А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цена мести" (страница 1)

   Сара Крейвен
   Цена мести

   © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2013
   © Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

   Пролог

   Июль
   Квартира была меньше той, которую он занимал прежде, но сейчас она почему-то показалась ему огромной. Гулкое эхо, разносившееся по почти пустым комнатам, отталкивало его, словно чужака.
   Он стоял в дверях гостиной и смотрел на мебель, доставленную на прошлой неделе.
   Два темно-зеленых дивана, стоявшие напротив друг друга, лакированный дубовый кофейный столик. Книжный шкаф, тоже дубовый, первый из трех, которые они заказали. Толстый кремового цвета ковер у изящно оформленного камина.
   Очень небольшой набор. Но эти вещи они выбирали вместе и собирались добавить еще кое-что. Со временем.
   Но времени нет. Больше нет.
   Горло сжалось так, что он едва не задохнулся. Ему пришлось впиться ногтями в ладони, чтобы удержать рвущийся наружу крик.
   А дальше по коридору – закрытая дверь спальни. Воспоминания, которые он не может себе позволить.
   Собственно, он даже толком не знал, зачем пришел сюда. Видит бог, он не собирался это делать.
   Брендан и Грейс настаивали на том, чтобы он пожил с ними, но он не вынес бы их сочувствия, каким бы искренним оно ни было.
   Он сжал зубы, вспомнив щелканье камер и вопросы, которые выкрикивали ожидавшие у отдела регистрации браков журналисты, когда он спускался по лестнице. Один. Они ничего не упустили. Завтра все газеты прокричат об этом.
   Но есть вещи более важные.
   Конечно, придется кое-что предпринять. Освободиться от мебели. Выставить квартиру на продажу. Отказаться от номера в отеле на Багамах, от цветов и шампанского. И от яхты, на которой они собирались посетить ближайшие острова.
   Прийти в себя после катастрофы, разрушившей жизнь, – совсем другое дело. Но с чего-то надо начинать.
   Он повернулся и быстро прошел по коридору в комнату, в которой собирался устроить рабочий кабинет. Не путать со следующей комнатой, хотя в обеих уже стоят письменные столы, кресла и этажерки для папок.
   Он опустил руку в карман и достал измятый листок бумаги, который носил с собой с того самого утра. Но не попытался вновь прочесть его. В этом не было необходимости. Он мог пересказать его по памяти, слово в слово. Он положил листок на стол, расправил, а потом разорвал на мелкие кусочки.
   Хорошо. Теперь надо стереть все из памяти. Не так-то это просто, но он добьется. Должен добиться.
   Он посмотрел на часы. Больше его здесь ничто не держит. Его ждет номер в отеле, пустой, безликий и безымянный. Никаких обедов вдвоем, шампанского со льдом, розовых лепестков на подушке. И сияющих глаз, с улыбкой смотрящих в его глаза.
   Одна бутылка водки, один стакан и, будем надеяться, забвение.
   По крайней мере до завтра, когда ему придется снова столкнуться с реальностью.

   Глава 1

   Прошлый апрель
   – Вы не понимаете. Мне тут назначили встречу.
   Голос девушки, хриплый от отчаяния, донесся до Каза Брэндона. Он отвернулся от людей, с которыми беседовал у стойки бара, раздраженно поднял брови и посмотрел на дверь. Увидел, кому принадлежал голос, и раздражение сменилось интересом.
   Женщина лет двадцати пяти, среднего роста, стройная. Более чем привлекательная. Блестящие волосы цвета спелой ржи спускаются ниже плеч. На ней простенькое черное платьице без рукавов и воротника, но юбка заканчивается где-то посередине между бедром и коленом, так что видны украшенные бисером черные бархатные подвязки.
   Казу все это понравилось. Он решил, что тут есть нечто интригующее. Пища для воображения. Но здесь и сейчас нельзя давать волю таким, пусть и очень приятным, мыслям: надо развлекать работающих на его компанию издателей из Европы и Южного полушария.
   – К сожалению, сегодня здесь частный прием, мадам, и вас нет в списке приглашенных. – Джеф Стреттон, охранник, говорил вежливо, но твердо.
   – Но меня пригласил… – она достала из сумочки визитную карточку, – Фил Хансон. Смотрите, он даже записал время и место. Хотел встретиться тут со мной. Позовите его, и он все подтвердит.
   Джеф покачал головой:
   – К сожалению, мистера Хансона тоже нет в списке. Боюсь, кто-то решил подшутить над вами. Извините, но я вынужден просить вас удалиться.
   – Но он должен быть здесь. – В ее голосе слышалось отчаяние. – Он сказал, что может устроить меня на работу в «Брэндон организейшн». Потому я и пришла сюда.
   Это Казу уже не понравилось. Спор с охранником грозил перерасти в публичный скандал. Если кто-то позволил себе воспользоваться названием его издательского дома, чтобы подшутить над девушкой, он не может это игнорировать. С этим надо разобраться.
   Он улыбнулся, извинился перед гостями и пошел через зал.
   – Добрый вечер, мисс… – начал он.
   – Десмонд, – представилась она, чуть задыхаясь. – Тарн Десмонд.
   Каз решил, что вблизи она еще милее, чем издали. Зеленые глаза блестели от готовых пролиться слез, нежные щеки разрумянились от смущения. А волосы были похожи на мягкий шелк.
   – И с кем вы намеревались здесь встретиться? – спросил он мягко. – С неким мистером Хансоном? Он утверждал, что связан с «Брэндон организейшн»?
   Она кивнула:
   – Он говорил, что работает с неким Робом Веллингтоном в отделе персонала. И хочет представить меня ему.
   Каз выругался про себя. Ситуация становилась хуже с каждой минутой. Он потихоньку кивнул Джефу, и тот незаметно удалился.
   – Боюсь, у нас нет сотрудника по фамилии Хан-сон. – Каз помолчал. – Вы хорошо знаете этого человека?
   Тарн прикусила губу:
   – Не очень. Я познакомилась с ним на вечеринке несколько дней назад. Мы разговорились, я сказала, что ищу работу, и он предложил помочь. – И жалобно добавила: – Он был очень мил. Дал мне визитную карточку.
   Каз мельком взглянул на карточку. Дешевый ширпотреб. Имя «Филипп Хансон» набрано вычурными буквами. И больше ничего. Даже номера мобильного телефона. Только время и место приема, написанные от руки на обороте.
   Явный розыгрыш. Хотя непонятно, зачем Тарн Десмонд прислали именно сюда.
   Он спокойно продолжил:
   – Да, ситуация неприятная, мисс Десмонд, но не критическая. Мне искренне жаль, что вас дезинформировали. – Каз помолчал. – Я должен искупить это. Могу я предложить вам чего-нибудь выпить?
   Она поколебалась, потом покачала головой:
   – Спасибо, но будет лучше, если я сделаю то, что предложил мне ваш цербер – просто уйду.
   «Гораздо лучше», – мрачно подумал Каз. И в то же время ему не хотелось, чтобы она уходила.
   – Но не с совсем пустыми руками, надеюсь, – заметил он. – Если вы хотите работать в «Брэндон организейшн», почему бы вам не связаться с Робом Веллингтоном общепринятым образом и не поинтересоваться вакансиями? – Он улыбнулся, отметил, какая полная у нее нижняя губа, и услышал собственный голос: – Я позабочусь, чтобы он принял вас.
   Брошенный на него из-под длинных темных ресниц взгляд был скептическим. Понятно, ей не хочется, чтобы ее опять разыграли. Можно ли осуждать женщину за это?
   – Ну, еще раз спасибо. – Тарн направилась к выходу.
   И в этот момент до Каза донесся аромат ее духов – нежный, сексуальный. И в нем что-то дрогнуло.
   «Если она явилась с целью произвести впечатление, ей это удалось, – размышлял он, направляясь к бару. – Но этого недостаточно, чтобы убедить руководителя отдела персонала, что она достойна работать в компании. Робу за сорок, он счастлив в браке и не чувствителен к женским чарам».
   И он, Каз, тридцатичетырехлетний холостяк, должен выбросить мисс Десмонд из головы и заняться серьезными делами.
   Но это оказалось труднее, чем предполагал Каз. Тарн, как и запах ее духов, оставалась где-то у границы его сознания даже тогда, когда прием давно закончился. Да и дома он продолжал вспоминать о ней.

   Тарн вошла в квартиру, закрыла дверь, на минуту прислонилась к ней, закрыла глаза, сделала несколько успокаивающих вдохов и выдохов и только потом направилась в гостиную.
   Делла, хозяйка квартиры, сидела на полу и покрывала лаком ногти на ногах. Увидев Тарн, она поинтересовалась:
   – Ну, как все прошло?
   – Легче легкого. – Тарн скинула туфли на высоких каблуках и упала в кресло. – Делл, я не могу поверить, что мне повезло. Я увидела его, как только вошла. – Она удовлетворенно хмыкнула. – Он почти сразу обратил на меня внимание. Излучал обаяние и сочувствие. Проглотил все и хотел еще. Это оказалось слишком просто. – Она достала из сумки визитную карточку и разорвала. – Прощайте, мистер Хансон, мой воображаемый знакомый. Вы очень помогли мне и вполне оправдали хлопоты по изготовлению визитки. – Она подняла глаза на Дел-лу. – Спасибо, что одолжила мне платье и вот это чудо. – Тарн покрутила на пальце подвязки. – Они поразили цель.
   – Хм… – Делла состроила гримасу. – Я должна была бы тебя поздравить, но мне по-прежнему хочется кричать: «Не делай этого!» – Она закрыла пузырек с лаком и сурово посмотрела на подругу. – Еще не поздно. Ты еще можешь отступить. И никаких неприятностей.
   – Никаких неприятностей?! – зло выкрикнула Тарн. – Не смей так говорить! Эви оказалась в этом проклятом месте. Ее жизнь разбита. И все из-за него.
   – Ты несправедлива к «Убежищу», – спокойно заметила Делла. – Оно славится умением лечить такого типа привязанности и психические расстройства. Так что вряд ли это проклятое место. И очень дорогое, кстати, – задумчиво добавила она. – Меня удивляет, что миссис Гриффитс может позволить себе держать дочь там.
   – По всей вероятности, Министерство здравоохранения обязывает их принимать бесплатно какое-то количество пациентов. – Тарн помолчала. – И не смотри на меня так. Хамелеон принес мне за несколько лет немало денег, но их не хватит на то, чтобы оплачивать пребывание Эви в элитной клинике. – Она прерывисто вдохнула. – Когда я увидела, в каком она состоянии, то поклялась, что заставлю его расплатиться за то, что он натворил. Сколько бы времени это ни заняло и чего бы ни стоило, – добавила она с яростью.
   – Видишь ли, я имела в виду неприятности иного плана, – возразила Делла, ничуть не смущенная эмоциональным взрывом подруги. – Я думала о том, во что это может обойтись тебе.
   – О чем ты? – насторожилась Тарн.
   Делла пожала плечами.
   – Тебе, вполне возможно, будет не так просто нанести смертельный удар и уйти, оставив нож у него в спине. Ты лишена инстинкта убийцы, дорогая. В отличие от нашей хрупкой малышки Эви. – Она подождала, пока ее слова дойдут до подруги, потом продолжила: – Во имя неба, Тарн, я знаю, что ты благодарна Гриффитсам за то, что они для тебя сделали, но ты с лихвой расплатилась с ними во всех смыслах. Неужели ты по-прежнему считаешь своим долгом мчаться сломя голову им на помощь каждый раз, как у них возникают проблемы? Надо же когда-нибудь сказать: «Хватит». И как это отразится на твоей карьере?
   – Я всегда беру отпуск между окончанием одного проекта и началом другого, – заявила Тарн. – Ко времени заключения следующего договора все будет уже позади. – Она посмотрела на свои стиснутые кулаки. – И потом, я обещала дяде Фрэнку, когда он умирал, что буду заботиться о тете Хейзел и Эви, как он всегда заботился обо мне. Они решили взять ребенка из детского дома, потому что считали, что у них не может быть своих детей. Когда родилась Эви, они могли вернуть меня обратно. – Тарн вздохнула. – Но не сделали этого, и я думаю, это было его решение, а не тети Хейзел. Я никогда не была послушной куколкой, которую она могла бы полюбить. Но я ее не осуждаю. У нее было немало хлопот из-за меня. Смерть дяди Фрэнка выбила их обеих из колеи. Я не могу не откликнуться, когда им требуется помощь.
   – Ну, если Эви думала, что Каз Брэндон поможет ей и матери избавиться от депрессии, она жестоко ошибалась, – мрачно проговорила Делла. – Он не из тех мужчин, которые вступают в серьезные отношения с женщинами. Если хочешь знать, он этим славится. Тебе это было бы известно, если бы ты не работала за границей. А Эви живет здесь и должна была понимать, что он не жаждет идти к алтарю. – Она задумалась на секунду. – Я, конечно, защищаю дьявола, но… может быть, она просто его не поняла?
   Наступило молчание. Наконец Тарн сказала:
   – Делл, она страдает. Она верила этому негодяю, верила каждому его слову. – Тарн покачала головой. – Такое нельзя простить. Возможно, Эви была слишком наивна, но я только что видела его. Он – та еще штучка. Хищник из фильма ужасов. Сидит в засаде и караулит добычу. – Она хрипло рассмеялась. – Господи, он даже предложил мне выпить с ним.
   – Но ты, конечно, отказалась.
   – Конечно. Время еще не пришло. Но вскоре он узнает, что значит, когда тебя завлекают, а потом выбрасывают как мусор.
   – Тарн, бога ради, будь осторожна. Каз Брэндон, возможно, способен насладиться и удалиться, но он не дурак. Не забудь, он унаследовал компанию на грани разорения и за семь лет превратил ее в процветающий международный издательский бизнес.
   – Чем выше взлетаешь, тем больнее падать, – заметила Тарн. – А успехи в делах не делают его достойным человеком. Он должен усвоить, что нельзя взять что тебе нравится, а потом уйти. Рано или поздно придется платить по счетам. И я преподам ему этот урок. Ради Эви, – добавила она мрачно.
   – Не хотела бы я быть на твоем месте. – Делла пожала плечами. – А теперь я собираюсь приготовить кофе.
   Оставшись одна, Тарн откинулась на подушки и постаралась успокоиться. Кофе ей не нужен. Она и так слишком возбуждена. А ведь это только начало.
   Теперь надо устроиться на работу в «Брэндон организейшн». По сравнению с этим сегодняшний вечер – просто прогулка.
   «Но я добьюсь этого», – решительно заявила она себе. От этого зависит, будет ли Каз Брэндон публично унижен.
   Его образ возник у нее перед глазами так ясно, словно он сам стоял перед ней. Высокий, широкоплечий, в элегантном вечернем костюме, с бесстрастным лицом. Большие глаза с длинными ресницами и прямыми бровями, нос и подбородок четко очерчены.
   «Да, – подумала она, – я могу понять, почему Эви так быстро увлеклась им. Вероятно, он может быть неотразим, приложив минимум усилий».
   И Тарн почему-то вздрогнула.
* * *
   Ночью, поскольку сон не шел к ней, Тарн вспомнила, как тетя Хейзел позвонила ей в Нью-Йорк:
   – Тарн, Тарн, это ты или твой противный автоответчик?
   По тому, какое волнение слышалось в голосе ее приемной матери, она сразу поняла: что-то случилось. В последнее время тетя Хейзел звонила очень редко. Тарн решила, что она поглощена приготовлениями к свадьбе Эви.
   – Это я. Что случилось?
   – Эви! О господи, Тарн! Бедная моя девочка! Она приняла слишком много снотворного. Хотела убить себя.
   Тарн пришла в ужас. Эви иногда бывала не в настроении, но попытка самоубийства… Невероятно.
   – Тарн, ты меня слышишь?
   – Да, – медленно ответила Тарн. – Но почему она это сделала? Судя по письмам, Эви была абсолютно счастлива.
   – Ну, теперь она уже не счастлива. – Тетя Хейзел плакала, громко всхлипывая. – И никогда больше не будет. Он ее бросил, этот мужчина. Разорвал помолвку. У моей девочки нервный шок. Ее положили в какую-то клинику и никого к ней не пускают. Даже меня. Тарн, я схожу с ума. Ты должна приехать. Я не выдержу. Я сама свалюсь. Ты должна выяснить, что происходит в этом «Убежище». Может, с тобой они поговорят. Тебе это хорошо удается.
   Если честно, с суицидом и умственными расстройствами ей никогда не приходилось иметь дело.
   Вслух Тарн ласково сказала:
   – Не волнуйтесь, тетя Хейзел. Я прилечу первым же рейсом. Но почему вы одна? Разве миссис Кемп-белл не может побыть с вами?
   – Нет-нет, – быстро ответила миссис Гриффитс. – Мне же придется объяснять, в чем дело, а я не могу. Об этой свадьбе никто не знал, кроме нас. А Кемп-белл всем расскажет, что мою девочку выбросили, как мусор. Я этого не перенесу.
   – Никто не знал? – удивленно переспросила Тарн. – Но почему?
   – Они оба так хотели. Чтобы не было шума. – Миссис Гриффитс опять заплакала. – Кто мог подумать, что все закончится вот так?
   «Действительно, кто?» – мрачно подумала Тарн, вешая трубку. И почему медиамагнат, глава издательского дома «Брэндон организейшн» скрывал свою женитьбу? Если только он вовсе не собирался жениться.
   Тарн, не находя себе места от тревоги, заметалась по квартире.
   В Лондон надо лететь завтра же, это ясно. Но как быть с Ховардом? Его не обрадует тот факт, что она не сможет поехать с ним во Флориду.
   Тарн не знала, огорчает ли ее этот факт. Ховард Брентон работал в «Ван Хилден интернэшнл», компании, публиковавшей биографии знаменитостей, которые Тарн ловко составляла под псевдонимом Хамелеон. Там они и познакомились.
   Ховард был веселым, симпатичным и нравился ей, но она сомневалась, что между ними может возникнуть нечто большее. Тарн старалась, чтобы их отношения оставались ни к чему не обязывающими, но понимала, что так не может продолжаться вечно.
   Приглашение во Флориду предполагало переход на более интимный уровень. Она согласилась, в основном потому, что не нашла подходящего предлога для отказа. И решила дать себе и ему шанс.
   В конце концов, чего она ждет? Принца Очарование, который примчится к ней на белом коне? Как к Эви, засыпавшей ее письмами, полными восторженных описаний достоинств Каза Брэндона, за которого та собиралась выйти замуж?
   Кумир Эви оказался колоссом на глиняных ногах.
   Почему все стало так плохо? И почему вдруг? Последнее письмо Эви с рассказом о многочисленных благородных акциях ее героя пришло около недели назад. Тарн готова была поклясться, что Эви не сомневалась: в будущем ее ждут одни розы.
   Тарн заказала билет на самолет, оставила Ховарду на автоответчике сообщение с предложением встретиться в каком-нибудь баре и достала из стола письма Эви.
   Писем было много, каждое на нескольких страницах. История отношений Эви и Каза, от их первой встречи в классической ситуации босс – секретарь до последней.
   Тарн прикусила губу. Она сама не знала, почему хранила эти письма. Возможно, как доказательство того, что сказки случаются и в жизни. Если да, насколько далека она была от истины?
   Эви всегда любила все записывать. Она писала множество писем, с раннего детства вела дневник и сочиняла стихи обо всех своих детских увлечениях.
   Тарн приготовила крепкий чай, села в кресло и начала читать.
   «Я нашла фантастическую работу у фантастического человека, – писала Эви. – Его секретарша ушла в декретный отпуск, и я надеюсь все это время работать на ее месте. А потом – кто знает?»
   Тарн обрадовалась, что Эви наконец нашла работу, которая ее устраивает. Сестре было нужно одно – босс привлекательной наружности.
   В следующем письме не было ничего особенного, зато третье буквально дышало радостным возбуждением. Божественный босс попросил Эви поработать во время ланча и заказал бутерброды, которыми поделился с ней.
   «А что еще ему оставалось делать? Есть их у нее на глазах?» – с иронией подумала Тарн.
   «Он задал мне множество вопросов, хотел знать, что мне нравится, чего я хочу добиться в жизни, – продолжала Эви. – С ним очень легко разговаривать. И его глаза улыбаются».
   Тарн вспомнила, как радовалась, читая все это в первый раз.
   Любопытства ради она посмотрела все, что есть о Казе Брэндоне в Интернете, и вынуждена была признать, что он обладал всем, о чем писала Эви. Может быть, и кое-чем еще. «И как я могла не понять, кто он на самом деле? – спрашивала себя Тарн. – Циничный сердцеед, играющий чувствами наивной девочки».
   На следующей неделе герой Эви уже не был мистером Брэндоном, а стал просто Казом.
   «Каз повел меня после работы в замечательный бар, – сообщала Эви. – Это было похоже на сказку, со всеми этими знаменитостями и журналистами. И он меня им представил. Я сама не знала, во сне это или наяву».
   Последующее приглашение на обед казалось закономерным. Эви детально описывала ресторан, блюда, которые им подавали, вина, которые они выбрали.
   «Как ребенок в магазине игрушек», – вздохнула Тарн.
   А игрушки продолжали появляться каждый день. Обеды вдвоем, приглашения в театр, в кино, на концерты.
   Затем романтические выходные на природе.
   «Конечно, я не смогу продолжать у него работать, – писала Эви. – Каз строго придерживается правила не смешивать служебное и личное. Так что меня переводят в другой департамент. А еще он готовится перевезти меня в отдельную квартиру».
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация