А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 21)

   Глава 16

   Возможно, Грейс вообще бы не решила уйти, если бы Диккан снова не занялся с ней любовью. Они проснулись посреди ночи, по-прежнему держа друг друга в объятиях, и полусонные начали обмениваться нежными словами и поцелуями. Даже в затухающих отблесках камина он заметил, как порозовело лицо Грейс, и усмехнулся:
   – Брось, Грейс, не могу поверить, будто ты все еще стесняешься.
   Она не могла поднять голову, притворяясь, что зачарованно смотрит на свои волосы, разметавшиеся у него по животу.
   – Я предпочла бы не выставлять себя напоказ, – пробормотала она. – Худые женщины этого не любят.
   Диккан потряс ее за плечи:
   – Грейс, прекрати! Ты не худая, кто тебе это сказал? Ты наездница. Разве тебе не приходило в голову, что ты именно такая, потому что всю жизнь провела в седле?
   Она удивленно посмотрела на него. На его лице было неподдельное изумление.
   – Боже, – с ухмылкой произнес он, – только сейчас понял. Я женился на королеве воинов.
   Грейс фыркнула, но чуть выпрямилась, наслаждаясь новыми ощущениями.
   – Значит, теперь вы мне полностью подчиняетесь, сэр?
   Он хмыкнул и пошевельнулся, напоминая ей, кто сейчас главный.
   – Я весь к твоим услугам.
   Так они смеялись, дразнили друг друга и шутили, пока наконец не уснули, уютно устроившись в постели. Когда Грейс, довольная и счастливая, лежала в его объятиях, он погладил ее волосы.
   – Кажется, твоя подруга скоро выйдет замуж?
   – Оливия? Да, я надеялась попасть на свадьбу.
   Диккан кивнул:
   – Прекрасная мысль. Может быть, и у меня найдется время.
   Больше они ни о чем не говорили и скоро заснули, свернувшись под простынями. Когда Грейс пробудилась на следующее утро, она чувствовала себя необычайно сонной и теплой, как будто пролежала на полуденном солнце. Было еще рано, и розовые рассветные лучи падали на ее закрытые веки. Она была одна, но по-прежнему ощущала запах Диккана на своей коже, поразительное сочетание цитруса и дыма. Легкий запах коньяка и пота. Настоящие земные запахи, знакомые ей по годам пребывания в армии.
   Ей пришло в голову, что то, на что она так надеялась, наконец-то произошло. Часы, проведенные с Дикканом, были полны истинной близости. Пока он не заключил ее в объятия, Грейс не знала, что можно быть такой любимой.
   И в этот миг она снова мысленно услышала его слова:
   «Я женился на ней, но ни за что не стану спать с ней вместе».
   Это воспоминание заставило Грейс покинуть уютную смятую постель и оказаться на твердом полу. Она стояла посреди комнаты обнаженная, вся дрожа. Он говорил так сердито, в его голосе было такое отвращение. Неужели он тогда лгал? Или солгал прошлой ночью, когда обнимал ее так, словно она была ему дорога? Грейс не знала ответа, и по ее телу пробежала волна холода.
   Она накинула пеньюар. Все ее тело по-прежнему словно светилось. Она почти ощущала прикосновение рук Диккана. Ей так хотелось верить, что он солгал своей любовнице, что все это была только игра. Но опыт подсказывал другое. Никто из мужчин не отдал бы предпочтение ей, а не Мине Феррар. И все же Диккан заставил ее почувствовать себя так, словно он сделал иной выбор.
   Он был добр. Она влюбилась в него.
   Услышав шорох в комнате Диккана, Грейс с трудом удержалась, чтобы не броситься к нему в объятия. Чтобы услышать, что прошлая ночь была для него так же важна, как и для нее. Нет, решила она. Это лишь унизит ее и смутит его. Она останется на месте.
   И все же через минуту Грейс уже стояла в дверях его комнаты. Возможно, она сумеет что-то доказать себе, если встретит его с улыбкой и проводит с шуткой. Возможно, докажет что-то и ему, когда с прежней легкостью расстанется с ним.
   Ей не стоило на это рассчитывать. Когда она открыла дверь, то увидела стоявшую посреди комнаты Шредер с фарфоровой миской в руках, полной мыльной воды.
   Хорошенькая блондинка вспыхнула, как будто Грейс застала ее на месте преступления.
   – Я убирала комнату.
   – Ясно. – Грейс могла бы гордиться своим спокойствием. – Биддл не смог этого сделать?
   Шредер так крепко сжала миску, что вода плеснула на ее передник.
   – Он с хозяином отправился в Брайтон. Указание принца…
   Грейс показалось, что ее сердце перестало биться. Она с трудом кивнула.
   Он даже не попрощался с ней. Она решила, что это было для нее достаточным ответом.
   – Я могу вам чем-нибудь помочь, мадам?
   Грейс увидела в глазах Шредер жалость, и это стало последней каплей.
   – Я буду одеваться. – Она повернулась и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.
   Конечно, записки не было. Шредер уже успела приготовить для нее прелестное муслиновое платье зеленоватого цвета.
   – Надеюсь, это вам подойдет, – сдержанно сказала она. – Сегодня утром у вас урок у ее милости. А потом, возможно, бледно-желтое шелковое платье для чая с леди Хавершем?
   Грейс кивнула. Она продолжала кивать, когда Шредер помогала ей смыть свидетельства случившегося накануне ночью и облачиться в сорочку, корсет и муслиновое платье. Она едва могла дышать. С каждым слоем одежды становилось все хуже. Мысленно Грейс продолжала прокручивать события прошлой ночи. Она думала о том, насколько ей надо было доверять Диккану, чтобы закрыть глаза в его объятиях. И что это для нее значило.
   Слава Богу, она ничего ему не сказала.
   – Вы будете завтракать, мадам? – спросила Шредер. – Может быть, какао?
   От одной мысли об этом Грейс затошнило.
   – Не сегодня.
   Шредер давно уже ушла с недоумением на лице, а Грейс продолжала стоять посреди спальни и размышлять о том, чем ей заняться. Какими будут все ее дни, когда придется надевать все более тугие корсеты, втискиваться в рамки общественных условностей, и все ради того, чтобы удержать мужа, который не любил ее.
   Мужа, который иногда будет приходить к ней и заставлять ее чувствовать себя так, словно дороже ее ничего на свете нет. Каждый ее день будет полон им, а он даже об этом не узнает. И в конце концов Грейс готова будет на все ради редких мгновений общения с законным супругом. Она научится закрывать глаза на его измены, невнимательность, тиранические выходки. Станет одной из тех жалких женщин, которые всю жизнь зависят от прихотей своего мужа.
   Стоя посреди своей скучной голубой комнаты, глядя, как рассветные лучи заливают светом крыши домов и слушая крики торговцев клубникой, Грейс приняла самое важное решение в своей жизни. Она отдала все ради Диккана. Все, чего так хотела. Все, о чем когда-то мечтала. У нее осталось лишь чувство собственного достоинства, которым она вот-вот готова пожертвовать ради него. Ради одного поцелуя. Беглого взгляда. Она снова останется на обочине жизни, надеясь, что Диккан обратит на нее внимание.
   Но стоит ли он такой жертвы?
   Грейс долго стояла, глядя, как оживает улица, и крепко прижимая руку к груди, чтобы унять боль. Наконец она повернулась и потянула за шнур звонка. Попросила Шредер собрать чемодан и вызвать почтовую карету. Грейс не обращала внимания на удивленные взгляды слуг и лично сложила в сумку свой красный гвардейский мундир и ботинки для верховой езды.
   Она уже надевала перчатки в прихожей, когда в дверях показался Кит Брэкстон, словно для того, чтобы поставить точку во всей этой трагикомедии.
   Грейс замерла на месте, открыв рот. Она совсем забыла о своем друге.
   – Кит, – приветствовала она его.
   Он был в сопровождении другого джентльмена, которого Грейс знала еще с военных времен. Тот был ниже ростом, с мягким выражением лица и вьющимися светлыми ангельскими волосами.
   – Привет, Алекс. Зачем Кит тебя притащил?
   – Для моральной поддержки, – ответил он с печальный улыбкой, сунув руки в карманы.
   Грейс кивнула и указала на гостиную.
   – У меня всего одна минута, давайте присядем.
   Она со стыдом поняла, что совсем забыла о миссии Кита. Прошлая ночь вытеснила из ее головы все не касающееся ее любви.
   Кит жестом пригласил ее и Алекса в гостиную.
   – Нужно, чтобы ты молчала о своих подозрениях, – с места в карьер начал он, закрывая за собой дверь.
   Грейс пригласила мужчин сесть, а сама расположилась на кремовом диване в стиле шератон – само воплощение светской львицы.
   – Кому нужно?
   Кит быстро переглянулся с Алексом, и они оба заняли голубые стулья напротив Грейс.
   – Тем, кто тебя любит.
   Мгновение она молча смотрела на него.
   – А конкретно? Кому?
   Кит нахмурился:
   – Тебе не нужно этого знать. Просто послушай меня.
   Грейс чуть не выругалась. На лбу у Кита выступили капельки пота, он то и дело сжимал кулаки. Возможно, Грейс ничего не знала о высшем свете, но она знала своих солдат. Киту не хотелось находиться здесь, но он выполнял задание ответственных лиц, которые уже решили, что делать с ней, пешкой в шахматной игре.
   – Вы ждали, чтобы Диккан уехал в Брайтон? – спросила она. – Или ваш визит в его отсутствие – это просто совпадение?
   Взгляды, которыми обменялись Кит с Алексом, сказали все без слов. Их визит не был случайностью. Оставался вопрос, знал ли об этом Диккан. Грейс охватил стыд. Неужели прошлая ночь была попыткой сделать то же, что хотел сделать сейчас Кит, только в другой форме? Сбить ее с толку? Заставить думать о чем угодно, но только не о том, во что она ввязалась.
   – Хочешь сказать, Диккан все-таки предатель? – спросила она.
   Кит перевел взгляд на свой сжатый кулак.
   – Есть вопросы. Сейчас правительство рассматривает обвинения в его адрес.
   Она вздернула бровь:
   – Так он предатель?
   Кит покачал головой:
   – Не мне об этом судить.
   Она отвернулась, глядя в окно, выходившее на фешенебельный Мейфэр.
   – А мистер Карвер? Он тот, за кого себя выдает?
   – Он работает на министерство внутренних дел, – ответил Алекс.
   Это был удар, но Грейс притворилась спокойной.
   – И что мне делать, когда они с дядей Доусом придут ко мне за информацией?
   – Мы об этом позаботимся, – ответил Алекс, кивнув светловолосой головой.
   – Кто? – спросила Грейс, зная, что Алекс, прозванный Белым рыцарем, не умел лгать, так же как и Кит. – Те, кто меня любит, или правительство? Полагаю, именно они выдвигают эти обвинения?
   – И те и другие.
   Грейс кивнула с отсутствующим видом, чувствуя, как закипает от гнева.
   – Ясно.
   – Ты должна понять, Грейс, – повторил Кит. – Это может быть опасно.
   Она рассмеялась коротким сухим смехом.
   – Я могла бы понять тебя, если бы последние пять лет мы не провели в соседних палатках. Ответь мне, Кит. Я слишком глупа, чтобы понять, или слишком слаба, чтобы действовать?
   Кит посмотрел на нее с таким видом, словно она нанесла ему смертельную обиду. Он присел рядом с ней.
   – Грейси, – произнес он, прикасаясь к ее руке, – прошу, пойми. Все очень сложно.
   Она убрала руку и встала.
   – И ты считаешь, что Диккана завербовали «Львы», хотя всего три месяца назад он нас от них защищал? Или предатель мой дядя, человек, сражавшийся с Корнуоллисом?
   Кит вздохнул:
   – Я же тебе сказал. Мы не знаем. Вполне возможно, что Диккану нужны деньги. Судя по сообщениям с предыдущих мест его службы, он заработал небольшое состояние, выполняя сомнительные задания для правительств разных стран.
   Грейс покачала головой. Нет. Несмотря ни на что, она не могла этому поверить. И все же на память снова пришел насмешливый голос Диккана, когда он говорил со своей любовницей. Его смех прошлой ночью. Диккан действительно был лжецом. И очень изворотливым. Просто Грейс не знала, что именно он скрывает.
   Кит подошел к ней.
   – Мы только хотим, чтобы ты держалась от всего этого подальше.
   Глядя на почти пасторальную сцену за окном, где под кружевными зонтиками прохаживались, болтая, няня со своими подопечными и пара замужних дам, Грейс пыталась осмыслить все услышанное. Они хотели, чтобы она отошла в сторону. Предоставила действовать тем, кто в этом разбирается. И что же делать ей?
   – Хорошо, – ответила Грейс, поворачиваясь к Киту. —
   Я выйду из игры. Вы можете сами заняться моим дядей, моим мужем и министерством внутренних дел. И хватит меня опекать, Кит. – Грейс распахнула дверь. – Джентльмены, я опаздываю на встречу. Желаю вам удачного дня.
   На лице Кита застыло выражение боли. Но он быстро поклонился и вслед за Алексом вышел из комнаты.
   – Если я тебе нужен, Грейси, я буду рядом.
   Она с трудом кивнула. Кит был ее последним прибежищем. Если уж он не смог сказать ей правду, то этого не сделает никто. Но ему следовало бы знать, что она едва ли согласится спокойно отойти в сторону. Она сама станет искать ответы на все эти сложные вопросы. Иначе ее жизнь потеряет смысл.
   Проводив Кита, Грейс повернулась и увидела приближавшуюся к ней Шредер со шляпкой в руках.
   – Не понимаю, – озадаченно произнесла женщина. – Вы не хотите брать меня с собой?
   Грейс взяла шляпку и надела ее.
   – Спасибо, Шредер. Вообще-то мне больше не понадобится служанка. Я отправляюсь за город, где твои способности пропадут даром. Спасибо за помощь. Я оставила для тебя рекомендательное письмо.
   На какой-то миг ей показалось, что Шредер не уйдет. Но в конце концов служанка сделала реверанс и исчезла. Грейс стало еще печальнее, но она заставила себя повернуться к двери. И вновь ее прервали, на этот раз Бенни, второй слуга.
   – Простите, мадам, – начал корнуоллский ветеран со встревоженным лицом, напряженно вытянувшись перед ней. – Мы тут между собой обсудили и решили, что я поеду с вами. Вы не берете даже служанку. – Его руки были сжаты за спиной, лицо покраснело. – Кто-то должен вам помогать.
   – Спасибо, Бенни, – с трудом произнесла Грейс. —
   Я это ценю.
   Ей оставалось лишь одно. Переведя дыхание, она подошла к кабинету Диккана и открыла дверь. Грейс смотрела на свидетельства его присутствия: журналы о скачках, небольшая стопка книг с загнутыми страницами, карта Османской империи в раме, которую он повесил на стене. Картины, которые Грейс не узнала, и изображения неизвестных ей людей.
   Еще одно свидетельство того, как мало она его знала. Был ли здесь Роберт? А сестры, которых она никогда не видела? Как она могла влюбиться в человека, который так мало рассказывал о себе?
   Но Грейс пришла за бумагой и ручкой. Подойдя к изящному столу из орехового дерева, она выдвинула верхний ящик. Заметила, как в глубине что-то блеснуло. Протянула руку.
   Стальной кинжал с изысканной золотой отделкой, очевидно, работа опытного ремесленника. Мусульманского ремесленника. Она узнала бы этот стиль везде. Но не это привлекло ее внимание. Рукоятка идеальных пропорций была украшена драгоценными камнями: рубинами, изумрудами, сапфирами, перидотом и жемчугом. Удивительно для человека, который терпеть не мог разнообразные украшения, хотя и провел несколько лет в Константинополе. Одних драгоценных камней хватило бы, чтобы длительное время управлять поместьем Лонгбридж.
   Но Грейс ли было не знать, какие роскошные подарки можно получить на Востоке? Она вспомнила себя пятнадцатилетней девчонкой, держащей на ладони ожерелье, блестящий водопад из сапфиров, ярко-зеленой эмали и двадцатичетырехкаратного золота, украшенное изысканными узорами: павлинами, цветами лотоса и спиралями, буйная симфония цвета, фантазии и богатства. Это было украшение невесты Великого Могола.
   Грейс пыталась его вернуть хозяевам. Она понимала, что это слишком дорогой подарок. Но отец ее подруги Радхики хотел поблагодарить ее, потому что она застрелила тигра, который угрожал жизни его сына. Грейс пыталась объяснить ему, что не видела его сына. Она видела только бросившегося на нее тигра, его горящие желтые глаза и огромную оскаленную пасть. Она инстинктивно нажала на курок, и ей просто повезло. В награду же ей досталось шесть ожерелий, принадлежавших самой влиятельной в Джайпуре семье ювелиров. Один жалкий кинжал бледнел по сравнению с ними.
   Грейс положила его на ладонь. Прекрасное и смертоносное оружие. Но она не может взять его с собой. Поэтому она вернула кинжал на место и написала записки леди Кейт и Оливии Уиндем. А потом, выходя из комнаты, не удержалась и взяла один из стеков Диккана, лежавший на кожаном кресле у камина. Перебирая его пальцами, она вспомнила, как Диккан сидел в ее спальне, медленно постукивая стеком по бедру. Грейс молча повернулась, сжимая стек и письма в руке, и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Пора возвращаться домой.

   Второй раз за неделю Диккан непонимающе глядел на своего собеседника, уверенный, что ослышался.
   – То есть как это миссис Хиллиард нет? Я привел гостей.
   Этих гостей он с радостью оставил бы в другом месте, лучше всего в сточной канаве. Торнтоны, разглядывавшие дом с таким видом, словно мысленно подсчитывали стоимость мебели, Джеффри Смит, прислонившийся к стене, как будто его не держали ноги, и Мина, ожидавшая в экипаже. Она сказала, что будет ждать на улице, пока Диккан не сообщит жене о своей поездке на скачки из Брайтона в Ньюбери.
   Всю неделю он провел с Миной, пытаясь понять, где она спрятала злополучное стихотворение. И что означала сия духовная ценность. Но все закончилось бесконечной головной болью, отвращением к французским духам и слишком назойливым обществом Торнтонов.
   Ему лишь удалось узнать, что конечной целью «Львов» было возвести принцессу Шарлотту на трон вместо ее деда в надежде, что после этого она осуществит все их притязания. Принцессе было всего девятнадцать, и большую часть жизни она провела в уединении, поэтому Диккан не мог сбрасывать со счетов возможный успех этого предприятия. По словам Смита, им уже удалось разорвать помолвку принцессы с принцем Вильгельмом Оранским, и теперь у них был другой кандидат, выражавший сочувствие их делу.
   Интересные сведения. Но опять ни намека на это чертово стихотворение. И на то, как именно «Львы» собирались возвести принцессу на трон без убийства Веллингтона.
   Но сейчас Диккану надо было справиться с новой бедой.
   – Где миссис Хиллиард? – спросил он.
   Робертс с его огромным носом оглядел гостей Диккана с таким видом, словно всю жизнь был не пятым канониром, а дворецким в великосветском особняке.
   – Мадам не сообщила, куда направляется, сэр, – ответил он.
   Диккан хотел, чтобы Грейс была рядом с ним, в безопасности. Но если она решила уехать, по крайней мере с ней сейчас Бабс.
   – Кто был с ней, кроме служанки?
   Диккан мог поклясться, что на лице дворецкого появилось выражение злорадства.
   – Шредер была уволена в тот же день, когда вы уехали в Брайтон.
   У Диккана словно землю выбили из-под ног.
   – Кто же поехал с миссис Хиллиард?
   – Кучер Джон и слуга Бенни.
   Диккану в этот момент хотелось кого-нибудь задушить. Всю последнюю неделю его согревала уверенность в том, что Грейс в безопасности. Она была окружена людьми, тщательно отобранными им самим и Бабс. Но теперь она сбежала, не зная, что ее жизнь находится под угрозой. Ему срочно надо что-то предпринять. Надо вернуть ее обратно. Притвориться, будто это делается из элементарных приличий, иначе Смит заподозрит неладное.
   Страдальчески вздохнув, Диккан повернулся к своим спутникам.
   – Почему бы вам не выпить хереса в гостиной? Я скоро вернусь.
   Леди Торнтон хихикнула и похлопала его по щеке.
   – Кажется, твоей жене не помешала бы небольшая лекция о супружеском долге, Диккан. Рада, что ты этим займешься.
   Усилием воли он заставил себя сохранять спокойствие. Он невероятно устал притворяться. Ему хотелось взять Грейс и уехать туда, где никто их не найдет. Но было бы смертельно опасно снова повторить ту чудесную ночь, когда она находилась в его объятиях. Если он снова окажется в постели Грейс, то уже не сможет уйти.
   – Лонгбридж, – внезапно раздался голос слуги, стоявшего в тени у дверей кабинета. – Она сказала, что возвращается домой.
   Диккан узнал этого человека, выбранного Бабс, и шагнул ближе.
   – Что случилось со Шредер?
   Слуга пожал плечами, его лицо было абсолютно бесстрастно.
   – Миссис Хиллиард сказала, что служанка ей больше не понадобится.
   Диккан кивнул и провел рукой по глазам. Ему надо передать записку Бабс, которая, конечно, не постеснялась воспользоваться его постелью и запасами коньяка. Надо срочно найти Грейс. Она не могла просто так уйти. Несомненно, Брэкстон ее предупредил. Он должен был приглядывать за ней. Прошла целая неделя.
   – Почему вы не поехали с миссис Хиллиард? – спросил он у слуги. – Я для этого вас нанял.
   Мужчина лишь пожал плечами:
   – Она взяла с собой нового слугу. Бывшего солдата. Мы решили, он за ней присмотрит. – Он осмотрелся по сторонам. – Еще одно, сэр. Вам пришла записка. – Слуга опустил руку в карман.
   Диккан прочел ее и выругался.

   «Проверил имена. Карвер пока чист. У генерала Доуса сомнительные контакты, в том числе и Бентли. Будь осторожен. Дрейк».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация