А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лукреция Борджиа. Грешная праведница" (страница 13)

   Невеста воспитывалась при дворе французской королевы Анны. Туда и пришлось отправиться сыну понтифика. Все было кстати, ведь Людовик XII просил разрешения Папы на брак с Анной, бывшей супругой собственного брата – короля-неудачника Карла. И хотя все прекрасно знали, что Карл принудил Анну согласиться на брак с собой и брак этот состоялся лишь формально, за такое согласие понтифик помог и поторговаться.
   Король Людовик страстно желал Анну и был совсем не против женитьбы графа Валентинуа, как теперь все чаще называли Чезаре на французский манер (в Италии его звали герцогом Валенсийским), на арагонской принцессе, ему не жалко.
   Чезаре прибыл во Францию во всеоружии. Столь разряженной процессии французы не видели в жизни, даже подковы у лошади графа Валентинуа были золотыми, попона из золотых листиков, а хвост оплетен жемчужной сеткой. О его собственном наряде не стоило говорить. Бриллианты и золото прекрасно смотрелись на черной парче.
   Правда, это не могло отвлечь внимания от лица самого герцога, а вот тут природа с Чезаре сыграла злую шутку. Его лицо было покрыто сыпью из-за обострения давнишнего заболевания – французской болезни. Где и когда подхватил сифилис сын понтифика, неизвестно, он не знал и сам, но временами болезнь переходила в атаку, уродуя его красивую внешность. Рядом находился врач, умевший лечить эту напасть. И хотя такая болезнь никого не удивляла и мало кого миновала, даже считаясь признаком мужественности, дам она все же приводила в ужас.
   Неизвестно, из-за этого ли или еще почему, но Шарлотта Арагонская категорически отказалась становиться супругой герцога Валентинуа! Она не поддавалась ни на какие уговоры и держала оборону так стойко, что оставалось даваться диву. Поговаривали, что ее поддерживала сама Анна, в свите которой Шарлотта и находилась. Как бы ни злился Чезаре, изменить положение дел он не мог.
   Прибывшему с такой помпой во Францию сыну Папы оставалось отбыть обратно ни с чем. Видимо, предвидя такую возможность, понтифик настоятельно советовал не отдавать королю согласие на брак с Анной до тех пор, пока не пройдет обручение самого Чезаре с Шарлоттой. Что произошло во Франции, не знает никто, то ли Чезаре все же поспешил и отдал столь желанное разрешение, то ли его вынудили отдать, то ли король женился и без разрешения, только королевская свадьба состоялась, а Чезаре остался с носом.
   Но Людовик прекрасно понимал, что отправить ценного молодого человека ни с чем из Франции нельзя, это чревато самыми непредсказуемыми неприятностями, понтифик еще не разучился их делать. К тому же королю была нужна помощь Чезаре в будущем завоевании Неаполя, а теперь герцог Валентинуа был на Неаполь не просто зол, он это королевство ненавидел. Ненависть одного сильного итальянца к другому очень полезна для французов.
   Людовик бросился подыскивать Чезаре другую невесту. Оскорбленный итальянец отказался, не желая выглядеть нелепо и, конечно, сгорая от жажды мести. Но довольно быстро понял, что улыбки и торжественный прием значат так же мало, как и слова. Его попросту посадили под почетный арест! Чезаре понял, что иначе как женатым, а еще лучше предварительно обрюхатив свою супругу, он Францию не покинет.
   Сын понтифика умел трезво смотреть на вещи и также оценивать положение дел. Он согласился на брак с семнадцатилетней красавицей Шарлоттой д’Альбре – дочерью герцога Гиены и сестрой короля Наварры. Неплохой брак, жена красавица, но ощущение позора все равно осталось.
   Что бы там ни думал Чезаре, он сумел справиться, рассказ о его мужской силе, проявившейся в первую брачную ночь, потряс французов, а за ними и римский двор. Людовик в письме Папе восторженно описывал неутомимость герцога, выраженную в семикратном исполнении супружеского долга. Чувства Шарлотты при этом в расчет не брались.
   Семейное счастье было совсем недолгим, и уже скоро герцог, оставив в наследство юной супруге беременность и завещание на случай своей гибели, вдел ногу в стремя. Больше они не виделись, Шарлотта родила дочь. На удивление, некрасивую при таких красивых родителях. Позже эту дочь совсем крохой Чезаре умудрился сосватать сыну маркиза Мантуи Франческо Гонзаго, бывшему в еще более нежном возрасте. Сватовство удалось, а вот сам брак, конечно, нет, потому что за эти годы произошло много чего.

   Вот теперь король Неаполя сполна мог вкусить последствия строптивости собственной дочери. Отказ Шарлотты Арагонской стать супругой Чезаре сделал его мужем Шарлотты д’Альбре и врагом Неаполя. Герцог Валентинуа в стане французов и против Неаполитанского королевства – это уже серьезно.

   В Риме две семейные пары живо почувствовали угрозу. Брат и сестра Альфонсо и Санча стали не нужны Ватикану. Но если Санча с Джофре жили почти врозь и не особо интересовались друг дружкой, то Альфонсо с Лукрецией были в браке счастливы, она очень любила юного мужа и была беременна.
   Первая беременность закончилась выкидышем из-за неосторожности – дамы, резвясь, сбегали по склону холма, Лукреция поскользнулась и упала, а на нее сверху повалилась еще одна женщина. Никто не виноват, но доносить девочку не удалось, та родилась до срока и мертвой. Теперь Лукреция снова была беременна.
   Казалось, браку Лукреции и Альфонсо ничто не угрожает. Влюбленный муж не изменял супруге даже тогда, когда посещать ее спальню перед родами было нельзя. Альфонсо действительно любил, и Лукреция отвечала тем же. Она снова купалась в обожании, рядом не было двух братьев – Чезаре и Джованни, но были отец и Альфонсо, а еще будет ребенок.
   Красивый, молодой, сильный, влюбленный Альфонсо давал Лукреции столько счастья, что иногда ей даже становилось страшно. Муж читал стихи Лоренцо Великолепного, пел для нее, рассказывал всякие занимательные истории… Но главное, он не ходил по проституткам, хватало обожаемой супруги.
   Глаза Лукреции сверкали ярче любых драгоценных камней, которыми ее щедро осыпал за внука понтифик.
   Но давно замечено, что темнее всего перед рассветом, а счастье кажется самым большим перед бедой.

   БРОШЕННАЯ ЖЕНА

   Никто не знал о тайной беседе между Асканио Сфорца и Альфонсо Арагонским, да и ни к чему знать, это слишком опасно. Рядом с Борджиа опасно все, и хотя Альфонсо был зятем Папы, а Асканио его большим сторонником, оба чувствовали растущую угрозу из-за разворота Борджиа в сторону Франции. Папа постоянно твердил, что короля Людовика интересует только Милан и ему не нужен Неаполь. Но все прекрасно знали цену заверениям Родриго Борджиа. Его сын Чезаре шел вместе с французской армией и вовсе не был настроен останавливаться на владениях Милана. После отказа Неаполитанского короля выдать свою дочь Шарлотту за Чезаре тот мог мечтать только об одном: уничтожить короля вместе с самим Неаполем!
   Июльская жара не так сильна, как августовская, когда, кажется, даже камни Рима раскаляются и от них идет поток горячего воздуха, как от каминов. Ночи в это время черны и опасны, хотя когда они в Риме безопасны?
   Но эти двое встретились днем на охоте, то, что Альфонсо уехал на целый день, никого не удивило, герцог часто и подолгу охотился. И что встретился с кардиналом, тоже неудивительно. Проехали рядом, поговорили…
   Конечно, у Альфонсо нашлись слуги, которые донесли Папе об этом разговоре, но шли дни, ничего не менялось, и следить за Альфонсо перестали. Правда, немного погодя Асканио Сфорца уехал в Милан для поддержки своего брата Лодовико Моро, которому откровенно угрожало французское нашествие.
   Папа знал другое: Альфонсо каждую ночь бывает в спальне жены, а сама Лукреция светится от счастья. Похоже, этот супруг столь пришелся по вкусу дочери Борджиа, что она не променяет его ни на кого другого. К тому же Лукреция была беременна… И хотя сам Альфонсо уже вовсе не был нужен Родриго Борджиа в качестве зятя, Папа прекрасно понимал, что расставание с мужем станет для Лукреции слишком тяжелым ударом, Альфонсо Арагонский не Джованни Сфорца, и на развод с ним Лукреция не пойдет. Приходилось такого зятя терпеть… Пока терпеть, Папа прекрасно понимал, что как только вернется Чезаре, проблема будет решена. Но сына не было в Риме, дочь носила ребенка своего законного супруга, претензий не могло быть, вернее, они были, но их не высказывали.
   Зная строптивый нрав своей дочери, Папа беспокоился, что та может просто удрать вместе с мужем в Неаполь. Лукреции уже не тринадцать лет, она способна постоять за себя, потому предпринимать ничего нельзя. Размышляя об этом, Борджиа невольно вздыхал, он чувствовал, как не хватает рядом сыновей, даже не просто сыновей, а именно Чезаре…

   – Дорогая, я не приду сегодня, ты не обидишься?
   – Почему? – Нет, Лукреция не обиделась, но в ее голосе сквозило откровенное беспокойство. Альфонсо постоянно посещал ее спальню, был нежен и по-мужски силен, если муж «пропускает» свой визит, значит, что-то случилось.
   Альфонсо постарался усмехнуться как можно беззаботней:
   – Подвернул ногу, больно наступать… Прости…
   – Тебе нужен врач!
   – Уже был, велел немного поберечь ее, и все. Потому завтра до полудня буду просто валяться в постели.
   – Валяйся в моей! – рассмеялась Лукреция. – Я разрешаю.
   – Разве я смогу валяться рядом с тобой? Нет уж, если хочешь поберечь здоровье, надо держаться от тебя подальше.
   Обеспокоенная здоровьем любимого мужа женщина не уловила в его голосе натянутости. Альфонсо сумел убедить супругу, что ничего страшного не произошло и это просто предосторожность.
   Целуя перед сном супругу в ее золотистые волосы, Альфонсо прошептал:
   – Надеюсь, что очень скоро смогу держать тебя в объятьях каждую ночь…
   В его голосе слышалась такая любовь, что Лукреция даже всхлипнула. Альфонсо постарался поскорее скрыться за дверью. При этом он заметно хромал.
   Почему он хромает на правую ногу, если сказал, что повредил левую? Но Лукреция постаралась выкинуть эту мысль из головы. Наверное, она ослышалась или просто Альфонсо оговорился. Как жаль, что он болен… Но Альфонсо молод и силен, он быстро поправится, и они снова будут проводить жаркие ночи в объятьях друг друга!
   Впервые за время, прошедшее после их венчания, Лукреция спала одна.
   Служанки переглянулись между собой, с удивлением наблюдая, как их хозяйка устраивается в постели. Прикрыв дверь в спальню, одна кивнула другой:
   – Герцога сегодня не будет у госпожи?
   – Нет, он сказал, что повредил ногу.
   – Странно, я видела, как он шел сюда, он не хромал.
   – Неужели отправился к проституткам?
   – Жаль будет, если и он заведет себе любовницу, наша Лукреция так любит своего супруга…

   Утром оказалось, что Альфонсо Арагонского в Риме нет. Он уехал ночью, тайно, даже не простившись с любимой женой.
   На Лукрецию было страшно смотреть, у нее остановившийся взгляд и глаза плачущие, но без слез. Плакать сухими, широко распахнутыми глазами еще страшней.
   Ее придворные даже обрадовались, когда слезы, наконец, появились, пусть лучше ревет, чем сидеть вот так, уставившись в никуда.
   Адриана тоже уговаривала:
   – Поплачь, поплачь, полегчает…
   Санча с тоской и сочувствием смотрела на подругу. Она даже забыла о собственном положении, прекрасно понимая, каково сейчас Лукреции.
   Сама Лукреция растерянно развела руками:
   – Я… я не обидела его ничем… ничем…
   Глаза застилали слезы, горло перехватил спазм. Душила обида даже не за то, что Альфонсо уехал, а что не сказал ей ни слова, не доверился. Но ведь она всегда была честна с мужем, казалось, и он любил. Неужели все это ложь?
   Как большинство мужчин, Папа не переносил женские слезы, а уж слезы любимой дочери тем более.
   – Я уничтожу этого мерзавца! Даже ради этого стоило бы взять Неаполь и не оставить в нем камня на камне! Бросить беременную жену, опозорив на весь мир!..
   Тут взгляд Борджиа упал на Санчу.
   – Думаю, король Неаполя не пожелает оставлять в Риме ничего из своего имущества? Потому собирайся и немедленно отправляйся вслед за своим братцем!
   Санча выпрямилась. При всей внешней непохожести сейчас она очень напоминала Лукрецию, только не несчастную и плачущую, а ту, которая могла дать отпор. Так и было, Санча гордо вскинула красивую голову:
   – Я поступлю так, как мне скажет мой муж.
   Она едва успела договорить последнее слово, как увидела, что такое гнев понтифика. Александр поднялся во весь свой немалый рост, навис над обеими женщинами, голос его загромыхал:
   – Голос твоего мужа здесь ничего не значит! Здесь я хозяин! Пошла вон из Рима!
   Папа рявкнул это с такой силой, что заколыхались, едва не погаснув, три свечи в подсвечнике на его столе. Санча фыркнула:
   – С удовольствием!
   Выходя из кабинета, она услышала, как Александр говорил дочери:
   – Я верю, что ты ничего не знала. Ей не верю, а тебе верю. Иди к себе, потом поговорим.
   Лукреция плакала, и вести беседу с ней пока было бессмысленно. Санча подождала подругу в коридоре, намереваясь поговорить и как-то утешить, но Лукреция двигалась словно во сне, она даже не посмотрела на Санчу. Лукреция шла, гордо вскинув голову, словно не замечая слез, которые текли по нежным щекам, губа закушена, чтобы не разрыдаться.
   – Лукреция… – осторожно окликнула подругу Санча.
   Та повернула голову и почти прошептала:
   – Я ничем его не обидела… а он нас бросил…
   И пошла дальше, неся свою обиду на сбежавшего мужа и стараясь сдержать рыдания до своей комнаты. Санча бросилась следом:
   – Лукреция…
   – Уйди!
   – Но я-то чем виновата?! Я же тоже не знала!
   – Предатели! Вы все предатели! Верно Чезаре ненавидит Неаполь!
   – Что ты говоришь?! – ужаснулась Санча. Она понимала боль и обиду подруги, но нельзя же так!
   Хотелось одновременно догнать несчастную Лукрецию или наоборот бежать из Рима без оглядки, как это сделал Альфонсо. Победило второе. В конце концов, почему она должна молить Лукрецию о прощении, если ни в чем не виновата? Санча не только не подозревала о подготовке брата к бегству, но и не собиралась следовать за ним, если бы Папа не приказал это.
   Вернувшись в свои покои, Санча приказала служанкам собираться:
   – Мы отправляемся завтра.
   Почему не в тот же день? В глубине души оставалась надежда, что и Лукреция, и Джофре придут с ней хотя бы проститься. А еще ей очень хотелось увидеть Чезаре, хотя того и не было в Риме.
   Первым пришел Джофре, он был откровенно смущен, но понимал, что должен как-то поговорить с женой.
   – Санча… хотя я и не был тебе настоящим мужем, но я люблю тебя… Конечно, не так, как Чезаре, прости, я так не могу… Мне очень жаль, что ты уезжаешь, ты хорошая… и Лукреция плачет… Передай Альфонсо, что его жена очень расстроена его поступком, она все время плачет, потому что думает, что он бросил их с будущим ребенком…
   Кажется, переведя речь на Лукрецию, Джофре испытал даже облегчение. Ему явно было трудно говорить о своем отношении к Санче, а та прекрасно понимала, что Джофре сознательно уступил ее брату и чувствовал себя из-за этого крайне неуютно. Самой женщине тоже вовсе не хотелось обсуждать с мужем свои отношения с Чезаре, потому разговор пошел о Лукреции и Альфонсо.
   – Джофре, прошу тебя, убеди Лукрецию, что муж ее не бросал. Мы же не знаем, почему он столь поспешно уехал, возможно, у него были серьезные причины.
   – Лукреция твердит, что раз он ничего не сказал жене, значит, не любит, не доверяет, боится ее…
   Санча подумала, что не доверяет вполне резонно, ведь Лукреция прежде всего Борджиа, а потом герцогиня Бисельи, и неизвестно, как поступила бы она, знай о возможном бегстве мужа. Видно, об этом же подумал и Джофре, он даже мотнул головой:
   – Лукреция никогда не предала бы Альфонсо, она его действительно любит.
   Санче пришло в голову объяснение:
   – Но знай Лукреция о готовящемся бегстве Альфонсо, ей трудно было бы не сказать отцу. Это означало бы предать Борджиа. Может, поэтому Альфонсо и ничего не сказал – чтобы не заставлять Лукрецию кого-то предавать?
   Джофре ахнул:
   – А ведь ты права! Но это нужно сказать Лукреции! Ты должна ей это сказать!
   – Как?! Она не желает со мной разговаривать, считая, что и я ее предала.
   – Я скажу.
   Глядя вслед мужу, Санча вздохнула: он не сделал попытки уговорить отца отказаться от изгнания жены, не заступился за нее, даже не выразил своего протеста. Но как мог протестовать против всесильного Борджиа тот, кто и сам-то с трудом удерживался в качестве члена этой семьи? Кто такой Джофре? Для Папы никто, Родриго Борджиа никогда не был уверен в своем отцовстве относительно этого сына Ваноцци, а с годами похожесть на Джордже ди Кроче и непохожесть на Борджиа становились все заметней. Сказывалось это, прежде всего, в характере. Насколько бешеными были оба брата – Джованни и Чезаре, настолько мягким и спокойным оказывался Джофре. В нем не было огня Родриго Борджиа, который получили все дети Папы. Раньше сам Борджиа не отрицал свое отцовство относительно Джофре, бесились только Джованни и особенно Чезаре, но с годами неприязнь к Джофре становилась у понтифика все заметней.
   Папа не винил в побеге мужа свою дочь Лукрецию, и это было справедливо. Но он винил Джофре в побеге брата его супруги! Скорее всего, потому что нужно было кого-то винить, кроме не углядевших за Альфонсо шпионов.
   Санча сочувствовала своему незадачливому мужу и злилась на него. Ну что ж, следовало признать, что ее замужество было весьма неудачным с первого до последнего дня. Интересно, под каким предлогом Папа разведет их с Джофре, ведь объявить брак несостоявшимся нельзя, она не Джованни Сфорца, чтобы ничего не суметь в постели. Если Борджиа вздумается обвинить ее в супружеской неверности, то она на весь мир объявит, что наставляла супругу рога с Чезаре Борджиа, который был в то время кардиналом!
   Подумав об этом, Санча поняла, что ей и впрямь нужно уносить ноги как можно скорее, за такие слова можно поплатиться не только браком, но и жизнью. Супружеская неверность невестки, как и обвинения в связи с ней Чезаре для Папы будут значить мало, но у разозлившегося Чезаре очень длинные руки, и, как рассказывали, у Борджиа очень действенный яд.

   Лукреция ревела уже который день. Санча уехала, Джоффредо не сделал и попытки последовать за женой. Папа сначала злился, потом задумался. Видно, дочь и впрямь любит своего трусливого мужа. Но Борджиа не мог допустить, чтобы она уехала в Неаполь или даже в Сквиллаче вместе с Санчей. Он не сознавался даже себе, что предпочел бы отъезд Джоффредо вместе с супругой. Каждый день видеть убийцу сына было уже невтерпеж, тем более зная, что обвиняют в этом убийстве другого.
   Но Джоффредо даже не попросил разрешения уехать, не то что удрать тайком.
   Родриго мучился от всего сразу: от откровенного горя Лукреции, ее бесконечных слез, от неизвестности в отношении судьбы Чезаре, от необходимости ежедневно видеть Джоффредо и знать, что не может ничего против него сделать… Но больше всего его раздражала дочь. Неужели можно так полюбить человека, если тот не Борджиа? Конечно, Альфонсо хорош собой, возможно, он ласков и приятен в общении, возможно, он прекрасный любовник, но чтоб так горевать из-за бегства этого слизняка?.. С Лукрецией нужно было что-то делать.
   Папа сгоряча обещал дочери, что сделает все, чтобы вернуть беглеца. Вообще-то, ему вовсе не был нужен Альфонсо, но обещание дочери приходилось выполнять. Королю Неаполя было отправлено послание с укором из-за поступка Альфонсо Арагонского и просьбой содействовать возвращению блудного мужа к законной супруге.
   Но что делать, если король предложит попросту поступить наоборот – жене приехать к мужу? По сути, так и должно быть, но отпускать любимую дочь в Неаполь, тем более беременную, чтобы они с ребенком оказались попросту заложниками короля, как уже оказался Чезаре?.. Нет, допустить этого Борджиа не мог!
   Но он вынужден признаться, что Лукреция вполне способна сбежать к своему Альфонсо и без разрешения отца. Конечно, ее можно окружить сотней слуг, сторожить день и ночь, приковать цепью, в конце концов, но Лукреция не Джоффредо, она и слуг разгонит, и цепь порвет. И все же надо что-то придумать…
   На столе почти горой бумаги, которые не могли дождаться своего часа, Папе не до дел. Но Родриго умел взять себя в руки. Быстро проглядывая одно за другим оставленные секретарем прошения, которые следовало разобрать поскорее, он вдруг наткнулся взглядом на название города: Сполето. Сполето… Город на сто пятьдесят миль северней Рима, то есть дальше от Неаполя и от Альфонсо, но сейчас не это интересовало Борджиа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация