А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лабиринт Осириса" (страница 47)

   Бен-Рой откинулся на спинку стула и почувствовал себя удивительно спокойно, словно с его плеч свалился тяжкий груз. Но, услышав сигнал мобильного телефона, подался вперед. Он решил, что звонит Сара, и ответил, даже не посмотрев на экранчик трубки. Но звонила не Сара.
   – Бен-Рой, это я. Я пытался с тобой связаться. Нам надо поговорить.
   Израильтянин почувствовал, как груз снова опустился на плечи. В этот момент он вполне бы мог обойтись без разговора с Халифой.

   Луксор
   Халифа, весь на нервах, устроился на краешке своего рабочего стола.
   – Такова ситуация по нашу сторону границы, – объяснял он, бросая в пепельницу окурок и тут же закуривая новую сигарету. – Если мы собираемся выступить против этих компаний, тебе придется организовать официальную просьбу израильской стороны о сотрудничестве. Будет еще лучше, если удастся подключить американские власти.
   Бен-Рой не отвечал.
   – Звучит дико, – продолжал Халифа, неверно истолковав молчание израильтянина, – но таковы порядки в нашей стране. У «Баррен» и «Зосер» много связей, поэтому надо – как это говорится? – атаковать их с двух флангов. Как ты считаешь, сколько потребуется времени, чтобы направить нам просьбу?
   Снова молчание. Халифа повторил вопрос, решив, что Бен-Роя что-то отвлекло. В трубке послышался то ли тяжелый вздох, то ли стон.
   – Нам надо все обсудить.
   – Ясное дело. Поэтому я и звоню.
   Египтянин нервно рассмеялся, и в его голосе послышались почти безумные нотки. Собеседник не отвечал.
   – Бен-Рой?
   – Послушай, друг мой, возникли определенные осложнения.
   Халифа насупился.
   – Осложнения? Что ты этим хочешь сказать?
   – Вот что… – послышался новый вздох, словно Бен-Рой подбирал слова. – Короче, дело передали в другое подразделение, поскольку «Баррен» – американская компания и все такое. У корпорации и здесь очень много связей, так что надо вести себя очень осторожно.
   В голове Халифы прозвучал тревожный звоночек.
   – Я тебя не понимаю.
   – Это дело больше не мое. Я им больше не занимаюсь.
   Халифа соскользнул с края стола, пепельница упала на пол.
   Звон в голове зазвучал сильнее, намного сильнее.
   – Ты шутишь?
   – Как мне сегодня сказала моя начальница: «Разве по моему лицу заметно, что я шучу?» – проворчал Бен-Рой.
   – Тебя отстранили от расследования?
   – Похоже на то.
   – Но почему? Почему с тобой так поступили? Ты мне утром сказал, что практически раскрыл преступление.
   Бен-Рой что-то пробормотал.
   – Не расслышал.
   – Я говорю, такое иногда происходит.
   – И тебя это не волнует?
   – Конечно, волнует.
   – А по голосу не слышно.
   – Поверь мне, Халифа, очень даже волнует. Просто я мало что могу поделать. Я буду тебе вечно благодарен…
   – Тогда передай этому другому подразделению, чтобы направили нам просьбу…
   – Прости?
   – Попроси, чтобы другой отдел направил нам просьбу о сотрудничестве.
   – К сожалению, все не так просто.
   – В каком смысле? Позвони им, объясни ситуацию.
   – Все не так просто, – повторил Бен-Рой с оттенком раздражения в голосе. И еще с чем-то. Халифа не мог бы поручиться, но ему показалось, что израильтянин испытывал неловкость. Он с силой затушил сигарету и подозрительно наморщил лоб.
   – Что происходит?
   – Ничего не происходит.
   – Тебя отстранили от расследования, а ты утверждаешь, что ничего не происходит?
   Бен-Рой молчал.
   – На тебя надавили?
   – Не понимаю, что ты хочешь сказать.
   – Приказали отойти в сторону?
   – Никто мне ничего не приказывал.
   – В таком случае почему дело оказалось в другом отделе?
   – Я же тебе только что объяснил. – Теперь в голосе Бен-Роя слышалось неприкрытое раздражение. – «Баррен» – американская компания, у нее здесь много связей, требуется особый подход.
   – В таком случае скажи мне название и контактный телефон этого другого отдела, чтобы я мог поговорить с ними напрямую.
   – Ничего не выйдет. Не можешь же ты ни с того ни с сего, просто по своей инициативе, позвонить людям.
   – А ты мне как позвонил? Помнишь? С этого все и началось. Ты позвонил мне ни с того ни с сего и попросил помочь. А теперь я прошу тебя помочь. У меня здесь полный токсичных отходов рудник, отравленные колодцы и снующие вверх и вниз по Нилу баржи черт знает с чем. А я не могу начать действовать до тех пор, пока ваше правительство не обратится к нашему правительству…
   – Не повышай на меня голос, Халифа!
   – Я не повышаю.
   – Нет, повышаешь, и это мне не нравится. Не знаю, что произошло с тобой прошлой ночью…
   – Произошло то, что я чуть не погиб в шахте, потому что ты, мой друг, просил меня заняться этим делом…
   – Ничего я тебя не просил!
   – Просил помочь тебе с расследованием убийства. Я помог. Я тебе помогаю. «Баррен» убила женщину в Иерусалиме…
   – Не доказано, что это они ее убили.
   – А кто же еще? Ты мне сам так сказал сегодня утром.
   – Это только предположение.
   – Ее убила «Баррен». Тебе это прекрасно известно. Журналистка узнала, что они натворили в шахте…
   – У нас нет прямых улик.
   – Что ты несешь? У меня полный рудник улик. Миллион бочек улик. Мне еще не приходилось расследовать преступления, чтобы было такое количество улик!
   – Это не твое дело!
   – Мое! Если бы не я, ты бы ничего не узнал о Самюэле Пинскере, о руднике, о «Зосер»…
   – И я тебе за это благодарен, но теперь мяч на нашей половине корта. Это израильское дело, и твоя помощь больше не требуется.
   – Еще как требуется. – Халифа сердито выхватил из пачки сигарету, его рука дрожала. – Требуется, потому что ты оказался не способен…
   – Что? Что ты мне только что сказал?
   – Оказался не способен довести до конца расследование и схватить преступников.
   – Как ты смеешь…
   – Тебя подкупили, Бен-Рой.
   – Я не собираюсь выслушивать твои оскорбления…
   – Подкупила «Баррен».
   – Ты ни фига не знаешь!
   – «Баррен» взяла тебя за глотку, поэтому расследование оказалось в другом отделе. Я тебе помог, Бен-Рой. Раскрыл за тебя преступление. Я рисковал своей жизнью, а ты в кусты, хитрожопый еврей!
   – Заткнись, арабский недоносок!
   – Они убили моего сына!
   – Да хватит идиотничать!
   – Убили моего мальчика! – простонал Халифа. – Баржа «Зосер» с токсичными отходами «Баррен» утопила Али. Они убили меня, убили Зенаб. А ты испугался и не хочешь мне помочь предать преступников правосудию. Ублюдок! Трусливый еврей!
   Он пнул стоявшую рядом со столом мусорную корзину, и она отлетела к противоположной стене. Было слышно, как на другом конце провода тяжело дышал Бен-Рой. Некоторое время мужчины молчали, затем послышался голос израильтянина. Он пытался держать себя в руках.
   – Поверь мне, Халифа, я сочувствую твоей потере. Искренне сочувствую. И благодарен за все, что ты сделал. Но расследование прекращено. Все кончено. Ты меня понял? Все кончено.
   Опять наступила тишина. И вдруг из ниоткуда послышался голос. Только не Бен-Роя – женский.
   – Неправда. Ничего не кончено. Все только начинается.

   Иерусалим
   – Какого черта…
   Бен-Рой в ужасе оторвал телефон от уха и тут же снова прижал. Он сразу узнал этот голос – девушка из «Плана Немезиды», дочь Ривки Клейнберг. Дина Леви, или как ее там теперь. Она была на линии, вклинилась в их разговор. Словно они беседовали с Халифой в комнате с глазу на глаз, а она неожиданно выпрыгнула из шкафа.
   – Как тебе удалось?..
   – Поставили «жучок» в твой телефон, – ответила Дина, предваряя его вопрос. – В Мицпе-Рамоне. Маленький хитроумный гаджет позволяет не только слушать твои телефонные разговоры, но и все, что происходит в радиусе пяти метров от трубки.
   Значение сказанного не сразу дошло до Бен-Роя, а когда дошло, его лицо почернело.
   – Халифа, отключайся! Немедленно отключайся!
   Египтянин не обратил на его слова внимания.
   – Кто вы? Как вас понимать, что не все еще кончено?
   Бен-Рой повторил приказ, но его никто не послушал. И ему, как изгнанному из команды подростку, не оставалось ничего иного, как беспомощно сидеть и не вмешиваться, пока Дина просвещала Халифу, что такое «План Немезиды» и чем они занимаются.
   – «Баррен» потянула за ниточки, и израильтяне прикрыли расследование. Твоего друга подкупили, чтобы он ни во что не вмешивался.
   – Грязная ложь! Не слушай ее!
   – Третьего дня мы с ним встречались, и я ему сказала, что для таких компаний, как «Баррен», закона не существует. Или как «Зосер». Единственный способ поставить их на место – бороться с ними их же грязными методами.
   – Скажи мне как? – оживился Халифа, его голос звенел от напряжения.
   – Ты с ума сошел? Даже не думай! – закричал Бен-Рой.
   – Что мне нужно делать?
   – Можешь помочь нам, – ответил женский голос.
   – Я готов на все.
   – Ради Бога, Халифа!
   – Сегодня вечером прибудет судно с токсичными отходами. Мы внедрились в информационную сеть «Зосер» и выяснили детали. К северу от Розетты в устье Нила у них есть глубоководный причал. Судно пришвартуется около полуночи. Мы следуем туда. Собираемся все заснять, может быть, допросим пару членов команды. Затем нам надо будет поехать к руднику. Ты можешь нас туда проводить?
   – Конечно.
   – Халифа!
   – Сейчас мы пришлем тебе эсэмэску с номером безопасного телефона. Перезвонишь по нему, и мы договоримся, где встретимся.
   – Я приеду в Розетту! – выкрикнул египтянин. – Они убили моего сына. Я хочу во всем участвовать.
   – Извини, но мы не работаем с полицейскими.
   – Я еду в Розетту. А потом покажу вам дорогу к шахте. Это условие. Или так, или никак.
   Послышался приглушенный шепот – женщина, видимо, с кем-то совещалась. Затем нехотя согласилась:
   – Хорошо, Розетта так Розетта. Тетрадка при тебе? Со сведениями о руднике?
   – Да.
   – Захвати с собой. Она может понадобиться. Сейчас пришлем тебе эсэмэску.
   – Халифа, выслушай меня, ради Бога! Эти люди…
   – Что эти люди?
   Впервые за две минуты о Бен-Рое вспомнили.
   – Давай расскажи мне о них.
   – Они ненормальные, террористы!
   – А ты лжец и трус! И мне понятно, с кем я предпочитаю работать. У тебя был шанс, Бен-Рой, но ты предпочел взять отступное и отойти в сторону. Теперь это дело тебя не касается. Перезвоню тебе, как только получу сообщение. – Последнее было сказано девушке из «Плана Немезиды».
   Израильтянин кричал, умолял Халифу этого не делать, убеждал, что это безумие, что им никогда не совладать с «Баррен» и лучше это сразу признать. Но говорил он с самим собой. Халифа уже отключился. Бен-Рой запустил телефоном в стену и в это время увидел стоявшего на пороге человека – одна нога в кабинете, другая в коридоре. Его лицо вытянулось.
   – Подслушивал, Дов?

   Луксор
   Эсэмэска пришла Халифе, как только он освободил линию. Ему прислали номер мобильного телефона. Судя по виду, египетский. Он позвонил, и ему ответила женщина. Сообщила, что они находятся примерно в двух часах езды от Розетты, и спросила, сможет ли он самостоятельно добраться до побережья. Нет проблем, ответил детектив. Из Луксора через Каир существуют регулярные авиарейсы.
   – Хотя даже с документами полицейского я не смогу пронести на борт оружие, – добавил он.
   – Забудь об этом, – успокоили его. – Огневой мощи у нас более чем достаточно. Сообщи по этому номеру, как только сядешь в самолет. И не вздумай пытаться нас насадить.
   Халифа не знал, что значит последнее выражение, но суть уловил. Он хотел сказать девушке, что у него в мыслях нет их обманывать, но она уже отключилась. Он немного посидел, чувствуя, как в глубине сознания замигал предостерегающий огонек, но был слишком на взводе, чтобы обратить на него внимание, слишком во власти своих чувств. Правосудие – вот все, о чем он думал. Отмщение за смерть сына. Халифа откинул все сомнения, схватил телефон и позвонил в авиакомпанию «Иджипт эйр» заказать билет на север.

   Иерусалим
   – Ты подслушивал, Дов? – повторил Бен-Рой, не скрывая укора. Зиски не ответил, только не мигая смотрел из-за круглых очков, зажав в руке пачку бумаг. – Отвечай?
   – Мы позволим «Баррен» выйти сухой из воды?
   – Следовательно, подслушивал.
   – Ждал, чтобы передать вам вот это. – Дов показал бумаги. – А вы так кричали, что невозможно было не услышать.
   Возникла неловкая пауза, затем, не желая больше спорить, Бен-Рой махнул рукой.
   – Сам виноват, – проворчал он. – Давно бы научился сдерживать голос.
   Если он хотел разрядить обстановку, у него это не получилось. Зиски сделал шаг вперед.
   – Но почему? – спросил он. – Я считал, что мы…
   – Лея Шалев тебя просветит, – оборвал напарника детектив. – Дело поступает в комиссию по специальным расследованиям, и точка. Такое случается. Что у тебя ко мне, Дов?
   Но Зиски сдаваться не собирался.
   – Мы же не можем просто так…
   – Не учи меня, что мы можем, а что не можем! – Бен-Рой сказал это грубее, чем намеревался, но он был взвинчен после стычки с Халифой и не имел желания начинать все сначала. «Лжец. Трус. Оказался не способен…» Слова египтянина все еще звенели в его ушах. И были тем обиднее, что в глубине души Бен-Рой понимал: Халифа прав. Да, он принял решение ради Сары и ребенка, а не потому, что испугался. Но факт остается фактом: он бросил расследование и принял подачку. Двадцать минут назад он считал, что сумеет справиться с чувством вины, но теперь не был в этом уверен. И совершенно не хотел, чтобы Зиски бередил ему душу.
   Молодой человек сделал к нему шаг.
   – Послушайте, Арие…
   – Для тебя «сэр»!
   – Я нашел о «Баррен» нечто такое…
   – Не желаю ничего слушать о «Баррен»! – оборвал его Бен-Рой. – Ты понял? Дело ушло наверх – все! Что ты там нарыл, положи на стол и вали отсюда. Я хочу побыть один.
   Зиски поджал губы, его лицо изменилось. Бен-Рой посмотрел на напарника, и ему показалось, что теперь подсудимый он сам. Дов сделал еще шаг и, шлепнув бумаги на край стола, повернулся и вышел.
   Бен-Рой не успел накрыть стопку рукой, листы соскользнули со стола и разлетелись по полу.
   – Черт! – прошипел он. – Будь все проклято!
   Несколько мгновений он сидел, сжимая и разжимая кулаки, придя в ужас от того, насколько своим требованием к напарнику обращаться к нему «сэр» стал похож на старшего суперинтенданта Баума. Затем встал и пошел за Зиски, намереваясь извиниться за свою несдержанность. Но не нашел его и после пяти минут скитаний по Кишле вернулся к себе в кабинет. Его мобильник лежал разбитый в углу. Бен-Рой понятия не имел, как выглядит «жучок», и не стал его искать. Вынул из аппарата СИМ-карту, вынес телефон в уборную и спустил в туалет. Возвратившись, пошарил в столе своего коллеги Иони Зелбы, выудил оттуда его старую «Нокию», вставил в нее «симку» и поставил трубку на зарядку. Затем принялся собирать бумаги. Они рассыпались по всей комнате, некоторые упали под стол, и, чтобы до них дотянуться, пришлось встать на колени. Что ж, поза для него подходящая, решил Бен-Рой. Ему изрядно все надоело. Собрав листы, он уже готовился отправить их на лоток для входящих документов, когда что-то приковало его внимание на первой странице. Напечатанные жирным шрифтом имя и фамилия – Дина Леви. Он вспомнил, что пару дней назад просил Зиски заняться взявшими его в плен людьми из «Немезиды». А это, видимо, результаты его поисков. Но разве он только что не сказал…
   Бен-Рой сидел нахмурившись. Страницы перепутались, и, поскольку они не были пронумерованы, потребовалось время, чтобы сложить их в нужном порядке. Среди них был лист с логотипом израильских сил обороны, копия электронного письма из посольства Израиля в США, распечатка газетной статьи об аресте девушки во время антиглобалистской демонстрации в Хьюстоне (это ведь там находится штаб-квартира корпорации «Баррен»?). Полная подборка. Зиски потрудился на славу. Бен-Рою стало еще муторнее из-за того, как он обошелся с парнем. Он рассортировал листы, сложил в аккуратную пачку и, откинувшись на спинку стула, начал читать с первой страницы. Сначала медленно, но все быстрее и внимательнее по мере того, как отдельные кусочки стали укладываться на свои места и все больше вырисовывалась цельная картина. Когда он закончил, его лицо посерело, и на лбу выступили капельки пота.
   – Боже, – прошептал он и тут же воскликнул: – Халифа!

   Луксор
   На тот вечер у авиакомпании «Иджипт эйр» не оказалось билетов ни экономического, ни бизнес-класса. И Халифе не оставалось ничего иного, как опустошить скудный семейный счет и купить билет первого класса. В любых других обстоятельствах его бы замучило чувство вины. Но сегодня даже мысли не мелькнуло. Убит его сын – только это имело значение.
   Он подтвердил вылет: в 19.05 рейсом до Каира, где в 20.20 следовало сделать пересадку на самолет, прилетающий в Александрию в 20.50. Как ему было приказано, сообщил детали группе «Немезиды» и тут же получил ответ: «После приземления отпишись, и мы дадим инструкции, что делать дальше». В глубине сознания опять замигал предупреждающий об опасности сигнал, но он снова не обратил на него внимания. Позвонил домой и задурил Зенаб голову, что и в этот день придется работать допоздна. Оставалось немного времени до того, как ехать в аэропорт, и он стал рассматривать карту дельты реки, изучая местность, в которой ему вскоре предстояло действовать.
   Розетта, или, как здесь чаще называют этот город, Рашид, стоит на западном берегу западного рукава Нила, в его устье, неподалеку от морского побережья. В нескольких километрах вниз по реке находится средневековый форт Кайт-Бей, где в 1799 году высадились войска Наполеона и обнаружили знаменитый Розеттский камень. Ничего из этого не интересовало Халифу – он изучал район к северу от Кайт-Бея, где Нил завершает свой путь длиной 6700 километров и впадает в Средиземное море. Из пометок на карте следовало, что эта местность является природным заповедником и одновременно милитаризированной зоной, куда впускали только по специальным разрешениям. Там, вдали от любопытных глаз, и должен находиться причал компании «Зосер». И туда вела единственная дорога. Так что придется либо идти пешком, либо положиться на свой значок полицейского. Окончательное решение будет принято на месте. А пока он только хотел знать, с чем придется столкнуться.
   Пока он рассматривал карту, ему четырежды звонил Бен-Рой. Халифа всякий раз переадресовывал вызов в голосовую почту, а затем, не слушая, стирал. Израильтянином двигали какие-то темные мотивы, и он больше не хотел ни его лжи, ни извинений. У Бен-Роя был шанс, но он отказался довести до конца то, что сам затеял. Халифа с помощью «Плана Немезиды» сделает все без него. А Бен-Рой – пошел он подальше, хитрый, трусливый еврей.
   Незадолго до шести вечера Халифа бросил последний взгляд на карту и, захватив тетрадку Пинскера, стал спускаться по лестнице. Но на середине услышал доносившийся из нижнего вестибюля голос Хассани: шеф кого-то распекал за недочеты в подготовке к предстоящему следующим вечером открытию музея в Долине царей. Не желая повторения недавнего разговора, Халифа переждал пять минут на площадке второго этажа, пока голос начальника не стих и Хассани не покинул здание. Халифа задержался для верности еще секунд на тридцать и выбежал на улицу. Надо было спешить – он уже опаздывал на рейс. Но стоило ему свернуть на Медина аль-Минавра, где он собирался взять такси до аэропорта, как его кто-то позвал. Знакомый голос.
   Зенаб.
   Она стояла на противоположной стороне улицы рядом с поросшей кустарником пустошью. Халифа посмотрел на часы – десять минут седьмого, он уже опаздывал – и рысцой подбежал к жене.
   – Что ты здесь делаешь?
   Ее хиджаб сбился с волос, на лбу выступил пот. Похоже, она бежала.
   – Зенаб?
   – Ты сказал, что задержишься допоздна.
   – Да… вот только выскочил кое-что взять.
   За двадцать лет брака Халифа ни разу не лгал жене. И за последние тридцать шесть часов, кажется, ничем иным не занимался. Зенаб коснулась его руки, встретилась с ним взглядом. Ей не требовалось ничего говорить, все можно было прочитать в ее глазах: она поняла, что муж говорит неправду. Прошла пара секунд, Зенаб отняла руку, отступила на шаг и потупилась.
   – Она красивая?
   Халифа не сразу догадался, что она имеет в виду.
   – О, Зенаб! – В его возгласе послышался и ужас, и какое-то унылое изумление. – Зенаб!
   Он взял ее за руку и увлек на несколько метров в пустошь, подальше от глаз редких прохожих.
   – Как ты могла подумать такое?
   – Я понимаю, что была тебе плохой женой. Эти последние девять месяцев после того, как… – Она сморгнула слезы с глаз. – Я тебя не виню. Правда, не виню.
   – Прекрати, Зенаб! Сейчас же прекрати!
   Халифа опустил тетрадку во внутренний карман пиджака и взял жену за руки. Эти красивые кисти с длинными пальцами он будет с радостью сжимать до конца своих дней.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация