А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цена мести" (страница 9)

   Глава 9

   «Траттория Джулиана»… Каз привел ее туда как в старые добрые времена. Они даже сели за тот самый столик.
   Он посмотрел на Тарн с чуть застенчивой улыбкой:
   – Может, я слишком сентиментален?
   – Нет. Это была хорошая мысль. Я надеялась, что мы еще когда-нибудь зайдем сюда.
   – Тогда почему не приходить сюда регулярно? – поинтересовался Каз, лаская ее взглядом. – Но, возможно, я мыслю слишком оптимистично? Ведь вы мне пока не ответили?
   Тарн смотрела на скатерть:
   – Я думаю, вы и так знаете, что я отвечу.
   И сама удивилась, что может говорить спокойно, когда в душе бушует ураган.
   – Иначе вы не пошли бы со мной сегодня?
   – Вероятно. Но, может быть, мне стоит быть осторожной и сказать, что я еще раздумываю?
   – Может быть. – Каз протянул к ней руку. – Но вы не будете, правда?
   – Нет, – согласилась Тарн. Она невольно ощутила, как тепло, исходящее от его пальцев, разливается по ее телу. Тарн подняла на него глаза и чуть раскрыла губы, словно ей было трудно дышать. – Я… я выйду за вас, Каз. Если вы еще хотите этого.
   – Больше чем когда-либо чего-либо, – проговорил он ласково, махнул рукой, и улыбающийся официант принес шампанское.
   – Вот как! – Тарн сумела засмеяться. – Вы были настолько уверены в себе?
   – Никоим образом. – Каз некоторое время изучал ее. – В вас есть что-то ускользающее, Тарн. Я уже говорил, что ощутил это с самого начала. Я бы с удовольствием сковал нас одной цепью, пока мы не уверились бы в своем решении. – Он достал из кармана бархатную коробочку. – Я решил рискнуть и принес вам это.
   Каз открыл коробочку, и Тарн замерла, ожидая увидеть сверкание бриллиантов. Но в этом кольце бриллианты, скромно поблескивая, окружали огромный квадратный сапфир в старинной золотой оправе.
   У Тарн невольно вырвался возглас восхищения:
   – Как красиво!
   – Я надеялся, что вам понравится. Это кольцо принадлежит нашей семье много лет. Бабушка дала мне его именно для такого случая. Кольцо надо уменьшить, конечно. У вас тонкие пальцы.
   – Нет, – возразила Тарн, когда он надел кольцо ей на палец. – Оно подходит идеально.
   – Вы уверены? Может быть, вы хотите носить это кольцо просто так, а в качестве обручального предпочитаете что-то более современное? Какой-то особой формы, например?
   Тарн накрыла кольцо другой рукой.
   – Вы не могли найти ничего лучше, – ответила Тарн. «Иуда, – мысленно кляла она себя. Иуда в женском обличье». Она глубоко вздохнула. – Но я не могу носить его, Каз. Открыто. Пока.
   Его брови сошлись на переносице.
   – Что вы говорите? Почему нет?
   – Потому что я работаю в одном из отделений вашей компании. Это очень много значит для меня. Мне не нужны изменения. А что-то обязательно изменится, если о нас пойдут разговоры. – Тарн заставила себя улыбнуться. – Можем мы сохранить все в секрете – ненадолго?
   – Тут наши мнения расходятся, – мягко возразил Каз, – потому что я хочу кричать о нас с крыш небоскребов. Пусть весь мир узнает, как я счастлив.
   – Вы уверены, что весь мир обрадуется этой новости? – натянуто поинтересовалась Тарн.
   – Ага, кажется, мы возвращаемся к теме Джинни Фрезер. Дорогая, прошлое не имеет значения. – Он говорил ласково и страстно. – Мы не можем позволить прошлому вмешаться в нашу жизнь, когда у нас есть будущее.
   «А Эви? Если она – тоже часть прошлого, которое не имеет значения, почему ты продолжаешь мучить ее? Почему не оставишь в покое?»
   Сейчас самое время. Сейчас должен прозвучать этот вопрос – как гром среди ясного неба. Может быть, от неожиданности он будет честен. Может быть, даже раскается.
   Прежде чем она уйдет…
   Так почему же она колеблется?
   Но она хочет унизить его, заставить познать на собственном опыте, каково это, когда тебя бросают. А полупустой ресторан в понедельник вечером – не самое подходящее для этого место.
   Лучше дождаться момента, когда удар будет особенно силен.
   – Вы опять так поступаете, любовь моя, – укоризненно заметил Каз. – Исчезаете куда-то, а я не могу последовать за вами.
   – Дело в том, что очень многое надо обдумать.
   – Тогда, может быть, мы начнем думать вместе прямо сейчас? – предложил он. – Вы хотите устроить пышную свадьбу?
   – О нет! – непроизвольно воскликнула Тарн.
   Честно говоря, она ответила бы точно так же, если бы речь шла о настоящей свадьбе.
   Каз усмехнулся:
   – А я думал, все женщины мечтают шествовать к алтарю с традиционным букетом и чтобы церковь была полна гостей.
   Тарн сморщила носик:
   – В этом частично и состоит проблема. У меня мало родных и друзей.
   Каз состроил гримасу:
   – А у меня слишком много знакомых, которые захотят там оказаться, хотим мы этого или нет. А кто-то, кого я хотел бы видеть, к сожалению, не сможет присутствовать на бракосочетании. Так почему бы нам не пожениться тихо, в каком-нибудь уютном отделе регистрации браков? Ваша двоюродная сестра сможет быть у нас свидетелем?
   Сердце Тарн на секунду замерло.
   – Нет. По крайней мере, сейчас. Она в санатории. Ей нужен абсолютный покой.
   Хоть это правда.
   – А подруга, с которой вы живете?
   Тарн покачала головой:
   – Она очень часто уезжает. Я не знаю, каковы ее планы.
   – Понятно. – Каз немного помолчал. – Мы могли бы попросить Брендана и Грейс. Кажется, они вам понравились.
   – Да, – согласилась Тарн, – понравились.
   – Пока новость о нашем браке будет распространяться, мы уедем в свадебное путешествие и избежим всяческого тарарама. А когда вернемся, шумиха уже стихнет. Беспроигрышная ситуация.
   «Нет, – мысленно возразила Тарн. – Это будет совсем другая ситуация. И ты проиграешь». Но она ощущала не радость победы, а ледяной холод в душе.
   Еда была замечательная, но Тарн было все равно. Она сосредоточилась на новой роли, которую ей предстояло сыграть – роли его невесты. И, конечно, на постоянном напоминании себе, что это только роль.
   Надо взять себя в руки, не метаться больше по квартире, обхватив себя руками, чтобы подавить боль. Не плакать, даже тихо.
   Каз сказал:
   – Вы опять куда-то исчезли.
   Тарн вздрогнула от неожиданности:
   – Просто я растерялась. Это были бешеные сорок восемь часов, и к новой ситуации надо привыкнуть.
   – Хотите – верьте, хотите – нет, но мне тоже. Нам нужно немного побыть наедине друг с другом. Что, если мы выпьем кофе где-нибудь еще?
   – Но Делла дома…
   – Дорогая, я имел в виду мою квартиру. – Каз улыбнулся. – Заодно вы осмотрите ее и решите, что надо изменить.
   – Изменить?
   «Но я уже осмотрела квартиру в прошлый раз. И представляла там тебя с Эви…»
   – Конечно. У вас наверняка появятся идеи по поводу вашего нового дома. – Он лукаво улыбнулся. – Я был бы разочарован, если бы они не появились.
   – Ваша квартира, – медленно проговорила Тарн. – Вы хотите, чтобы мы жили в ней. Я понимаю.
   Один из многих неучтенных факторов. Каз уже распланировал их будущую жизнь, долгую и счастливую. Но повернуть обратно нельзя. Она должна идти до конца. Должна…
   – По крайней мере, пока мы не решим, где будет наш постоянный дом. – Каз вопросительно посмотрел на нее. – Как вам кажется?
   – Я не знаю. Все происходит слишком быстро…
   – Не для меня, – заметил он мягко. – Я бы купил специальную лицензию и женился на вас немедленно.
   Тарн заставила себя улыбнуться:
   – Со мной вам придется запастись терпением.
   – Я готов запастись терпением, – сердито бросил Каз, – но могу и сопротивляться. Вы тоже должны проявить понимание, дорогая. Обещаете?
   – Да, – ответила Тарн и возненавидела себя.

   Тарн стояла посреди огромной гостиной и старалась не дрожать, пока Каз снимал с нее жакет и клал его на диван. Потом он снял пиджак.
   – Что вы хотите увидеть сначала? – В его голосе слышалось лукавство. – Кухню? Все равно надо приготовить кофе.
   Она отмахнулась:
   – Вы прекрасно справитесь с кофе сами.
   – Тогда начните экскурсию без меня. – И, уходя, Каз улыбнулся ей.
   Тарн заметила картины на стенах еще в первый визит. Но сегодня могла спокойно рассмотреть их.
   Она, как и Эви, плохо разбиралась в живописи, но понимала, что картины заслуживают внимания. На столе стояла красивая керамика. Тарн подошла к шкафу – рассмотреть фотографии на верхней полке. Ее взгляд скользнул от пожилой пары к группе детишек с собакой, игравших на берегу. Потом она изучила фотографию пожилой женщины у камина. Красивое лицо, обрамленное седыми волосами, говорило о силе характера.
   Тарн взглянула на кольцо с сапфиром. Не та ли это бабушка, которая дала его Казу?
   Когда Каз вошел с кофе, она стояла у окна и смотрела на освещенную фонарями улицу.
   – Закат солнца отсюда очень красив. – Он поставил поднос на стол. – Могу я предложить вам немного бренди?
   – Лучше не надо. – Тарн старалась говорить спокойно. – У меня и так голова идет кругом.
   Она села рядом с Казом, взяла предложенную им чашку и вдохнула аромат:
   – Я рассматривала ваши картины. Вам придется научить меня разбираться в них.
   Каз пожал плечами:
   – У меня есть приятель, Адам. Он гораздо лучше понимает такие вещи. Обычно я выбираю картины инстинктивно, и он удивляется, что меня до сих пор не обманули. Вы можете расспросить Адама, когда с ним познакомитесь.
   – Но я думала, вы знаток.
   Каз усмехнулся:
   – Не знаю, откуда вы почерпнули столь лестные для меня сведения. Но, надеюсь, вы не разочарованы.
   – Ничуть, – быстро ответила Тарн. – Ваш метод лучше, чем покупка того, о чем больше всего пишут в Интернете. Но почему вы выбрали именно эти картины?
   – Давайте оставим это для долгих зимних вечеров, – предложил Каз. – Сейчас нам надо обсудить другие вещи.
   Ее сердце забилось быстрее.
   – Да, конечно.
   – Во-первых, вы должны увидеть всю квартиру, включая кухню. Мне раньше не приходило в голову спросить. Вы умеете готовить, я надеюсь?
   – Вопрос в духе мужского шовинизма. – Тарн посмотрела на него с шутливым упреком. – А если я скажу «нет», вы потребуете кольцо обратно?
   – Отнюдь, – весело ответил Каз. – Я не ищу домашнюю рабыню. В крайнем случае я могу приготовить что-нибудь сам. Но, честно говоря, было бы лучше, если бы мы делали это вместе.
   – Гораздо лучше, – согласилась Тарн. – Хорошо, признаюсь: я люблю готовить.
   – Замечательно! – Он взял у нее чашку и поставил на стол, потом придвинулся ближе, обнял и привлек к себе. – И раз уж было произнесено слово «люблю», может быть, ты скажешь, что испытываешь ко мне?
   – По-моему, я уже дала вам понять.
   Голос Тарн дрогнул, потому что тепло Каза, запах его кожи начали околдовывать ее.
   – Дорогая, я хочу услышать это из твоих уст. – Он коснулся губами ее виска. – Неужели это трудно?
   «Ты не знаешь! О боже, ты же не знаешь!»
   – Я люблю вас, Каз. Мне кажется, я полюбила вас с первого взгляда. Только не решалась признаться себе в этом… по многим причинам.
   – Теперь, когда ты произнесла эти слова, я клянусь, что буду любить тебя до конца моих дней.
   «Боже, помоги мне!» – мысленно взмолилась она.
   – Тарн, дорогая, моя прекрасная девочка! – И Каз начал целовать ее, сначала осторожно, потом со все возрастающей страстью.
   Тарн ответила – смущенно и беспомощно.
   Это был момент, когда в мире не существовало ничего, кроме пьянящего наслаждения его поцелуями. Она прижималась к Казу, упивалась их обоюдной страстью.
   Тарн улыбнулась, почувствовав, как его губы ласкают ее закрытые глаза, щеки, шею.
   Руки Каза двигались медленно, но очень уверенно вдоль тонкой линии ее плеч, потом опустились ниже и ласкали ее грудь сквозь шелк блузки. Соски поднимались навстречу его прикосновениям.
   Тарн застонала. Сладостная дрожь бежала по ее телу, и она начала свое исследование – познавала мускулистую грудь, спину.
   Ткань вдруг стала для нее слишком плотным барьером. Тарн захотелось оказаться обнаженной в руках Каза. Почувствовать себя покоренной, ощутить его движение внутри себя.
   Только этот момент. Только этот мужчина. С которым она не может соединиться.
   А Каз опять поцеловал ее. И она в отчаянии выкрикнула его имя.
   – Мой ангел, – хрипло проговорил он, прижав руку к ее обнаженному бедру, – проведи со мной эту ночь. Пожалуйста. Отдай себя мне.
   Если бы она промолчала, он взял бы ее на руки и отнес к себе в спальню. В постель, которую делил с Эви…
   Эта мысль заставила Тарн вернуться в реальность.
   – Я… я не могу. – Она посмотрела в его затуманенные желанием глаза. – Вы… вы обещали, что не будете торопить меня.
   – Да, – кивнул Каз после паузы. – Но я всего лишь мужчина, моя радость, и ты не можешь порицать меня за попытку.
   Он сел и отбросил волосы с потного лба, а Тарн дрожащей рукой привела в порядок свою одежду. И, заикаясь, спросила:
   – Вы сердитесь на меня?
   – Нет. За что? Я очень хочу тебя, Тарн, но желание должно быть взаимным. – И Каз печально добавил: – На секунду мне показалось, что так оно и есть.
   – Так и было… Так и есть. Поверьте. – Она поколебалась. – Просто… ваша квартира… Я не знаю, как объяснить. Она… помнит…
   «Спроси, что именно я имею в виду. Я скажу тебе и положу конец всему этому раз и навсегда. Потому что я больше так не могу. Я разрываюсь на части!»
   – А! – Каз вздохнул. – Я удивительно толстокож. Мне не пришло в голову, что мои холостяцкие грешки будут иметь такие последствия. – Он опять обнял Тарн. – Да будет так. Ты не обязана жить или хотя бы провести со мной ночь здесь. Я продам эту квартиру, и мы подыщем что-нибудь еще. Что-нибудь новое, без воспоминаний о прошлом.
   – Вы готовы сделать это для меня?
   – Это и многое другое. Сколько раз мне надо повторять? – Он помолчал. – Тарн, в твоей жизни произошло нечто, из-за чего тебе трудно поверить мне. Ты расскажешь мне – когда-нибудь?
   – Да, – глухо проговорила она, опустив глаза. – Когда-нибудь.

   Вернувшись домой, Тарн увидела на диване в гостиной Деллу.
   – Привет! – воскликнула она. – Я думала, ты спишь.
   – Нет. – Делла встала. – Меня тревожит кое-что, и я хочу поговорить с тобой. Тарн, ты помолвлена с Каспаром Брэндоном?
   От удивления Тарн открыла рот. Делла не может знать. Это невозможно!
   – Я не понимаю.
   – Я тоже. Но я нашла вот это. – Делла достала из кармана кольцо Эви. – Оно лежало на полке, и я… Теперь я верю, что он бабник и обманщик. И вот доказательство. Пожалуйста, скажи мне, что согласилась на помолвку в своих целях, а не потому, что поддалась его обаянию и его лжи.
   – Делла, притормози. – У Тарн кружилась голова. – О чем ты говоришь, во имя неба? Это обручальное кольцо Эви. Это ее бриллианты, а не мои.
   Делла усмехнулась:
   – Бриллианты? Черта с два! Это цирконы. Они эффектно выглядят, но во много раз дешевле настоящих бриллиантов. – Она покачала головой. – Признаюсь, у меня были сомнения насчет Эви. Я всегда считала ее пустышкой. Но Каз Брэндон гораздо хуже. Еще большая фальшивка, чем его так называемые бриллианты. Я не одобряла твои планы, но ты оказалась права. Он затащил бедную глупышку к себе в постель и выбросил, когда она ему надоела. И я выяснила еще кое-что. Место, куда ее заперли… Он член попечительского совета «Убежища». Поэтому тебе так трудно добиться посещений.
   – Ты уверена? – тихо спросила Тарн.
   – Я нашла в Интернете сведения о том, чем он занимается помимо руководства издательским домом. Он не только член попечительского совета, а еще и один из спонсоров. С его деньгами что угодно сойдет с рук. Теперь я с тобой. И если потребуется, помогу уничтожить его.
   Жгучая боль пронзила Тарн, когда она вспомнила, как Каз обнимал ее. «Он выбирает приманку в соответствии с интересами жертв, – подумала она. – С Эви это были гламур и высший свет. Со мной – секс. И я почти попалась на его удочку. Как можно быть такой слабой? Такой глупой?»
   – Это кольцо сразу мне не понравилось, – заметила Тарн после паузы. – Слишком большое, слишком претенциозное. Каз Брэндон до конца своих дней будет сожалеть о том, что сделал с Эви.
   «И со мной, – мысленно добавила она. – А долго ли придется сожалеть мне?»
   Возможно, тоже до конца своих дней.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация