А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь на Востоке" (страница 2)

   Глава 2

   Сиенне пришлось приложить немалое волевое усилие, чтобы смирить ревность, вспыхнувшую в ее груди при виде любовницы Ника.
   «Нет, не ревность, – сама себя поправила она. – Только зависть – вполне естественное чувство при встрече с такой шикарной красавицей».
   – Николас, – промурлыкала блондинка, по-хозяйски обнимая Ника за талию. – Меня не было всего несколько минут, а тебя уже и след простыл.
   – Поршия, познакомься, это Сиенна Блейк. Пару дней назад я знакомил тебя с ее родителями.
   Пренебрежительный взгляд бледно-голубых глаз змеей скользнул по ее телу, заставив Сиенну с вызовом вздернуть подбородок.
   – Да, я помню, твои друзья из Новой Зеландии, – благосклонно кивнула Поршия и повернула к Сиенне свой аристократический профиль. – Ники говорил, что вы и Джемма были ему как сестры. Да, дорогой? – От томного взгляда из-под густо накрашенных ресниц, которым красотка одарила Ника, расплавился бы и айсберг, но он остался невозмутим.
   – Так было в детстве.
   – Но я уверена, что их чувства к тебе были далеки от родственных, – игриво подмигнула Поршия.
   Всем своим видом она показывала потенциальной сопернице, что этот мужчина принадлежит только ей, и как Сиенна ни пыталась, она не могла игнорировать это. Каждая сладкая улыбка и игривый взгляд резали ее не хуже ножа.
   Но разве могла она осуждать Поршию? Какая женщина смогла бы устоять перед мужчиной, одного взгляда на которого достаточно, чтобы понять, что если он решит завоевать мир, то и в этом преуспеет.
   – Вначале и Сиенна, и ее сестра считали меня захватчиком, перетягивающим на себя внимание их родителей, и назойливой занозой, – чуть улыбнулся Ник.
   Усилием воли Сиенна заставила себя рассмеяться в ответ.
   – Особенно когда ты пытался учить нас играть в шахматы.
   – Уверена, ты был прекрасным учителем, – промурлыкала Поршия, теснее прижимаясь к Нику.
   – Сиенна обыгрывала меня.
   – Только потому, что ты поддавался, – запротестовала она.
   – Только в начале, – покачал головой Ник. – Но потом мне пришлось резко сменить тактику, чтобы попытаться сохранить лицо.
   – Ваша сестра оказалась такой же одаренной, как и вы? – холодно поинтересовалась Поршия.
   – Джемма никогда не была фанаткой настольных игр, – усмехнулся Ник и обернулся, чтобы поприветствовать вернувшихся за столик родителей Сиенны.
   Поздравив их, Ник и Поршия вернулись за свой столик, а Сиенна наконец смогла немного расслабиться.
   – Как приятно снова увидеть Ника, – щебетала раскрасневшаяся после танцев Диана. – Он всегда был таким серьезным замкнутым мальчиком. Я так рада, что для него все сложилось наилучшим образом. Это благодаря тебе, Хью. – Она чуть сжала руку мужа.
   – Он всего добился сам, – с улыбкой покачал головой отец Сиенны. – Все, что сделали мы, – это показали мальчику, какой может быть дружная, любящая семья. Жизнь Ника была непростой и до развода родителей, а уж после… Сначала опеку над сыном получил отец, потом каким-то образом мать отсудила у него права на ребенка. Вскоре после этого отец Ника умер. Я не слишком хорошо знаю эту историю – за все эти годы Ник ни разу не говорил об отце.
   – Один раз говорил. Со мной, – вздохнула Диана. – Коротко и очень по-взрослому. Тогда Ник сказал, что никогда не позволит себе стать таким, как отец. Возможно, в детстве его били, хотя он не был похож на ребенка, подвергавшегося физическому насилию…
   – Вы думаете, отец Ника бил его мать? – испуганно спросила Сиенна.
   – Возможно.
   Сиенна глубоко вдохнула, пытаясь сопоставить новую информацию с тем, что она уже знала о Нике. Конечно, родители говорили ей, что он родился в не самой счастливой семье, но она и представить не могла, что его детство могло быть настолько ужасным.
   Возможно ли, что именно из-за этой детской травмы их отношения закончились, так и не успев начаться?
   Вряд ли. Подобные романтические фантазии уместны в девятнадцать, но никак не в двадцать четыре. Между ними никогда не было ни любви, ни даже банального романа, потому что и то и другое предполагает нечто большее, чем пара недель флирта, закончившихся после единственной ночи вместе.
   Нет. Может быть, для Ника это и было связью на одну ночь, но для нее это было нечто гораздо большее. Тогда Сиенна была уверена, что любит его…
   – Нику пора жениться. – В ее размышления ворвался голос матери. – Сколько ему сейчас? Кажется, исполнится тридцать в октябре?
   – В ноябре, – поправил ее муж.
   Сиенна с трудом сдержалась, чтобы не поморщиться. Ну конечно, в ноябре. Ник – Скорпион до мозга костей – мрачный, уверенный в себе, властный, вечно испытывающий потребность доминировать над окружающими.
   – Надеюсь, его избранницей окажется не Поршия, – вздохнула Диана.
   В этом Сиенна была полностью согласна с матерью – блондинка была больше похожа на идеально выточенную и отполированную ледяную скульптуру, чем на человека из плоти и крови.
   – Уверена, Ник сможет найти подходящую женщину и без наших подсказок, – с наигранной беззаботностью сказала она и поспешила сменить тему: – Вы собираетесь еще потанцевать?
   – Я – нет, а вот ты – обязательно, – улыбнулась мать. – Я собираюсь заглянуть в дамскую комнату и поправить макияж, а ты, милая, пока составишь Хью компанию.
   Сиенна всегда любила танцевать с отцом, и музыка была прекрасной. Удовольствие портила лишь необходимость следить за тем, чтобы случайно не взглянуть туда, где сидели Ник и Поршия.
   – Ты выглядишь усталой, – заметил Хью, когда они вернулись за столик. – Неудивительно, если вспомнить, сколько часов ты провела в самолете. Жаль, что ты не заказала номер в этом отеле.
   – Ты, наверное, шутишь, папа, – рассмеялась Сиенна. – На моем счете не хватит денег, даже чтобы оплатить здесь ночевку в коробке из-под телевизора, не говоря уже о номере. Но я очень рада, что день перед поездкой вы проведете в окружении всей этой роскоши. И не волнуйтесь, мой отель тоже совсем не плох. – Она приподнялась на цыпочки и поцеловала отца в щеку. – Кроме того, уже послезавтра я уеду к Люси в Корнуолл.
   – Мы были очень рады тебя увидеть, – вернувшись, сказала Диана и обняла дочь. – Это был восхитительный сюрприз. Я жалею лишь о том, что ты не сможешь поехать в круиз вместе с нами.
   – Это тебе сейчас так кажется, – улыбнулась Сиенна. – Второй медовый месяц, как и первый, следует проводить наедине.
   У нее были свои планы на время родительского круиза: она не стала расстраивать их рассказом о своем вынужденном увольнении и собиралась к моменту их возвращения устроиться на новую работу.
   – Наслаждайтесь поездкой. Увидимся через месяц.
   – Я провожу тебя до такси, – сказал отец, и Диана с готовностью к ним присоединилась.
   По закону подлости Ник и его спутница выбрали именно этот момент, чтобы отправиться домой. И конечно, Ник, как настоящий джентльмен, не мог не предложить подвезти Сиенну до отеля.
   – Спасибо, но в этом нет необходимости, – твердо отказалась она, размышляя, реальны ли ледяные волны раздражения, исходящие от Поршии, или это лишь плод ее разыгравшегося воображения.
   Вряд ли она входила в планы блондинки на этот вечер, да и для нее самой была неприятна даже мысль о поездке в одной машине с этими голубками.
   Но Ник проигнорировал ее отказ.
   – В каком отеле ты остановилась?
   Сиенна, чувствовавшая на себе взгляды родителей, нехотя ответила.
   – Нам по дороге. А вот и моя машина. – Он кивнул на подъехавший лимузин.
   Если бы рядом с ними не стояла злая как черт Поршия, Сиенна обязательно поддразнила бы его за любовь к шикарным гигантским машинам. Если бы он все еще был тем мальчишкой, с которым она когда-то играла, а не мужчиной, чьи руки и губы заставляли ее кричать от страсти. Который провел с ней одну ночь и исчез.
   – Спасибо, Ник, это очень мило с твоей стороны, – улыбнулась Диана, и Сиенна поняла, что у нее нет выбора.
   К счастью, ее отель был всего в пяти минутах езды – как раз столько она была готова выносить присутствие этой парочки.
   На протяжении всей поездки Сиенна ловила на себе раздраженные взгляды Поршии, но предпочитала игнорировать их, с повышенным интересом рассматривая проплывающие за окном здания.
   Когда лимузин остановился у отеля, она вздохнула с облегчением.
   – Спасибо, что подвез, – сказала она Нику, вышедшему вслед за ней из машины, чтобы проводить до входа в отель. – Спокойной ночи.
   – Чем ты собираешься заняться после отъезда родителей? – спросил он, игнорируя ее стремление побыстрее распрощаться.
   – Завтрашний день я планировала посвятить обзорной экскурсии по Лондону, а потом сяду в поезд и поеду к школьной подруге в Корнуолл.
   – Когда ты обручилась?
   Неожиданная перемена темы на мгновение выбила ее из колеи.
   – Несколько месяцев назад.
   – Мне никто не говорил. – Черные брови Ника сошлись на переносице. – И кто этот Адриан?
   – Его зовут Адриан Ворт. Его семья владеет сетью магазинов на юге страны.
   – Знакомая фамилия, – заметил Ник, но не стал развивать эту мысль.
   Вместо этого он улыбнулся и поцеловал ее в щеку. Едва ощутимого прикосновения теплых сухих губ оказалось достаточно для того, чтобы сердце Сиенны сделало кувырок и заколотилось с такой силой, что она едва расслышала его слова:
   – Приятных сновидений.
   Его улыбка была похожа на шампанское, которое она пила за ужином, – такая же сладкая, пьянящая.
   «Нет, – поправила она себя. – Не шампанское. Лучшее, самое дорогое бренди – опасное и манящее, сбивающее с ног каждого, кто рискнет выпить чуть больше».
   – Спокойной ночи, – выдохнула она и, развернувшись на каблуках, бросилась в отель.
   Ник проводил ее взглядом и направился к машине, где его ждала другая женщина, с которой он собирался разделить сегодняшний вечер, а может, и свою постель.
   Сиенна поморщилась и мысленно отругала себя. У нее нет права вторгаться в личную жизнь Ника и размышлять о том, с кем и когда он собирается переспать.
   К сожалению, самовнушение не подействовало. Сиенна всю ночь ворочалась на непривычно твердой кровати, прислушиваясь к шуму проносящихся под окном машин. Приезд в Англию уже не казался ей хорошей идеей.
* * *
   Следующий день реабилитировал Лондон в глазах Сиенны. Старинные здания, парки и соборы так увлекли ее, что лишь на пути в отель она вспомнила, что уже давно не проверяла свою электронную почту. Устроившись на втором этаже туристического автобуса, она достала смартфон и приготовилась к чтению.
   Конечно, первым делом Сиенна открыла письмо от Адриана. Пробежав взглядом по первым строчкам, она поняла, что текст расплывается у нее перед глазами, а гул машин заглушил грохот сердца, которое, похоже, вознамерилось проломить грудную клетку.
...
   «Милая, умоляю, прости меня. Только трус мог послать тебе подобное письмо, но я не знаю, как сказать тебе в лицо, что полюбил другую женщину. Мне ужасно жаль. Поверь, дело не в тебе. Я просто ничего не могу поделать со своими чувствами. Уверен, что ты встретишь прекрасного человека, который сделает тебя счастливой.
   Искренне твой,
   Адриан».
   Точнее, он был «искренне ее» еще несколько минут назад.
   Сиенна неверяще смотрела на письмо. Буквы черными букашками разбегались под ее затуманенным взглядом. В груди словно разверзлась высасывающая тепло и радость черная дыра. Боль разбитого сердца, которую она испытала в этот момент, была такой же реальной, как и дрожь, колотившая все ее тело.
   Она убрала телефон в сумочку и прижалась лбом к холодному стеклу, невидящим взглядом провожая проплывающие мимо дома.
   Несмотря на шок, Сиенна вынуждена была признать, что в глубине души знала, что этот день настанет. Знала задолго до того, как покинула Новую Зеландию. В последние недели Адриан отдалился от нее, стал нервным и напряженным, ссылаясь на занятость, отменял их встречи…
   Резким движением руки Сиенна стерла предательскую слезу, покатившуюся по щеке.
   Нет, она не станет плакать из-за мужчины, который променял ее на другую. Она сможет справиться с этой болью. Сейчас она вернется в отель и постарается взять себя в руки. Нужно пережить всего одну ночь, а уже завтра вечером она встретится со старой подругой и забудет о терзающей ее тоске.

   Первым, что попалось на глаза Сиенне, когда она вошла в свой номер, оказался мини-бар, но, поразмыслив, она решила, что алкоголь только усугубит ее состояние, и заменила бокал виски привычной чашкой горячего чая.
   Устроившись в кресле, она заставила себя сделать несколько больших глотков, надеясь, что горячий ароматный напиток вернет ей хотя бы часть утраченного спокойствия. Ей не удалось проверить свою теорию на практике, потому что первым, что она увидела, поднеся чашку ко рту, было обручальное кольцо.
   Уже не ее кольцо. С трудом сдерживая слезы, Сиенна стянула золотой ободок и быстро спрятала его во внутренний карман сумочки. Завтра первым делом нужно будет заглянуть на почту и отправить кольцо Адриану.
   Ее невеселые размышления прервал телефонный звонок. Она замерла, не в силах пошевелиться. Сердце бешено колотилось. А что, если Адриан передумал и сейчас…
   «Ну же, Сиенна, возьми трубку!» – приказала она себе.
   Но в ответ на ее опасливое приветствие в трубке прозвучал голос Ника.
   – Твои родители отбыли без приключений? – спросил он.
   – Да, все в порядке, – ответила Сиенна, надеясь, что ее голос не дрожит.
   – Какие у тебя планы на вечер?
   – Никаких, – не ожидая подвоха, призналась она.
   – Значит, ты свободна и можешь поужинать со мной.
   – Нет, не могу! – выдохнула Сиенна, только сейчас осознав, что сама заманила себя в ловушку.
   – Почему?
   Потому что инстинкт самосохранения подсказывал, что в ближайшие несколько часов ей не стоит покидать номер, если, конечно, она не хочет разрыдаться на публике.
   – Только ты и я, Сиенна. Мне не нравится думать, что ты в Лондоне совсем одна.
   «Скажи: «Спасибо, Ник, но нет. Я немного устала и хочу отдохнуть», – взвыл внутренний голос, но в горле стоял комок.
   – Что случилось? – напряженно спросил Ник.
   – Н-ничего. – Ее голос все-таки предал ее.
   После секундного молчания Ник сказал:
   – Я сейчас приеду, – и, не дав ей возможности вставить хоть слово протеста, повесил трубку.
   «Опять этот его проклятый инстинкт защитника!» – думала Сиенна, испуганно глядя на потухший экран телефона. Нельзя встречаться с ним, а тем более идти ужинать! Только не в таком состоянии.
   Признание Адриана в единый миг высосало из нее всю радость, страсть, надежду – оставив после себя лишь пустую оболочку. Опустевший кокон, покинутый бабочкой. А железобетонного самоконтроля Ника, способного держать лицо в любой ситуации, у нее никогда не было.
   Наверное, дело в том, что Ник, как и ее красавица сестра Джемма, с детства привык к повышенному вниманию окружающих. Когда он был подростком, соседские девчонки бегали за ним тонконогой хихикающей стайкой, надеясь поймать случайный взгляд, а сейчас, когда он повзрослел, перед ним не могла устоять ни одна женщина. Достаточно вспомнить, какую коллекцию откровенно призывных взглядов он собрал за вчерашний вечер в ресторане.
   И, если она согласится поужинать с Ником, все женщины, ласкающие его взглядом, будут разглядывать и ее, мысленно вопрошая: что он нашел в такой замухрышке?
   Нет, хватит с нее на сегодня!
   Сиенна схватила телефон, чтобы позвонить Нику и все отменить, но вспомнила, что не знает номер его мобильного, а офисный телефон приятным женским голосом сообщил, что мистера Гринвиля сейчас нет на месте, и предложил оставить сообщение.
   Сиенна тихо застонала, спрятав лицо в ладонях.
   Что же ей делать?
   Может быть, холодный душ поможет привести мысли в порядок?
   Через пятнадцать минут она, уже полностью одетая, стояла перед зеркалом, расчесывая волосы. Стоило привести себя в порядок на случай, если сногсшибательное обаяние Ника распространяется и на портье и он уговорит его дать ему ключ от ее комнаты.
   Вновь зазвонил телефон. Сиенна вздохнула с облегчением и взяла трубку, но ее вновь ждало разочарование. На этот раз звонила Люси.
   Десять минут спустя Сиенна выключила телефон и несколько раз глубоко вздохнула, отчаянно пытаясь успокоиться. Слова подруги до сих пор звучали в ее ушах.
   – Сиенна, милая, прости. У моего свекра был инсульт, а у матери Иоанна двое маленьких детей – она не справится без нашей помощи. О, Сиенна, я так ждала нашей встречи, мне так жаль…
   Конечно, она заверила подругу, что все в порядке, а что ей оставалось?
   – Ну и что теперь? – спросила она себя, в полном бессилии упав в кресло.
   В первую очередь нужно было взять себя в руки. Это не конец света. Если бы все эти события не произошли в один и тот же день, она бы восприняла их гораздо спокойнее. Родители уехали в долгосрочный круиз, у подруги проблемы в семье, а ее жених…
   Ее жених влюбился в другую.
   Но от разбитого сердца еще никто не умирал, а если верить опыту предыдущих поколений и женским журналам, эта тупая ноющая боль в груди со временем пройдет. Сейчас не время жалеть себя. Раз уж в Англии ее ничто больше не держит, нужно заказать билет назад в Новую Зеландию, а потом спуститься в фойе и сообщить Нику, что она не сможет поужинать с ним. В конце концов, это приглашение на ужин вызвано не желанием провести с ней время, а его представлением о том, как должен вести себя ее старший брат, которым он себя считал.

   Ник увидел Сиенну в ту же секунду, когда портье услужливо распахнул перед ним стеклянные двери отеля. Она сидела вполоборота, глядя на небольшой фонтан, бьющий в центре зала. Фарфорово-белая кожа, черные кудрявые локоны и огромные голубые глаза делали Сиенну похожей на очаровательную куколку, и только губы, нежные, немного полноватые для ее лица, созданные для улыбок и поцелуев, выбивались из этого образа, выдавая ее страстную натуру. Хватило одного лишь взгляда на ее лицо, чтобы кровь в жилах Ника побежала быстрее.
   Правда, сейчас эти губы были сжаты в тонкую линию, а поза и выражение лица Сиенны свидетельствовали о том, что он не зря примчался сюда через полгорода. Сиенне, которую он знал, было незнакомо слово «поражение», но сейчас оно как нельзя лучше описывало ее отрешенный и уставший вид.
   И ее одежда определенно не подходила для запланированного им ужина в ресторане.
   Неужели что-то случилось с ее родителями?..
   – Что произошло? – без приветствия требовательно спросил он, в несколько шагов преодолев разделявшее их расстояние.
   Вздрогнув, Сиенна повернулась к нему и попыталась улыбнуться, но это была лишь бледная тень знакомой ему с детства ослепительной улыбки.
   – Ничего такого, что можно было бы классифицировать как конец света.
   Значит, с Хью и Дианой все в порядке. Ник немного перевел дух, но не прекратил расспросы.
   – Расскажи мне, что случилось, – попросил он.
   Изящные руки Сиенны, лежавшие на коленях, сжались в кулаки, словно она из последних сил пыталась держать себя в руках, и Ник невольно отметил, что на безымянном пальце больше нет кольца.
   – Помнишь, я говорила, что собираюсь навестить подругу в Корнуолле? Эта поездка отменяется.
   Выслушав ее объяснения, Ник понимающе кивнул.
   – Я могу что-то для тебя сделать?
   – Нет, все в порядке. Я собираюсь заказать билеты на ближайший рейс до Новой Зеландии.
   – Но ведь ты можешь провести эту неделю в Лондоне, посмотреть город…
   – Нет.
   – Почему?
   – Не могу себе этого позволить. Мне надо вернуться домой.
   Сейчас явно был не лучший момент для того, чтобы спрашивать об отсутствии обручального кольца, – он должен был позаботиться о самой Сиенне.
   – Мы можем обсудить все это за ужином. Пойдем, – сказал он, предложив ей руку.
   – Нет, Ник, – покачала головой Сиенна. – Лучше я останусь тут. Я не одета для ужина…
   – Все в порядке, мы поужинаем у меня.
   После секундного колебания Сиенна все же кивнула:
   – Хорошо. Но сегодня я вряд ли буду приятной собеседницей.
   – Почему?
   – Просто… Ничего важного. – Ее голос опять дрогнул.
   «Ты лжешь, и до конца этого вечера я добьюсь от тебя правды», – пообещал себе Ник.
   Сиенна, которую он знал, никогда бы не позволила случайному изменению в планах так выбить себя из колеи, а значит, дело не в этом.
   – Мне нужно переодеться. Это займет не больше десяти минут.
   – Ты и так прекрасно выглядишь.
   Сиенна бросила быстрый взгляд в зеркало и покачала головой.
   – Я все же переоденусь.
   Ник проводил взглядом миниатюрную фигурку Сиенны, точеные изгибы которой были подчеркнуты узкими джинсами и розовой блузкой, и понял, что не один смотрит на нее. Портье, паренек лет двадцати, провожал ее весьма заинтересованным взглядом. Закипая от неожиданного для него самого гнева, Ник поймал взгляд мальчишки и с затаенным удовлетворением отметил, что тот испуганно сглотнул и сделал вид, что безумно занят работой. Он посмотрел на мужчин, сидевших на диване и тоже бросавших на Сиенну плотоядные взгляды. Под его злым взглядом они почувствовали настойчивую потребность промочить горло и, поднявшись, направились к бару.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация