глазах. Он чувствовал запах его страха. Слышал вскрик удивления и боли, когда ему удалось оттолкнуть убийцу.
   Диккан ударил его в плечо. Карвер хрюкнул, но падать не собирался. Он попытался боднуть Диккана головой в нос. Ему едва удалось увернуться, и они с силой столкнулись лбами. У Диккана зазвенело в ушах. Свободной рукой он схватил Карвера за горло. Тот сделал то же самое. Диккан слышал рядом его свистящее дыхание. Он попятился и снова с силой швырнул Карвера об стену, пытаясь избавиться от его хватки. Потянул зажатый между ними револьвер, сжал пальцы на горле Карвера, пока его лицо не стало пунцовым.
   – Оттолкни его! – крикнула Грейс. – Я сейчас выстрелю!
   Но Диккан не собирался давать Карверу даже этого шанса. Он все крепче сжимал его горло, наваливаясь на убийцу в тщетной попытке освободиться. На лестнице загремели шаги, и на короткий миг Диккан ослабил хватку. Карвер не преминул этим воспользоваться и ударил его коленом в пах. Тело Диккана пронзила невыносимая боль. Все его внутренности словно превратились в желе. Но он не разжал пальцев. Он продолжал сдавливать горло Карвера, который извивался изо всех сил, стараясь высвободиться. Они закружились на месте, швыряя друг друга на стену.
   Выпустив горло Карвера, Диккан резко ударил его в нос ребром ладони. Карвер хмыкнул, и кровь залила его лицо. Он ткнул Диккана под ребра, так что у того перехватило дух. Они боролись, кружась посреди комнаты.
   – Оттолкни его! – снова крикнула Грейс где-то рядом.
   Диккан попытался это сделать. Он нанес Карверу короткий удар в челюсть. Карвер зацепил ногу Диккана, пытаясь лишить его равновесия. Но вместо этого они оба покатились к стене.
   Карвер допустил ошибку. Вместо стены они врезались в окно. Осколки стекла посыпались на плечо Диккану. Треснуло дерево, и на него нахлынула волна холодного воздуха. Ноги оторвались от пола. Кажется, он слышал крик Грейс. Внезапно перед глазами быстро закрутились лицо Карвера, небо и деревья.
   Проклятие, успел подумать Диккан, падая вниз. Он выпустил Карвера и, врезавшись в дерево, успел увидеть, как отлетел в сторону револьвер. Он услышал треск веток и ругань Карвера. И тут они оба упали на землю, пролетев два этажа.
   Раздался треск костей и глухой удар о землю. Диккан не мог дышать. Ему казалось, его голова похожа на треснувшую тыкву. В доме кричали люди. Он лежал посреди колючих ветвей самшита, и тут до него донесся чуть слышный смешок.
   – На этот раз тебе не уйти, – сделав глубокий вдох, пообещал Диккан. Дышать было больно, но он знал, что это не смертельно. Он не был уверен насчет своей руки, которая согнулась под странным углом.
   Карвер рассмеялся булькающим смехом.
   – Согласен. Но я оставлю тебя с этим жить. Мне следовало убить тебя. Но кто не хотел видеть тебя мертвым? Как думаешь, кто бы стал защищать тебя? Даже в ущерб интересам Англии?
   Диккан подполз на руках чуть ближе и увидел распластавшегося рядом с ним Карвера. Ветка дерева пронзила грудь убийцы. На его губах появилась кровь, и ноги начали непроизвольно подергиваться. Но, черт бы его побрал, он продолжал улыбаться!
   – Кто? – спросил Диккан.
   – Женщина? – Глаза Карвера начали тускнеть. – Или мужчина? Твоя кузина или…
   Диккан наклонился ближе, схватил его за воротник.
   – Кто?
   Но враг лишь улыбнулся:
   – Стихотворение у шлюхи.
   Кого он мог так назвать?
   С Карвером было все кончено. У него изо рта хлынула кровь, глаза закатились и застыли. Налетевший ветерок поднял прядь волос с его лба, и Диккан ощутил запах смерти. Но он чувствовал и торжество. Хирург унес свои тайны с собой в могилу. Ну и черт с ним!
   Стихотворение у шлюхи. Но не у Мины.
   Карвер упомянул кузину Диккана. Какое Кейт имеет ко всему этому отношение? Диккан неотрывно глядел на мертвое лицо. Карвер выдвинул немало обвинений, в основном расплывчатых, но одно вполне ясное. О ком он мог говорить?
   И внезапно он понял. Прикрыл глаза. Мысли проносились в его голове быстрее, чем деревья во время падения. Может быть, он все же получил смертельное увечье, потому что вдруг грудь пронзила жгучая боль и он не мог вздохнуть.
   Ему хотелось избить Карвера, дубасить этого негодяя, пока тот не очнется и не заберет свои слова обратно. Потому что он сказал такое, что просто не могло быть правдой.
   Этого не могло быть вообще.
   – Диккан? Диккан!
   Ослабев, он отпустил Карвера и рухнул на землю. Рука заныла. Заболели ребра, голова. Наверное, завтра утром он будет сходить с ума от боли из-за сломанных костей и синяков, но все это когда-нибудь заживет. Чего нельзя сказать о боли, причиненной предательством.
   Это не может быть правдой.
   Первым к нему подбежал Гарри. Присев рядом на корточки, стрелок быстро оценил его состояние.
   – Будешь жить, старина?
   Диккан криво улыбнулся:
   – Боюсь, да. Хирургу не повезло.
   Гарри посмотрел на бездыханное тело в кустах.
   – Жаль.
   Диккан слышал, как люди выбегают из дома. Он схватил Гарри за рукав.
   – Гарри, прежде чем все соберутся, ты должен выслушать меня.
   Гарри, как бывалый солдат, тут же замер.
   – Конечно.
   – Думаю, стихотворение у Кейт.
   Глаза Гарри расширились.
   – Что?!
   – Стихотворение у «шлюхи», – повторил Диккан слова Карвера. – Мина не единственная, кого называют шлюхой. По крайней мере кое-кто из тех, кого я знаю.
   Кажется, Гарри затаил дыхание.
   – Она во всем этом замешана?
   – Думаю, да. Думаю, Хирург намеревался сказать мне именно это.
   Гарри покачал головой:
   – Почему-то я не удивлен.
   – Она в опасности, Гарри.
   – Ее охраняют, Диккан. Давай сначала позаботимся о тебе.
   Диккану не удалось ответить, потому что рядом оказалась Грейс, задыхаясь и плача.
   – Черт бы тебя побрал, Диккан Хиллиард! О чем ты думал?
   Она почти упала ему на грудь, и он поморщился от боли.
   – Я думал, у стены нам ничто не угрожает, – ответил он, обнимая ее здоровой рукой. – Ты в порядке, Грейс? Ты не ушиблась?
   Она по-прежнему выглядела возмущенной.
   – Я перезарядила револьвер. Если бы ты отодвинулся в сторону, я бы попала в него!
   Диккан чуть заметно усмехнулся:
   – Мне казалось, ты можешь попасть в яблочко с расстояния четыреста ярдов. Что произошло?
   И тут все лицо Грейс залил этот поразительный румянец. Она опустила голову и поежилась.
   Диккан понял, как ей стыдно, и ему стало не по себе.
   – Грейс, – произнес он, привлекая ее ближе, – мы в порядке, а Хирург мертв. Только это имеет значение.
   Но это было не совсем так. К счастью, в эту минуту вокруг него собрались остальные гости, и у него просто не хватило времени додумать свою мысль до конца.

   Диккан знал, что должен встретиться с противником с глазу на глаз. Но он не мог оставить Грейс. Только теперь он понял, что ее присутствие успокаивает его, придает ему сил. А они ему понадобятся, когда этот разговор будет окончен. Он привел с собой Маркуса и попросил его подождать в гостиной, потому что предчувствовал, что все это к добру не приведет.
   Так и вышло.

   – Ты пытался убить мою жену, – прямо с порога сказал он.
   Теперь они находились в пятнадцати милях от Оук-Гроув в библиотеке замка Мурхейвен – прекрасном месте для выяснения семейных отношений. К счастью, его кузен Эдвин, герцог Ливингстон, не стал выяснять у Диккана причины необходимости уединения и этого разговора в целом. По удачному стечению обстоятельств мать и сестры Диккана как раз отправились с герцогиней в гости.
   Удобно устроившись на одном из коричневых кожаных стульев, отец Диккана отреагировал на его обвинение в своей обычной манере – чуть приподняв бровь. На нем была епископская мантия с крестом на цепи поверх нее, как будто он собрался принять участие в важной церемонии. Грейс расположилась на кожаном диване, она сидела так тихо, что ее можно было не заметить даже в прелестном желтовато-розовом платье. Диккан подумал, что его жена способна незаметно присутствовать в комнате, как будто она даже не оставит следа на диване. Сейчас он был ей за это благодарен. А главным образом за то, что она рядом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация