А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Роман с огнем" (страница 7)

   Глава 11

   Райан проснулся, когда на горизонте уже брезжил рассвет.
   Он провел ночь в постели с женой.
   Провел ночь!
   Он притянул Клэр к себе – и отпустил. Пара минут, чтобы восстановить дыхание. Подавить беспокойство или страхи, которые могли быть у Клэр. Выпрыгнуть из постели с улыбкой на лице и хитрым прищуром глаз – этого бы ей точно не хотелось. Особенно в первый раз после многих лет воздержания.
   «Спасибо, милая, за восхитительную ночь. Ты была настоящей тигрицей». – Он не мог просто так уйти, бросив эти слова ей на прощание.
   Нужно еще полежать чуть-чуть.
   Только в следующее мгновение тело ее обмякло в его руках, раздалось тихое сопение – она уснула. Он не выпускал Клэр из объятий, прикасаясь губами к ее плечу, уткнувшись носом в шелковый водопад ее волос.
   Уснуть вот так – что могло быть глупее?
   Как будто не прошло столько лет, как будто не разбивались мечты, как будто они не жили разными мирами и в разных городах, как будто, в конце-то концов, у него не было других женщин – как будто всего этого не было…
   А почему?
   Потому что он пробудил в ней желание, вознес до вершин блаженства, дал ей то, чего ей не хватало, и почувствовал себя богом во взгляде ее глаз!
   Как смешно!
   Пора вставать…
   Аккуратно высвобождая ноги, Райан почти уже достиг успеха, как вдруг она промурлыкала что-то сладкое, остановив его. Ее голос… Черт, он пронзил его прямо в сердце, потек по венам, оставляя за собой горячий отпечаток.
   – Ты куда? – сонно пробормотала Клэр.
   «Ухожу, котенок» – вот что он должен был сказать. Назвать вещи своими именами – любовь на одну ночь. Поцеловать ее медленно и долго, нежно и сладко. Подарить красивый милый бантик – себе и ей – и прикрепить его поверх обертки, внутри которой находились остатки брака. Брака, которого вообще не должно было быть – так они договорились.
   Вот только он не мог произнести ни слова. Не мог пошевелить и пальцем, а только смотрел на очертания ее фигуры под тонким одеялом. Она была в его постели – там, где ей самое место.
   Перед Райаном предстала тревожная реальность. Теперь он не мог оставить Клэр. Но это вовсе не означало, что они будут отзывать документы на развод, черта с два! Чтобы еще раз обжечься? Нет, сейчас оба действовали осознанно, и в этот раз они не обожгутся – пламя не может гореть, если его не подпитывать. А у них не было ни лишних надежд, ни эмоций, ни юношеских фантазий. Ни у того ни у другого.
   Райан приподнялся на локте, наблюдая за полусонной Клэр, убрал несколько прядей с ее лица, провел пальцем по выступам скул, за ухом, потом спустился вниз, до чаш грудей. Он медленно провел вокруг розового, как внутренняя часть жемчужной раковины, кружка, ощущая, как он напрягается. Она затаила дыхание, потом подняла пушистые ресницы и посмотрела на него сонными глазами, подернутыми дымкой томления.
   – Еще разок? – промурлыкала Клэр, проводя коленкой по его ноге.
   – Это все, чего ты хочешь? Еще одного раза?
   – О чем ты?
   Он склонился и поцеловал ее. Она изогнулась, прижалась грудью, тихо вскрикнула – он был доволен ее капитуляцией. Пальцы заскользили по животу и спустились вниз…
   – Клэр, пока мы не покончим с разводом, – Райан глядел ей в глаза, – не надо лишних надежд.
   – Тогда… у нас неделя. – И она раздвинула бедра сильнее.
   Райан чуть подвинулся. Медленно-медленно он вошел в нее.
   – Недели мало, – проскрипел Райан сквозь стиснутые зубы.
   – Сколько тогда? – Клэр вскрикнула, впиваясь ногтями в его плечи.
   Еще толчок, поворот, потом опять…
   Сколько он мог наслаждаться ею – наслаждаться их любовью, – не причиняя ни себе, ни ей боли? Недели не достаточно! В этом не было сомнений. Если бы их любовь была ограничена пятью днями, он бы не выпускал Клэр из объятий, разве чтобы принять душ. Они бы занимались любовью на столе. На полу. В волнах океана. На песке. Под шум прилива.
   – Столько, сколько нужно. – Еще толчок, потом он замер.
   Она смотрела на него широко раскрытыми голубыми, как морская глубина, глазами, а он ритмично покачивал бедрами.
   – Посмотрим свои графики, – Райан качнулся еще раз, – будем встречаться по выходным, когда возможно. – Он наклонился вперед, чтобы поцеловать ее. – Будем рассматривать активы не торопясь, один за другим.
   – Логично, – простонала Клэр, выгибая спину в такт его движениям. – Зачем спешить?
   – Незачем, – согласился он и задвигался снова.
   Она схватила его за волосы и выпрямилась.
   – У нас есть время, чтобы сделать все как следует. – Голос ее стал тише, щеки и грудь порозовели.
   – Сделать все скрупулезно. – Еще один толчок, и Клэр вознеслась на вершину блаженства.
   – Мы оба знаем, что происходит. И оба понимаем, чему не быть.
   – Кратковременный. Роман.
   «Роман с женой. С ума сойти, зато в самую точку», – подумал Райан.
   – А когда он закончится… – Клэр встретилась с ним взглядом, на губах играла легкая улыбка. – Когда он закончится, каждый пойдет своей дорогой, прошлое останется в прошлом, а в настоящем в жизни прибавятся только самые хорошие воспоминания.
   В следующее мгновение искорка, которая горела между ними, погасла.
   Никаких надежд. Никакой боли…
   Это был самый великий поступок в его жизни. Он видел, как Клэр страдала, и знал – всему виной был он. Но Райан ничего не мог поделать. Он сделал ей ребенка, из-за чего Клэр лишилась родителей. А потом она потеряла малыша, и у нее остался только он – двадцатидвухлетний болван, который возомнил, будто знает, как быть хорошим мужем. Все, что он делал, было плохо. Ничего не помогало…
   Он не хотел повторять ошибки прошлого, несмотря на то что безумно хотел Клэр.
   Но сейчас речи о вечном или фундаментальном не шло.
   Клэр стала сильнее – сильнее, чем когда-либо. Она знала, на что идет, и была не против. Оба играли с открытыми картами – что видишь, то и получишь. Никаких сюрпризов, никаких разбитых сердец.

   Глава 12

   Клэр стояла у окна и наблюдала за медленно падающим снегом. В ночном воздухе Нью-Йорка кружили пушистые снежинки – потрясающий контраст с солнечной Калифорнией, которую она покинула этим утром.
   Затягивая пояс махрового банного халата, Клэр отошла от окна и села на диван, утопая в мягких подушках.
   Разгневанный голос Салли, несмотря на километры, резко отдавался в ушах:
   – Клэр, ты с ума сошла? На тебя это не похоже! Ты всегда вела себя правильно.
   «Может, действительно я сошла с ума?» – поймала она себя на мысли.
   Наконец-то, после пяти минут беспрерывной тирады, Салли замолчала в ожидании ответа.
   – Я хотела его. Знаю, звучит странно, но, честное слово, я не могла сдержаться. Да и не стала сдерживаться. – Клэр подобрала ноги, уткнулась в уголок дивана и громко вздохнула: – Как будто между нами было что-то недоговоренное…
   – А теперь вы обо всем договорились? Рассудительная женщина, которую я знаю и люблю, как родную, вернулась в реальность и готова изгнать из себя самозванку, которая вселилась в ее тело, верно?
   – Не совсем. – Клэр все еще слышала его слова над ухом: «Недели мало».
   – Что конкретно ты имеешь в виду под «не совсем»? – требовала объяснений Салли, а Клэр хотелось смеяться над столь забавным проявлением заботы подруги.
   Обычно у них все было наоборот. Как правило, всегда следовало утешать Салли. Клэр оберегала эту порывистую, импульсивную особу, словно младшую сестру. Так продолжалось уже пять лет – с тех самых пор, как Клэр встретила ее возле галереи. Потерянную, брошенную парнем, который наобещал Салли золотых гор и приволок с собой в Нью-Йорк, а потом встретил другую. Как объясняла сама Салли, она «понимала его с полуслова и разделяла его взгляды». Но это не помешало замечательному парню бросить Салли, оставив ей чуть больше шестнадцати долларов. Клэр приютила девушку, дала работу и помогла с образованием. А Салли отблагодарила подругу всем, чем только могла. Они были скорее сестры, чем друзья или работник и работодатель. И Клэр всегда вела себя как старшая сестра, но сегодня они поменялись местами.
   Эту перемену она отчасти связывала с Массимо, с которым Салли осталась тогда в Италии… а теперь упорно отказывалась обсуждать его, отметая все вопросы беспристрастным заявлением: «Мы говорим не обо мне».
   – Салли, с Райаном все по-другому. То, как все закончилось между нами… В общем, осталось столько нерешенного…
   Райан был для нее целой Вселенной. Восходящим солнцем, смехом в лучах полуденного света, любовью под ночными звездами. Но после того, как Эндрю… В конце концов, Клэр просто не могла быть с Райаном. Не могла разговаривать с ним или объяснять, в какой темной пропасти оказалась. Сердце было разбито, тело и разум не воспринимали ничего, кроме горя и обиды. Позор, скорбь и злость уничтожили ее заживо. Она полностью закрылась от всех и вся. Уйти – только это ей оставалось. Уйти не оборачиваясь, потому что Клэр не смогла бы пережить прощальный взгляд Райана: он мог мучиться от предательства, а мог и ликовать от облегчения, от обретения свободы.
   – Так что же вы решаете?
   Именно этот вопрос Клэр задавала себе. Возможно, ничего. Возможно, она просто пыталась заполнить прореху там, где должны были быть слова прощания.
   Молчание подруги выводило Салли из себя:
   – Клэр, ты совершаешь сейчас ошибку. Звони адвокату, и пусть он занимается делом!
   – Да как ты можешь такое говорить? Ты ведь даже не знаешь Райана и тем более не видела нас вместе. Поверь мне, мы ввязались в это сами, никто нас не принуждал.
   – Оказывается, в тебе еще меньше рассудка, чем я думала. Мне не обязательно знать Райана, чтобы понять, как пагубно он может повлиять на тебя. Умоляю, Клэр! Я знаю тебя слишком хорошо. Знаю, как ты живешь, и вижу, какое выражение принимает твое лицо каждый раз при виде его фото на полосах газет.
   Клэр вскочила с дивана в негодовании:
   – Ты понятия не имеешь, о чем говоришь! Да, Райан мне небезразличен, но это не значит, что я страдаю галлюцинациями по поводу совместного будущего. Это всего лишь «прекращение прений».
   – Это роман. Вы любовники! – вскричала Салли.
   – Только до момента юридического урегулирования сделки.
   – А потом? Будешь смотреть, как он уходит? И твое сердце вновь обольется кровью?
   – Нет, уйдет не Райан. Уйдем мы оба!
   – А твое сердце? – Салли тяжело вздохнула. – Клэр, ты ведь не заводишь случайные романы – ты не такая! Ты любила Райана так сильно, что вышла за него замуж. Неужели ты и вправду веришь, что сможешь быть с этим мужчиной и снова не влюбиться в него?
   – Мне лучше знать! – выпалила Клэр в ответ, не в силах слышать очередной вопрос.
   Последовала пауза, а затем новый взрыв негодования у Салли:
   – Ты ненормальная! – Подруга вздохнула и вымолвила: – Ну что ж, значит, тебе виднее.
   – Да, виднее!
   Еще несколько напряженных минут – и телефонный разговор закончился.
   Клэр положила трубку и снова подошла к окну – за ним все теперь было покрыто белоснежным одеялом. Таким пушистым и свежим, таким манящим… Но только дурак отважился бы плюхнуться на него. Под этим одеялом, всего в сантиметр толщиной, спрятала свой прошлый мусор предшественница зимы. Ненадежный и грязный покров. Пока не убрать мусор, подобное одеяло лучше обходить стороной.
   Клэр закрыла глаза, откинула голову назад, чувствуя, как расслабляются мышцы шеи. Ей хотелось забыть про снег, про мусор, прыгнуть в самолет и вернуться в теплую Калифорнию. Хотелось купаться в лучах солнца, волнах океана, зелени холмов и, что важнее всего, в объятиях Райана.
   Они провели вместе две ночи. Две ночи за один рабочий день. Дело с активами двигалось медленно – это еще мягко сказано. Но их это не волновало, в следующий раз они еще больше постараются, как только немного притупится страсть.

   Еще одна поездка в Калифорнию. Еще одна машина с шофером, только в этот раз без лишнего попутчика.
   Рабочий график Клэр был полностью расписан на три месяца вперед – именно так она привыкла планировать свою деятельность. Но, понимая, что вопрос с активами все равно нужно решать, она перенесла что-то туда, что-то сюда. Райан сделал то же самое, и у обоих образовалось окно с воскресенья по вторник. Они посоветовались и решили: днем будут делить активы, а вечерами…
   Машина въехала на пандус, и пульс Клэр резко участился. Она посмотрела на пустое сиденье рядом и поняла, что даже не расчехлила ноутбук. Телефон лежал в маленькой сумочке. Но последние двадцать пять минут она была страшно занята – только и думала о Райане, словно влюбившаяся школьница. Клэр вовсе не хотелось, чтобы он обладал такой властью над ней, но, с другой стороны, это была ее первая поездка с тех пор, как они решили ненадолго продолжить роман. Конечно, в таких условиях трудно сосредоточиться. Клэр постоянно думала, как все сложится между ними на этот раз, через две недели разлуки. Той сумасшедшей химии между ними теперь не будет – это она знала точно. И она это переживет, но молила Клэр совсем о другом.
   Автоматические ворота открылись, и машина въехала во двор. Райан стоял слева от навеса, ноги на ширине плеч, темные штаны, рубашка с V-образным вырезом, засученные рукава, руки по бокам. Горячий взгляд…
   Химия. Та, что забирает кислород из воздуха и заряжает им молекулы, пока они не возгораются.
   Клэр подхватила сумочку, перекинула ее через плечо, взяла сумку с ноутбуком, хотела выждать несколько секунд, чтобы собраться с духом, но вдруг дверца машины раскрылась и в ее пространство ворвался Райан. Он прижал ее к спинке сиденья и накрыл рот жадным поцелуем.
   Она закрыла глаза и забылась. Перед ней был только Райан и резковатый, древесный аромат его парфюма. Он обнимал ее и целовал. Она прогибалась ему навстречу, погружая пальцы в шелк его волос. Грудь напряглась, она прижалась к нему сильнее… Теперь только интимный контакт мог снять боль.
   Вдруг он прекратил поцелуй, мягко отстранился от нее, потом выкрикнул резкое «Нет!», которое волной разочарования оглушило Клэр.
   – Именно поэтому я не стал встречать тебя в аэропорту, – улыбнулся он, при этом устало мотая головой.
   Клэр моргнула. Сначала в полной растерянности, а потом – вспоминая определенные обстоятельства их жизни.
   За эти несколько мгновений они умудрились сползти на половину заднего сиденья, юбка Клэр неприлично задралась, а шпилька каблука впилась в икру его ноги. Водитель неловко ерзал на своем сиденье, отводил взгляд, но, судя по яркому багровому пятну на шее и ушах, он очень четко понимал, что происходило сзади.
   Клэр нервно оглянулась, схватила сумочку и, словно щитом, отгородилась ею от Райана, нахмурив брови.
   – Да ладно, – пробормотал он, закатывая глаза.
   Потом, увидев что-то позади нее, Райан тут же довольно улыбнулся. Схватив сумку с ноутбуком и поддразнивая Клэр, он покачал ею перед ее носом, попятился и выпрыгнул из машины. А Клэр, охваченная приступом смеха, наоборот, упала на спинку сиденья.
   – Вон из машины, сейчас же! – приказал Райан. – Мики и так получает щедрые чаевые, а из-за нашей нескромности мне придется оплачивать стоматологическую страховку его дочери. Еще минута – и мне придется покупать ему дом!
   Клэр позволила ему помочь, подала руку и вылезла из машины. Она направилась прямиком в дом, а Райан остался, чтобы забрать ее дорожные сумки и решить стоматологический вопрос.
   Она поднималась по лестнице, переступая через несколько ступенек, на третьей ступеньке упала блузка, на седьмой за ней последовала юбка. Несколько секунд спустя внизу захлопнулась дверь, и тяжелые шаги Райана раздались на лестнице.
   – Если хочешь в кровать, малыш, забирайся скорее туда!
   Клэр умело преодолела последний пролет, несмотря на высоченные шпильки, и взвизгнула от восторга.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация