А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цена мести" (страница 10)

   Глава 10

   Тарн считала, что все происходит слишком быстро. И зашло слишком далеко. Она чувствовала себя лыжником-новичком, неведомо как очутившимся на крутом склоне.
   Первым шоком для нее стала молниеносная продажа квартиры Каза.
   – Мне сделали сразу четыре предложения, – сообщил он. – Даже агенты удивляются.
   – Ну, это красивая квартира, – заметила Тарн.
   – Но, увы, не настолько красивая, чтобы заставить тебя забыть мои холостяцкие прегрешения и поселиться в ней.
   Следующим шоком стал осмотр квартир, о которых Тарн могла только мечтать.
   – Там очень мило, – сказала Тарн, когда они вернулись в квартиру Каза после осмотра очередного пентхауса, – но слишком помпезно. По-моему, никто не решится резать лук в такой кухне. И зачем нам горячая вода в саду на крыше?
   Каз привлек ее к себе и поцеловал:
   – А меня привлекла просторная ванная. Может быть, стоит испортить риелтору день и попросить показать что-нибудь попроще? – Он посмотрел на Тарн. – И чем скорее, тем лучше. Ты выглядишь напряженной, дорогая. Может быть, предсвадебные заботы слишком тяжелы для тебя?
   Если бы он только знал… Тарн проводила бессонные ночи, повторяя снова и снова, что все происходящее с ней нереально, кроме, может быть, ее инстинктивной реакции на ласки Каза.
   Она заставила себя улыбнуться:
   – Вряд ли. Ведь мы даже не назначили дату свадьбы.
   – Еще один вопрос, который надо решать. Ты по-прежнему хочешь держать нашу помолвку в секрете или, наоборот, решила дать объявление в «Таймс»?
   «Теперь или никогда», – подумала Тарн.
   – Праздник в саду состоится на следующей неделе. Может, мы объявим о помолвке там? То есть если вы не возражаете.
   Каз удивленно поднял брови:
   – Это было бы замечательно. Но ты уверена?
   Она пожала плечами:
   – Я начинаю привыкать к этой мысли. Хотя, конечно, мне сразу придется подать заявление об уходе.
   – Это плохо, – заметил Каз. – Ты прекрасный работник. Не будешь скучать?
   – Буду, но у меня найдется много других дел.
   Британские и американские агенты Тарн предлагали ей множество проектов. Она снова станет Хамелеоном. Тарн должна была бы радоваться, но почему-то ощущала только холод и пустоту.

   – Ну, – поинтересовалась Делла, когда Тарн вернулась домой, – вы выбрали уютное гнездышко? Или ты все еще воротишь нос от дорогущих хором, по которым он тебя водит?
   – Мне удается держать его в подвешенном состоянии, – ответила Тарн, беря чашку с кофе.
   – Сколько это может продолжаться? Или ты хочешь сделать его бездомным, чтобы он ночевал в ящике у какой-нибудь свалки?
   – Это вряд ли получится. – Тарн села, так как ноги едва держали ее. – Кстати, сделка пока не оформлена. Он еще может вернуть квартиру себе.
   – Верно, – заметила Делла. – Но, с другой стороны, дорогая, если ты будешь слишком привередничать, он что-нибудь заподозрит.
   – Ему не хватит времени, – отрезала Тарн. – Он хочет объявить о нашей помолвке на следующей неделе. А потом я сделаю свое заявление. И все.
   – Ух! – Делла присвистнула. – В другой ситуации я пожалела бы его. Кстати, ты посвятила Эви в свои планы?
   Тарн покачала головой:
   – У меня не было возможности. К ней почему-то опять никого не пускают. Уверена, это работа моего женишка. Но я все расскажу ей, когда дело будет сделано. Прежде чем уеду. Проклятый профессор вряд ли запретит мне проститься с ней.
   – Эту клинику надо вывести на чистую воду, – заявила Делла. – У одного моего коллеги есть брат, специалист по журналистским расследованиям. Возможно, он заинтересуется.
   – Хорошая мысль, но сначала я исчезну.
   Кофе показался Тарн горьким. Всему виной ее нервозность.
   Которую Каз, конечно, заметит.
   Ни в коем случае нельзя будить у него подозрения. Теперь ничто не должно сорваться. Она не допустит.
* * *
   В субботу, в день праздника, Тарн, проснувшись, увидела, что в комнату сквозь занавески проникают солнечные лучи. Увы, ее надежда, что пойдет дождь и праздник отменят, не сбылась.
   Простенькое белое платье с вышивкой по вороту и подолу, которое она купила несколько дней назад, висело на дверце гардероба.
   – Беленькое, да? – спросила Делла, увидев платье. – Чтобы насыпать побольше соли ему на рану?
   – Ничуть, – сердито ответила Тарн. – Просто оно выглядит мило и по-летнему.
   Однако теперь, разглядывая платье, она решила, что оно вполне подходит для скромной свадьбы, особенно если добавить букет розовых роз. И испугалась собственных мыслей.
   Тарн с удовольствием поболтала бы с Деллой о разных пустяках, чтобы отвлечься, но подругу отправили в командировку.
   Так что ей пришлось удовлетвориться прощальными словами Деллы:
   – Удачи. Увидимся.
   Тарн приняла душ и надела джинсы и майку. Прочие вещи уже лежали в чемодане. Вечером она нанесет прощальный визит Эви, а потом спрячется в каком-нибудь скромном отеле до отлета в Штаты.
   Она плотно позавтракала, поскольку не знала, когда поест в следующий раз. Правда, ей приходилось усилием воли проталкивать завтрак в съежившийся желудок.
   После завтрака Тарн пошла к компьютеру, чтобы забронировать номер в отеле, и с удивлением обнаружила электронное послание от Каза.
   Вероятно, он хотел сделать еще одну попытку заставить ее ехать в Винсли-Плейс с ним, а не в автобусе с другими сотрудниками.
   Тарн открыла письмо, и буквы поплыли у нее перед глазами.
   «Дорогая, – писал Каз, – возникли чрезвычайные обстоятельства, и я не смогу быть на празднике. Развлекайся, получай удовольствие. Я позвоню, как только вернусь».
   – Нет, – сказала она. Потом забарабанила кулаком по столу: – Нет, нет, нет!
   Ее великий план разлетелся на мелкие осколки. Бессонные ночи, напряженные дни, борьба с собой. И, главное, поиски сил для ключевого момента.
   Все напрасно.
   Тарн взглянула на чемоданы. Если бы она была суеверна, то решила бы, что это знак судьбы: надо бросить все и бежать.
   Затем она перечитала послание Каза, поняв, что этому есть вполне логичное объяснение. Каз вел себя с ней точно так же, как с Эви, так же устал от этого и собирается задернуть занавес.
   Он не слишком возражал, когда Тарн предложила держать помолвку в секрете. По-видимому, это отвечало его намерениям. Кроме того, его интенсивные ухаживания дали весьма скромный результат. Он не смог затащить ее в постель, как бедняжку Эви. К тому же Тарн заставила его продать любимую квартиру. Может быть, поэтому он решил, что игра не стоит свеч, и устранился. Ведь объявить о помолвке своим сотрудникам – значит, зайти слишком далеко.
   Тарн вдруг стало холодно. Она с самого начала знала, что Каз, скорее всего, поступает одинаково со всеми своими женщинами. Примером тому служит не только Эви, но и Джинни Фрезер. Она тоже в прошлом. Каз объявил об этом спокойно, как человек, не оглядывающийся назад.
   О боже! Разве она не твердила себе, что любовь к нему – слабость, которую нельзя позволить? Поверить хотя бы на миг, что он тоже любит ее, – чистейшее безумие!
   Единственная разница между ней и Эви в том, что ее он не запрет в «Убежище» или каком-то другом подобном заведении.
   Потому что она это переживет.
   И уйдет первой.
   А сегодня она отправится на праздник.

   Винсли-Плейс был великолепен. Дом в георгианском стиле стоял посреди огромного сада, как драгоценный камень в прелестной оправе.
   – Как вам удается устраивать праздник в таком месте? – спросила Тарн у Лайзы.
   – Я уже говорила: за это следует благодарить Каза. Думаю, тут играют роль родственные связи. Или он имеет влияние в высших сферах. Точно никто не знает. Жаль, что он сам не смог приехать. Один из директоров нашего парижского представительства – человек с тяжелым характером, и Казу постоянно приходится летать туда, чтобы предотвратить массовый уход сотрудников.
   Для гостей праздника было организовано множество развлечений. Под тентом на возвышении играл оркестр. Чуть дальше соревновались любители крокета.
   – Тут есть даже предсказательница. – Лайза указала на ярко раскрашенный шатер. – Не хотите заглянуть в будущее?
   – Не думаю, – натянуто улыбнулась Тарн. – Она, вероятно, скажет, что я встречу высокого красивого незнакомца.
   – Разве это плохо?
   – Не знаю. Но не хочу рисковать.
   – Ну а мне надо поискать собственного темноволосого незнакомца. Он должен был отвезти детей к моей матери. – Лайза помолчала. – Тарн, вы выглядите потрясающе. Мне очень нравится это платье, и я удивляюсь, почему вас до сих пор никто не похитил. – Она лукаво улыбнулась. – Но, может быть, вы встретите свою судьбу здесь и без предсказания цыганки.
   Оставшись одна, Тарн пошла по лужайке мимо весело беседующих и смеющихся людей, обмениваясь улыбкой со знакомыми и с неудовольствием осознавая, что мало кого тут знает.
   – Вы Тарн, не так ли?
   Тарн с удивлением обернулась и увидела пожилую женщину в темно-синем платье. Это была личный секретарь Каза, с которой она не была знакома.
   – О, добрый день, миссис Эверетт.
   – Зовите меня Мегги, пожалуйста. – Улыбка женщины была дружелюбной. – Конечно, это вы. В Англии не может быть двух женщин с таким необычным цветом волос.
   Тарн покраснела:
   – Спасибо.
   – Каз просил меня найти вас, – продолжала Мегги, и Тарн замерла.
   – Правда? – спросила она тихо.
   – Он вынужден был уехать, но распорядился проследить, чтобы вы не отказывали себе в шампанском. Есть еще сладкие напитки со льдом, если вы предпочитаете их. – И она повела Тарн к самой большой палатке.
   Позже Тарн не могла решить, подействовало ли на нее дружелюбие секретарши, или выпитое вино придало смелости. Неожиданно для самой себя она сказала:
   – Я знакома с девушкой, которая несколько месяцев назад работала в издательском доме Брэндона. Вы помните Эви Гриффитс?
   Мегги Эверетт задумалась:
   – Боюсь, имя мне ничего не говорит. В каком отделе она работала?
   – Кажется, непосредственно с мистером Брэндоном.
   – Нет, не думаю. – Миссис Эверетт нахмурилась. – Я знаю всех, кто работал у членов совета директоров в прошлом году, даже временно, и среди них не было Гриффитс. Ваша подруга, вероятно, работала где-то еще.
   – Вряд ли ее можно назвать моей подругой, – возразила Тарн. – Эта девушка говорила, что работала с Казом, то есть с мистером Брэндоном.
   «Именно так Эви писала в письмах, и я не могу ошибаться».
   – Такая официальность совершенно не нужна, тем более со мной, – заметила миссис Эверетт. – Расслабьтесь. Выпейте еще шампанского. Вы, наверное, разочарованы, что Каз не смог быть на празднике, – прибавила она. – Но у него были очень веские причины.
   Тарн поторопилась переменить тему:
   – Очень хороший оркестр.
   – Все местные. Их приглашают каждый год. Но если вы устали от этой музыки, в гостиной играет струнный квартет. Они специализируются на Моцарте. И, конечно, вечером состоятся танцы.
   – На все вкусы! – весело воскликнула Тарн.
   – Каз хочет, чтобы его служащие были довольны, – заметила Мегги Эверетт.
   Ее мобильный телефон зазвонил. Она извинилась и отошла в сторону. Когда секретарь вернулась, ее глаза весело блестели.
   – Продолжим нашу прогулку? – предложила она.
   У Тарн закружилась голова от яркого солнечного света, и она открыла сумочку, собираясь достать солнцезащитные очки, потому что видела то, чего нет. Как иначе объяснить, откуда взялся Каз, который, улыбаясь, шел к ней через лужайку?
   Миссис Эверетт тихо засмеялась.
   – Тем не менее он здесь. – Она легонько подтолкнула Тарн. – Не хотите с ним поздороваться?
   Тарн сделала один шаг, потом другой и поверила в реальность происходящего только тогда, когда он обнял ее и поцеловал.
   – Ты удивлена? – тихо спросил Каз.
   – Да, конечно. Лайза предположила, что вы в Париже.
   – Я был там. Но ситуация оказалась не такой страшной, и я вернулся. – Он нехотя отпустил ее. – Мегги была права. – Каз оценивающе посмотрел на Тарн. – Ты выглядишь несравненной красавицей. И тебе грустно. Она решила, что ты по мне скучаешь. – Каз обнял ее за талию и повел к оркестру. – Надеюсь, так и было. Ты все еще хочешь стать моей женой?
   – Каз, я…
   – Лучше ответь «да», – продолжил он. – Или я буду целовать тебя на глазах у всех, пока ты это не скажешь. А теперь идем, дорогая. Мы должны сообщить новость гостям.
   Казу протянули микрофон. Трубач протрубил сигнал «внимание».
   – Прежде всего я хочу поприветствовать вас всех в этот особенный день, – заговорил Каз. Люди собирались вокруг оркестра. – Многие из вас знают Тарн как коллегу. Но я с огромной радостью сообщаю вам, что у нее скоро будет другая должность – моей жены. Мы оба хотели, чтобы вы первыми услышали об этом. Объявление в «Таймс» появится в понедельник. – Раздались аплодисменты. Каз наклонился и взял бокал с шампанским, который протянула ему Мегги Эверетт. – Я хочу, чтобы вы подняли бокалы и выпили за мою обожаемую девочку, будущую миссис Каз Брэндон.
   Смех и аплодисменты зазвучали громче. Раздались возгласы:
   – За Каза и Тарн! Благослови их Бог!
   Каз достал из кармана кольцо бабушки и надел Тарн на палец.
   – Оно останется тут навсегда, любовь моя. – И под громкие приветствия он нежно поцеловал ее в губы.
   Кто-то в толпе, может быть Лайза, крикнул:
   – Тарн! Теперь ваша очередь. Скажите речь.
   Каз протянул микрофон невесте:
   – Твоя очередь, дорогая.
   Ее пальцы сжали микрофон. Тарн посмотрела на море улыбающихся лиц, ожидающих… чего? Чтобы она сказала, как счастлива? Как сильно влюблена?
   Но она приготовила совершенно другую речь и выучила ее наизусть.
   Так почему же теперь она не в силах ее вспомнить?
   Тарн могла думать только о том, как ее сердце забилось от удивления и радости, когда она увидела идущего к ней Каза. Как она, не веря глазам, подумала: «Он любит меня. Иначе не примчался бы обратно».
   Тарн постаралась представить себе Эви, хрупкую, скорчившуюся в кресле, и не смогла. Она не видела ничего, кроме улыбки в глазах Каза.
   И поняла, что ее план сегодня выполнить невозможно.
   Кто-то крикнул:
   – Молчаливая женщина, босс. Ну разве вам не повезло?
   Поднявшийся смех помог Тарн обрести голос.
   Она робко проговорила:
   – Я могу только поблагодарить вас всех за то, что вы тут, с нами, в этот удивительный момент. Я никогда его не забуду. – Она повернулась к Казу. – И я уверена, что мой жених тоже его не забудет.
   «Ничего еще не кончено, – поклялась она, когда Каз поцеловал ей руку. – Просто переносится на другое время и в другое место. Так или иначе, я найду в себе силы сделать то, что должна».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация