А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лабиринт Осириса" (страница 51)

   – Стой.
   Баррен замирает. Его грудь вздымается, он силится набрать воздух в больные легкие. На долю секунды выражение его лица меняется, оно становится суровым, но тут же смягчается.
   – Мне жаль твоих друзей. – Теперь его улыбка выражает сочувствие. – Искренне жаль. Понимаю, как тебя это огорчает. Но это нужно было сделать. Видишь ли, время пришло. Тебе пора вернуться домой. Твой папочка нуждается в тебе. Ты необходима твоей семье.
   Рейчел смотрела на него, и ее лицо было белым, как туман. Она ощущала запах его средства после бритья – терпкий, маслянистый, слегка отдающий металлом. Запах, который навеял столько других воспоминаний: звуков – шагов по ковру, ощущений – тяжести, напора, проникновения. Ужасов из ее кошмаров. Того, от чего она бежала всю жизнь.
   – Это было непросто, – продолжал старик. – Жить в доме без тебя. Он такой пустой. Особенно с тех пор, как скончалась твоя дорогая мать.
   – Она не скончалась. – Голос Рейчел был нарочито бесстрастен, сух. – Она убила себя. Ты это знаешь.
   Баррен склонился на ходунок и горестно покачал головой.
   – Знаю, Рейчел, знаю, хотя и пытаюсь…
   – Убила себя, потому что узнала правду. Потому что я ей рассказала, что произошло.
   Он снова посуровел, и опять черты его лица разгладились, хотя не так скоро, как в прошлый раз.
   – Все это дела прошлые, Рейчел. Нам ни к чему ворошить старое. Важно только настоящее. И будущее. Будущее нашей семьи. Вот почему пора положить всему этому конец. – Он обвел окружающее рукой. – И вернуть тебя домой. Я дал тебе свободу, как ты хотела. Разрешил тебе вырваться из нашего круга. Теперь настало время вернуться и стать частью семьи. Принять на себя ответственность за наше дело.
   Он секунду смотрел на нее и вдруг уронил голову, пока приступ кашля разрывал ему грудь. Нащупал рукой кислородную маску, прижал к губам, но пришел в себя не сразу.
   – Твой папа нездоров, Рейчел, – прохрипел он, выпучив глаза над краем кислородной маски. Голос глухо доносился из-под прозрачного пластика. – Врачи дают мне полгода, максимум год. Мне надо думать о преемнике. Кто возглавит семью, станет развивать бизнес? Уильям…
   Это имя вызвало новый приступ кашля. Все тело Баррена жестоко сотрясалось, выпученные глаза от напряжения чуть не выпрыгивали из орбит.
   – Уильям… Все мы знаем, что представляет собой твой брат. Никчемный, запудривший себе наркотиками мозги, не вылезающий от шлюх прожектер. Живет в воображаемом мире и считает себя великим человеком. Надеется получить власть. Планирует всякие каверзы, что-то вроде государственного переворота. Но все здесь, только здесь. – Баррен насмешливо постукал себя кончиками пальцев по голове. – Выродок. Каким был, таким и останется. Я это понял, как только его увидел. Ни характера, ни ума. Зато ты, Рейчел… – Он отнял маску от лица, грудь тяжело вздымалась под твидовым пиджаком. – Ты, Рейчел, – стоящий человек. Истинная Баррен. Куда больше и энергии, и мозгов, чем в твоем раздолбае брате. В прошлые годы ты это доказала. И не один раз. Ты единственная настоящая наследница. Наследница по праву. Все тебе, Рейчел. Все тебе. А теперь я хочу, чтобы ты начала принимать бразды правления. Чтобы вернулась домой и делала то, для чего родилась. Баррен снова протянул к ней руку и поманил к себе. Рейчел пристально смотрела на него, покачивая головой. Ее губы недоверчиво кривились.
   – Ты ненормальный, – прошептала она и повторила громче: – Ты ненормальный.
   Плечи старика начали вздыматься, словно раздувающийся капюшон кобры.
   – Понимаю, ты обижена, Рейчел.
   – Да ты совсем рехнулся! – взорвалась она. Неожиданно в ее голосе прорвался поток чувств. – Вернуться домой! После всего, что ты сделал! После всего, что натворил! Как ты полагаешь, почему я сбежала из дома? И постаралась скрыться как можно дальше? Изменила имя, личность? Почему все это время, если только не спала, занималась тем, что боролась с подобными тебе? Почему делала все, чтобы насадить «Баррен», как ты насадил меня?
   – Рейчел…
   – Слышишь, ты, похотливое животное, я была ребенком! – Теперь она кричала, откинув голову назад, глаза бешено сверкали, изо рта летели брызги слюны. – Десяти лет от роду! И каждую ночь! Наш маленький секрет – папина особенная любовь. Он так показывает, как он тобой дорожит. Ничего, если немного больно, это нормально, совершенно нормально. Гнусный ты тип!
   – Довольно, Рейчел!
   – «Возвращайся домой! Бери бразды правления в свои руки!» Это после всего, что было? После Ривки? После того, что случилось сегодня? Ты полоумный, самодовольный пакостник! – Ее голос сорвался, слова застревали в горле, дыхание вырывалось короткими, отчаянными толчками. – Я никогда не вернусь! Слышишь: никогда, никогда! Тебе меня не втравить в свой гнусный бизнес! Я не стану работать на «Баррен»! Не буду участвовать в твоих мерзких, грязных делишках!
   Пальцами левой руки Рейчел вцепилась себе в волосы – жест из детства, так она поступала в тот момент, когда он входил в нее. Дергала себя за пряди, словно в безнадежной попытке оторвать себя от него.
   Одновременно поднялась другая рука, и «глок» нацелился Баррену в голову. Ведь именно за этим она сюда явилась. За тем, что давным-давно надлежало сделать. А она все не решалась, двенадцать лет отвлекала себя забастовками, маршами, протестами и акциями «Плана Немезиды». Откладывала, замещала чем-то иным. Можно называть как угодно. А по сути, оттягивала неизбежное.
   Но время настало. Как сказал отец.
   Пришло время совершить настоящий поступок.
   Наступило время наказывать.
   Стоявший перед ней Баррен снова прижал к лицу кислородную маску и, не сводя с нее глаз, сделал несколько медленных, хриплых вдохов. Пластик у его рта затуманился, и он оторвал маску от губ.
   – О, моя Рейчел, дорогая, дорогая Рейчел.
   Ни тени вины в его голосе, хотя она ничего подобного и не ожидала. Ее отец был не из тех людей, которые мучаются укорами совести или нагружают себя моральными проблемами. Но и страха он не испытывал, хотя она целила ему прямо между глаз. Скорее какую-то жуткую укоризненную озабоченность. Словно взволнованный отец, чье чадо расшалилось, но он слишком его любит, чтобы сильно огорчаться.
   Рейчел почувствовала, как у нее похолодело в животе.
   – Понимаю, Рейчел, как это трудно. Какая это для тебя ноша. Долг. Предназначение. Ты всегда обладала свободолюбивым духом. Не отрицаю, непросто. Но ты должна понять, что такова твоя судьба – возглавить семью, компанию. От этого не уйти, как не уйти от крови, которая течет в твоих жилах. Ты – Баррен. Нравится это тебе или нет, ты член семьи. Вовлечена в наше дело. А что до того, чтобы работать на нас, – Натаниэль улыбнулся, – ты уже это делаешь, так что переход не покажется трудным.
   На лице Рейчел промелькнуло сомнение – она не понимала, о чем говорит отец. А он, опершись о ходунок, смотрел на нее сияющими глазами.
   – Послание получено, – проговорил он мягко. – Предложение принято. Мы боремся вместе.
   И без того бледное лицо Рейчел стало пепельно-серым. Она хотела что-то сказать, но губы шевелились, а слов не получалось.
   – Что ты… как ты…
   – Неужели не понимаешь? – В его голосе опять послышалась укоризна. – Мы и есть «План Немезиды». Корпорация «Баррен». Это мы. Мы ею заправляем.
   Повисла пугающая тишина. Вдруг Рейчел почувствовала, что ей отказывают ноги, и сделала неверный шаг назад. В горле булькнуло – полустон, полувсхлип.
   – Нет! Ты лжешь. Ты меня обманываешь, – выдавила она из себя.
   Но по лицу отца поняла, что он говорит правду. Мясистые губы сложились в развратную улыбку, в глазах победная твердость. С таким видом он входил к ней в спальню и с хозяйским видом откидывал одеяло.
   – О Господи! – прошептала Рейчел. – За что?
   Он развел руки, кисти с покрытой пятнами кожей были огромны, как бейсбольные перчатки.
   – Это все наше, Рейчел. Мы все контролируем. Вот что такое «Баррен» – контроль над всем.
   – Господи, нет!
   – Кто бы мог подумать, что «Немезида» так разрастется. Ведь она задумывалась как небольшое предприятие для одной-единственной акции. Небольшая хитрость, чтобы подорвать парочку наших конкурентов. Один из наших ребят предложил создать сайт и под маркой группы чокнутых антикапиталистов вылить на всеобщее обозрение всю грязь, какую удастся на них собрать. – Баррен покачал головой. – И дело пошло, вписалось в дух нашего смехотворного, несуразного времени. «Немезидой» заправляли из Хьюстона два наших компьютерных гения, а активисты из международной сети снабжали их информацией, наивно полагая, что борются с системой. Пришлось платить парням целое состояние, чтобы они держали языки за зубами, но, поверь, это того стоило. С «Немезидой» мы одним нажатием кнопки могли угробить любого из наших конкурентов. Все равно что отстреливать рыбу в бочке. Чертовски продуктивно.
   Он снова покачал головой. Выигравший в лотерею не мог поверить, что ему достался такой огромный куш.
   – Разумеется, приходилось осторожничать. Нельзя было устраивать атаки на одних только конкурентов – нас могли вычислить. Поэтому мы несколько раз атаковали самих себя. Ничего серьезного, только чтобы сбить недругов со следа. Самое смешное, что «Немезида» стала неким мерилом корпоративной честности. Никто больше не верил всяким идиотским регуляторам, а белым одеждам «Немезиды» верили. Мол, в ней собрались высоконравственные люди и, если что-то говорят, значит, так и есть. А то, что «Немезида» не могла накопать ничего серьезного на «Баррен» – вот уж неожиданность! – служило чем-то вроде поручительства от самого Господа Бога. Никогда бы не подумал, сколько пользы может принести Интернет.
   Смех Баррена был похож на хриплое карканье. Рейчел тряхнула головой, черты ее лица исказились.
   – А затем знаешь, что случилось? В «Немезиду» пришло письмо от моей дочурки! От моей принцессы Рейчел! Она спрашивала, нельзя ли ей объединить с «Немезидой» усилия и бороться вместе. Я сам не сумел бы придумать ничего лучше. Сказочный сценарий. Ты могла выпустить пар, утолить жажду приключений, сражаться за благородную цель и одновременно служить корпорации. Ты была снова в семейном лоне, там, откуда вышла.
   Рейчел колотила дрожь, рука с «глоком» упала, словно у нее не хватало сил держать пистолет на весу. Она чувствовала себя так, словно опять оказалась в родных пенатах – свернулась в постели, маленькая, слабая, беззащитная. А отец наваливается на нее, и невозможно ему сопротивляться.
   – Хотя реальность такова: что бы ты ни думала, ты никогда не отрывалась от дома. – Баррен продолжал двигать ходунок вперед, и с каждым новым шажком колесики поворачивались и скрипели. – Реальность такова: мы все время за тобой присматривали. С момента твоего ухода из дома не было ни секунды, ни единого дня, чтобы я не знал, где ты, что делаешь, с кем разговариваешь. В каждой группе, к которой ты примыкала, на демонстрациях, если ты в них участвовала, у меня были люди, которые не спускали с тебя глаз. И пока ты развлекалась приключениями в «Немезиде», я держал специалистов, готовых тут же вмешаться, если бы что-то пошло не так. Ваше убежище в Негев просматривалось и прослушивалось снизу доверху. Не было ничего такого, что бы ты сказала или сделала, а я бы не увидел и не услышал. Так мы узнали о Ривке Клейнберг. И вообще обо всем. В том числе о твоей подружке-лесбияночке…
   Его грудь судорожно вздымалась, веки трепетали.
   – Господи, как же ты красива. Как же ты красива, моя дорогая! Не представляешь, как мне хочется тебя обнять…
   Рейчел согнулась, стала давиться, изо рта на палубу хлынула рвота. Баррен попытался сделать к ней шаг, но она подняла пистолет и навела на него.
   – Прочь! Прочь, грязная скотина! – Ее снова вырвало.
   – Я помогу тебе, Рейчел. Пожалуйста, позволь мне.
   – Не подходи!
   Он покачал головой, гротескно изображая обиду оскорбленного родителя.
   – Понимаю, дорогая, это трудно. Но как я тебе уже сказал, все в наших руках и мы все контролируем. Нет смысла восставать. Нет смысла сопротивляться. Такова твоя судьба. Другой дороги нет – ты возвращаешься домой, Рейчел. Не осложняй себе жизнь. Прими себя такой, какая ты есть. И смирись.
   Рейчел в последний раз икнула, распрямилась и вытерла рукавом губы. Несколько мгновений двое стояли друг против друга: Баррен с кроткой улыбкой, его дочь – сломленная, с безжизненным лицом. Затем она кивнула, снова подняла пистолет, прицелилась и выстрелила.
   Грохнул металл, замок, запиравший контейнер, раскололся.
   – Что такое? – Баррен стал поворачивать ходунок, пытаясь посмотреть, что случилось. Но Рейчел опередила его – быстро подошла к двери, выдернула дужку из проушин и распахнула створку. Внутри в замешательстве бок о бок стояли Халифа и Бен-Рой.
   – Выходите!
   Они мялись, не зная, как поступить.
   – Выходите!
   Детективы послушались.
   – Рейчел, что ты вытворяешь?!
   По палубе застучали шаги: двое охранников, встревоженные выстрелом, спешили из-за рубки. Рейчел сделала шаг в сторону, прицелилась на звук и, как только те появились из темноты, расстреляла обоих – одному пуля попала в лоб, другому в глаз. Поразительная точность. Охранники рухнули на палубу. Рейчел подошла, выхватила у них из рук автоматы и протянула детективам. Внизу послышались крики, по сходням забухали сапоги – к убитым спешила подмога.
   – Валите отсюда, – прошипела Рейчел и махнула рукой в сторону носа судна. – Туда. Там нет охранников.
   Детективы снова колебались, и ей пришлось повторить приказ.
   – Бежим с нами! – крикнул Бен-Рой.
   – Убирайся, идиот! – Она сгребла его за рубашку и оттолкнула в сторону.
   Халифа бросился за ним. Но, поравнявшись с Барреном, поднял «хеклер» и прицелился в старика. Разгадав его мысли, Рейчел оттолкнула ствол в сторону.
   – Это мое дело. Уходи! Немедленно!
   Их глаза на мгновение встретились. Халифа кивнул и, бросив: «Спасибо», побежал за израильтянином. Рейчел глядела детективам вслед, пока их не поглотил туман. Затем повернулась к отцу.
   – Рейчел, напрасно ты…
   – Заткнись!
   Она подходила к нему, вытянув вперед руку с оружием. Топот ног приближался, но она будто его не слышала – шла вперед, пока дуло «глока» не уперлось в его ужасающий лоб мастодонта. А он стоял, опершись на ходунок, с выражением скорее удивленным, чем напуганным.
   – Ох, Рейчел, неужели ты в самом деле хочешь меня убить?
   Голос мягкий, успокаивающий. Так он говорил, когда насиловал ее. Звуковая дорожка надругательства.
   – Если так, действуй, не мешкай. Если тебе от этого станет легче, дорогая. Поможешь мне избавиться от грехов, если, по-твоему, я совершал грехи. Я не боюсь нисколько. Я же тебе говорил, что мне осталось жить совсем немного. Семья – вот что важно. А с тобой, я уверен, семья в надежных руках. В отличных руках. Самых лучших. Так что стреляй, Рейчел. Успокой свое ноющее сердце. Изгони своих демонов. А что касается меня, я умру счастливым, сознавая, что завещаю тебе славное будущее прославленной фамилии Баррен. Как же я тобой горжусь!
   Он улыбнулся ей.
   Прошло несколько секунд – Рейчел набиралась решимости. Смирялась с мыслью, что другого выхода нет. А затем неожиданно улыбнулась отцу.
   В его глазах мелькнула тень сомнения.
   – Рейчел, что ты задумала?
   Он непонимающе смотрел на дочь, и вдруг его лицо исказилось от ужаса. Она отвела пистолет от его лба и сунула дуло себе в рот.
   – О Господи, Рейчел, не смей!
   Раздался оглушающий грохот, и посеревшее лицо старика забрызгало кровью и крошевом костей.
   Тело Рейчел отбросило назад, и оно со стуком повалилось на палубу.

   Бен-Рой и Халифа
   Окутанные туманом, они успели пробежать половину палубы, когда услышали за спиной выстрел. И следом крик: «Рейчел!» Скорее не крик, а утробный вопль, словно ревело смертельно раненное животное.
   Бен-Рой и Халифа остановились и переглянулись, не понимая, что произошло. И тут же послышался новый вопль, разнесшийся по причалу, словно усиленный громкоговорителями:
   – Найдите их! Найдите убийц!
   Детективы бросились бежать.
   Они достигли носа и забрались на сходни. Но едва принялись спускаться, как внизу послышались голоса и топот ног. Рейчел ошиблась – здесь тоже была охрана. Судя по звукам, много людей, и они бежали им навстречу.
   Детективы отступили и оказались в треугольнике палубы, ограниченном носом и ближайшими открытыми грузовыми люками. Видимость в тумане не превышала двух метров, но они и без того понимали, что попали в ловушку. Крики и шаги дали им понять, что одни охранники поднимаются слева по трапу, другие наступают вдоль бортов.
   – Найдите их! Убейте их!
   Детективы тревожно переглянулись и, не сказав друг другу ни слова, разделились. Бен-Рой повернулся налево, взяв под прицел верх сходней и узкий участок палубы между поручнями и грузовым трюмом. Халифа держал на мушке проход вдоль левого борта.
   Изготовив автоматы и склонив головы, они вглядывались в темноту, прислушивались. Прошло двадцать секунд, напряженных, томительных секунд. Судя по звукам, «охотники» приближались, сеть стягивалась. На верху трапа появилась фигура человека, затем еще одна. Бен-Рой выстрелил в упор и сшиб людей с палубы. Халифа тоже заметил движение и выпустил очередь. Со всех сторон им ответили яростным огнем, и воздух завибрировал от свиста и звона бьющих в металл пуль. Туман прорезали белые всполохи. Детективы, укрываясь от выстрелов, вжались в поднятую крышку люка и, высовываясь, отвечали огнем и тут же прятались. Поскольку люди Баррена могли продвигаться лишь вдоль бортов или подниматься по трапу, Халифа и Бен-Рой удерживали позицию, хотя противник намного превосходил их числом. Но только до тех пор, пока у них оставались патроны. А они быстро расходовались.
   – Прикрой! – крикнул Бен-Рой.
   Халифа, в последний раз выстрелив со своей стороны судна, перебежал к Бен-Рою и продолжал огонь. Израильтянин перекатился по палубе к трапу, схватил лежавшее там тело и оттащил за крышку люка. Затем проделал то же самое со вторым мертвым охранником. Пули сыпались вокруг него, словно металлический град. Халифа отполз на прежнее место снова защищать правый проход. Израильтянин обыскал мертвецов. И вот он джекпот: у каждого в руках «МР5», на поясах по кобуре с «зиг-зауэром», в кармашках бронежилета запасные магазины к «хеклерам». На вид по тридцать патронов – чем не арсенал? Бен-Рой толкнул Халифе по палубе автомат и две обоймы, оставил обоймы себе и дал в наступающих очередь.
   Пока они могли держаться, и следовало воспользоваться моментом, чтобы придумать, как выбраться с судна.
   Перестрелка продолжалась еще несколько минут. Детективы были загнаны в угол, но и люди Баррена не могли подобраться к ним ближе. Затем послышался топот убегающих ног, и наступила пугающая тишина.
   – Что они задумали? – прошептал Халифа.
   Бен-Рой не мог ответить на его вопрос.
   – Точно одно: отпускать нас они не собираются.
   Они, напрягая слух, прижимались к крышке люка. Их сердца гулко бились, и каждый пытался придумать план отступления. Трап на земле охраняется, как и узкие проходы палубы между бортами и трюмными люками.
   – Как ты думаешь, сумеем спрыгнуть? – спросил израильтянин.
   – С ума сошел? Сорок метров высоты, с одной стороны пристань, с другой камни, впереди буксир. Счастливо отделаемся, если переломаем только хребты.
   Бен-Рой не стал спорить.
   – У нас проблемы. – Это единственное заключение, которое он сумел сделать.
   Тишина длилась почти десять минут. Нападавшие, видимо, тоже просчитывали варианты. Затем по причалу разнесся разъяренный голос. Голос Баррена.
   – Мне наплевать! Я требую, чтобы их немедленно убили! Слышишь? Выполняй! Не тяни! Это приказ!
   Детективы переглянулись, не понимая, чего им ждать, но тут же получили ответ. Разнесся низкий, зловещий, пульсирующий гул, палуба начала вибрировать – ожили судовые двигатели. Почти одновременно заурчала гидравлика, и служившая им прикрытием крышка трюмного люка стала закрываться, как и остальные крышки по всей длине палубы, словно складывалась вереница костяшек домино. Детективы бросились за мачту антенны спутниковой навигации – ненадежное, но все-таки укрытие. Теперь между ними и мостиком, где накапливались люди Баррена, было пустое пространство длиной в два футбольных поля, и никакой защиты, кроме тумана.
   – Они выйдут в море, – предположил Бен-Рой. – И как только туман рассеется, мы будем видны как на ладони. Нас снимут прямо с мостика. Подстрелят как куропаток. Надо рисковать, попытаться спуститься.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [51] 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация