А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как истинный джентльмен" (страница 12)

   – Конечно. Я могу рассчитывать на пожертвование?
   Наконец Бетт ушла. Глядя ей вслед, Диккан чувствовал, как его настроение все больше ухудшается. Он не может отдать Грейс на растерзание таким зверюгам, как Бетт. Они уничтожат ее. Конечно, они не будут грубы. Они слишком утонченные для этого, их оружие – слова, двусмысленные взгляды и изысканное искусство молчания. Но для такого человека, как Грейс, это еще хуже. Они будут изводить ее, пока от женщины, которую он называл Боадицеей, не останется лишь жалкого подобия. Ему нужно держать ее подальше от всего этого содома ради нее самой.
   Диккан кивнул лорду Каслрею. Сэр Чарлз Стюарт улыбнулся и махнул ему рукой из угла комнаты. Диккан не желал причинить Грейс боль. Она была хорошей женщиной. Достойной женщиной, черт побери. Но это не ее мир. Это его мир. Он чувствовал себя как рыба в воде там, где плетутся политические интриги и на карту ставится будущее. Здесь он был в своей тарелке. Но разве у него будет шанс на успех с такой женой, как Грейс?
   В этот момент к нему подошел Маркус Дрейк, пристально глядя в лицо.
   – Мне нужно с тобой поговорить.
   Диккан снова ощутил покалывание в затылке. Не говоря ни слова, он шагнул на балкон.
   – Сегодня вечером тебя видели в ресторане с женой, – без лишних предисловий укоризненно произнес Маркус.
   Диккан вздохнул.
   – Ты должен понять, что мы не единственные, кто следит за тобой.
   Диккан ответил не сразу:
   – Вы в этом уверены?
   Дрейк посмотрел на темный сад.
   – Один из людей Терска их видел.
   Диккану было неприятно, что он не заметил своих преследователей.
   – Я их знаю?
   – Нет, но при случае тебе их покажут.
   – Хорошо. Думаю, сегодня вечер закончится рано. Подключите моих людей.
   – Сначала дослушай до конца.
   Диккан заподозрил неладное в этих словах и замер на месте.
   – Что еще?
   Маркус оглядел балкон, но там никого не было.
   – Бентли мертв.
   Диккан застыл.
   – Что? Это не самоубийство?
   – Нет, не как Эвенхем.
   Не как Эвенхем, в луже крови, запах которой Диккан по-прежнему чувствовал во сне.
   – Тогда как?
   – Ему перерезали горло.
   Диккану показалось, словно у него из легких выкачали весь воздух.
   – Надеюсь…
   – Что на его теле не вырезали послание? – Дрейк провел рукой по волосам, и Диккан увидел в его глазах беспокойство. – Это закрытые сведения. Остальным скажут, что на него напали разбойники. Да, на его теле была вырезана надпись. «Мудрый отец знает собственного сына».
   Диккан потер лоб.
   – Хирург. Значит, старик вышел на охоту?
   – Мы не знаем. Тебе удалось внедрить в его дом своего человека?
   Диккан кивнул.
   – Ты должен пойти со мной. Надо привести твоих людей в готовность, а потом пусть кто-нибудь более опытный оценит случившееся. В последний раз Бентли видели с Торнтоном.
   Диккан решительно покачал головой:
   – Торнтон? У него не хватит ума устроить праздник по случаю дня рождения, не говоря уже о революции.
   – Да, но он близок с Джеффри Смитом, который на это способен и который, кстати, работает у Сидмаута. Мы думаем, тебе пора снова познакомиться с этими людьми.
   Диккан ощетинился, рассерженный двуличием Дрейка.
   – Почему бы этим не заняться профессионалам?
   Дрейк наклонился ближе.
   – Эвенхем говорил, что в канцелярии Сидмаута была утечка. Думаю, он прав. А значит, мы не можем поручить им проверить собственных служащих.
   Диккан снова потер висок.
   – Я пошлю Грейс записку, что буду поздно.
   – Ты ничего не пошлешь Грейс.
   Диккан взглянул на своего друга и наставника и выругался. Конечно, он прав. Он не может втягивать в это Грейс. Он не может позволить себе соблюсти простые правила приличия. Диккан все меньше и меньше нравился самому себе.

   В ту ночь Грейс не могла заснуть. Она прислушивалась к шагам Диккана и чувствовала себя глупо. Неужели ее брак всегда будет таким? И ей вечно придется ждать возвращения мужа? Если бы только ей было все равно. Но все совсем наоборот. Она связана с мужчиной, который никогда не оценит ее. С мужчиной, который видит в ней скорее помощницу, нежели возлюбленную. Нет, она не может даже и надеяться, что он когда-нибудь полюбит ее. Просто в напряженной тишине незнакомой комнаты Грейс вдруг захотелось, чтобы он ее желал. Чтобы она была ему нужна. Чтобы он скучал, когда ее нет рядом, и радовался, когда она возвращалась. Она хотела быть рядом с ним. Почему она так неравнодушна именно к Диккану Хиллиарду? И к чему это может привести?
   Скорее всего он никогда не подпустит ее слишком близко. Сегодня он ясно дал это понять. Их брак – отражение самой личности Диккана. Он вежливый и дружелюбный, но не более. Никаких сюрпризов, никакой игры воображения. Никаких уроков из гарема.
   Глупо спрашивать, согласна ли с этим Грейс. Ей придется согласиться. У нее ведь нет выбора. Жаль только, что у нее не осталось и надежды.
   Грейс в нетерпении подошла к окну, выходившему на Грин-парк. На улице было темно, и свет источали лишь несколько газовых фонарей. Даже знать посчитала этот час слишком поздним для прогулок, поэтому Грейс с удивлением заметила человека, который стоял на противоположной стороне улицы и смотрел прямо на нее.
   На мгновение она замерла. Он был похож на джентльмена, но без вечернего туалета. Он улыбнулся, словно вспомнил какую-то шутку. И смотрел на нее, закинув голову назад и сунув руки в карманы. По спине у Грейс змейкой пробежал холодок. Смотрел ли он на гостиницу или только на нее? Он не мог заметить ее случайно, потому что уже стоял там, когда она отодвинула шторы на втором этаже. Может быть, он имеет отношение к Диккану? Не зная, что делать, Грейс задвинула занавески и решила при случае все рассказать мужу. Если еще увидит его.
   Когда на следующий день они со Шредер просматривали гардероб Грейс, Диккана не было дома.
   – Возьми что хочешь, Шредер, – сказала Грейс, складывая свои серые платья в аккуратную стопку на кровати. – Продай их. А эти я сохраню для военного госпиталя.
   Грейс коснулась платья, которое было на ней накануне, когда она сидела у постели юноши, умиравшего от инфекции. Она видела пустой взгляд его стеклянных запавших глаз, слышала предсмертные хрипы в его груди. Грейс вспомнила, у скольких постелей ей довелось сидеть, вспомнила все столы для ампутаций и усыпанные ранеными поля сражений. В конце концов, ее личные проблемы не имели значения. Даже если Диккан так и не сможет привыкнуть к ней, самое страшное, что ей придется испытать, – это одиночество. У нее не было права горевать.
   Грейс была так занята своими мыслями, что не услышала, как в дверь гостиной постучали.
   – Разве тебе никто не говорил, что ты должна отдыхать в шезлонге, есть конфеты и читать романы издательства «Минерва-пресс»? – раздался в дверях смеющийся голос. – Дамам из высшего общества не подобает вести себя как ты.
   Грейс обернулась и увидела Кейт и леди Беа.
   – Кейт! – Она подбежала к своим друзьям, со стыдом поняв, что благодарна им за визит. – Леди Беа! Как я рада вас видеть.
   Кейт обняла Грейс с удивленным выражением на лице.
   – Боже! Конечно, встреча со мной всегда большая честь, но ты просто сама не своя. Диккан ведь тебя еще не бьет?
   Грейс покраснела.
   – Конечно, нет. Просто мне нужна ваша помощь.
   Кейт захлопала в ладоши.
   – Отлично! Люблю быть полезной! Что ты хотела спросить? Как попасть на страницы скандальной хроники? Как завести нескольких любовников сразу? Где найти лучшее эротическое искусство?
   Зная, как Кейт любит шокировать людей, Грейс улыбнулась в ответ:
   – Я десять лет провела в Индии, Кейт. Мне прекрасно известно, где найти эротическое искусство.
   Смех Кейт был словно музыка.
   – А мне ты не говорила!
   Сдержанный кашель привел Грейс в чувство.
   – Кейт, Беа, это Шредер, моя горничная. Шредер, мы закончим позже.
   Барбара сделала реверанс.
   – Конечно, мадам.
   Беа прищурилась.
   – Откуда она?
   Грейс улыбнулась:
   – Ее нашел Диккан.
   Теперь уже обе женщины удивленно посмотрели на невозмутимую Шредер. Грейс вмешалась до того, как начался допрос с пристрастием.
   – Шредер помогает мне складывать старую одежду.
   Кейт посмотрела на груды вещей на кровати.
   – Ах да. Униформа участницы войны на полуострове. Мы пришли вовремя. Но раз уж мы здесь, а день такой прекрасный, мы можем вместе пойти к Фэншон заказать новый гардероб. Не понимаю, почему Диккан об этом не позаботился.
   Впервые за долгое время Грейс расцвела в улыбке.
   – Потому что я уже это сделала. Теперь жду, когда все привезут.
   Наконец и леди Беа обняла Грейс. На первый взгляд она чем-то напоминала мать Диккана. Царственная и исполненная достоинства, старшая дочь герцога, казалось, смотрела на весь мир с выражением сурового осуждения. Но после нескольких минут в ее обществе все понимали, что ее манеры – лишь броня для нежной чувствительной души. Через день вы начинали понимать ее спутанную речь – последствия серьезной травмы.
   – Не забыла меня, – с мягкой улыбкой произнесла Беа, касаясь щеки Грейс унизанной кольцами рукой.
   Грейс отвела от лица Беа белоснежный локон.
   – Я тоже по тебе скучала. Пообещай, что будешь чаще приходить ко мне. И поможешь мне найти дом.
   – Она не упустит такой возможности, – сказала Кейт. – Да и я тоже. Когда поедем в парк, все нам расскажешь. – Она слегка подтолкнула Грейс. – А теперь надеваем шляпки.
   – Я, право, не знаю… – возразила было Грейс, глядя на свое платье.
   Кейт громко вздохнула:
   – Но я ведь не зря потратила время, Грейс. Поздно отступать. Кроме того, ты будешь со мной, и кто тебя заметит в тени моей славы?
   На Кейт был обычный наряд в зеленых и кремовых тонах, как у матери Диккана. Но на этом сходство заканчивалось, потому что Кейт выбрала прогулочное платье из полосатого подкладочного шелка, яблочно-зеленый короткий жакет с испанскими рукавами с разрезами и большую соломенную шляпу, украшенную фруктами.
   Конечно, Кейт была права.
   – Как обычно, склоняюсь перед твоей мудростью, – ответила Грейс.
   Надев шляпку и пальто, она направилась на улицу к ожидавшему их ландо.
   – Где Трэшер? – спросила Грейс, увидев на месте юного грума высокого мужчину средних лет. У него было круглое лицо и медленные движения, и ливрея на нем совершенно не смотрелась.
   – Это Джордж, – ответила Кейт, похлопав его по руке. – Он хотел посмотреть Лондон, поэтому я привезла его с собой из поместья. Джордж был со мной с десяти лет. Верно, Джордж?
   Улыбка Джорджа была похожа на улыбку большого ребенка.
   – Да, мисс Кейт.
   Он помог женщинам забраться в ландо, занял свое место на запятках, и экипаж тронулся с места. День стоял безоблачный, дул легкий ветерок. В садах отцветали последние цветы, и ветер приносил аромат роз.
   В парке было людно, по дорожкам проходили гуляющие, а по аллеям медленно проезжали кареты. Повсюду было много ярких красок, смеха и красоты – здесь собрались все сливки высшего общества.
   – У нас для тебя новости, – сказала Кейт, кивнув леди Ярдли с двумя дочерьми, проехавшим мимо в розовой карете в тон их платьям.
   Она достала из сумочки письмо. На нем стояло имя Джека Уиндема, графа Грейсчерча, оно содержало приглашение, встреченное Грейс с восторгом.
   – Оливия и Джек собираются пожениться! – воскликнула она. – Надеюсь, мы сможем поехать их поздравить.
   – Конечно, – ворчливо ответила Кейт. – Разве эта свадьба сможет состояться без трех граций?
   Грейс пробежала пальцем по конверту, словно воскрешая в памяти те тяжелые дни после Ватерлоо, когда три незнакомки, сразу же прозванные тремя грациями, стали близкими подругами. Грейс даже не хотела думать, какой бы была ее жизнь без друзей.
   – Я понятия не имею, что будет делать Диккан в следующем месяце.
   Кейт пожала плечами и приветливо махнула группе молодых людей, ехавших верхом.
   – Совершенно не имеет значения, будет ли там Диккан. Ты-то ведь будешь.
   Грейс улыбнулась:
   – С тобой не поспоришь.
   – Верно. Грейс, если уж Фэншон не смогла привести тебя в трепет, то кому это под силу?
   Грейс инстинктивно огляделась по сторонам в поисках любопытных. На их экипаж обращали внимание многие, но в непосредственной близости никого не было.
   – Мне нужны уроки.
   Кейт приподняла бровь.
   – Принимая во внимание то, что я знаю, боюсь спросить, какого рода уроки тебе нужны. Мне не придется прибегать к помощи нюхательной соли?
   – Сомневаюсь. Я хочу знать, как стать хорошей женой Диккану.
   Обе женщины удивленно взглянули на нее.
   – Ты с ума сошла? – воскликнула Кейт. – Ты и так слишком хороша для него.
   – Увы, это не так, Кейт. Я совсем не та женщина, которая нужна Диккану. Я провела всю жизнь в армии, а там было не до официальных обедов и светских бесед. Никто никогда не учил меня искусству светского этикета. Господи, о порядке старшинства я знаю тоже только по армии. Это просто не мой мир, Кейт.
   – Глупости, – серьезно возразила Кейт. – Ты три месяца жила в моем доме. Я бы ни за что не назвала тебя деревенщиной. Среди твоих друзей леди Каслрей и герцог Веллингтон, и ты побывала в самых экзотических уголках на земле.
   Грейс печально вздохнула.
   – Если я не стану своей в этом обществе, Диккану всегда будет неловко рядом со мной.
   На мгновение Грейс вспомнила лицо Диккана совсем близко от нее, его напряженное тело. В тот краткий миг она чувствовала полное единение с ним. Она хотела, чтобы это повторилось, но не знала, как этого добиться.
   Должно быть, леди Кейт что-то увидела в ее глазах, потому что раскрыла зонтик с таким видом, словно это было смертоносное оружие.
   – Слепой болван! – прорычала она.
   Грейс коснулась руки Кейт.
   – Позволь напомнить, что Диккан отнюдь не жаждал этого союза. Он старается изо всех сил.
   – Чушь! Если бы это было так, он бы понял, что ему достался величайший на свете дар. Тебе надо лишь оставаться собой, чтобы он влюбился в тебя.
   – Я пыталась быть собой, Кейт, – ответила Грейс с грустной улыбкой. – Но меня не могла вынести даже собственная мать.
   Они остановились посреди аллеи, вокруг было полно ландо и двухколесных экипажей, запряженных чистокровными лошадьми, знакомые приветствовали друг друга, словно щебечущие на деревьях птицы. Все они были знакомы, знали, как полагается вести себя в обществе, в то время как Грейс понятия не имела, даже как правильно войти в комнату.
   – Он пошел на бал в посольстве без меня, – сказала она, не в силах смотреть на свою подругу. – Я не могу позволить этому повториться, иначе он никогда не подумает брать меня с собой.
   На этот раз послышался голос леди Беа:
   – Идиот!
   На лице Кейт появилось воинственное выражение. Она рассмеялась и похлопала леди Беа по колену.
   – Что думаешь, Беа? Я стану хорошей учительницей?
   Беа лишь засмеялась в ответ, заставив Грейс улыбнуться. Слова Кейт успокоили ее. У нее был план. У нее были друзья, которые ей помогут. У нее была цель. И пусть даже это не та цель, на которую она надеялась. Подойдет и такая. Грейс рассчитывала, что уж теперь-то она перестанет существовать где-то на задворках жизни Диккана.
   Кейт захлопала в ладоши.
   – Отлично! Начнем завтра. Что-нибудь еще?
   Грейс посмотрела на свои руки.
   – Это ты поместила объявление о свадьбе в газеты? Что ты там написала?
   Кейт ухмыльнулась:
   – Что твоя мать – блистательная Джорджиана Хьюитт? Нет. Там были упомянуты лишь генерал сэр Хиллари и леди Фэрчайлд. Все остальное никого не касается, кроме тебя.
   Внезапно Грейс стало трудно дышать.
   – У меня еще один вопрос, – произнесла она, поправляя перчатки. – Насчет Диккана. То есть насчет его старшего брата. Как он умер? Диккан лишь упомянул, что сан епископа был ему не по плечу.
   Обе женщины нахмурились.
   – Никакого секрета, – ответила Кейт. – Отец считал, что воспитал настоящего Хиллиарда. Подготовил его для великих дел. А Роберт спился. От пьянства и умер.
   Грейс словно сама ощутила эту утрату.
   – Они с Дикканом были близки?
   Кейт пожала плечами:
   – Сложно сказать. Диккан об этом ничего не говорил.
   Грейс выглянула в окно. С дальнего края аллеи ей махал Гарри Лидж, сидевший верхом на лошади. Что же делать? Кажется, Кейт и Гарри терпеть друг друга не могут. Но она не видела его после Кентербери.
   – Хочешь выйти? – спросила Кейт, не глядя на Гарри. – Я терпеть не могу этого святошу, но вы ведь друзья.
   Грейс поморщилась:
   – Если ты не против.
   – Мы сделаем круг по парку и заберем тебя.
   Грейс хотелось, чтобы Кейт рассказала ей, что случилось между ней и Гарри, но она не имела права расспрашивать. Поэтому она позволила Джорджу помочь ей спуститься на землю и пошла навстречу Гарри, который уже успел спрыгнуть с гнедой лошади.
   Он внимательно оглядел ее и поцеловал в щеку.
   – Все в порядке, Грейси?
   – Да, Гарри. Что ты делаешь в городе? – Она погладила белую звездочку на бархатистой морде мерина. – Мой милый Франт.
   Франт, помнивший Грейс, которая не раз на нем ездила, засопел в ее ладонь.
   – Ты сегодня без Хиллиарда? – поинтересовался Гарри.
   Интересно, сколько ей еще придется слышать этот вопрос?
   – У него встреча.
   – Он только что женился, – возразил Гарри, заставив Грейс почувствовать себя еще хуже.
   – И этот брак помешал выполнению важных обязанностей, – ответила она. – Тебя уже распределили к новому месту службы?
   Наконец Гарри успокоился, и они с Грейс зашагали по аллее, дружески беседуя. Даже если он и был одним из тех, кто вынудил ее на этот брак, она была рада встрече с ним.
   И все же она ощущала растущее беспокойство. Люди откровенно разглядывали их. Большинство смотрели на Грейс с той же презрительной усмешкой, как и мать Диккана, и она поняла, что они знают ее. Высокая, неуклюжая девушка, некрасивая хромоножка, сумевшая заарканить элегантного Диккана Хиллиарда.
   – Я слышала, его отец пытался от нее откупиться, – раздался женский голос.
   Кто-то хихикнул.
   – А я слышала, это она от него откупилась.
   – Не обращай на них внимания, – посоветовал Гарри, крепче беря Грейс под руку. – Они просто завидуют.
   Грейс широко улыбнулась:
   – Ты действительно выглядишь замечательно в зеленом мундире стрелка.
   Но его лицо оставалось напряженным, даже несмотря на ее неуклюжую шутку.
   – Леди Кейт вернулась с прогулки по парку, – сказал он. – Проводить тебя?
   – Чтобы вы опять начали ссориться? Нет, спасибо. Когда-нибудь тебе придется рассказать мне, почему вы все время на ножах.
   Гарри натянуто улыбнулся:
   – Возможно, такое время придет.
   Поцеловав ее руку, он вскочил на лошадь. Грейс подождала, пока он исчезнет из виду, и направилась к Кейт. Она не заметила идущую навстречу парочку. Но они, очевидно, ее увидели. Прелестная блондинка в пышном персиковом платье и молодой человек с осиной талией.
   – Я рада, что наконец-то как следует разглядела ее, – сказала девушка юному щеголю, продолжая крутить в руках кружевной зонтик. – Иначе я бы понятия не имела, как на самом деле все ужасно. Бедный мистер Хиллиард.
   – Согласен, – ответил ее спутник, касаясь ее белоснежной руки. – У нее совершенно нет чувства стыда.
   Девушка презрительно фыркнула:
   – Надеюсь, он не выведет ее в свет. Неприятно смотреть на ее шаткую походку.
   Грейс хотелось съежиться, скрыться, исчезнуть. Мало того, что она подслушала их разговор. Ее лицо начало покрываться ужасными красными пятнами, а это было еще более унизительно. Теперь парочка была в десяти футах от нее. Призвав всю свою гордость, Грейс распрямила плечи и двинулась им навстречу.
   Она не знала точно, как все случилось. Она как раз подняла голову и улыбнулась ожидавшей в экипаже леди Беа.
   – Мне противно смотреть на нее, – насмешливо произнесла девушка. – Ей нельзя разрешать гулять в присутствии других людей.
   – Значит, так и будет, – ухмыльнулся денди.
   И не успела Грейс что-либо предпринять, как он сунул ей под ноги свою трость. Ее больная нога подогнулась. Грейс протянула руки, пытаясь за что-нибудь ухватиться, а молодые люди с улыбкой отступили назад, словно смотрели фокусы в цирке Эстли. Взмахнув руками в отчаянной попытке удержаться, Грейс упала лицом в гравий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация