А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цена мести" (страница 7)

   Глава 7

   – Ужасно! – сетовала миссис Гриффитс. – Все твердят о правах человека, а я не могу увидеть собственную дочь. – Она сердито посмотрела на Тарн: – Пора тебе что-нибудь с этим сделать.
   – Я старалась.
   Тарн заставила себя говорить ласково. Она провела беспокойную ночь и проснулась на рассвете. Понимая, что больше ей не заснуть, она встала, надела старые брюки и майку и занялась уборкой квартиры, надеясь, что тяжелая физическая работа отвлечет ее от тревожных мыслей.
   Когда квартира заблестела, Тарн решила, что стоит навестить приемную мать.
   – Ты недостаточно старалась. – Миссис Гриффитс было не так просто переубедить. – Эви нужна мне. А я нужна ей. Скажи врачам.
   «Я могу спорить с профессором до посинения, – подумала Тарн, – но пользы от этого не будет».
   – Завтра я съезжу туда и посмотрю, что можно сделать.
   – Я купила Эви платье, – сообщила миссис Гриффитс. – Ее любимый салатовый цвет. И я хочу сама отдать его ей. Объясни им это.
   Тарн кивнула, встала и направилась к двери. И вдруг остановилась:
   – Кстати, о платьях. Что случилось со свадебным платьем Эви? Я не нашла его в квартире. Эви может спросить, где оно, а мне нечего ответить.
   Тетя Хейзел покачала головой:
   – Но я не знаю. Я его даже не видела. Еще один ее сюрприз. Бедная девочка! Но когда Эви его описывала, мне показалось, что она зря выбрала парчу.
   – Парчу? – нахмурилась Тарн. – Мне она писала о кружевах и шифоне.
   – Парча, – повторила тетя Хейзел. – Наверное, она перебрала несколько платьев, прежде чем сделать выбор. Но ты поедешь повидать мою девочку? Ты не позволишь Делле увезти тебя куда-нибудь?
   – Делла уехала на выходные к своим родным.
   Миссис Гриффитс неодобрительно посмотрела на Тарн:
   – Ты выглядишь так, будто на тебе дрова возили.
   Тарн прикусила губу:
   – Просто я не выспалась.
   – Все равно. Думаю, тебе спалось лучше, чем моей бедной девочке там, взаперти.
   Тарн хотелось крикнуть: «Я не виновата в том, что случилось с Эви! И я делаю больше, чем могу».
   Но вместо этого она прикусила язык и отправилась за покупками.
   Через час Тарн с двумя тяжелыми сумками в руках поднималась по лестнице. Неожиданно от стены отделилась высокая фигура.
   – А я уже хотел оставить вам записку, – сказал Каз.
   Она поинтересовалась немного холодно:
   – И что же вы собирались написать?
   – «Сегодня очень хороший день. Давайте проведем его вместе».
   – Коротко и ясно. – Тарн постаралась унять дрожь в коленях. – А как же ваши друзья?
   – Они собираются пройтись по магазинам и вернуться в Суррей. Грейс стала быстро уставать.
   – Что неудивительно. – Тарн заставила себя улыбнуться. – Тяготы материнства.
   – Но они компенсируются, – возразил Каз. И уже мягче спросил: – Так вы согласны? Мы можем ехать в поисках открытий?
   Тарн колебалась:
   – Сначала мне надо разобрать сумки.
   – Конечно.
   – И переодеться. – Она посмотрела на свои джинсы и майку.
   – А это не обязательно. Что еще может понадобиться для поездки к морю? Только куртка.
   На сей раз Тарн улыбнулась искренне:
   – К морю? Это мне нравится.
   – Разберите покупки, – предложил Каз, – а я приготовлю кофе. И мы решим, в какую сторону ехать – на юг или на восток.
   – Хорошо, – согласилась она.
   – Вы отлично поработали, – заметил Каз, входя в сияющую чистотой кухню.
   – Я обожаю домашнюю работу, – призналась Тарн. – Если моя карьера прервется, я подам заявление в компанию «Макнафтон».
   – Одно время я пользовался их услугами, – сообщил Каз, ставя кипятиться воду, – но не уверен, что готов рекомендовать их своим знакомым.
   А почему вы думаете, что ваша карьера может прерваться?
   Тарн была уверена, что Эви получила рекомендации для работы в этой компании от Каза.
   – Никто не может предвидеть будущее.
   – Я могу. – Каз взял ее руку, провел пальцем по ладони. – И я предвижу долгую счастливую жизнь.
   Его прикосновение распространилось по ее нервам как электрический ток.
   Она постаралась скрыть эмоции за нарочитым смешком:
   – Я не верю предсказаниям.
   – Иными словами, я подталкиваю вас к чему-то, к чему вы не готовы. Простите. – Каз помолчал. – Может быть, поэтому вы выглядите так, словно встретились с самым ужасным ночным кошмаром?
   – Я удивилась, и только. – Чтобы попасть к холодильнику, ей нужно было пройти мимо Каза, поэтому Тарн отложила в сторону продукты, которые надо было туда положить. – Я… я не предполагала, что вновь увижусь с вами так скоро.
   – В самом деле? – Он засыпал кофе в кофейник. – Мне казалось, я объяснил свои намерения предельно ясно. – Каз улыбнулся. – Вы считаете, что в устах человека, который не любит торопиться, это звучит подозрительно? Как намек на предложение?
   – Нет, ни в коем случае, – немедленно ответила она. – Дело в том… О господи! Все знают, что у вас роман с Джинни Фрезер. А с кем еще? Сколько так называемых предложений вы сделали?
   «Расскажи мне про Эви. Объясни как-нибудь, извинись за свой неприглядный поступок. Я даю тебе такую возможность».
   Каз спокойно проговорил:
   – Я никогда не делал вид, что живу как монах, ожидая женщину своей мечты. У Джинни своя жизнь, у меня своя. Такие отношения устраивали нас обоих. Теперь они в прошлом.
   Он бросил Джинни. Как Эви!
   Сжав кулаки, Тарн наблюдала, как он наливает кипяток в кофейник.
   – Но Джинни не была единственной. А как насчет остальных? Что стало с ними?
   – Вы считаете меня Синей Бородой? – поинтересовался Каз без улыбки. – Поверьте, я никогда не давал ни одной женщине обещания, которые не был готов исполнить. Это, моя прелесть, относится и к вам. – Он помолчал. – А теперь, может быть, мы расслабимся и решим, как проведем день?

   Тарн удивилась, увидев у подъезда двухместный спортивный автомобиль с откидным верхом.
   – А Терри? – спросила она.
   – Шофер нужен в рабочие дни. В выходные я предпочитаю сам водить машину. И потом, я же говорил, что мы проведем день вдвоем. – Каз коротко улыбнулся. – Вы доверяете мне?
   – Конечно.
   Но в душе Тарн не была так уверена.
   Машина выглядела очень мощной, несмотря на небольшой размер.
   – И куда же мы едем? – спросила она, когда город остался позади.
   – Это сюрприз.
   И очень приятный, решила она, когда они по узкой дороге, шедшей вдоль побережья, прибыли в деревушку Уайтклифф.
   Деревня выглядела маленькой и сонной в сравнении с близлежащими курортами. Дальше по берегу, у подножия меловых скал, ярко раскрашенные домики, казалось, сторожили спуск к морю.
   Тарн понравились норманнская церковь и милая главная улица с несколькими магазинами и кафе. Они гуляли, держась за руки, заглядывали в витрины магазинчиков, посетили галерею, где были выставлены работы местных художников.
   Потом Каз привел Тарн к стоявшему у волнолома кабачку.
   – «Кресло контрабандиста», – прочитала Тарн надпись на вывеске. – Что за странное название?
   – Оно связано со странной историей.
   Казу пришлось наклониться, чтобы не удариться о низкую притолоку. Он провел Тарн по коридору к двери с надписью «Рыбацкий крючок». Они оказались в зальчике с обитыми деревянными панелями стенами и столиками в старинном стиле.
   Каз заказал для нее белое вино, для себя пиво, и они сели за свободный столик у окна.
   Меню было написано мелом на доске. Они остановились на морепродуктах с салатом и хлебе.
   – Расскажите мне о кресле контрабандиста, – попросила Тарн.
   – Ну, в недобрые старые дни ходили слухи, что в этой деревне орудуют контрабандисты, – начал Каз. – И грузы из Франции регулярно доставляют сюда. Главарь банды любил заходить в этот кабачок – он положил глаз на дочку хозяина – и всегда садился в одно и то же кресло у огня. Кто-то уведомил полицию, и они ворвались сюда. В кресле действительно сидел человек с трубкой и пинтой пива. Ему приказали не двигаться, однако он опустил руку в карман, и полицейские, думая, что он хочет достать оружие, застрелили его. Но когда стали обыскивать тело, в кармане нашли выданные правительством документы. Этот человек посылал в столицу секретные донесения о деятельности контрабандистов. Похоже, контрабандисты имели собственных информаторов и знали об этом. Поэтому, когда он зашел в кабачок, его встретили очень любезно и усадили в самое лучшее кресло у огня.
   – Как мерзко! – Тарн сморщила нос. – А что стало с главой контрабандистов?
   Каз пожал плечами:
   – Он сбежал и, вероятно, нашел другое место, где смог выпивать с удобствами.
   – А кресло?
   – Кресло по-прежнему здесь, но никто не решается сесть в него из опасения, что полицейские опять совершат ошибку. Так что оно всегда пустует. Говорят еще, что за этим креслом следит призрак и что на каждого, кто в него сядет, обрушатся страшные беды. Даже в наши дни никто не желает идти на риск.
   Тарн рассмеялась:
   – Вы, конечно, в это не верите.
   – Я услышал историю в детстве и запомнил навсегда, – торжественно сообщил Каз. – Мои родители обычно снимали тут дом на время каникул. Тогдашний хозяин кабачка предлагал пять фунтов каждому, кто готов рискнуть. Думаю, сейчас вознаграждение выросло, но желающих так и не нашлось.
   Тарн задумчиво отпила из своего стакана:
   – Неплохая плата за то, чтобы просто сесть в кресло. Пожалуй, я попробую.
   Каз поставил стакан на стол и воскликнул:
   – Нет!
   – О, во имя неба! – рассмеялась Тарн. – Наверняка это даже не то кресло.
   – Возможно, нет, – согласился он, – но это ничего не меняет.
   Она присвистнула:
   – Гадание по ладони вы считаете тоже суеверием? Никогда бы не подумала.
   – Я не это имел в виду, – возразил Каз. – Но если вы сядете в это кресло и вас не поразит гром, вы навсегда уничтожите прекрасную легенду, и на вашу голову падет проклятие хозяина кабачка, потому что его дела пойдут хуже.
   – Прагматичный ответ, – сказала Тарн весело. – Я разочарована.
   – Кроме того, – задумчиво добавил он, – я вполне могу обойтись без бед.
   – Но беды-то обрушатся на мою голову.
   – Уже нет. Что случится с вами, случится и со мной, леди. Вот так.
   Тарн опустила глаза, ее сердце забилось быстрее.
   «Боже праведный, – взмолилась она, – пожалуйста, пусть это будет не так. Не сегодня».
   Принесли блюдо с морепродуктами. Тарн стало хорошо и уютно. Из всех совместных трапез с Каз она впоследствии будет вспоминать именно эту. Девушка испугалась. Она не желала вспоминать о Казе в следующей главе своей жизни. Такую слабость она не могла себе позволить.
   Они решили вместо десерта выпить по чашке крепкого кофе.
   – Хотите, погуляем по берегу, пока не начался прилив? – предложил Каз, расплачиваясь по счету.
   За камнями лежал песок, море слегка волновалось. Тарн с наслаждением вдохнула свежий воздух, подставила лицо солнцу и спросила себя: что бы она испытывала, если бы не вынашивала план мести?
   – Расскажите мне, чем вы занимались в Нью-Йорке.
   Каз говорил тихо, но его вопрос вернул Тарн в реальность.
   Она пожала плечами:
   – Практически тем же самым, чем занимаюсь сейчас.
   – Ваш редактор огорчена, что потеряла вас.
   – Я многим ей обязана.
   – Если вы вернетесь обратно, сможете ли получить прежнюю работу?
   – Прежнюю или какую-нибудь еще. Я редко оставалась без работы. – Тарн не хотела продолжения допроса и, наклонившись, сняла туфли. – Надо проверить, так ли хорошо море, как мне кажется, – бросила она через плечо и пошла к воде.
   – Оно холодное, предупреждаю! – крикнул Каз ей вслед.
   – Меня не напугать. Я была на Кейп-Коде, – ответила Тарн и побежала.
   И убедилась, что Каз не шутит. От холода у Тарн перехватило дыхание, но бегство не допускалось по многим причинам. Тарн зашла немного глубже и в конце концов начала получать удовольствие.
   Однако вода намочила края брюк, что не входило в ее планы, поэтому она медленно побрела к берегу.
   Каз смотрел на нее, качая головой:
   – Сумасшедшая!
   Тарн вздернула подбородок:
   – Ерунда.
   – Риск получить воспаление легких – не ерунда. С мокрыми ногами и без полотенца. – Прежде чем Тарн успела возразить, он подхватил ее на руки, понес наверх и усадил на большой плоский камень. – Я предпочитаю теплые моря, такие, как Средиземное. – Каз достал из кармана белоснежный носовой платок. – Боюсь, это лучшее, что у нас есть. – Он опустился перед Тарн на одно колено и начал вытирать ей ноги, медленно, очень осторожно. – Словно ледышки, как говорила моя старая няня. Даже лак на ногтях посинел.
   Тарн, не позволяя себе рассмеяться, постаралась высвободиться:
   – Ну зачем вы? Я переживу. Правда.
   – Вас пугает ссылка на няню? – Каз поднял на нее глаза, теплые и веселые. – Вы боитесь, что я впаду в детство?
   – Просто это неэтично, – жалобно пробормотала Тарн.
   Какой-то странный инстинкт требовал, чтобы она положила ноги на его ладони – и не только для того, чтобы согреть их.
   – Вы думаете? – Теперь он не скрывал улыбку. – Мне это нравится. Я не хотел бы соблюдать корректность в такой момент. – Каз ласково провел пальцем по ее ступне. Обхватил нежную пятку. – Просто прелесть.
   – Каз, – произнесла она хрипло, – не надо. Пожалуйста.
   – Почему нет? Разве не у своих ног все женщины мечтают видеть мужчин?
   – Я не все женщины. – Тарн чувствовала, как предательское тепло разливается по телу. – И я хочу надеть туфли.
   – Еще минуту, пожалуйста. Это новое ощущение для меня, и оно мне нравится. – Он наклонился и нежно поцеловал пальчики ее ног. – У них соленый вкус, – прошептал Каз.
   У Тарн перехватило дыхание. Она с трудом выговорила:
   – Сюда идут. Какие-то люди. Вам надо встать.
   Каз покачал головой:
   – И не воспользоваться такой идеальной ситуацией? Ни за что. – Он посмотрел ей в лицо. Его глаза стали серьезными. – Тарн, моя хорошая, моя милая девочка, вы станете моей женой?
   – Вы… вы сказали, что не будете меня торопить, – прошептала она.
   – Я не решаюсь ждать, – заявил он. – Вы возникли ниоткуда, и я боюсь, что вы исчезнете в никуда.
   – Нет, – ответила Тарн. – Я этого не сделаю. Но еще слишком рано, вы должны это понимать. Мы почти не знаем друг друга.
   – Что я отчаянно стараюсь изменить, – возразил Каз. – Разве вы не замечаете? Дорогая, мы можем познакомиться ближе попутно. Но, мне кажется, я сразу понял, что вы – это она. Думаю, не стоит надеяться, что вы почувствовали то же самое. Но теперь, когда я нашел вас, Тарн, я не позволю вам уйти. Потому что я люблю вас и хочу, чтобы вы стали моей женой. Вы и только вы на всю жизнь.
   – Я… Мне надо подумать, – с трудом выговорила Тарн. – Дайте мне время. Мы должны быть уверены…
   Каз печально вздохнул:
   – Дорогая, я уверен. Теперь мне необходимо убедить вас. Но я буду терпелив. Я даже не спрошу, любите ли вы меня. Не сейчас. – Он надел ей туфли. – Видите? Они подошли. Так что, Золушка, теперь вам не удастся меня прогнать.
   – Вы можете считать себя принцем. – Тарн поднялась. Она старалась говорить спокойно, хотя ее мир только что перевернулся с ног на голову. – Но люди, которые гуляют со своей собакой, наверняка думают, что вы сбежали из сумасшедшего дома.
   Каз повернулся к пожилой паре. Мужчина и женщина шли по берегу рука об руку, собака бежала впереди.
   – Здравствуйте! – крикнул Каз. – Очень приятный день сегодня.
   Мужчина недоверчиво посмотрел на небо:
   – Кажется, лучшее, что он мог дать, уже позади. Горизонт в тучах. Скоро начнется дождь. Предательская тут погода в это время года.
   «Предательская, – подумала Тарн. – Почему он употребил именно это слово?»
   – Дорогая, вы дрожите, а наши куртки остались в машине. – Каз протянул ей свой свитер. – Наденьте.
   И Тарн послушно надела его, хотя знала, что никакие шерстяные вещи не спасут ее от внутреннего холода.
   «Боже, – размышляла она с отчаянием, – что я наделала? Хуже всего то, что я не уверена, что знаю себя. Это ужасно!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация