А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионы и все остальные" (страница 1)

   Данил Корецкий
   Рок-н-ролл под Кремлем. Книга шестая. Шпионы и все остальные

   Глава 1
   Линии судьбы

   Линия масс-медиа

   – А что, этот карлик и реально такой крутой? – рассеянно интересуется Алфей Бабахов, внимательно рассматривая в зеркало, как гример Саша украшает его и без того прекрасное звездное лицо. Результат шоумена не удовлетворил, нижняя губа капризно оттопырилась. – Левый глаз недокрасил, а правый снаружи слишком толсто…
   – Сейчас поправлю, Алфейчик, – Саша даже язык высовывает от старательности – слишком многое стоит на кону. – Кисточка вроде колонковая, а сразу же вылезла с одного бока…
   – Совершенно реально, – говорит редактор программы Валерий. Он стоит за спиной шефа, чуть левее, чтобы не мешать визажисту. – И в тюрьме сидел, и в цирке работал, и нож метает, и под землю ходил…
   – А террористы? – перебивает Алфей. – И тон на скулах толстый, размазать надо…
   – И террористы были, и в предотвращении взрыва участвовал. Но это секретно, официальных подтверждений нет. Если разговоришь…
   – Да это я вижу, Алфей, что-то ты меня сегодня уж совсем зачморил… Не дошел еще просто…
   – А что он драчливый, правда?
   – Чистая! Если что не так – сразу в морду! Он вообще с пол-оборота заводится!
   – Вот, смотри, где толстый тон? Его вообще не видно, а скулы обострились…
   – Это хорошо. Ты его и заведи. Да сразу их не разнимайте, даже когда я начну тебя звать. Пусть подерутся… И точку под глазом убери…
   – Я понял, Алфей! – это уже отвечает начальник охраны Сергей.
   Он стоит за спиной Бабахова и чуть правее. Каждый член команды знает формат передачи и свое место в ней. Если отбросить дипломатические обороты, то задача состоит в том, чтобы все, кто в кадре, к концу оказались вымазанными в говне, и только ведущий стоял посередине в белом отутюженном костюме и с безупречным лицом. Чем больше говна, тем сильнее контраст, тем выше рейтинг.
   – Все, нет точки.
   – Только чтобы крайним не оказаться, – бурчит Сергей.
   Алфей Бабахов с удовольствием рассматривает себя в зеркало, проводит языком по губам, чтобы блестели. Во всех передачах он поддерживает тех, кто сильнее и богаче, даже если приходится выкручиваться, как ужу под вилами. Апофеозом стал случай, когда член оргпреступной группировки убил перешедшего дорогу его автомобилю студента. Алфей свел мораль к тому, чтобы пешеход и водитель были взаимно вежливы. И он себе нравится. Как внутренне, так и внешне. Бабахов повернул голову вправо, потом влево. Придраться было не к чему.
   – Такая ваша судьба – быть крайними, – говорит он. – А эти приглашенные уроды еще крайнее. Только один человек в центре – это я! А вокруг – миллионы зрителей. Я владею их умами, дирижирую их чувствами, формирую их настроение! Ясно?!
   – Ясно, шеф.
   – Тогда в студию! До эфира пять минут…
   – Успеем, Алфей, все будет классно. Не впервой!
   И действительно, ровно в 19 часов на экранах почти всех телевизионных приемников страны появилась заставка самой рейтинговой передачи «В спорах рождается…» Заставку тут же сменило ухоженное лицо ведущего.
   – Здравствуйте, дорогие телезрители! – вскричал он, как будто ему только что сделали укол кофеина. – С вами я – Алфей Бабахов и приглашенные гости, которые, как всегда, уникальны и незабываемы! Это циркач Бруно Аллегро и известный политолог, писатель, философ Святослав Майский! Встречайте!
   Под аплодисменты зрителей в кадре появились двое: пожилой мужчина с седой гривой до плеч, перхотью на потертом кожаном пиджаке и с повадками постаревшего светского льва и… бородатый карлик в ярком цирковом трико. С разных сторон они прошли к центру студии и уселись на заранее указанные мягкие диванчики, расположенные в нескольких метрах друг от друга. Выполняя инструкции, зрители изо всех сил обивали себе ладони.
   Майский никогда не занимался политологией, не имел философского диплома и не издал ни одной книги, что не мешало ему быть узнаваемой медийной фигурой. Его приглашали во все передачи: сегодня он обсуждает проблему вооружения населения, завтра выступает за запрет абортов, послезавтра дискутирует насчет посещения Земли инопланетянами… Кроме знания любой проблематики, Майский щедро демонстрировал заносчивый нрав, дурные манеры и агрессивность, благодаря чему каждая передача заканчивалась скандалом.
   Сейчас он исподволь рассматривал очередного партнера и испытывал несвойственную себе неуверенность. С циркачом Святослав встречался впервые, но почувствовал, что в нем столь же мало интеллигентности, сколько в нем самом, зато нахрапистости и агрессивности, пожалуй, побольше. Это открытие его обескуражило. Тем более что Валерий прозрачно намекнул: от него ждут решительности и напора, а с оппонентом в этот раз можно вообще не церемониться! Но карлик не был похож на обычного цивилизованного человека, он напоминал обезьяну из джунглей Борнео или дикаря-пигмея… Как можно с таким «не церемониться»? Скорей, нецивилизованный дикарь бесцеремонно обойдется с писателем и философом!
   А Бруно Аллегро ни на кого не обращал внимания – сидел, болтал ногами и вертел головой, осматривая непривычную обстановку и демонстрируя всем желающим свой специфический профиль, похожий на кукиш. За участие в передаче ему посулили тысячу долларов, и он просто ожидал расчета, который должен был наступить в любом случае через пятьдесят минут, что бы ни придумали эти дылды. А на ту ерунду, которую прошептал ему в ухо глупый помощник главного дылды, указывая на седого павиана с прической камерного петуха, он вообще не обратил внимания. Потому что лучший выход из любой сложной ситуации – это хороший крюк справа, который всегда при нем. А раз так, то и заботиться заранее не о чем!
   – Уважаемый Бруно, – заглядывая в шпаргалку и лучезарно улыбаясь, начал Алфей Бабахов. – У нас есть сведения, что вы достигли немалых успехов в цирковом искусстве, но судьба изменилась, и вам пришлось отсидеть в тюрьме, разумеется, совершенно незаслуженно…
   – Ты знаешь, может, и заслуженно, – перебил его Бруно, громко почесав затылок. – Эти два фраера только выступали не по делу, а я им черепухи разнес… Не, заслужили, базара нет, но я тоже не совсем прав был. Надо было одному приложить, а на второго посмотреть – вдруг он убежит? Ну, и пусть бежит… А я сразу и второго уложил!
   – А как считаете вы, уважаемый Святослав Аскольдович? – обратился Бабахов к Майскому. – Прав был уважаемый Бруно в этой ситуации или все-таки не прав?
   Впервые за долгую телевизионную карьеру Майскому не хотелось оценивать поведение оппонента. Наверное, потому, что тот вынырнул в привычный мир слов из непривычного мира дел и мог в любой момент поступить с его бесценной «черепухой» так, как когда-то обошелся с «черепухами» неизвестных «фраеров».
   – Гм… Ну… Думаю, что можно было принять альтернативное решение, – пробормотал он, и Бабахов понял, что дело плохо: от Майского пользы не будет, передача под угрозой. Надо было выправлять положение.
   – Спасибо за вашу оценку, уважаемый Святослав Аскольдович! А что, уважаемый Бруно, вы исполняли в цирке?
   – Разные номера работал. Человек-ядро, потом с орангутангом боролся, да много всякого делал, – буднично ответил карлик. – И в Америке выступал. Через Ниагарский водопад по канату ходил, с одного небоскреба на другой перелетал. Башни-близнецы знаете? На одной пушку поставили – бабах! И я уже на другой… – Он зевнул. – Ну, это давно было, еще до того, как их взорвали.
   – А вы могли бы показать телезрителям какой-нибудь номер? – ослепительно улыбнулся Бабахов.
   Бруно задумался.
   – Пушки нет, сетки нет – значит, человек-ядро отпадает, – совершенно серьезно рассуждал он. – Ниагары тоже нет, и небоскребов… Вот побороться можно. Орангутанг у вас есть?
   Шокированный Бабахов развел руками:
   – К сожалению, этот момент мы упустили. А без орангутанга никак нельзя?
   Бруно улыбнулся. Улыбка вышла нехорошей: какой-то пугающий оскал.
   – Как же бороться, если нет орангутанга? Кого бороть? Правда, могу вот эту мартышку припечатать, – он показал пальцем на Майского.
   Тот покраснел и закашлялся.
   – Позвольте, что за оскорбления? Разве я для этого сюда пришел? Или мне уйти?
   – Вообще-то наша передача исключает подобные вещи…
   Бабахов незаметно подмигнул Бруно, явно поощряя его к действиям. Но у того мысль уже сделала очередной зигзаг.
   – А давайте-ка лучше я нож брошу! – Он сунул руку в карман трико, через секунду из корявого кулака выщелкнулся блестящий клинок. – Пусть этот клоун к стенке станет, а на башку мы ему яблоко положим… Яблоко хоть есть?
   – Это уж слишком!
   Майский вскочил и, размахивая руками, скрылся за кулисами. Впервые неустрашимый полемист столь бесславно покидал место дискуссии. Но Бруно не обратил на это внимания.
   – Да пусть бежит, коли зассал! – Он махнул рукой. – Без него обойдемся! Давай, ты и становись! А на чеклан хоть яблоко ложи, хоть арбуз! Бруно Аллегро не промахивается…
   Лицо Бабахова окаменело, даже улыбка неестественно застыла, как приклеенная.
   – Сейчас мы найдем ассистента… Сережа, Валера, вы где? Или Сашу приведите, или еще кого…
   Но никто не спешил подставить голову вместо шефа. Пауза затягивалась. Бруно нетерпеливо подбрасывал нож на ладони.
   – Ясно, все зассали! – наконец озвучил он свой бескомпромиссный вывод. И сделал быстрое движение рукой.
   – Ап!
   Нож, вращаясь, пролетел около десяти метров и вонзился в бутафорскую перегородку, пробив ее насквозь. Зрители бурно зааплодировали.
   – И все дела! – подвел итог Бруно, раскланиваясь, как в лучшие времена своей жизни.
   Бабахов тоже аплодировал и вымученно улыбался.
   – Да, уважаемый Бруно не бросает слов на ветер! А расскажите нам главную свою тайну: как вы участвовали в борьбе с терроризмом и предотвратили страшный взрыв под Москвой!
   – Да какая тайна, уже все газеты расписали, – пожал плечами карлик. – Это была банда Амира Железного. Они в метро взрыв устраивали, потом решили Кремль взорвать. Пришли ко мне: отведи, мол, мы тебе мильен заплатим. Думаешь, рублей? За рубли я бы и разговаривать не стал. Долларов, конечно!
   Алфей Бабахов всплеснул руками:
   – А зачем им миллион платить? Неужели сами дорогу в Кремль не найдут?
   Бруно высокомерно улыбнулся.
   – Так им же не по улице идти! Под землей, по тайным тропам-переходам! Их никто не знает, только я! Ну, и еще несколько человек…
   – Да, это совсем другое дело, – согласился Алфей.
   – Ну, я и сделал вид, что согласился. Они мне чемодан денег, а я их в детский дом отдал. Мне-то зачем, у меня и так все есть! Ну, пошли, короче… Там мрак, холод, сырость… Да еще эти… Пугалки! Душу наизнанку выворачивает. Если бы не кокс, совсем бы пропал… В смысле, кока-кола. Она силы придает…
   Алфей покосился на часы. Все нормально. Еще три минуты, как раз успеет закруглиться. И, несмотря на трусость Майского, передача прошла хорошо, рейтинг будет не ниже обычного…
   – Короче, заманил я их на глубину и убежал. Они вслед палили из всех стволов, пули кругом свистели, жесть… Только где им в меня попасть, тем более я отстреливался, двоих завалил! Короче, ушел я. А они пропали на глубине…
   Бабахов глянул на часы. Тридцать секунд. Как раз. Оставалось красиво выйти из кадра.
   – Спасибо, отважный Бруно! Дорогие телезрители, напоминаю, у нас в гостях был неподражаемый Бруно Аллегро! И вы могли убедиться, что дело не в росте человека, а в силе его духа! Хотя Бруно лилипут, он смелее…
   Заключительная фраза оборвалась на полуслове. Человек-ядро бросился вперед и ударил лобастой головой в солнечное сплетение главного сплетника страны. Тот согнулся и тут же, получив крюк справа, рухнул тряпичной куклой на пол студии, которая видела самые разные шоу, но такого еще не видела.
   – Нельзя говорить «лилипут», нельзя говорить «карлик», дылда! – рявкнул разъяренный Бруно. – Мы маленькие люди, но никто не смеет нас оскорблять!
   В оценке рейтинга Бабахов ошибся: рейтинг этой передачи взлетел на недосягаемую высоту. Кадры нокаута десятки раз показали ведущие телеканалы страны. А Бруно Аллегро стал самым узнаваемым из маленьких людей всего мира. Начался бум на маленьких людей, и он оказался на самой вершине новой модной волны. Бруно Аллегро получил десятки приглашений в телепередачи и сотни предложений работы. И воспользовался и теми и другими. Хотя и сам не мог представить, что его ждет…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация