А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лабиринт Осириса" (страница 50)

   На нависшем над ней лице Бен-Роя мелькнула тень сомнения.
   – Я же признал, что у меня нет ответов на все вопросы. Но с ответами можно подождать. Пока же надо как можно быстрее убираться отсюда. И ты пойдешь с нами… – Его прервало потрескивание оставшейся на ящиках рации.
   Послышалась пальба, затем женский голос. Отчаянный, осипший от тревоги.
   – Дина, уходи! Это ловушка! Нас поджидали. Уходи! Уходи! Они знают, что мы… – Голос поглотил грохот новых залпов.
   Бен-Рой, растерявшись и не понимая, что происходит, ослабил хватку. Этого оказалось достаточно. Пленница сильно пнула его по лодыжке и вывернулась из рук. Ударила коленом в пах, отчего он согнулся, затем ребром ладони под подбородок сбила с ног. Халифа хотел ее схватить, но она уже бежала по дорожке к дальнему штабелю ящиков.
   – Стреляй, – промычал израильтянин. – Убей стерву! – Он с трудом поднялся на колени. У него изо рта текла кровь.
   Халифа машинально вскинул оружие, поддерживая для устойчивости левой рукой запястье правой. Несмотря на темноту, выстрел не представлял труда: с обеих сторон стояли склады, ограничивая движения цели, четко выделявшейся на фоне света прожекторов на причале. Халифа выверил линию прицела, охватил пальцем курок, но не смог нажать. Женщина была уже в конце прохода, подобрала свой «глок» там, где его бросил Бен-Рой, и, словно по ступеням лестницы, вспрыгнула на штабель. Задержалась наверху, обернулась и на мгновение встретилась глазами с Халифой. Египтянину показалось, что она покачала головой, хотя, даже если так и было, он бы не сумел объяснить, что она хотела сказать. Потом, подобрав рацию и камеру, спрыгнула с ящиков и исчезла.
   Халифа опустил пистолет. Бен-Рой уже стоял рядом с ним.
   – Какого черта не стрелял? – кашлянул он. Слова прозвучали смазанно, неразборчиво, словно ему в рот засунули губку.
   – Не сумел, – тихо ответил Халифа. – Только не в женщину. И только не в спину.
   Несколько мгновений он не мог справиться с потрясением и стоял как вкопанный. Мысли бестолково роились в голове. Снова послышался треск стрельбы, на этот раз у них за спиной за забором, и он почувствовал на плече ладонь Бен-Роя.
   – Надо уносить ноги.
   Халифа обернулся. Он понятия не имел, что происходит, кто открыл огонь и не ошибался ли израильтянин насчет убежавшей женщины. Ясно было одно: тот проделал долгий путь и подверг себя немалому риску, чтобы помочь ему. И хотя бы это следовало оценить. Он начал что-то говорить, но осекся, не в силах подобрать нужные слова. И вместо слов вытер рукавом кровь с губ Бен-Роя.
   – Ну и видок у тебя, вонючий еврейский ублюдок.
   – На себя посмотри, – огрызнулся тот. – Типичный наглый мусульманский подонок!
   Они кивнули друг другу и, крепко пожав руки, пошли по проходу от причала. Но не успели сделать и нескольких метров, как впереди замаячили темные фигуры. Перед ними предупредительно защелкали пули.
   – Пистолет на землю, руки в гору! – приказал грубый голос с американским акцентом. – Повторять не стану!
   Пистолет оказался на земле, руки были подняты вверх.

   Их вытолкали из-за склада и повели к причалу.
   За последние двадцать минут туман заметно сгустился. Теперь стоявшее перед ними судно покрывала плотная белая вуаль, смазывая и размывая контуры корпуса, словно стальная громада в шестьдесят тысяч тонн начала распадаться на атомы. По причалу ползли похожие на испарения сухого льда лохматые клочья. Гигантские ажурные пролеты портальных кранов растворялись во мраке. И от этого вся картина становилась до странности нереальной, похожей на сон. Это чувство только усилилось, когда раздался гудок и все работы по разгрузке прекратились. Моторы смолкли, люди куда-то исчезли, свет померк. Пристань погрузилась в жуткую тишину и оцепенение.
   Бен-Рой и Халифа переглянулись, но ничего не сказали.
   Их препроводили по причалу к корме судна, где у трапа стоял большой черный лимузин. Рядом охрана – три мускулистых парня с суровыми лицами, одетые так же, как те, что вели детективов: джинсы, невысокие замшевые сапоги, бронежилеты. Вооружены автоматами «хеклер-и-кох MP5» и пистолетами «зиг-зауэр». Они не проявили никакого интереса, когда детективов провели мимо них к трапу.
   Халифа и Бен-Рой поднимались на палубу, и металлические ступени сходней клацали под их ногами. Они оказались в коридоре, идущем вокруг основания ходовой рубки. Здесь туман был еще гуще, словно они попали в середину облака, и рубка терялась в темноте над головами. Откуда-то сверху доносились голоса, но они не понимали язык. Русский, подумал Бен-Рой. Что-то коснулось его лица, и он догадался, что это скинутый вниз пепел сигареты. Возмущаться израильтянин почему-то не стал.
   Взмахом оружия захватившие детективов охранники дали понять, что им следует повернуть направо и спереди обогнуть основание рубки. Пленники увидели на палубе металлический контейнер; видимо, такой же, в каком путешествовали по морю Воски и другие несчастные девушки, подумал Бен-Рой. Стальные двери были открыты. Но внутри царила темнота, удалось разглядеть лишь несколько пенопластовых матрасов. В нос ударил запах мочи и ржавого металла.
   Им приказали встать у стенки в пятне тусклого света от лампы наверху рубки. Трап перед ними, перекинутый через открытый люк грузового отсека, убегал куда-то в темноту. Не сводя с пленников автоматов, охранники отступили назад и застыли в молчании.
   Халифа и Бен-Рой время от времени переглядывались и, не понимая, что происходит, не говорили ни слова. Внезапно они насторожились. Послышался звук – очень тихий, но все же различимый. Где-то перед ними, в темноте на трапе. Заунывный ритмичный скрип или повизгивание. Детективы машинально сжали кулаки и вглядывались в темноту, стараясь разглядеть, чем он вызван. Звук не утихал и приближался к ним. Было в нем что-то тревожное и недоброе, и по тому, как он отдавался во мраке, казалось, к ним по трапу подкрадывался кровожадный хищник – шел, принюхиваясь, и его появление не сулило ничего хорошего.
   – Что-то мне это не нравится, – пробормотал Халифа, прижимаясь к стенке контейнера.
   – Да уж… – буркнул Бен-Рой.
   Звук все громче и все ближе. Теперь его сопровождали шаги – неспешные шлепки по решетчатому металлу. В темноте возникла какая-то пока еще неясная форма. Она надвигалась, разрастаясь на глазах, и, словно материализуясь, обретала контуры и наконец превратилась в фигуру человека. Громадного, непомерно грузного, седого мужчины, шаркающего ногами за катившимся перед ним трехколесным ходунком.
   Натаниэль Баррен.
   – Добрый вечер, джентльмены.
   Он сказал это хриплым, брюзгливым голосом. Сделал паузу, окинул детективов взглядом и продолжал:
   – Согласитесь, впечатляющий корабль. Сейчас прогулялся по палубе. Надо будет взглянуть, что с этим колесом. – Он показал на один из роликов трехногой конструкции. – Смазка, думаю, поможет.
   Он хохотнул и поднял руку, отдавая приказ охранникам отойти назад. Они отступили на грань темноты – достаточно далеко, чтобы не мозолить глаза, но так, чтобы держать пленников на мушке своих «хеклеров».
   – Как правило, вопросы безопасности мы поручаем нашим египетским коллегам. – Старик грузно оперся о ходунок. – Но сегодня я решил, что не помешает прихватить и своих людей. Для усиления основного контингента. И как видите, они прекрасно справляются.
   Он одобрительно кивнул. У него на шнурке на шее висела пластиковая маска, к ходунку был прикреплен кислородный баллон, и к нему от маски спускалась тонкая трубка.
   – Мне все равно пришлось бы приезжать в Египет. – Он вынул из кармана носовой платок и промокнул губы. – Завтра вечером в Луксоре открытие этого чертова музея. Вот я и решил, что будет разумно заглянуть и сюда. Так сказать, убить двух зайцев одним выстрелом.
   Халифа и Бен-Рой стояли перед ним, прижавшись к стенке контейнера. Глаза египтянина пылали ненавистью. Бен-Рой же смотрел скорее с недоумением. В его голове вращались колесики – он пытался сплести разрозненные нити и понять, что происходит.
   – Мы только что пообщались с вашей дочерью. – Он дотронулся до распухших губ.
   – Вот как, – ухмыльнулся Баррен. – Выдающаяся юная леди. Согласны?
   – Она все время работала на вас?
   Улыбка старика стала шире.
   – Я же сказал, она выдающийся человек. И очень храбрая. Я ею горжусь.
   – Это она все подстроила? – спросил Халифа. Лицо у него было смертельно бледным, а голос звучал тускло и невыразительно. – Заманила сюда людей из «Немезиды», чтобы вы их убили?
   Баррен, шаркнув ногами и ссутулившись, изменил позу.
   – Скажем так: для меня большое утешение сознавать, что когда я отойду от семейных и корпоративных дел, они останутся в надежных руках.
   Он усмехнулся, издав сухой, неприятный звук, словно одышливо пыхтела собака. Снова промокнул губы и положил платок в карман. В голове Бен-Роя колесики продолжали крутиться. Но нити никак не свивались воедино – по-прежнему оставались лишние концы. Одно не соответствовало другому.
   – Эти люди… они были только частью организации, – продолжал Баррен, – отколовшейся группой, ячейкой. Сама «Немезида» никуда не делась. Думаете, так просто от нее избавиться? – Он снова усмехнулся. – Ну ничего, детектив, капля по капле, шажок за шажком. Не сомневайтесь, мы владеем ситуацией.
   – Что произошло с Ривкой Клейнберг? – Бен-Рой решил узнать как можно больше, прежде чем произойдет неизбежное. – Ее-то кто убил? Рейчел?
   Баррен отмахнулся от вопроса.
   – Человек, в душе которого интересы компании на первом месте. Думаю, в данных обстоятельствах нет смысла входить в подробности. Хотя должен отдать вам должное: остальное вы выведали очень точно. Я читал копию вашего доклада. Отличный пример сыскной работы.
   Он поднял распухшую, покрытую печеночными пятнами руку и шутливо отдал Бен-Рою честь.
   – Как вы справедливо заключили, мы наткнулись на рудник, когда производили изыскания в этих местах. Тогда мы не придали этому значения. И лишь когда получили концессию в Драгеше, нам пришло в голову, что у нас в руках готовое складское сооружение для той части отходов, которую мы обязались вывозить из Румынии.
   Порыв ветра окутал туманом его похожее на тыкву, одутловатое лицо.
   – Лишь одну, главную, деталь вы истолковали неверно, – продолжал Баррен, когда дымка рассеялась. – Мы завозим в Египет не все отходы, а только примерно четвертую часть. А остальное в самом деле отправляем в Штаты для переработки и помещения на свалку. Чертовски дорогое удовольствие, как я вам докладывал, когда мы говорили в прошлый раз. Серьезно снижает прибыль. Так что даже двадцать пять процентов, которые мы сгружаем здесь, экономят сотни миллионов долларов. В этом и есть смысл: увеличивать прибыль. Делать деньги.
   Его кустистые седые брови изогнулись, словно он ждал, что Бен-Рой и Халифа согласятся с его заключением. Они промолчали. Но Баррена, судя по всему, их молчание не слишком огорчило.
   – Кстати, я встречался с ней несколько раз, с этой Клейнберг. Она была подругой моей дорогой скончавшейся жены. Никогда ей не симпатизировал. И она мне тоже. Забавно, какие порой в жизни случаются совпадения. – Баррен хмыкнул, но тут же закашлялся, и от жестокого приступа выражение его лица сразу изменилось. Он втянул голову в плечи и, выпучив слезящиеся глаза, судорожно пытался втянуть в легкие воздух. Бен-Рой метнул взгляд на охранников, прикидывая шанс с ними справиться. Небольшой, очень небольшой, заключил он.
   – И что теперь? – спросил он, когда старик наконец пришел в себя.
   – Теперь? – Баррен развел руками и вновь положил их на резиновые рукоятки ходунка. – Теперь мы дождемся, когда туман поднимется, и закончим разгрузку. Затем капитан Кременко и его команда заплатят должок за свою аферу со шлюхами – вывезут вас на середину океана, порубят на куски и бросят на съедение рыбам. То же самое сделают с телами бандитов из «Немезиды», которых, как я полагаю, пока мы здесь беседуем, уже подобрали. Не могу обещать, что пролью по ним хоть одну слезу, однако, если вас утешит, добавлю, что убийство полицейских всегда было против моей совести. Но что делать?
   Он пожал плечами, как бы говоря, что обстоятельства против него.
   – Надо было брать отступное, детектив. Первейшее правило бизнеса: если предлагают хорошую сделку, хватайся за нее.
   На него снова напал кашель. Стоявший рядом с Бен-Роем Халифа тоже взвешивал шансы раскидать охранников и, как израильтянин, пришел к выводу, что они ничтожны, практически равны нулю. Перед ним, в нескольких метрах, стоял человек, которого он считал виновным в смерти сына. Ось, на которой вращался его мир, была сломана. А он не мог до него добраться. И от разочарования ощутил в груди пустоту.
   – Что ж, джентльмены, довольно разговоров, – подытожил Баррен. – Я человек последовательный и пришел к вам, чтобы посмотреть вам в глаза и ответить на любые вопросы, которые могли у вас возникнуть. И теперь, когда все выполнил, полагаю, нет смысла затягивать встречу, и, с вашего позволения…
   Он кивнул охранникам, и те с безразличными, как у роботов, лицами и автоматами на изготовку сделали несколько шагов вперед. Взмахами стволов они приказали детективам войти в контейнер.
   – Никогда не был особенным поклонником театральности, – обратился Баррен к Бен-Рою и Халифе, когда те, оказавшись в вонючем чреве металлического ящика, обернулись. – Но согласитесь, во всем этом есть некая… какое бы подобрать слово… синхронность. С этого контейнера начались все наши проблемы, и в нем они закончатся. Хотя бы это тешит мое чувство опрятности.
   Он улыбнулся и дал знак охранникам. Те стали приближаться к контейнеру. Но Халифа выставил вперед ногу, не позволяя закрыть двери.
   – Ты убил моего сына! – заявил он, не сводя с Баррена глаз. – Ты убил моего мальчика, а я убью тебя.
   Старик выпятил подбородок.
   – Вот как? – Он посмотрел на часы. – Что ж, попробуй. У тебя на это целых четыре часа. А потом ты пойдешь на дно океана, и крабы будут выедать тебе глаза. На твоем месте я бы сразу перешел к делу.
   Он с присвистом рассмеялся. Халифу отбросили назад, двери контейнера захлопнулись у него перед лицом. Звякнул навесной замок, и египтянин второй раз за сутки оказался в кромешной темноте. Послышалось поскрипывание ходунка Баррена – он покидал палубу. Но через несколько секунд все смолкло, а затем раздался голос:
   – Привет, папа! Давно не виделись.
   Халифа сжал кулаки и принялся колотить в стенку контейнера.
   – Обманщица! – кричал он. – Обманщица! Лгунья! Обманщица!

   Рейчел
   Услышав по рации крик Тамары: «Уходи! Это ловушка!» – она сразу поняла, что он здесь, на причале. Она не сумела бы это объяснить или как-то логически обосновать. Просто знала, и все. Внезапно ощутила его присутствие. Костями, всем своим нутром. Как ощущала ребенком, когда он сидел у себя в библиотеке наверху или, подобно грозовой туче, приближался по тускло освещенным коридорам. Прошло столько лет, и вот он снова рядом. Дражайший папенька приехал забрать свою дочурку. Она всегда знала, что это случится. Семья стремится к объединению, как лабиринт, который затягивает в свое чрево.
   Она разобралась с израильским копом, вскочила на штабель ящиков и бросилась к причалу, не обращая внимания на крики портовых грузчиков и наводя оружие на каждого, кто к ней приближался. Казалось, она попала в сон, где все расплывчато и неопределенно от тумана и внезапно воцарившейся тишины, когда на пристани разом смолкли все моторы. Она снова и снова вызывала по рации Гиди, Тамару, Фаза, выкрикивала их имена, хотя понимала, что это бесполезно, и наконец отшвырнула рацию. И камеру тоже. Сама не понимала, зачем подхватила ее со штабеля. Сознавала лишь то, что остальные умерли, а она бежала, и здесь отец, и ее настигло прошлое, которое преследовало ее все последние двенадцать лет. Сколько же можно не подпускать его к себе? Сколько можно себя хоронить?
   Спрячьте Рейчел от глаз!
   И вот прошлое превратилось в настоящее. И все перепуталось.
   Дважды откуда ни возьмись появлялись мужчины. И дважды чей-то голос приказывал не трогать ее.
   – Это та самая. Отпустите!
   Та самая Рейчел. Ты всегда ею оставалась.
   Она отмахивалась и бежала дальше.
   В конце причала туман сгустился и превратился в молоко. Она слезла с бетона на камни и стала осматриваться в том месте, где установили камеру Тамара и Гиди. Изменить того, что случилось, она не могла, но ей нужно было все увидеть своими глазами. Хотя бы попрощаться, прежде чем отправиться искать его. Особенно с Тамарой. С ней она нарушила золотое правило – завязала близкие отношения. Как нарушила правило с Ривкой. Как с матерью. И всегда, когда нарушалось правило, это заканчивалось трагедией.
   – Не моя вина, – задыхалась Рейчел, – не моя. Не моя.
   Но даже после всех прошедших лет в глубине души оставался уголок, где теплилось сомнение: может быть, вина все-таки ее? Может, она могла сделать больше и выстоять? Может, Рейчел всего лишь шлюха?
   «Простите. Простите».
   Она еще немного поискала. И вдруг впереди, чуть правее, в стороне от реки заработал мотор. Явно грузовика. Туман прорезали фары. Она сделала несколько шагов в ту сторону и почувствовала под ногами что-то вроде усыпанной гравием дороги. Все казалось нереальным. Туман разорвался, и Рейчел увидела в пяти метрах перед собой задний борт пикапа. По бокам сидели двое мужчин, одетые так же, как те, которые догнали ее на пристани, – в джинсы, замшевые сапоги и бронежилеты. А у их ног на полу фургона, словно охотничий трофей, лежали три тела. Два мужских и женское. Глаза открыты. Много крови. Рейчел услышала крик и не сразу поняла, что кричала она сама. Она рванулась вперед, но фургон тронулся с места. Один из охранников махнул рукой в сторону судна, видимо, давая ей понять: «Он там». А затем туман опять сгустился и поглотил грузовик.
   Рейчел осталась одна. Она всегда была одна. Одна в тумане. В потемках собственного стыда.
   Словно на автопилоте, она повернула назад: на камни, на причал, к судну – все еще с «глоком» в руке. Все происходило, словно в замедленной съемке, будто она была героиней фильма, который пустили со скоростью вдвое меньше положенной. Она добралась до сходней, поднялась на палубу и прошла по трапу в середине судна – справа и слева чернели похожие на лужи открытые трюмные люки.
   С каждым шагом его присутствие ощущалось все сильнее. Темное притяжение неуклонно влекло в свою орбиту.
   И вдруг он оказался перед ней – шаркал ногами за ходунком рядом с большим грузовым контейнером. Тяжело ступающая в тумане расплывчатая, тучная тень. Точно такой, каким она его помнила.
   Он, должно быть, тоже почувствовал ее, потому что остановился и обернулся. Их глаза встретились. Серое, медвежье лицо скривилось в улыбке. И тут катушка с фильмом завертелась с нормальной скоростью, и все происходящее больше не казалось сном. Внезапно стало вполне реальным и разворачивалось здесь и сейчас. У нее ёкнуло сердце и похолодело в животе. Опять возникла боль в промежности.
   – Привет, папа. Давно не виделись.

   Для Бен-Роя и Халифы ее слова прозвучали приветствием любящей дочери, ознаменовавшим возвращение блудного дитя в лоно семьи.
   Заключенные в темноте контейнера и отделенные от остального мира металлической стенкой, они не видели выражения ее лица.
   Выражения ничем не прикрытого, подлинного отвращения. Отвращения, граничившего с безумием, словно она столкнулась с чем-то настолько мерзостным и откровенно гнусным, что вот сейчас рухнет на колени и ее будет неудержимо рвать.
   На мгновение она застыла на месте, слушая, как над палубой разносятся удары кулаков из контейнера и крики: «Обманщица!» Затем, положив палец на спусковой крючок «глока», сделала пару шагов вперед и вышла в круг света. Баррен бросил ходунок и, махнув рукой охранникам, чтобы те ушли с палубы и оставили их вдвоем, двинулся навстречу. И вот они лицом к лицу. Отец и дочь. После стольких лет.
   – Привет, моя дорогая Рейчел. – Баррен моргает слезящимися глазами, губы складываются в восторженную улыбку. – В самом деле давно. Я по тебе скучал. Так сильно, что не могу выразить.
   Он протягивает к ней трясущуюся руку, но она не двигается с места. Прошло столько лет, но ужас в ней тот же, что прежде.
   – Прекрасно выглядишь, – сипит он и с ног до головы окидывает ее восхищенным взглядом. – Совсем взрослая, красивая женщина. Узнаю в тебе мать. В тебе очень много от нее. Я тобой горжусь.
   Он хочет сделать к ней шаг, но Рейчел поднимает пистолет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация