А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь на Востоке" (страница 11)

   Глава 11

   Сиенна почувствовала, как румянец заливает ее лицо.
   – Я и не знал, что можно покраснеть сразу всем телом, – тихо рассмеялся Ник.
   – Ты же сказал, что не будешь смотреть! – возмутилась она, невольно прикрыв рукой грудь, едва скрытую за мокрым кружевом бюстгальтера.
   – Но я всего лишь человек, а сейчас я словно смотрю, как белая водяная лилия становится розовой. Кстати, ты нанесла крем от загара? Иначе твоя кожа так и останется красной.
   – Конечно, – смущенно пробормотала она.
   – Но вряд ли ты смогла качественно намазать спину. Давай я тебе помогу.
   В два мощных гребка он оказался у края бассейна, подтянулся на руках и через мгновение уже стоял на бортике, стряхивая с волос блестящие капли воды. Сиенна не могла отвести глаз от его сильного, мускулистого тела. Конечно, на Нике были плавки, но они скорее подчеркивали, чем скрывали его достоинства.
   Ник заметил ее восхищенный взгляд и лукаво улыбнулся.
   – Какие у тебя большие глаза.
   – Ты же знаешь ответ, – не задумываясь, ответила она. – Это чтобы лучше видеть тебя …
   В улыбке Ника Сиенна прочитала обещание всего, чего так жаждало ее тело, и даже больше…
   Всего, кроме самого главного. Любви в этих отношениях не было места.
   – Прежде чем наносить крем, я должен хорошенько тебя вытереть, – игриво сказал он.
   Сиенна подплыла к бортику бассейна и протянула Нику руку. Он вытащил ее из воды одним рывком, словно она ничего не весила, и усадил на шезлонг, накрытый мягким махровым полотенцем.
   Когда Ник начал втирать в ее спину крем, Сиенна чуть не замурчала от удовольствия.
   Ник аккуратно спустил с ее плеча бретельку бюстгальтера, затем другую.
   – Будет куда проще, если я сниму его, – с невинным видом предложил он, но в его игривом тоне Сиенна услышала отголоски бушующей в его теле страсти.
   В них растаяли ее последние сомнения. Пускай Ник мог предложить ей только секс, ей хватит и этого, чтобы наполнить свою память прекрасными воспоминаниями, которые будут согревать ее, когда он уйдет.
   – Тогда снимай, – кивнула она.
   Он одним движением расстегнул застежку, и уже через мгновение влажное кружево упало к ногам Сиенны.
   Ник нежно поцеловал ее в плечо. Сиенна вздрогнула от неожиданности, и ее обнаженная грудь качнулась в такт. Желая вновь ощутить блуждающие по ее телу руки Ника, Сиенна прислонилась спиной к его широкой груди и чуть выгнулась, провоцируя его на новые ласки.
   Ник не заставил себя упрашивать. Он чуть прикусил то место на шее, которое только что целовал, и она едва не застонала от наслаждения. Горячие ладони Ника накрыли холмики ее грудей, сжав между пальцами напряженные вишенки сосков.
   – Сиенна?
   – Д-да? – выдохнула она, обернувшись, чтобы увидеть лицо Ника.
   – Ты уверена? – тихо спросил он.
   Его руки замерли, и Сиенна едва сдержала разочарованный стон.
   – А разве ты сам не видишь?
   Ник склонил голову и чуть прикусил нежную мочку ее уха.
   – Я мечтал об этом с тех самых пор, как мы прилетели из Гонконга.
   – Я тоже.
   – Какие же мы идиоты, – улыбнулся он, притягивая ее к себе. – Но я думаю, что небольшая отсрочка была необходима.
   Сиенна благодарно потерлась щекой о его плечо. Удивительно, но Ник понял те чувства, которые сама она не могла ни озвучить, ни даже сформулировать. Ей действительно нужен был этот перерыв, чтобы поставить точку в прошлых отношениях и полностью переключиться на новые.
   – Думаю, если я перенесу тебя в тень, мы сможем на какое-то время забыть о креме, – промурлыкал Ник и, не дожидаясь согласия Сиенны, легко подхватил ее на руки. – Твоя нежная белая кожа не пострадает, а мы сможем заняться чем-нибудь более интересным…
   Через пару секунд она уже лежала на широком шезлонге в тени зонта в горячем кольце рук Ника. Сиенна прижалась к его широкой, надежной груди и закрыла глаза, наслаждаясь чувством защищенности и умиротворения, которые дарили его объятия.
   Несколько бесконечно долгих мгновений они просто лежали, прижавшись друг к другу, слушая, как бьются в унисон их сердца. Затем Ник приподнялся на локте и поцеловал ее. Хотя его глаза были почти черными от страсти, он целовал ее нежно и бережно, словно боялся, что она может разбиться от неосторожного движения. Сиенна закрыла глаза, чтобы они не выдали обуревающих ее чувств, и полностью отдалась наслаждению.
   Но Ник вдруг остановился.
   – Сиенна?
   Зачем Бог наделил этого мужчину еще и бархатистым, обволакивающим, лишающим воли голосом? Неужели потрясающей внешности и непреодолимого обаяния было недостаточно?
   – Посмотри на меня, Сиенна.
   – Ты опять думаешь, что я не помню, кто меня целует? – нахмурилась она.
   – Нет, но я хочу знать, о чем ты думаешь, – улыбнулся Ник, вглядываясь в ее лицо. – Например, что ты почувствовала, увидев сегодня утром бывшего жениха?
   – Не знаю, как объяснить, – вздохнула Сиенна, чувствуя, как по ее обнаженной коже побежали мурашки. – Словно я смотрела на старую фотографию из альбома родителей, понимая, как изменилась с тех пор, когда был сделан этот снимок. Как все изменилось…
   Адриан теперь казался ей поблекшей картиной из прошлого, а Ник – полноцветным настоящим. Но этого она сказать не посмела, потому что сама вскоре могла стать еще одним из череды выцветших снимков в альбоме Ника. И если он легко забудет о ней и будет двигаться дальше, то ее мир без него станет тусклым и пустым…
   – В чем дело? – спросил Ник, заметив резкую перемену в ее настроении.
   – Ни в чем, – откликнулась Сиенна, заставив себя улыбнуться.
   Не важно, чем закончатся эти отношения. Она ведь решила, что будет жить сегодняшним днем и наслаждаться каждым мгновением, проведенным в объятиях Ника.
   Любовь к Нику не только полностью изменила ее жизнь, но и ее саму. Чувства, которые она испытывала к Адриану, теперь казались ей слабыми и временными, всего лишь разбегом перед прыжком в любовную пропасть.
   – Все хорошо. То, что было между мной и Адрианом, уже не имеет значения. Те люди, которыми мы были и которые когда-то заключили помолвку, остались в прошлом. Я больше не люблю его, все кончено.
   – И что ты об этом думаешь?
   – Это немного грустно, но сейчас мне кажется, что я переоценивала свои чувства к Адриану.
   Вот и все, что она осмелилась произнести. Сказать что-то еще – означало признаться в ее истинных чувствах к Нику. Чувствах, о которых он вряд ли захочет знать.
   Но сейчас Сиенна не хотела об этом думать. Пускай в будущем ее ждет горечь расставания и разбитое сердце, но все это будет потом, а в настоящем есть только горячие нежные руки Ника, блуждающие по ее телу, и ласковые губы, прикосновения которых сводят ее с ума.

   Сиенна лежала в объятиях Ника, постепенно приходя в себя. Раньше она и представить себе не могла, что ей доступно подобное наслаждение. Но ведь раньше она не знала и о том, что может так сильно любить другого человека. Не просто всем сердцем, а каждой частичкой ее тела и души. Эта любовь изменила ее. Жизнь без Ника станет пустой и безрадостной. Одна мысль о том, что однажды им придется расстаться, отдавалась в груди тупой ноющей болью.
   Есть ли хоть крошечный шанс, что ее любовь взаимна? Да, он был нежным, добрым и заботливым. И он, совершенно определенно, хотел ее. Но если бы ее подруга не отменила встречу, он бы попрощался, спокойно улетел в Гонконг без нее, а через пару дней в колонке светских сплетен появилась бы его фотография под руку с очередной сногсшибательной блондинкой.
   А Сиенна хотела настоящей любви. Той, которая связала судьбы ее родителей, той, которая с годами будет лишь усиливаться, меняясь вместе с влюбленными…
   Сиенна с трудом сдержала тяжелый вздох, больше похожий на жалобный вой волка на полную луну.
   Ник испытывал к ней лишь физическое влечение, и она не знала, как добиться от него более глубоких чувств.
   – Ты спишь? – тихо спросил Ник, осторожно проведя рукой по ее волосам.
   – Нет.
   Он приподнялся на локте и немного отстранился, чтобы видеть ее лицо.
   – Когда твои родители возвращаются из круиза?
   – Примерно через три недели.
   – Я уже вернусь, но к этому времени нам стоит перевезти сюда все твои вещи.
   – Вернешься? – нахмурившись, переспросила Сиенна. – Я думала… Ты же говорил, что скоро уедешь?
   – Да, но ненадолго, а потом вернусь и буду жить здесь. А это проблема? – В глазах Ника не осталось и намека на только что пылавшую в них страсть.
   – Нет, просто я думала… Обычно ты не слишком много времени проводишь в Новой Зеландии.
   – А я думал, что мы с тобой безумно влюблены, – сухо заметил он. – А раз так, я должен проводить с тобой каждую свободную минуту. Ты будешь занята садом, а значит, с сегодняшнего дня мой официальный офис переезжает в Окленд.
   Ее сердце забилось быстрее, подгоняемое глупой надеждой на чудо, но Сиенна приказала себе быть реалисткой.
   – Значит, ты предлагаешь мне на некоторое время разделить с тобой дом и постель?
   Его губы скривились в подобии улыбки.
   – Пожалуйста, будь со мной помягче. Я еще никогда никому не предлагал жить вместе.
   – Никогда? – удивленным эхом откликнулась она.
   – Да, – кивнул он и притянул ее ближе к себе. – И я предлагаю тебе это не только потому, что хочу помочь тебе разрешить неловкую ситуацию, возникшую после разрыва помолвки, но и потому, что буду невероятно счастлив, если ты останешься рядом со мной. И могу гарантировать, что тебе это доставит не меньшее наслаждение.
   – Полагаю, нам стоит подумать о… – начала Сиенна, но Ник остановил ее нежным поцелуем, лишившим ее остатков здравого смысла.
   – Хорошо, – выдохнула она, когда он наконец оторвался от ее губ.
   – Ну, разве это было так сложно? – промурлыкал он, накручивая на палец ее локон.
   Сложно? Сложно ли согласиться на короткое время в раю, зная, что в конце она низвергнется в ад?
   – Как и ты, я еще никогда не жила с кем бы то ни было, кроме родителей. Я не знаю правил этой игры.
   – Тогда мы будем учиться вместе, – прошептал Ник, нежно целуя ее в кудрявую макушку.
   Вместе…
   Хватило всего одного слова, чтобы сердце Сиенны наполнилось любовью и надеждой. Пустой надеждой, потому что Ник вряд ли когда-нибудь сможет понять те чувства, которые толкнули ее в этот сладостный капкан, освобождение из которого будет сопровождаться невыносимой болью.
   Но до тех пор, пока это не произойдет, ее наивное глупое сердце будет жить надеждой на то, что однажды Ник посмотрит на нее и увидит женщину, которую сможет полюбить.
   – Да, – кивнула она.
   – Но первый урок придется отложить, – вздохнул он. – Я получил сообщение от своей помощницы, в котором говорится, что у меня назначена срочная встреча в Сан-Франциско, так что меня не будет около недели.
   – Понятно, – кивнула Сиенна, силясь скрыть разочарование. – Когда ты улетаешь?
   – Через час.
   Она невольно рассмеялась.
   – Тогда тебе стоит начать собирать вещи или хотя бы одеться, – иронично заметила она.
   Ник не захотел, чтобы Сиенна ехала с ним в аэропорт, поэтому они прощались на пороге дома.
   – Я начну думать над перепланировкой сада, – пообещала она, не зная, что еще сказать.
   – Лучше думай почаще обо мне, – улыбнулся Ник, поцеловал ее и скрылся за дверью.
   Как будто у нее был выбор.
   Следующая неделя пролетела незаметно. Ник звонил каждый вечер, и за этими долгими разговорами обо всем на свете Сиенна не заметила, как влюбилась в него еще сильнее. Ник оказался прекрасным рассказчиком: он умел парой метких фраз описать места, где бывал, и людей, с которыми общался, так, что Сиенне казалось, она видит все это своими глазами. Она в свою очередь рассказала ему о том, как продвигается работа над садом.
   – Много гуляю, представляю себе, где какие цветы будут смотреться более выигрышно, делаю наброски…
   – Тебе нравится?
   – Очень!
   «И я очень по тебе скучаю», – безмолвно добавила она, вздыхая украдкой.
   – Скоро увидимся. Не переутомляйся, – мягко говорил Ник, и Сиенна чувствовала в его бархатистом голосе нежность.

   Сиенна проснулась от звука своего имени, перевернулась на другой бок и с грохотом упала на пол, запоздало вспомнив о том, что в поисках прохлады спустилась в гостиную и заснула на диване.
   – Сиенна? Что происходит? – Через мгновение она уже была в объятиях Ника. – Что ты здесь делаешь, милая? С тобой все в порядке? – Он обнимал ее с такой нежностью, словно она была самым драгоценным сокровищем на земле, которое могло разрушиться от неловкого движения.
   – Да, – невольно улыбнулась она, глядя на его испуганное лицо. – Мне было жарко в спальне, поэтому я легла спать здесь…
   – Как хорошо. – Ник прижал ее к себе, спрятав лицо в ее кудрях. – Господи, я подумал… Подумал… что ты ушла.
   – Ушла?
   – Да, – кивнул он. – Я знал, что бороться с собой бесполезно, но не ожидал, что испытаю такой ужас. – Ник нежно провел кончиками пальцев по щеке Сиенны. – Видит бог, я пытался забыть о своих чувствах, но уже тогда понимал, что, если ты уйдешь, я никогда не смогу себя простить…
   Сиенна покачала головой, пытаясь привести мысли в порядок.
   Ник истолковал ее движение иначе. Его лицо исказила гримаса боли.
   – Неужели ты мне не веришь? Тогда я постараюсь убедить тебя в искренности моих слов.
   Она невольно улыбнулась и нежно провела кончиками пальцев по его щеке.
   – Я покачала головой не потому, что не верю твоим словам. Просто все это похоже на сон, и я хотела убедиться в том, что действительно проснулась. Ты даже не представляешь, как я хочу, чтобы все это оказалось правдой.
   – Слава богу, – неуверенно улыбнулся Ник.
   Сиенна глубоко вздохнула и, набравшись храбрости, произнесла:
   – Мне очень трудно поверить в то, что все это происходит на самом деле, потому что ты никогда не показывал мне своих чувств. То есть я, конечно, знала, что ты хочешь меня, но ведь сейчас мы говорим о чем-то большем, чем страсть.
   Затаив дыхание, она ждала ответа. Знание и определенность всегда лучше, чем блуждание в лабиринте сомнений и недомолвок.
   – Да, я говорю о любви.
   – Наконец-то, – с облегчением вздохнула она и широко улыбнулась. – В конце концов, я любила тебя столько лет, что тебе давно пора было ответить взаимностью на мои чувства.
   – Ты любишь меня? – эхом переспросил Ник. – Ты уверена?
   – Я любила тебя с тех самых пор, как стала достаточно взрослой, чтобы понимать истинное значение слова «любовь», – сказала Сиенна со всей искренностью, на которую была способна. – Даже когда сама отказывалась признавать это. Когда мы впервые занялись любовью, я уже любила тебя…
   – Это ведь был твой первый раз?
   – Да, – кивнула она.
   – Но ты заставила меня поверить в то, что у тебя есть опыт. – В голосе Ника появились обвиняющие нотки.
   – Конечно, – лукаво улыбнулась Сиенна. – Ты бы никогда не занялся со мной любовью, зная, что я невинна.
   – Наверное, нет, – признал Ник. – Хотя откуда мне знать? Уже тогда рядом с тобой я едва мог держать себя в руках.
   – Сейчас это уже не важно, – откликнулась Сиенна, не желая омрачать печальными воспоминаниями этот счастливый момент.
   – Но ведь я наверняка ранил твои чувства, когда ушел, не потрудившись даже ничего объяснить…
   – Да, – просто ответила она и почувствовала, как сжались на ее плечах руки Ника, когда он прижал ее к себе.
   – Прости меня… После этого ты предпочла выбрать мужчину, с которым чувствовала себя в безопасности? Ты не любила его, а значит, он не мог причинить тебе боль?
   – Да. До тех самых пор, пока ты не похитил меня и не увез в Гонконг, я думала, что люблю Адриана, – вздохнула Сиенна. – Но после того, как мы занялись сексом… нет, занялись любовью, я поняла, что все это было самообманом. Ты можешь подумать, что я скоропостижно влюбилась в тебя, испытав свой первый в жизни оргазм, но это не так. Я любила тебя с тех самых пор, как отец привел тебя на порог нашего дома. Я росла, и мое чувство к тебе взрослело вместе со мной, однажды превратившись в настоящее глубокое чувство…
   Голова Сиенны лежала на груди Ника, и она слышала, как бешено колотится его сердце, и ее собственное сердце переполнял восторг осознания, что наконец-то их чувства взаимны.
   Ник чуть отстранился, чтобы заглянуть в глаза Сиенны.
   – Моя любимая, моя радость… – прошептал он, прежде чем их губы соприкоснулись в поцелуе, в который он вложил всю свою любовь и нежность.

   Гораздо позже, когда они переместились с дубового пола гостиной за кухонный стол, Ник разлил шампанское по высоким бокалам и подал один Сиенне.
   – За нас, – сказал он, поднимая бокал, – и за наше счастливое будущее.
   Сиенна широко улыбнулась и предположила:
   – Может, нам стоит выпить и за Джемму с Адрианом? Если бы не измена моего дорогого бывшего жениха, я бы никогда не полетела с тобой в Гонконг, мы бы никогда не поняли своих чувств друг к другу и, возможно, провели всю оставшуюся жизнь в поисках любимого человека, которого, не заметив, оставили в прошлом.
   – Этого бы не произошло, – покачал головой Ник. – Однажды я бы все равно решился посмотреть в лицо своим чувствам и понял бы, что люблю тебя. В конце концов мы бы все равно были вместе, – сказал он и добавил совсем другим, глухим и напряженным голосом: – Когда я увидел это проклятое кольцо на твоем пальце, я понял, что должен что-то предпринять.
   – Что-то предпринять? – изумленным эхом переспросила Сиенна.
   – В тот момент я испытал такую боль, словно кто-то украл единственную вещь, которая имела для меня значение. Кольцо другого мужчины на твоем пальце казалось абсурдом, чем-то совершенно нереальным, тем не менее оно было там. Мысль о том, что ты занималась любовью с кем-то, кроме меня, сводила с ума, отравляла мой мир.
   Сиенна и представить себе не могла, что Ник, всегда такой спокойный и сдержанный, мог испытывать такие сильные эмоции.
   – Это одновременно поразило и напугало меня, – продолжил он, с каждым словом становясь все мрачнее.
   – Напугало? – недоверчиво переспросила Сиенна.
   – В доме, где я вырос, было крайне опасно показывать эмоции.
   – Из-за отца? – осторожно спросила Сиенна.
   – Да, он был настоящим домашним тираном.
   Ник подошел к окну и уставился на залитый лунным светом сад. Сиенна не хотела давить на него, поэтому, затаив дыхание, ждала, когда он сам будет готов продолжить этот непростой разговор.
   – Мой отец никогда не причинял мне или матери физического вреда, он нашел более жестокий способ контролировать все сферы нашей жизни – через эмоции, – начал Ник, продолжая невидяще смотреть в окно. – Я был его орудием против матери.
   Когда он злился на нее, то заставлял меня страдать, поэтому мама делала все, чтобы ничем не спровоцировать его гнев. Но мы никогда не знали, что именно выведет его из себя в следующий раз, поэтому с возрастом я научился полностью контролировать свои эмоции, в самых сложных и страшных ситуациях сохранять нейтральное выражение лица. К моменту, когда мама наконец ушла от него, у нее уже был тяжелый нервный срыв – именно поэтому ему удалось добиться опеки надо мной. Когда она поправилась, то добилась того, чтобы меня вернули ей, а отец, узнав об этом, совершил самоубийство. Больно признавать, но его смерть стала облегчением для нас обоих.
   – Я понимаю…
   – Надеюсь, что нет. – В голосе появились стальные нотки, и Сиенна поняла, насколько отретушированную, упрощенную версию ей рассказывает Ник. – Однажды я спросил мать, почему она столько лет оставалась с человеком, который мучил ее и меня. И она ответила, что любила его. А потом добавила, что отец тоже любил нас, просто по-своему. В тот момент я решил для себя, что мне не нужна любовь. Это чувство не стоит тех жертв, на которые люди вынуждены идти ради нее. – Сиенна видела, как побелели костяшки на сжатых в кулаки руках Ника, но его лицо оставалось спокойным, ничего не выражающим. – Когда я ближе познакомился с твоим отцом, увидел вашу дружную, любящую семью, я убедил себя, что мой отец был один виноват во всех наших страданиях. Не я и не моя мать. Но тогда я так и не смог понять любовь. А через пять лет, когда я прилетел навестить твоего отца, то встретил тебя, и ты была так красива и очаровательна, что я не смог устоять…
   – А потом отказался от меня…
   Ник резко обернулся. В его нефритовых глазах было отчаяние.
   – Нет, не от тебя, а от неспособности контролировать свои чувства к тебе!
   Сиенна подошла к Нику и заключила в объятия, надеясь теплом своего тела и близостью хоть немного поддержать его. Он наконец открылся ей, хотя воспоминания, которые были подняты со дна памяти этим разговором, причиняли ему ужасную боль, и она была благодарна ему за это.
   В ее объятиях Ник немного расслабился и даже слабо улыбнулся ей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация