А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лукреция Борджиа. Грешная праведница" (страница 23)

   Лукрецию поразило не возвращение Ипполито, а то, насколько он стал похож на Чезаре. Нет, не внешне, даже не внутренней силой (такого она, пожалуй, не перенесла бы), а манерами, ненавистью к своему сану и презрением к людям. Но если у Борджиа это сочеталось с неимоверной харизмой, умением подавить людей одним взглядом, своим присутствием, упоминанием своего имени, то у Ипполито д’Эсте такого не было. А чувствовать себя вторым Иль Валентино очень хотелось, в результате страдали слуги и те, кто имел несчастье подвернуться под руку.
   Странная это была дружба: герцогиня Феррарская Лукреция и кардинал Ипполито д’Эсте. Если честно, то Лукреции она вовсе не нравилась и даже тяготила. Прежняя Лукреция была очарована умным, чуть насмешливым кардиналом, красивым и чувственным, новая Лукреция больше обращала внимание на интеллект и духовность. Каждый из них изменился, но эти изменения не сблизили, а, наоборот, развели в разные стороны. Ипполито стал больше похож на рассудочного и неистового Чезаре, а Лукреция заметно потеряла интерес к материальной составляющей.
   Строцци по-прежнему возил ей роскошные ткани из Венеции, помогал придумывать немыслимые наряды, подсказывал фасоны и сочетание цветов в отделке, советовал при выборе ювелирных украшений… Но теперь Лукрецию интересовало больше изящество ее одежды и украшений, чем их стоимость. Она и раньше отличалась хорошим вкусом, но ныне больше значения придавала художественному впечатлению, чем способности поразить окружающих роскошью очередного изделия портных или ювелиров.
   Эрколе Строцци почуял в ней художественный вкус, необработанный и не достаточно развитый, здесь открылось непаханое поле деятельности. Что могло быть лучше, чем воспитать прекрасную женщину, новую покровительницу поэтов и художников, новую вдохновительницу мыслителей?
   О, это оказался прекрасный период для Лукреции, она действительно чувствовала себя обновленной. Все складывалось хорошо, старый герцог больше не досаждал ей, Изабелла делать гадости не рисковала, видимо, опасаясь мести Чезаре, Альфонсо достаточно часто посещал ее спальню, но не мешал в остальное время дня, рядом находились интересные люди, но главное – она была, как девчонка, влюблена в поэта, отвечавшего не просто взаимностью, а сгоравшего от такой же целомудренной и чистой любви! Строцци честно выполнял роль почтового голубя и купидона по совместительству, жизнь была прекрасна.
   Конечно, у четы не было наследника, но Альфонсо понимал, что Лукреции надо дать окрепнуть после тяжелой болезни.

   Где-то далеко (хотя и не совсем) французы и испанцы придумывали, как им поделить Италию, вернее, просто порвать ее на части, каждый себе отхватив кусок побольше. Несколько ближе Чезаре пытался расширить свое новое герцогство Романьо, опасаясь быть попросту раздавленным двумя великанами: Францией и Испанией в их борьбе за итальянские территории. А еще Чезаре боялся сильной Венеции и того, что найдется немало врагов, которые объединятся против него. Многие ли желали единую Италию в то время? Вовсе нет, герцоги и маркизы, дожи и просто тираны разных городов вовсе не жаждали иметь над собой жестокую руку Чезаре Борджиа. Имя Борджиа становилось уже не просто символом разврата и жестокости, а символом ужаса.
   При этом мало кому пришло в голову поинтересоваться, как же живет новое герцогство Романьо, составленное из захваченных Иль Валентино территорий.
   А жило оно очень неплохо, Чезаре мало волновали нужды жителей его маленького государства, но он относился к людям, как относится хороший хозяин к своей лошади: чтобы животное хорошо несло всадника и не подвело в бою, за ним надо ухаживать, кормить, чистить, подковывать… Чтобы подданные давали хороший доход, они тоже должны быть спокойны за свои дома, сыты и твердо знали, что в случае чего с них строго взыщут. На дорогах Романьо не осталось места разбойникам, а чтобы не пришло в голову бунтовать, в крепостях расположились сильные гарнизоны.
   Герцог Иль Валентино был прекрасным правителем. Нашелся человек, по достоинству оценивший эту сторону личности Чезаре Борджиа. Именно после знакомства с Чезаре и на его примере Макиавелли написал своего «Государя» – книгу, ставшую на века учебником для правителей самых разных стран и народов. Можно спорить о верности суждений Макиавелли, но пример у него был отличный.
   При имени Борджиа дрожали не только его враги. Когда Венеции, вовсе не желавшей усиления опасного герцога, удалось подкупом переманить на свою сторону три четверти капитанов его войска, Чезаре не стал ни сдаваться, ни перекупать изменников обратно, он просто набрал новую армию, причем много большую прежней. Иль Валентино поистине становился опасным, это понимали все: и итальянцы, и французы, и испанцы. И каждый по-своему желал использовать эту силу, в то же время строя планы уничтожения Борджиа.
   Сознавал ли сам Чезаре, что петля вокруг него затягивается? Наверное, он был слишком умен, чтобы не понимать этого. Одному против столь многих, наступавших со всех сторон, не устоять. И тогда он затеял смертельную игру, ведя переговоры и с французами, и с испанцами. Конечно, когда два колосса дерутся, некто поменьше вполне может спокойно урвать свой кусок, помоги ему Папа, возможно, Чезаре и удалась бы его хитрость, но…
   Вмешалось Провидение.

   В Ферраре снова чума, и все семейство разъехалось кто куда по загородным дворцам, предпочитая жить отдельно.
   На виллу Эсте в Меделане примчался гонец из Рима. По тому, что он приехал прямо к Лукреции, минуя старого герцога и Альфонсо, стало ясно, что весть касается именно ее, а по взъерошенному виду самого гонца и совершенно загнанной лошади, что случилось что-то страшное.
   – Донна Лукреция… – у Пьеретты перепуганный вид, – к вам…
   – Что?
   Ей было достаточно одного взгляда на приехавшего, чтобы понять все, вернее, разум уже понял, осознал раньше, чем гонец успел произнести первое слово, но все существо отказывалось понимать, принимать, осознавать, что именно сейчас произнесет едва живой из-за бешеной скачки человек. Хотелось крикнуть, чтобы его прогнали, казалось, если закрыть двери, то страшной вести не будет…
   – Его Святейшество…
   Лукреция только прошептала:
   – Когда?
   – Вечером в пятницу… Герцог Валентино тоже очень болен…
   Гонец протянул ей письмо от кардинала Козенца. Лукреция взяла, почти не сознавая, что делает, развернула и уставилась в текст, не понимая, что видит перед собой. Анджела, обратившая внимание, что герцогиня держит письмо вверх ногами, усадила ее в кресло и забрала лист себе.
   Кардинал Козенца сообщал, что болезнь Его Святейшества все же привела к смерти, вечером восемнадцатого августа он скончался. Герцог Валентино тоже болен и не встает, симптомы те же – жар, лихорадка, бред…
   – Какая болезнь? – Анджела недоуменно уставилась на гонца. Тот пожал плечами:
   – Говорят, Его Святейшество и герцог Валентино заболели после ужина у кардинала Адриано де Карнето… Но я толком не знаю, там многие заболели…
   – Почему мы не знали?
   Потом оказалось, что герцог Эрколе знал о болезни Папы, но не счел нужным сообщить об этом снохе. Посол герцога Феррары Костабили писал о болезни Александра и Чезаре, а вот сам понтифик, не желая беспокоить дочь, запретил сообщать ей о недуге, надеясь выкарабкаться, а когда стало совсем плохо, сделать это уже не успел. Да и до Лукреции ли ему было перед встречей с Господом?

   Много десятков лет и даже столетия эта смерть будоражила умы. От чего мог умереть пусть и пожилой, но физически сильный человек, не участвующий в войне? Только от яда! Никто не сомневался, что Александра и его сына Чезаре отравили, но Чезаре пил разбавленное вино и потому выжил, а Папа нет. Была выдумана страшная и нелепая история о буфетчике, перепутавшем кувшины и налившем именно Борджиа вино с ядом, о том, что этот яд предназначался кардиналу Карнето, что Чезаре пил вино разбавленным, а потому остался жив…
   Никто не задумался, что пир проходил в доме самого Карнето и «внедрить» туда своего буфетчика было бы подозрительным, что травить своего сторонника, только что вознесенного ими же, при том, что вокруг множество врагов, вообще нелогично, что помимо Папы и герцога заболели многие, что симптомы проявились через несколько дней и были очень похожи на симптомы простой малярии, лечить которую толком не умели…
   В Ферраре свирепствовала чума, а в Риме малярия. Город на болотах эта зараза посещала каждый год, и каждый год собирала страшную дань. Август 1503 года в Риме выдался невыносимо жарким, но, несмотря на это, оба Борджиа не уехали из города, потому что Чезаре собирал войско, чтобы выступить в помощь французам на Неаполь. Последний вечер перед выступлением в поход они решили провести в гостях у кардинала Адриано де Карнето, их друга и ставленника. Пир проходил на его загородной вилле в виноградниках. Сидели долго, почти всю ночь.
   Вопреки многочисленным измышлениям ни Папа, ни Чезаре замертво от выпитого с вином яда во время самой трапезы не повалились, оба благополучно отправились домой. Почему Чезаре не отбыл на следующее утро, неизвестно, возможно, все-таки почувствовал себя не слишком хорошо (принял противоядие?). А Александру через пару дней стало очень плохо, началась лихорадка, налицо были все признаки малярии, он даже впал в забытье и бредил. Еще через пару дней после обильного кровопускания полегчало, казалось, даже болезнь испугалась железного здоровья Борджиа, но потом снова наступило резкое ухудшение, и восемнадцатого августа 1503 года Папа Александр VI скончался.
   И снова по Риму поползли слухи один другого нелепей. Из-за того, что кто-то услышал слова бредившего Папы «Подожди немного… Я иду, иду…», было немедленно решено, что Александр умолял об отсрочке дьявола, мол, он давным-давно заключил кровавый договор с Князем Тьмы, продав свою душу в обмен на возможность стать Папой, а перед смертью все старался оттянуть страшную минуту. Дошло до того, что утверждали, будто этот самый дьявол метался по спальне понтифика в виде большущей обезьяны. Как мог Князь Тьмы оказаться в Ватикане, где на каждом шагу распятия и символы Церкви, никого не заботило. Гадость, пущенная ненавистниками, мгновенно приняла гигантские размеры, но пока был жив Чезаре, никто не рисковал произносить ее громко на улицах, шептались за закрытыми дверями.
   Рядом с умирающим Александром не было его любимых детей, Лукреция жила в Ферраре, а Чезаре и сам лежал с лихорадкой. Более молодой и крепкий организм герцога сумел одолеть болезнь; не желая сдаваться, Чезаре сбивал жар поистине мазохистскими методами – окунался в ледяную ванну, что потом привело к повреждению кожи по всему телу. Но Чезаре выжил.
   О чем он думал, борясь со смертью? Не нужно ли ему лучше поддаться? Нет, герцог Валентино решил, что даже смерть Папы не сломит его. Придя в сознание и узнав о кончине отца, он вызвал верного себе Микеллотто и приказал закрыть дворец, никого не пуская внутрь, перенести в его покои все ценное, что найдется в покоях понтифика. Вполне своевременное приказание, потому что немного погодя комнаты Папы, еще даже не подготовленного к погребению, попытались разграбить, но оказалось, что брать нечего. Тогда солдаты разграбили дворец везде, где это удалось. Сунуться в покои герцога Валентино, снова лежавшего без сил, никто не рискнул.
   Чезаре удалось спасти ценности отца, хотя далеко не все, но не удалось организовать ему нормальное погребение. Тот же Бурхард, написавший столько гадостей о Борджиа, но исправно получавший от них звонкие дукаты, вопреки своим талантам церемониймейстера не приложил ни малейших усилий для проведения достойной церемонии. Образно можно сказать, что Родриго Борджиа, бывшего во главе Церкви под именем Папы Александра VI одиннадцать лет, «зарыли, как собаку». Его и без того крупное тело раздулось настолько, что не вошло в гроб, покойного просто завернули в ковер и с ругательствами кулаками запихали внутрь, нимало не заботясь о соответствии поведения скорбному моменту.
   Кто мог возразить? Те, кто вчера получал из его рук должности и средства, спешно искали себе нового покровителя, враги потирали руки. Крысы побежали с тонущего корабля, норовя успеть лизнуть руку новому хозяину, сложность заключалась только в том, что он пока не был известен. Многие дали понять французскому королю Людовику, что относятся к его желанию захватить Неаполь весьма лояльно.
   А что же Чезаре? Он пока еще боролся с болезнью. И победил.
   Это было весьма неприятным известием для его врагов, но время для Чезаре оказалось упущено. Позже он сознавался Макиавелли, что прекрасно понимал, что отец не вечен, и имел подробный план действий на такой случай. В этом плане было учтено все, кроме одного: собственной болезни одновременно со смертью понтифика. Именно она сыграла трагическую роль в судьбе герцога Валентино.
   Тело Папы еще не успели предать земле, а Венеция и Флоренция уже предоставили деньги и солдат Гвидобальдо де Монтефельтро для возвращения Урбино. За несколько дней герцогство Романьо, так старательно и жестоко собираемое Чезаре, оказалось наполовину растащенным.
   Но даже в таком состоянии, больной, едва живой, всеми преданный и покинутый, без поддержки и теперь без своего государства, он сдаваться не собирался. Казалось, у герцога осталась только воля, ни сил, ни здоровья уже не было. И все равно его несгибаемая воля заставляла действовать даже в таком состоянии! Снова началась игра с Францией, а еще борьба за выборы угодного ему Папы.
   Чезаре удалось, новым понтификом был избран восьмидесятилетний больной раком сиенский кардинал Франческо Пикколомини, принявший имя Пия III. Все прекрасно понимали, что долго он править не сможет, но за это время можно подготовить реальные выборы. Конечно, главным претендентом был Джулиано дела Ровере, столько лет ожидавший этой возможности и так сильно ненавидевший Александра за свой предыдущий проигрыш! Папа Пий III действительно пробыл таковым меньше месяца, но за этот месяц многое решилось.

   А в Меделане Лукреция, позволившая переодеть себя в траурное черное платье и спрятавшая роскошные волосы под черную же сетку безо всяких украшений, уже который день лежала на кровати, уставившись в потолок. Она молчала, отказывалась от пищи и не желала никого видеть. Даже известие о том, что герцог Валентино, кажется, выкарабкался из болезни, приняла почти бездумно.
   Она осталась в изоляции; конечно, никто из семейства д’Эсте, даже Ипполито, получивший из рук Александра немало, не собирался вместе с ней оплакивать умершего, напротив, все радовались. Свекор не приехал выразить свои соболезнования, правда, прислал Альфонсо, но и тот лишь потоптался, посопел, не выказав никакой поддержки.
   Но главным было не это, ей наплевать на д’Эсте, самое страшное – умер ее отец! Лучший отец в мире! Тот, на чью помощь и поддержку она всегда могла рассчитывать, кто был опорой для всех Борджиа. А теперь его нет, и Лукреция по-настоящему почувствовала себя сиротой. В мире стало пусто, совсем пусто, семьи Борджиа больше не существовало. Чезаре тоже Борджиа, однако брат совсем другой, он силен, но жесток, к нему не прислонишься плечом, не поплачешь, целуя теплые, ласковые руки, не замрешь от поцелуя в голову… Больше не было отца, а значит, не было ничего, что могло держать ее в этой жизни.
   В Ферраре ненавидят, родить наследника не смогла, мужу не нужна, свекор только и ждет, чтобы она куда-нибудь девалась… Даже маленькому Родриго Борджиа, сыну ее и Альфонсо Арагонского, мать тоже уже не нужна, он привык к кардиналу Козенца. Лукреция пыталась понять, что она получила, став герцогиней Феррарской, а что потеряла. Не получила ничего, каждой крохи внимания приходилось с трудом добиваться, привычной атмосферы любви и обожания здесь не было, мужа, на поддержку и защиту которого можно было бы рассчитывать, тоже не было, ничего не было, кроме разве удивительной любви Пьетро Бембо и дружбы Эрколе Строцци.
   Пьетро (легок на помине) явился выразить соболезнование в числе немногих. Он бестолково потоптался, не зная что сказать, но в конце все же дал толковый совет: взять себя в руки и как бы ни было тяжело продемонстрировать самообладание. А еще не обращать внимания на тех, кто станет говорить, что она больше боится за свое собственное пошатнувшееся положение.
   Бембо знал, что говорил. Эрколе д’Эсте сообщил французскому королю, что сама смерть Папы не вызвала у него огорчения, что с герцогом Валентино он дружить не собирается, а вот договору с самим королем верен. Север Италии продолжал предавать ее юг – Неаполитанское королевство – в надежде, что их самих не тронут.
   Но этим взаимное выражение приязни между герцогом Феррары и Людовиком XII не закончилось, король недвусмысленно напомнил, что д’Эсте всегда были недовольны браком Альфонсо и Лукреции, а сама донна Лукреция дону Альфонсо неверна. Откуда у короля такие сведения, никто не знал, но намек был понят, теперь, когда Александра не было в живых, никто не мог помешать признать развод Лукреции с Джованни Сфорца недействительным, а вслед за ним таковым и брак с обоими Альфонсо – Арагонским и д’Эсте.
   Это была совершенно реальная угроза, в пику Борджиа кардиналы могли принять такое решение, тогда получалось, что она до сих пор супруга Джованни Сфорца. Осознав это, Лукреция вдруг расхохоталась! Смех был очень горьким, но положение это не изменило. Смеялась Лукреция не только над двусмысленностью своего нынешнего положения, но и при мысли о том, что в таком случае Эрколе д’Эсте придется вернуть все ее огромное приданое, причем отдать его ничтожному графу Пезаро. На такие траты старого герцога не могло подвигнуть даже желание выдворить вон ненавистную сноху!
   – Я знаю, что его удержит от развода со мной – жадность. Хотя сейчас я бы предпочла, чтобы это случилось: получив обратно свои деньги, просто наняла французскую армию и уничтожила эту Феррару!
   В ту минуту Лукреция была вполне искренна. Она ненавидела проклятое герцогство и свое неудачное замужество более чем когда-либо, однако герцог, то ли осознав проблемы с приданым, то ли еще почему-то, развода старшего сына с нелюбимой снохой добиваться не стал. Лукреции не оставалось ничего, кроме как последовать совету Бембо и взять себя в руки.
   Как истинная Борджиа она утерла слезы и стала искать, как помочь хотя бы Чезаре. Герцог Валентино тоже показал, что его просто так не сломить; едва живой, страшно исхудавший, передвигавшийся на носилках, он сумел выжать из своего незавидного положения все возможное и невозможное. Во-первых, далеко не все города Романьо рвались вернуться к прежним владельцам, многие решили, что под твердой, но толковой рукой Валентино жить лучше. Во-вторых, тот же д’Эсте серьезно боялся амбиций Венеции, от которой неизвестно чего ждать, если падет Романьо. Франция быстро дала понять, что поддерживала Папское государство, но не герцога Валентино лично, однако столь же быстро король Людовик, обнаружив непотопляемость Чезаре, предпочел обозначить свою с ним дружбу.
   Чезаре бы насторожиться, а он доверился. Эта доверчивость потом стоила герцогу жизни. Но тогда он снова чувствовал себя на коне и даже сумел договориться с Джулиано дела Ровере о том, что поможет ему… стать следующим понтификом! Ненавидевший и Александра, и его сына, дела Ровере сумел ради выгоды переступить через эту ненависть и найти общий язык с герцогом Валентино, чего не ожидал никто. Конечно, переговоры шли тайно. Договор этот оказался зафиксирован и стал известен через много лет с помощью все того же Бурхарда. За помощь в занятии папского престола Джулиано дела Ровере обещал герцогу Валентино утвердить его власть в Романьо и сохранить за ним пост главнокомандующего войсками Церкви!
   Чезаре казалось, что он снова на коне.

   Лукреция в Ферраре не сидела сложа руки, она только сменила черный наряд на просто темный, чтобы не действовать остальным на нервы. Но окружающие снова увидели незнакомую Лукрецию – молчаливую, решительную, действующую.
   – Ваша светлость, могу ли просить у вас несколько советов?
   Герцогу Феррары вовсе не хотелось разговаривать с женой своего старшего сына, он просто не знал, как себя с ней вести. Сочувствовать не хотелось, да и было бы фальшиво, выказывать удовольствие от устранения неприятного человека тоже нехорошо, это ее отец, да и кто знает, как завтра повернет жизнь, похоже, страшный герцог Валентино отправляться вслед за отцом не собирался… Но отказать в такой просьбе он не мог.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация