А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ты мне брат. Ты мне враг" (страница 10)

   Глава 15

   Острая боль пронизала все тело Элен. Она, не открывая глаз, попыталась прислушаться к собственным ощущениям. Руки и ноги ее не слушались, словно принадлежали кому-то другому. Голова раскалывалась на части. С огромным усилием девушка все же смогла пошевелить рукой. Все тело словно ударило током. Осторожно она перевернулась на бок, пытаясь двигаться. Кровь медленно стала приливать к онемевшим конечностям. Спустя несколько минут, подогнув ноги под себя, журналистка приняла положение полусидя. Превозмогая боль, девушка приоткрыла глаза. Головная боль не отступала. Ничего разглядеть ей не удалось: кругом царила кромешная тьма.
   «Где я?» – мелькнула мысль у нее в голове. Журналистка прислушалась. До нее доносился лишь шум ветра да какие-то непонятные звуки, смутно напоминающие щебетание птиц. Бенуа начала осторожно шарить руками вокруг себя, пытаясь понять, где же она лежит. Под ней была холодная каменистая поверхность. Элен попыталась встать, но ноги подкосились, словно ватные, и она, обессилев, снова распласталась на холодных камнях. Девушка по-прежнему не могла вспомнить, как она сюда попала. Каждое движение отзывалась тупой болью в области затылка. Однако время шло, и спустя некоторое время она начала немного приходить в себя.
   Перед ней, словно фотографии из альбома, стали всплывать образы прошедшей ночи. Она вспомнила, как Джабелия и его люди атаковали противника, как она пыталась заснять все это на камеру. «Камера… Где же она?» – засуетилась Элен. Ползая на коленях, она пыталась отыскать ее. Но, обшарив все в радиусе нескольких метров, ничего, кроме камней и сухих веток, Бенуа не обнаружила. «Ну вот, допрыгалась, – с ужасом подумала журналистка. – Видимо, это был мой последний репортаж. Таких, как я, обычно в живых не оставляют». Она, превозмогая боль, поднялась на ноги. Ее всю трясло, но Бенуа решила, что лучше попытается спастись, чем будет овечкой ждать своего последнего часа. Осторожно вытянув руки вперед, чтобы не наткнуться на что-либо острое, она сделала несколько шагов. В такой темноте было очень трудно определить, в каком направлении нужно двигаться, поэтому девушка решила идти наугад, доверяя собственной интуиции, которая нередко спасала ей жизнь. Но вот, сделав еще несколько шагов, она услышала неподалеку шаги. Напрягая зрение, Бенуа смогла различить впереди силуэт мужчины. С автоматом наперевес тот двигался в ее сторону. Девушка замерла как вкопанная.
   Тем временем мужчина подошел совсем близко, и она смогла разглядеть его. Он был в камуфляже, на голове – черная маска. Подойдя вплотную, незнакомец остановился. «Наверняка один из террористов…» – пронеслось в голове охваченной ужасом француженки.
   Элен повернулась и попыталась бежать, но в ее состоянии это было проблематично. Не сделав и двух шагов, она в очередной раз упала на землю. Паника охватила и без того деморализованную девушку, и та, закрыв лицо руками, принялась громко визжать. Человек в маске двумя огромными шагами настиг ее и, зажав рот ладонью, произнес:
   – Советую не кричать. Это в ваших же интересах.
   Журналистка не сразу последовала его совету, продолжая сопротивляться. Однако чувство реальности быстро вернулось к ней, и она осознала, что ее сопротивление бесполезно. Незнакомец – а это она почувствовала мгновенно – при желании мог бы переломать ее, как тростинку. Девушка замолчала. Камуфляжник ослабил хватку.
   – Где моя камера? – тут же выпалила Элен.
   В ответ она ничего не услышала. Молчание ее насторожило.
   – Где камера? – вновь спросила она уже более спокойным голосом.
   Но и в этот раз ее вопрос остался без ответа.
   – Что вы хотите со мной сделать?
   Человек в камуфляже обернулся в ее сторону.
   – Для начала успокойтесь, – твердым размеренным голосом ответил он.
   Элен, привыкая к темноте, пристально разглядывала неизвестного, пытаясь понять, кто же пред ней.
   – У меня есть к вам несколько вопросов. – Человек сделал несколько шагов назад, и теперь Бенуа почти не могла его видеть.
   – Что вы делали в группе военных? – звучал голос из темноты. – Не думаю, что вы случайно оказались в самой гуще боевых действий.
   Элен попыталась взять себя в руки. Похоже, убивать ее прямо сейчас никто не собирается. К девушке вернулось профессиональное любопытство. Она не торопилась с ответом. Теперь ей во что бы то ни стало нужно было записать этот разговор на диктофон и сделать хотя бы одну фотографию неизвестного. Она уже мысленно представила, какая это будет сенсация.
   – Итак, я жду ответов, – вновь зазвучал голос.
   Элен, стараясь особо не шевелиться, ощупала свои карманы. Мобильный телефон все еще лежал в одном из них. Она сделал шаг назад и сделала вид, что поправляет свой ремень, а рука быстро выхватила мобильник из кармана. Зажав его в кулаке, журналистка приблизилась к тому, кто задавал вопросы. Девушка настолько ловко управлялась с телефоном, что смогла без проблем на ощупь включить диктофон.
   – Хорошо, я вам все расскажу, – произнесла она как можно разборчивей и громче.
   – Вот и отлично, – ответил собеседник. – Мне нужно знать, что это за группа, какую задачу она выполняет и на кого работает? И что вы вообще знаете об отряде так называемых террористов?
   Бенуа придвинулась еще ближе, лихорадочно соображая. Судя по всему, человек находящийся перед ней, вовсе не тот боевик, за которого она его приняла. Девушка начала отвечать на вопросы. Их разговор длился довольно долго. Поначалу в голове у Элен крутились самые разные варианты – доверять незнакомцу она не могла. Ведь если она выложит всю информацию, где гарантия, что ее не убьют? Бенуа пыталась говорить как можно абстрактней, параллельно стараясь узнать, с кем ей приходится говорить. Но собеседник был неприступен. Вскоре, однако, журналистка заметила, а главное, каким-то женским чувством поняла, что мужчина не собирается причинять ей вред, и начала говорить более откровенно. Она рассказала о том, как попала к Джабелия в отряд, и про то, как они напали на банду головорезов. Неизвестный внимательно слушал и интересовался мелкими деталями.
   – Как вы говорите, Джабелия?
   – Да, – кивнула Бенуа.
   – Хм… На кого вы работаете? И как вы попали в подразделение миротворцев? – спросил мужчина.
   Элен на секунду замолчала, но затем вновь продолжила:
   – Один из совладельцев моего телеканала направил меня туда. Он очень влиятельный человек, Виктор Лачин.
   Человек в камуфляже внимательно слушал, иногда кивая.
   – …правда, у него не все в порядке с российскими законами, но Запад отказывается его выдавать.
   Неизвестный встал и сделал несколько шагов, отдаляясь от девушки. Бенуа двинулась вслед за ним:
   – Ну хоть теперь я могу узнать, с кем имею дело? Вы получили от меня достаточно информации.
   Тот остановился. Собеседница увидела белую полоску зубов.
   – Это не имеет никакого значения, – прозвучал его голос, и Бенуа поняла, что эту информацию она не получит.
   Незнакомец вновь оказался прямо возле нее. Сняв с плеча рюкзак, он протянул его журналистке:
   – Вот, это еда и питье на первое время. Я думаю, вам лучше будет покинуть это место.
   Француженка, явно не ожидая такой щедрости, на мгновение даже смутилась.
   – Я объясню, как добраться до ближайшего села.
   Незнакомец принялся описывать маршрут, по которому можно выйти отсюда как можно короче и безопаснее.
   – Скажите, а вы считаете это нормальным, что один из совладельцев канала занимается подобной мелочевкой?
   Журналистка задумалась, этот вопрос ее насторожил.
   – Ну… я думаю, нет. Честно говоря, подобное впервые случилось в моей работе.
   Незнакомец стоял всего в метре от девушки, и она решилась сделать снимок. Элен медленно развернула руку и навела телефон на мужчину. Но тот был начеку. Уловив это движение и сделав резкий выпад, он выхватил телефон из рук Элен.
   – Я думаю, мы обойдемся без фотографий, – произнес неизвестный, пряча трубку к себе в карман.
   Девушка от досады стиснула зубы.
   Вдруг мужчина неожиданно выпрямился, словно что-то услышал. Спустя пару секунд до них донесся хруст веток.
   Незнакомец поднес палец к губам, приказывая замолчать. Неожиданно тишину разорвал резкий крик у них за спиной:
   – Стоять! Руки вверх! Положить оружие!
   На площадке появились Джабелия и его люди. Они направили свои автоматы на человека в маске.
   Элен затаила дыхание. Спецназовцы были явно настроены решительно. Джабелия еще раз повторил приказ. Незнакомец медленно положил автомат на землю перед собой и поднял руки над головой. Джабелия двинулся к нему, намереваясь отбросить оружие сторону и стащить с неизвестного маску. Подойдя поближе, грузин уже собирался ногой отшвырнуть автомат, но тут человек в маске неожиданно сделал рывок вперед и, повернувшись, мощным ударом ноги отправил Давида в нокаут. Затем, мгновенно совершив немыслимый кульбит, он подхватил свой автомат. Один из грузинских спецназовцев, находившийся рядом, даже не успел ничего сообразить, как схлопотал сильнейший удар прикладом в челюсть. Незнакомец рванул в сторону зарослей и в два счета скрылся из виду. Несколько спецназовцев успели выстрелить, но это не принесло никакого результата.
   Пробираясь через заросли, Батяня – а это был он – наконец-то смог скинуть маску, которая изрядно ему надоела. «Ушел, – подумал майор, – но впредь надо быть осторожней».
   Джабелия лежал на камнях, приходя в себя. Элен подбежала к нему:
   – Это был не тот! – выпалила она.
   – Черт! – выдохнул Давид, вставая на ноги и отряхиваясь.
   Спецназовец приходил в себя.
   – Самое обидное, что я знал о таком приеме, – произнес он вслух, – меня ему когда-то научил товарищ-десантник. Не думал, что он так распространен…
   Очухавшись, Джабелия с интересом стал рассматривать рюкзак, полученный француженкой от неизвестного. В нем оказалась пара бутылок воды и еда. Грузин задумчиво покачал головой.
   – Видимо, ты права, это не террорист…

   Глава 16

   Последние лучи уходящего за горизонт солнца слабо освещали пустынную улицу на краю селения. Деревня в горах и без того никогда не славилась особо бурной жизнью, а здесь, на отшибе, и вовсе царила тишина. Старенькие, обшарпанные домики строились, как казалось, в хаотичном порядке. Некоторые располагались чуть выше на холмах, другие же выглядывали откуда-то снизу. Дома имели солидный возраст – по сто, двести, а то и более лет. Во дворах, как обычно, пересекались веревки, на которых, развеваясь, словно флаги, висело белье. Под деревьями стояли небольшие ведерки, предназначенные для сбора фруктов. Вечерняя тишина лишь изредка нарушалась громким тявканьем собак. Казалось, что люди здесь живут в полной гармонии с природой.
   Небольшой домик в стороне от селения выглядел совсем уныло. Потрескавшиеся стены и полуразвалившийся забор выдавали давнее отсутствие здесь жильцов. Сквозь маленькое, давно замусоленное от пыли и грязи окно можно было разглядеть небольшую комнату. В ней было пусто. Повсюду валялись куски бумаги, которые, по всей видимости, ранее служили обоями. Из мебели здесь присутствовала лишь длинная деревянная скамейка. В комнате царила духота.
   На скамейке в неудобной позе – согнувшись и прижав голову к коленям – сидела пожилая женщина. Она была одета во все черное, традиционно символизирующее траур в большинстве стран. Однако в Грузии женщин в подобных одеяниях встречается гораздо больше. На это есть свои причины – траур здесь носят ровно год, притом – даже по очень дальним родственникам, иногда – по друзьям и соседям. Учитывая многодетность традиционных грузинских семей, а также клановые и дружественные связи, выходит, что едва ли не половина грузинок траур не снимают по несколько лет и более. Конечно, в крупных городах, наподобие Тбилиси или Кутаиси, эти традиции не всегда соблюдаются. Но в деревнях, как известно, они куда более сильны…
   Женщина сидела неподвижно уже довольно долго. Ее плечи слегка вздрагивали: она тихонько плакала. Какой-то шум за стеной привлек ее внимание, и она, быстро поднявшись, прислонилась к стене, стараясь услышать, что там происходит. Но за стеной все было тихо. Она медленно принялась расхаживать по комнате. Походка ее была неуверенной. Грузинка подошла к графину с водой. Осторожно поднеся его дрожащими руками ко рту, жадно сделала несколько глотков, затем плеснула воды себе на лицо и попыталась умыться. После этого женщина вновь подошла к скамейке и уселась на прежнее место.
   В глазах Софико Джабелия читались невыносимая тоска и испуг. Она почти не спала уже несколько дней, и от этого глаза ее воспалились и стали красными. Подняв голову, грузинка сложила руки, что-то еле слышно шепча. Все ее мысли были заняты сыном. Женщина надеялась, что он спасет ее и вызволит из этого проклятого дома-тюрьмы. Мысленно Софико постоянно возвращалась к тому злополучному дню…
   Утром все было как обычно – она управилась с домашними делами и, немного отдохнув, решила отправиться в горы. Софико нужны были целебные травы, которыми она помогала жителям своей и соседних деревень. Места знала хорошо и рассчитывала управиться до вечера. Несмотря на возраст, здоровье у селянки было хорошим. Проходив почти целый день по горным тропинкам и собрав нужные ей травы, Софико стала собираться обратно. Но за несколько сот метров до дома почувствовала что-то неладное: со стороны селения доносился терпкий запах гари, а впереди поднимался густой столб черного дыма. Женщина, перепугавшись, бросилась бежать туда. Но как только она вышла на дорогу, перед ней открылась ужасная картина – деревня будто подверглась бомбардировке. Все вокруг пылало, дым разъедал глаза. Повсюду валялись мертвые тела сельчан. Те, кто выжил, не сдерживались и рыдали, стоя у своих сожженных домов. Повсюду слышался нескончаемый плач. Софико с трудом помнит, как шла к своему дому, ожидая чуда. Ей до последнего момента не верилось, что и его уже нет. По дороге она видела валяющиеся трупы, среди которых были и дети.
   Даже сейчас, вспоминая весь этот кошмар, Софико почувствовала приступ тошноты.
   …И вот она стоит у своего порога. От дома почти ничего не осталось, только черные обугленные стены. Вокруг было много людей. Женщина находилась на грани обморока. Чтобы не упасть, она схватилась за дерево и прижалась к нему. Словно в тумане перед ней проплывали какие-то лица. Они пытались с ней заговорить, но Софико их не слышала. Неподалеку женщина увидела грузинских полицейских, пытавшихся заставить людей сохранять спокойствие, но о каком спокойствии могла идти речь? Полицейские без умолку кричали что-то, постоянно переговаривались по рации. Все остальные были заняты поисками выживших и расчисткой завалов. Мужчины, сбив руки в кровь, растаскивали обугленные бревна, и в этот момент Софико почувствовала, как ее подхватили и потащили сторону. Она даже не пыталась сопротивляться. Несколько человек втолкнули ее в машину и повезли. Куда ее везли, припомнить Софико уже не могла, видимо, в дороге потеряла сознание. Очнулась уже здесь, в этой комнатушке. Никто ничего ей не объяснил, да и вообще разговаривали с ней мало: только приносили еду. Похищенная несколько раз пыталась заговорить с людьми, привезшими ее сюда, но те ей ничего не отвечали. Просьбы выпустить ее на прогулку также отклонялись. Она уже совсем отчаялась.
   Вновь за стенкой послышался странный шорох. Софико тут же сорвалась с места и принялась вслушиваться, пытаясь выяснить природу этих странных звуков. На этот раз шорохи повторились. Женщина вся напряглась. За стеной послышались шаги и какие-то негромкие, но отчетливые голоса. Точнее, голос был один. Судя по всему, человек разговаривал по телефону. Софико с надеждой подбежала к двери и постучала. Сначала робко: кулаком и осторожно. Никакой реакции не последовало. Тогда она стала действовать смелей и заколотила в дверь ногами. С обратной стороны никто ее не слышал. Женщина не унималась, она принялась громко кричать и бить по двери всем, что попадалось под руку.
   – Выпустите меня, прошу вас! Зачем вы меня привезли сюда? Откройте!
   У Софико началась истерика. Исколотив дверь до полного изнеможения, она опустилась на пол и, закрыв лицо руками, принялась снова плакать. Теперь у нее уже почти не было сил, заключенная издавала какие-то нечленораздельные звуки. В таком положении женщина просидела недолго. Спустя пару минут ее будто вновь наполнили энергией, и она, подскочив, вновь принялась колотить совершенно безразличную к ее страданиям дверь.
   – Если вы сейчас же не откроете эту дверь, то… – она заикалась, – то я все расскажу сыну. Он меня очень сильно любит и обязательно найдет! Лучше вам с ним не связываться, он тут все перевернет, и никому не поздоровится!
   Последние слова она произнесла с надрывом и после этого вновь распласталась на полу.
   Неожиданно до слуха Софико донеслись странные звуки за дверью. Она перестала плакать и прислушалась. За «железным занавесом» кто-то ходил. Она отчетливо услышала, как топают ноги и скрипит деревянный пол. Шаги стали приближаться к двери. Женщина замерла в ожидании. Послышалось шуршание ключа в замочной скважине, затем раздалось несколько щелчков и дверь со скрипом распахнулась. На пороге появился высокий, крепкого телосложения верзила, одетый в черные брюки и такого же цвета свитер. Вид у него был мрачный: огромная косматая борода, выдвинутая вперед челюсть. Взгляд исподлобья, казалось, был устремлен куда-то вдаль. Женщина, увидев в комнате этого зловещего незнакомца, подалась немного назад, со страхом разглядывая его. Это был грузин, он остановился в метре от нее.
   – Ну, чего разоралась? – Его голос полностью соответствовал внешности: низкий, суровый, угрожающий.
   Женщина подняла влажные от слез глаза и посмотрела на незнакомца.
   – Выпустите меня отсюда, я к сыну хочу, – простонала она. – Сколько можно меня тут держать? Зачем я нужна вам?
   Однако ее слова не вызвали у того никаких эмоций. Бородач стоял, сложив руки перед собой.
   – Ты что же думаешь, что мы выпустим тебя вот так просто, по первому твоему требованию? – тихо произнес он. – Что же, тебя зря сюда тащили?
   Он ухмыльнулся.
   Софико замотала головой. Ее пугала та хладнокровность, с которой похититель с ней разговаривал.
   – Мы тебя выпустим только при одном условии: ты будешь с нами сотрудничать, – продолжил мужчина, – так что выбора у тебя нет.
   – Кто вы? – прошептала женщина, пытаясь встать.
   Однако ответ на этот вопрос она не получила. Вместо этого похититель полез в карман и, достав мобильный телефон, протянул его ей.
   – Слушай меня внимательно. Сейчас я наберу номер твоего сына, скажешь, что тебя захватили и требуют выкуп. Сумма выкупа – пятьдесят тысяч, естественно, в зеленых бумажках американского банка, – при этом верзила улыбнулся. – Если ляпнешь что-нибудь лишнее, то… – Вместо последних слов похититель просто провел большим пальцем вдоль горла, этот жест никому еще пояснять не приходилось.
   Улыбка, похожая на гримасу дьявола из страшного сна, снова появилась на его мерзкой физиономии. После этого он снова молча уставился на женщину.
   Софико, понимая, что у нее нет никакого выбора, протянула дрожащую руку и взяла телефон. Медленно приложив его к уху, она стала ждать ответа. Женщина пыталась успокоиться, но ничего не получалось и всхлипывания продолжались. Когда в трубке послышался голос сына, она не сразу заговорила – слова, будто огромный снежный ком, застряли у нее в горле и не вырывались наружу. Женщина закашлялась и только после этого смогла произнести хотя бы пару слов.
   Дрожащим голосом она принялась объяснять сыну, что ее держат в плену. Верзила стоял прямо перед ней и контролировал каждое ее слово. Но стоило Софико назвать сумму выкупа, как ею тут же овладели эмоции и она принялась кричать в трубку:
   – Сынок, даже и не думай о выкупе, ничего они мне не сделают! Где ты такие деньги возьмешь?
   Услышав эти слова, похититель явно вышел из себя. Его взгляд стал совершенно диким. С перекошенным злобой лицом он вырвал телефон у нее из рук и толкнул. Софико упала и, даже не пытаясь встать, следила за его действиями. Бандит принялся орать в трубку, на другом конце которой был Давид Джабелия:
   – Слушай, если хочешь свою мать увидеть живой, то через две недели – с тебя выкуп. И не вздумай об этом кому-нибудь говорить. Ты все понял? – После этого он бросил трубку и отключил телефон.
   Женщина, лежавшая на полу, все слышала. Она вжалась в пол и уже в который раз зарыдала. Верзила не обратил на это никакого внимания и вышел из комнаты, заперев за собой дверь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация