А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лабиринт Осириса" (страница 48)

   – Ты любовь моей жизни. За все годы, что мы вместе, я ни разу не взглянул на другую женщину. Зачем, если рядом со мной такая красавица?
   – Тогда почему, Юсуф, ты мне лжешь? Я понимаю это по твоему голосу, вижу по лицу. Слишком давно тебя знаю.
   Теперь потупился Халифа.
   – Где ты был прошлой ночью? – не отступала Зенаб. – Мне не позвонил. Вернулся домой в грязной одежде, не выспавшийся, на руке кровь, бледный как привидение. – Ее голос дрожал. – Что происходит, Юсуф? Расскажи мне.
   – Полицейские дела, – промямлил он, переминаясь с ноги на ногу и поворачивая запястье так, чтобы украдкой посмотреть на часы. – Это связано с Долиной царей. Шеф Хассани…
   Зенаб выдернула руки и вскинула к его лицу.
   – Пожалуйста, Юсуф, хватит лжи. Знаю, каково тебе было со мной с тех пор, как мы потеряли Али. Ты сам горевал, и я еще навалила на тебя эту ношу.
   – Прекрати, Зенаб. Ты никогда не была для меня ношей. Ты моя жена…
   – Тогда скажи своей жене, что происходит. Умоляю! – Слезы навернулись ей на глаза и скатились по щекам. – В эти последние дни я почувствовала… подумала, что в конце тоннеля появился свет. Но без тебя я не справлюсь. Вижу, что-то не так. Мне необходимо знать. Потому что терять мужа… – Она не смогла закончить фразу.
   Халифа обхватил ее за плечи и тайком посмотрел на часы, ругая себя за это. Времени до самолета оставалось в обрез, а от того, успеет ли он на рейс, так много зависит.
   – Ты не теряешь мужа, Зенаб. Я люблю тебя. Я с тобой. Просто сегодня вечером мне нужно лететь в Александрию.
   – В Александрию?
   – Тебе не о чем беспокоиться.
   Она отняла руки от его лица и отступила на шаг.
   – Что ты мне недоговариваешь, Юсуф?
   – Ничего.
   – Что скрываешь?
   – Все очень сложно.
   – Объясни!
   – Я кое-что должен сделать… есть люди… это расследование Бен-Роя.
   – Рассказывай!
   – Али! Дело связано с Али!
   Он сказал это громче, чем хотел. Почти выкрикнул. Прохожие на улице обернулись посмотреть, что за шум. Халифа не обратил на них внимания.
   – Речь идет о нашем сыне, – повторил он, стараясь говорить спокойно. – Нашем мальчике. У меня нет времени входить в детали, да они и не важны. Единственное, что ты должна знать, я готов добиться правосудия для нашего Али.
   Зенаб, схватившись рукой за шею, молчала. В ее карих, наполненных слезами глазах стоял ужас.
   – Они убили его, Зенаб. «Зосер» и другая компания, такая же, как эта. Убили Али. Я хочу до них добраться и наказать. Есть люди, готовые мне помочь. Хорошие люди. Тебе нечего бояться. Все будет хорошо. Мальчик будет отмщен, и негодяи получат по заслугам.
   – Я тебя не узнаю, – покачала головой Зенаб. – Двадцать лет вместе, и вдруг я перестала узнавать собственного мужа, – прошептала она.
   – Что ты не узнаешь? – Голос Халифы снова взлетел вверх, его словно что-то жгло изнутри. – Убили нашего сына, и я хочу добиться правосудия. Что здесь можно не узнать?
   – Злость… это безумие.
   – Разве безумие желать правосудия?
   – Оставлять жену, семью и стремиться на какое-то дурацкое дело…
   – Это не дурацкое дело! Не говори так! Закону они не подвластны, значит, я должен сделать все сам! Ты должна сказать мне «спасибо»! Слышишь?
   Халифа осекся и с испугом посмотрел на свой кулак, которым потрясал перед лицом жены. Все время, пока они были вместе, он ничего подобного себе не позволял. Несколько секунд он смотрел на кулак, словно тот материализовался из воздуха, затем тяжело, будто каменную, уронил руку.
   – Господи, прости… Я не хотел… Извини меня.
   Потрясенная Зенаб не сводила с мужа глаз, а с минарета мечети Элнас по улице плыл усиленный динамиками призыв к вечерней молитве. Тогда Зенаб сделала то, чего ни разу не делала за годы их супружества, – встала перед Халифой на колени и, умоляя, сложила руки.
   – Муж мой, любовь моя, светоч жизни моей, никогда я не стояла перед тобой в такой позе. Никогда ничего от тебя не требовала, но сегодня слезно прошу, умоляю: что бы ты ни думал об этом деле, оставь свою затею. Заклинаю, оставь ее!
   Халифа нагнулся, попытался ее поднять, он чувствовал, что на них смотрят, показывают пальцами. Зенаб отпихнула его руки, подползла еще ближе, прижалась, слезы катились по ее щекам.
   – Если бы ты мог вернуть нашего мальчика, я бы благословила тебя. – Рыдания душили ее. – Пошла бы с тобой на край земли и еще дальше. Но Али не вернуть. Ты ищешь отмщения за то, что было ужасным несчастным случаем.
   – Это был не несчастный случай, Зенаб. Ты не знаешь всего – его убили.
   – Я знаю одно: мой сын умер. И если сейчас уйдет муж, он тоже умрет. Не хватит ли горя нашей семье? Останься – не ради меня, ради детей. Юсуф и Батах уже потеряли брата. Не добавляй к этому списку отца.
   – Они не потеряют отца…
   – Потеряют, Юсуф. Я знаю, чувствую. В какие бы опасные, сумасшедшие дела ты ни влезал за годы нашего брака, я всегда тебя поддерживала, потому что ты самый лучший мужчина на свете и все твои поступки были от доброты твоего сердца. – Она прижала руку к груди. – Но сейчас, Юсуф, что бы ты ни замышлял, это исходит не от добра. Вижу по твоим глазам. От ненависти, гнева и боли, и твой поступок способен посеять лишь новую боль. Если то, что ты сказал, правда, судья этим людям Аллах. Наказывать Ему, а не тебе. То, что ты задумал, кончится трагедией, я это знаю. Знаю! Я больше не выдержу трагедий. Никто из нас не выдержит. – Прижавшись к ногам мужа, Зенаб зарыдала. – Умоляю, Юсуф, как жена мужа, как мать отца своих детей, как друга, не уезжай сегодня. Заклинаю, не надо! Не оставляй меня! Останься!
   В десяти метрах от них на улице собралась небольшая толпа людей, которые наблюдали за развитием драмы. Некоторые даже достали мобильные телефоны и снимали сцену. Халифе было на них наплевать. Он оторвал от себя руки жены, опустился перед ней на колени и обнял ее.
   – Все в порядке, – шептал он. – Все в порядке, дорогая. Все будет хорошо.
   Постепенно Зенаб успокоилась. Халифа немного отстранился, поднял ее голову, достал платок и вытер слезы со щек. Прошло еще несколько минут, они, обнявшись, застыли на коленях. Казалось, в мире, кроме них, никого не существует – окружающее померкло, исчезло, и они оказались в особенном, никому не доступном пространстве. Затем Халифа осторожно помог жене подняться. Зенаб улыбнулась, решив, что он внял ее мольбам, но тут же заметила, как он посмотрел на часы.
   – Боже, Юсуф, неужели…
   Он, не дав ей договорить, прижал палец к ее губам. За двадцать лет их брака никогда не случалось, чтобы она вот так жарко его попросила, а он бы не послушался. Всегда исполнял ее желания. Прыгнул бы со скалы, если бы она захотела. Что-то произошло с ним в лабиринте. Изменило, переиначило, ожесточило. Он стал не тем человеком, каким был раньше.
   – Я люблю тебя, Зенаб, – сказал он каким-то вдруг потускневшим, безжизненным голосом. – Больше всего на свете. И детей. Вы для меня все. Но я должен это сделать. Ради Али. И ни ты, ни кто другой меня не остановит. Я вернусь завтра утром. Обещаю.
   Халифа наклонился и поцеловал жену. Снова бросил взгляд на часы – 18.28. Время на исходе. Он достал из кармана тетрадку Пинскера и побежал прочь. Сзади какой-то человек вытянул руку с мобильным телефоном и снимал телеобъективом, как Зенаб снова рухнула на колени и закрыла лицо ладонями.

   Международный аэропорт Бен-Гурион
   «Привет, Арие, получила твое сообщение. Я обещала пообедать у Ринаты, но ты можешь заскочить позже. Или давай вместе позавтракаем. Если ты серьезно насчет той работы и переезда в Хайфу, это можно обсудить. Жду от тебя звонка. Шалом».
   Бен-Рой слушал сообщение, держа телефон в левой руке, а правой извлекал из багажника «тойоты» красные полицейские номера.
   За первым последовало второе сообщение: «Постскриптум: я тебя тоже люблю, верзила. Хотя всеми силами стараюсь этого не делать».
   Бен-Рой захлопнул багажник, запер машину, прилепил на заднюю панель номер на магнитном держателе и при этом пытался придумать, как бы получше ответить Саре – сообщить, что хотя он и любит ее больше всего на свете, но снова подвел. Он не представлял, как это выразить словами, чтобы ей не показалось, что он в очередной раз отмахнулся от нее, пошел на попятную. Время поджимало, и он решил заняться этим, когда сядет в самолет. В последний раз попытался дозвониться Халифе, сунул трубку в карман, повесил передний номер и со всех ног кинулся в зал вылета международного аэропорта Бен-Гурион.
   Странное решение, можно сказать, безумное, но медлить было нельзя, а никакого плана лучше в голову не пришло. Египтянин не отвечал. Его приятель Дэнни Перлман из отдела по связи с зарубежными органами правопорядка тоже. Следовательно, у него не было способа выйти на контакт с египетскими властями. Но если бы даже и был, что бы он им сказал? Что банда головорезов-антикапиталистов готовит акцию на египетской территории? И им будет помогать и поддерживать сотрудник их собственной египетской полиции? Халифе его информация на пользу не пойдет, даже если спасет жизнь.
   И в отчаянии, не видя иной возможности, Бен-Рой позвонил в «Эль Аль». В Александрию летал всего один рейс в неделю – тот самый, на который заказала билет Ривка Клейнберг. Очередной вылет был следующим вечером – слишком поздно: ловушка к этому времени успеет захлопнуться и Халифа останется лежать лицом вниз с пулей в голове. Кроме «Эль Аль», в Александрию летала лишь египетская компания «Эр Синай» – дочерняя фирма авиаперевозчика «Иджипт эйр». Бен-Рой не особенно рассчитывал на успех, но когда позвонил, его пессимизм рассеяли – предложили рейс в 19.10 с посадкой в Александрии в 20.45. Он стал лихорадочно прикидывать, как еще мог бы спасти друга. Разве что бежать к Стене плача и горячо молиться – других способов не было. И он заказал место. Забежал домой за паспортом, понесся как бешеный в Лод и успел в аэропорт за семнадцать минут до взлета. Решению способствовали дикая спешка и напор обстоятельств. Если бы у него было время подумать, он бы ничего подобного не совершил. Также как и Халифа не прыгнул бы через провал в лабиринте.
   У стойки регистрации компании «Эр Синай» никого не оказалось – все пассажиры давно находились на борту. Гражданскому никогда бы не разрешили посадку за пятнадцать минут до взлета. Но Бен-Рой показал полицейское удостоверение и, перепрыгнув красную ленту, бросился к воротам. Проверяющая посадочные талоны девушка не хотела его пускать, но данные его паспорта совпали с теми, что были в компьютере, и в итоге ему удалось ее уломать. Он еще пристегивался к креслу в ряду между пожилой арабкой и тучным мужчиной с рукой на перевязи, когда самолет откатил от стоянки и начал выруливать на взлетную полосу.
   Бен-Рой снова взялся за мобильник. Как только они приземлятся в Египте, все сразу бешено завертится и не будет времени отвлекаться. Если отвечать на эсэмэски Сары, то только сейчас. Он пригнул голову и начал торопливо набирать ее номер, надеясь, что никто из экипажа в салоне его не засечет. Но тут же передумал, решив сначала сочинить текст. По непонятным ему самому причинам – наверное, сказывалось напряжение момента – выбор слов сообщения внезапно показался ему очень важным. Он ломал голову, пока лайнер катил по рулежным дорожкам, а печатать начал только тогда, когда они остановились на взлетной полосе и двигатели стали набирать мощь.
   «Люблю вас обоих. Больше всего на свете. Обещаю быть всегда с вами. Позвоню завтра. Мы будем самой счастливой семьей».
   У Бен-Роя хватило времени добавить поцелуи и отправить сообщение, и самолет с ревом сорвался с места. А затем они поднялись в воздух, и он покинул свою страну.
   – Вы не должны держать телефон включенным, – пожурил его мужчина с рукой на перевязи. – Это может помешать работе приборов.
   – Справедливо, – кивнул Бен-Рой. – Прошу прощения.
   Он выключил трубку, откинул спинку сиденья и уставился в потолок салона. Его глаза почему-то стали пощипывать слезы.

   Уильям Баррен тоже смотрел в потолок салона самолета, но то был лайнер «Гольфстрим G650». И, что совершенно точно, его глаза слезы не пощипывали. Напротив, он никогда в жизни не чувствовал себя так легко. Кульминация быстро приближалась. Столько лет он строил планы, интриговал, хитрил, готовил почву и… Господи, вот она высшая точка! Гораздо приятнее, чем все, что ему давали несовершеннолетние черные шлюхи в Хьюстоне. Он дождался давно ему положенного вознаграждения.
   Уильям взболтал бурбон в бокале.
   Решение вылететь на место пришло спонтанно. Хотя, строго говоря, его присутствие было не обязательно, он ощутил внезапную потребность быть там, где свершается действие. Не в центре события – грязную работу проделают другие, – а где-нибудь поблизости. Несколько часов назад он нежился в своем пентхаусе и вот уже в пути. Именно этого давно не хватало компании – некоторой непосредственности. Решения отца всегда отличались бесстрастностью – он не поддавался влиянию момента. Это изменится, когда Уильям возьмет бразды правления в свои руки. Чуть больше интуиции, чуть больше гибкости. Под его руководством «Баррен» станет совсем иной организацией. Хотя останется самым сильным хищником. Есть многое, что нужно сохранить, – какие-то вещи незыблемы.
   Уильям пригубил бурбон и похлопал по лежавшему на подлокотнике кресла мобильному телефону. Подошел один из пилотов и сообщил об их продвижении по маршруту. Скорость оказалась выше расчетной, и самолет должен был приземлиться на двадцать минут раньше намеченного срока. Уильям поблагодарил и, откинувшись на белую кожаную спинку, посмотрел на телефон. Особенный телефон – по которому ему вскоре позвонят.
   Еще сорок восемь часов, и семейный бизнес будет улажен. Уильям улыбнулся и сделал еще глоток бурбона. Корпус лайнера слегка дрожал. Да, так хорошо он никогда в жизни себя не чувствовал.

   Александрия
   Если бы Халифа окинул взглядом терминал прилета, когда шел по нему вскоре после девяти вечера, он бы заметил знакомую фигуру человека, о чем-то спорившего со службой безопасности аэропорта Александрии «Нозха». А если бы поговорил с этим человеком, то удалось бы избежать многих последующих тяжких событий.
   Но Халифа шел, не поднимая глаз, – слишком был занят своим мобильным телефоном – слушал женщину из «Немезиды», которая рассказывала ему, где они должны встретиться. К тому времени, когда разговор был окончен, он был уже у выхода из аэровокзала и призрачный шанс избежать трагедии был упущен.
   Покинув терминал, Халифа взял такси и, как ему было приказано, велел шоферу везти его на восток, в сторону Розетты. Таксист пытался вовлечь его в разговор: спрашивал о семье, что он собирается делать в их городе, что думает о новом правительстве. Сначала Халифа отделывался недовольным бурчанием, но через несколько километров ему надоели бесконечные вопросы, он показал значок полицейского, и дальше они ехали в молчании.
   Им потребовалось время, чтобы выехать из города. Лишь когда они пересекли длинную дамбу через окруженное тростником озеро, многоэтажные дома, фабрики и нефтеперегонные заводы остались позади, уступая место мозаике низкорослых кустарников, хлопковых полей, пальмовых и цитрусовых рощ. Халифа курил, глядел в окно и думал о сыне.
   На полпути к Розетте они, как и говорила женщина из «Немезиды», миновали залитую неоновым светом автозаправочную станцию компании «Мобил», за ней два гигантских щита на обочине: один с рекламой обуви от Пьера Кардена, другой – сети экспресс-кафе «Кентакки фрайд чикен». Халифа велел таксисту остановиться, отсчитал деньги за проезд, вылез из машины, прошел вперед пятьдесят метров и встал у сложенного в виде вигвама срезанного тростника. Прошло полчаса, и вдруг, словно ниоткуда, появилась белая «тойота-лендкрузер» и, вильнув с дороги, затормозила перед ним. В тот же миг в рощице пальм за спиной послышался хруст шагов, и из тени появилась молодая женщина.
   – Садись. – Она махнула рукой в сторону открывшейся задней двери «лендкрузера». Халифа послушался. Женщина скользнула на переднее сиденье, и водитель, по виду молодой араб с зажатой в уголке губ сигаретой, вывел машину на асфальт.
   – Я уже подумал, что вы не приедете, – заметил Халифа, когда они набрали скорость.
   – Надо было немного осмотреться, – объяснила женщина, обернувшись к нему. – Проверить, нет ли за тобой хвоста. – Она протянула руку. – Дина. А это Фаз. Рада, что ты к нам присоединился.
   Детектив пожал ей руку.
   – Юсуф Халифа.
   – Знаю. Не забывай, мы прослушивали твои телефонные разговоры. Это та тетрадка?
   Она показала на торчавший из кармана куртки кожаный переплет.
   Халифа кивнул.
   – Береги. Позже решим, как с ней поступить.
   – Вас всего двое?
   – Остальные на побережье. Выясняют ситуацию с причалом.
   – Каков план?
   Дина уклончиво пожала плечами.
   – Пока никакого. Судно прибудет около полуночи. Из информационной сети «Зосер» нам удалось узнать, что отходы привозят раз в месяц. Судно разгружается и уходит за новой партией. Тем временем баржи компании «Зосер» перевозят отходы вверх по Нилу. Как проходит операция в жизни… – Она снова пожала плечами. – Выясним на месте.
   Она повернулась, порылась в перчаточнике и протянула Халифе пистолет.
   – Умеешь пользоваться такими штуками?
   – Конечно.
   – Надеюсь, оружие не понадобится, но надо учесть все возможности. Неизвестно, с чем мы столкнемся.
   Халифа взвесил пистолет на ладони. По виду «глок». Дина смотрела на него, ее бледное сосредоточенное лицо то скрывалось в сумраке, то возникало из тени, когда на шоссе мелькал свет. Они помолчали. Затем Дина продолжила:
   – Ты сильно рискуешь, приехав сюда и связавшись с нами. Твой друг правильно сказал: мы опасны – безумцы.
   – Бывший друг, – поправил ее Халифа и, положив пистолет рядом на сиденье, достал сигарету. – Я знаю, зачем рискую.
   Мгновение Дина смотрела ему в глаза, затем кивнула и отвернулась к ветровому стеклу.
   Больше за всю поездку никто не сказал ни слова. Через двадцать минут, в половине одиннадцатого, они прибыли в Розетту. Фаз, казалось, знал, куда ехать, и уверенно ориентировался в лабиринте узких, ярко освещенных улиц. Они пересекли весь город и оказались на ведущей на север, к побережью, узкой асфальтированной дороге. Справа виднелся Нил – широкая черная лента, испещренная точками суденышек и понтонами плавучих рыбных хозяйств. На берегу встречались редкие дома и амбары, а у самой воды тянулась цепочка кирпичных строений, чьи почерневшие от копоти трубы маячили на фоне ночного неба, словно стволы некогда погибшего леса. Промелькнула деревушка Кайт-Бей, затем дома кончились, и перед ними открылись кукурузные поля, пальмовая роща на горизонте и далеко впереди купол света, свидетельствующий о том, что где-то в устье Нила сияет множество фонарей. Пристань компании «Зосер», догадался Халифа. И его сердце учащенно забилось.
   Они проехали еще несколько километров, теперь соблюдая осторожность. Фаз потушил фары, снизил скорость. Свет разгорался все ярче. Вскоре показался освещенный объект – что-то вроде контрольно-пропускного пункта. Фаз свернул на узкую проселочную колею, и метров через двести они оказались на поляне пальмовой рощи. Судя по всему, это место было заранее подготовлено, поскольку там их ждал второй «лендкрузер». Рядом стояли двое: спортивного вида парень и женщина с короткой стрижкой.
   – Как наши дела? – спросила Дина.
   – Не так плохи, как могли бы быть, – ответил парень. – Но больше времени нам бы не помешало.
   – У нас нет больше времени, – отрезала Дина. – Либо сегодня, либо придется ждать еще месяц.
   Парень кивнул и жестом пригласил их к экрану стоявшего на капоте второго «лендкрузера» ноутбука. На нем виднелась россыпь примерно из сорока фотографий – очевидно, результат разведывательной вылазки, предпринятой им и женщиной с короткой стрижкой. Парень увеличил первый снимок – на нем был КПП, который они только что видели. В обе стороны уходил высокий забор из сетки, который венчали кольца колючей проволоки. За забором, ближе к реке, тянулись похожие на склады строения, и над ними маячили стрелы кранов.
   – Весь участок обнесен забором, – начал объяснять парень. – При воротах три охранника.
   – Из армейских? – спросил Халифа.
   Парень кивнул.
   – Должно быть, новобранцы. Стоят для проформы.
   – Похоже на то. Один спит, двое смотрят телик. Еще двое обходят территорию, но без особого рвения и на большом расстоянии друг от друга. Забор не под напряжением, и, насколько мы заметили, камер слежения нет. Протыримся без проблем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48] 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация