А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лабиринт Осириса" (страница 45)

   Сутенер молниеносно проснулся и принялся изрыгать проклятия, которые детектив быстро прервал коротким, резким ударом в солнечное сплетение. Следующий удар пришелся в челюсть. Бен-Рой, взяв шею Кременко в локтевой замок, подтащил его к туалету и, пригнув, заставил опустить голову в унитаз. Воду он спустил коленом и затопил лысеющий череп сутенера в бурлящем потоке из бачка. Кременко барахтался и сопротивлялся, но не мог справиться с грузным, натренированным, разъяренным копом. Детектив снова и снова спускал воду, погрузив лицо сутенера на самое дно унитаза. А когда почувствовал, что тот начинает сползать и обмякать, выдернул на воздух, перевернул на спину, схватил за толстую шею и крепко прижал к полу. Вынул из кармана джинсов пистолет и, для начала хорошенько треснув рукояткой в скулу, приставил дуло между выпученных глаз.
   – Это только цветочки, подонок, – прошипел он. – Ты мне расскажешь все, что знаешь о корпорации «Баррен», Ривке Клейнберг и судне с русалкой на борту. И попробуй только пикни кому-нибудь, я вырву твои мерзкие глаза. Все ясно?
   – Так точно, сэр.
   – Вот и хорошо. Начинай.

   Лабиринт
   Халифа понимал, что чем больше он размышляет о том, как мало у него шансов, не представляя ширины колодца, совершить в кромешной темноте удачный прыжок (к тому же вконец измотанному морально и физически), тем труднее будет даже в его безвыходном положении набраться храбрости и прыгнуть.
   Он не стал долго думать и, расчистив пол в тоннеле от камней и других помех, пятнадцать минут промерял и перепроверял шагами длину разбега до края шахты. Хотел все вычислить до сантиметра. Стоит оттолкнуться раньше, и он не перепрыгнет через пустоту; стоит проскочить нужную точку – загремит в пропасть.
   Пистолет, чтобы уменьшить свой вес, он перекинул на другую сторону заранее. Коротко помолился и занял позицию на старте.
   Первую попытку он прервал на середине разбега. Шестое чувство подсказало, что длина шага была не совсем та, что требовалась. Так же окончилась и вторая попытка. Зато третья получилась удачнее: он продолжал разбег, вслух считая каждый удар ноги о пол, и наращивал темп, разрывая грудью темноту. До достижения максимальной скорости надо было сделать двадцать девять шагов и оттолкнуться на тридцатом. На двадцать шестом в голове прозвенел тревожный звонок – он опять сбился с шага. Но набрана слишком большая инерция, и он слишком близко от края шахты – поздно что-либо предпринимать. Осталось время лишь на то, чтобы подумать: «Боже, помоги!» Когда нога коснулась пола в тридцатый раз, он, вскрикнув от безысходности и отчаяния: «Аллах-у-акбар!» – швырнул себя в пустоту.
   И сразу понял, что обречен. Даже в темноте почувствовал, что недостаточно высоко оторвался от края шахты и не придал себе должного ускорения, чтобы перемахнуть через колодец. На долю секунды ему показалось, что он попал в другую реальность – иное измерение, где нет ни света, ни веса, ни формы, ни времени – только пустое пространство.
   Но тут же своя реальность напомнила о себе, и он ударился обо что-то твердое.
   Халифа стал бешено цепляться руками за плоскую поверхность, а ноги стукнулись о вертикальную стену. Он понял, что все-таки долетел до края шахты. Нащупал ступней выступ стены и перенес на него вес тела. Но выступ не выдержал, и нога провалилась в пустоту. Халифа ощупывал камень, ища, за что бы уцепиться. Но под пальцами была лишь гладкая, грязная плоскость, и он чувствовал, что сползает вниз.
   – Боже, помоги.
   Он вжался локтями и предплечьями в пол и попытался подтянуться. Не хватило сил. Хотел закинуть ногу на край. Не получилось. Ногти царапали голый камень, ступни молотили по стене шахты. Он соскальзывал в пустоту.
   Мелькнула мысль: «Вот и все. Я труп».
   Задыхаясь, он продолжал перебирать ногами по стене. Его хватка ослабевала. Последним отчаянным усилием он вывернул ногу влево, и ступня наткнулась на что-то крепкое, на что-то металлическое. Шип? Костыль? Халифа понятия не имел. Ему было безразлично. Важно было то, что он сумел поставить на него ногу, опереться и перенести вес тела. Мышцы вопили от напряжения, только что готовые сдаться руки вновь цеплялись, подтягивали и наконец вытащили его на плоский край провала. Халифа откатился от пропасти и, уткнувшись лицом в пол тоннеля, пытался отдышаться.
   – Спасибо тебе, Боже! – прошептал он. – Спасибо, спасибо, спасибо.
   Потрясенный и в то же время ликующий, он пару минут лежал, давая сердцу успокоиться. Затем, не желая оставаться в лабиринте ни на мгновение дольше, чем требовалось, стал искать пистолет и, найдя, пошел по тоннелю. Через тридцать метров почувствовал, что стены по сторонам исчезли. В то же мгновение ударился лодыжкой о металлическую направляющую и ощутил доносившийся издалека запах чеснока.
   Он вышел в главную галерею.
   Переступил через рельс, повернул направо и начал подъем. Ему казалось, что спускался он здесь дни, недели, целую вечность назад. Тогда с каждым шагом в нем рос страх, теперь он чувствовал, как страх убывает. Выше, выше, ближе, ближе к выходу, дальше от ужасов подземелья. И вот пол под ногами выровнялся, и пальцы коснулись опоры металлической погрузочной платформы. Халифа прошел под ней, миновал пещерообразную камеру у входа в рудник и наткнулся на раздвигающиеся железные ворота.
   Он помнил, что оставил их открытыми. Теперь же створки были плотно сдвинуты – видимо, теми, кто скатил в галерею бочки. Халифа просунул пальцы в щель и попробовал отодвинуть панель. Он не боялся, что снаружи кто-то есть, хотел только поскорее увидеть небо и вдохнуть свежий воздух.
   Панели слегка разошлись, и он внезапно увидел свет. Какой-то тусклый, мутный, коричневатый. Сначала это сбило его с толку, но он сообразил, что на место повесили маскировочный брезент. Он ткнул в него рукой и почувствовал, как заколебалась ткань. И одновременно ощутил струйку свежего воздуха. Отошел на шаг, прицелился в щель и во второй раз срезал пулей новый, повешенный на дверь замок. Освободил стягивающую створки цепь, раздвинул ворота и пролез под брезентом. Свет, брызнув ему в лицо, ослепил.
   Халифа сделал неверный шаг вперед, упал на колени, воздел руки к небу и возблагодарил Аллаха за то, что тот сохранил ему жизнь.
   Затем поднялся и поплелся к машине.

   Между Иерусалимом и Тель-Авивом.
   Бен-Рой был на полдороге в Иерусалим и все еще переваривал то, что сказал ему Геннадий Кременко, когда зазвонил его мобильный телефон. Увидев, кто его вызывает, он чуть не слетел с шоссе.
   – Халифа! – крикнул он, прижимая трубку к уху. – Это ты?
   Это был в самом деле египтянин.
   – Тода ла Эл! Слава Богу! Где, черт возьми, тебя носило?
   – Долгая история, – ответил Халифа хриплым, каркающим голосом. – Потом расскажу. Слушай, я понял, в чем дело. Был в шахте. В ней ничего не добывают. Из нее устроили…
   – Свалку.
   Возникла короткая пауза.
   – Так ты знаешь?
   – Это тоже долгая история. – Бен-Рой перестроился в правый ряд и сбавил скорость. – Сделал открытие всего сорок минут назад. «Баррен» использует лабиринт в качестве свалки токсичных отходов. Корпорация добывает золото в Румынии и в соответствии с условиями лицензии обязана вывозить отходы в США. Но компания облегчила себе жизнь и вместо этого сбрасывает отходы в лабиринт. Переправляет к шахте по морю, а затем по Нилу на баржах транспортного предприятия «Зосер». Они занимаются этим уже несколько лет.
   Даже рассказывая, Бен-Рой все еще не мог постигнуть масштабы скандального преступления.
   – Капитан судна, перевозившего отходы, – брат крупного тель-авивского сутенера. Некоего Геннадия Кременко. Эти два типа наладили собственный побочный бизнес – за спиной «Баррен» организовали секс-трафик. На пути из Румынии брали девушек, высаживали в Розетте, куда доставляли главный груз, а затем переправляли через границу.
   – Боже праведный!
   – Пару месяцев назад Геннадия Кременко арестовали, и операция была приостановлена, но Ривка Клейнберг познакомилась с одной из ранее переправленных в Израиль девушек и стала раскручивать историю. «Баррен» надеется вот-вот заключить многомиллиардный контракт с египетским правительством на разработку газового месторождения. Если бы Клейнберг обнародовала то, что ей удалось узнать, сделка бы лопнула, а корпорация распрощалась бы со своим имиджем и всем остальным. Поэтому Клейнберг убили. Остается еще много белых пятен, но такова канва. А теперь рассказывай, что приключилось с тобой. Я так волновался…
   – Мы можем их прищучить, Бен-Рой.
   – Что?
   – Мы с тобой. «Баррен» и «Зосер». Можем их прихлопнуть. Я знаю, где находится рудник. Видел его. В шахту спустили миллион бочек. Мы возьмем негодяев!
   В голосе Халифы появился надрыв. Легкое безумие. Словно он был немного не в себе или выпил.
   – Поговорим об этом позже, – предложил Бен-Рой. – Я чувствую, что ты устал…
   – Нисколько! – Израильтянину показалось, что от резкого ответа Халифы его собственные наушники подпрыгнули у него на голове. – Никогда в жизни не чувствовал себя таким бодрым! Они убили моего сына, и теперь мы можем предать их правосудию.
   – Постой, Халифа, нам же неизвестно…
   – Известно! Али утопила баржа, перевозившая токсичные отходы корпорации «Баррен». И теперь они в наших руках. Впервые за девять месяцев я почувствовал, что проснулся!
   Он захлебывался словами, голос дрожал от возбуждения. Бен-Рой стал просить его успокоиться, но Халифа его снова оборвал:
   – Мне надо позвонить Зенаб и возвращаться в Луксор. Свяжусь с тобой днем, и мы прикинем, что можно предпринять. Нам вместе – тебе и мне. Команде «А», как в прежние времена.
   Короткий всплеск звуков – Бен-Рой решил, что египтянин рассмеялся, затем в трубке все замерло. Сзади раздался сердитый гудок: водитель грузовика предупреждал детектива, что он выехал из ряда.

   Аравийская пустыня
   Что с ним: крайняя степень усталости, результат обезвоживания или последствия всего, что произошло в лабиринте? Халифа не анализировал. В голову не приходило в чем-то разбираться. Его сына утопила баржа компании «Зосер. А теперь оказалось, что суда этой компании перевозят токсичные отходы и нелегально сваливают в лабиринте. Отсюда вывод: его сын убит баржей с грузом бочек, наполненных зараженной дрянью. Ясно, как божий день. Вот почему «Зосер» воспрепятствовала расследованию причин несчастного случая. Если это был несчастный случай. Если мальчиков не специально утопили, чтобы они не подглядели, что везет баржа. Одно цеплялось в голове Халифы за другое и вставало на свои места. «Зосер» и «Баррен» расправились с Али. И теперь они с Бен-Роем выведут их на чистую воду. Накажут за страшное преступление. Смерть сына оказалась не напрасной.
   Халифа позвонил Зенаб и солгал, что у него в пустыне сломалась машина.
   – Еду домой, – прибавил он и не узнал своего голоса, словно говорил не он, а кто-то другой. – Теперь все будет в порядке. Все будет хорошо.
   Жена хотела спросить, почему он хотя бы не позвонил.
   – Мы так волновались, Юсуф.
   Но он оборвал разговор. Может, чуть резче, чем следовало, но ему надо было запустить механизм, чтобы начали крутиться все колесики. Он осушил целую бутылку «Бараки», пожевал сыра и аиш балади. Затем завел «лендровер» и поехал через пустыню к шоссе номер двести двенадцать – в цивилизацию.
   Девять месяцев мучений, и вот наконец должно свершиться правосудие. Халифе стало легче. Намного легче.

   Иерусалим
   Когда Бен-Рой возвратился в Иерусалим, было только восемь утра. Он подумал: не заглянуть ли в участок – уж очень хотелось подколоть Баума и Дорфмана, сказать, что раскрыл преступление, и посмотреть, как у них вытянутся лица. Но решил, что с этим можно повременить. Бен-Рой смертельно устал, и ему претила мысль, что надо являться к начальству и давать пространный отчет. Вместо этого он повернул домой и, включив компьютер, провел час, излагая в подробностях дело: «Баррен», добыча золота в Румынии, лабиринт, Воски, Ривка Клейнберг.
   Оставались пробелы: то, что не мог объяснить ему Кременко, отдельные неясности. Не вызывало сомнений, что «Баррен» наткнулась на лабиринт, когда проводила в этой части пустыни изыскательские работы. Но Бен-Рой не взялся бы утверждать, когда и кем конкретно было принято решение воспользоваться древним рудником для захоронения токсичных отходов. С чего начала раскручивать эту историю Клейнберг и откуда узнала о Самюэле Пинскере.
   Особенно не давали покоя три оставшихся без ответов вопроса. Первый: каким образом «Баррен» обнаружила, что Клейнберг вышла на них? Бен-Рой предположил, что информацию подбросил Кременко после того, как журналистка побывала у него в тюрьме. Но сутенер утверждал, что он ни при чем (с какой стати, возражал Кременко, ему информировать корпорацию, если они с братом надували «Баррен», провозя девчонок на одном из ее судов?).
   Второй: кто отдал приказ убить журналистку? Натаниэль Баррен? Уильям Баррен? Действовавшая по собственной инициативе третья сторона?
   Третий, и самый важный: кто выполнил приказ? Кто тот тип в надвинутом капюшоне, который следовал за Клейнберг через Старый город, вошел за ней в собор, накинул на шею удавку и задушил? Кто убийца?
   Предстояло еще многое подчистить и в качестве побочного дела разобраться с «Планом Немезиды». Его держали на мушке, выставили дураком, и он не собирался закрывать на это глаза.
   Но на данный момент он все-таки сделал гигантский шаг к раскрытию преступления. И теперь накатал на пяти страницах доклад, перечитал и отправил по электронной почте Лее Шалев, шефу Галу и, чтобы позлить суперинтенданта Баума, ему тоже. Затем прошлепал в спальню, сбросил кроссовки и рухнул лицом на подушку.
   Через тридцать секунд он крепко спал.

   Аравийская пустыня
   Ложь имеет занятную особенность превращаться в правду.
   Так случилось и на этот раз. Халифа сказал жене, что у него сломалась машина. Теперь он несся по пустыне, и его руки и ноги, управляя «лендровером», дергались, как в бешеном танце. Стрелка спидометра дрожала на отметке семьдесят километров в час, когда он не вписался в поворот и съехал с укатанной грузовиками колеи. Халифа рванул руль, стараясь вернуться на дорогу. Но внедорожник ехал слишком быстро. Машина вильнула в сторону, ударилась о невидимое препятствие, ее развернуло, и она, накренившись на сорок пять градусов, застыла в глубокой, как канава, песчаной впадине.
   – Проклятие!
   Халифа выбрался наружу. От левой задней покрышки остались одни клочья, а из-под капота валил пар. Колесо стояло под таким необычным углом, что он сразу догадался: погнута ось. Каковы бы ни были его планы на утро, дальше на «лендровере» ему не ехать.
   – Проклятие!
   Халифа пнул бампер. И поскольку не оставалось ничего иного, собрал все необходимое: воду, телефон, пистолет, тетрадку Самюэла Пинскера. Из найденного в «лендровере» одеяла смастерил котомку, покидал в нее вещи и отправился в путь. Еще вчера перспектива протопать двадцать километров по пустыне привела бы его в ужас. Но после того, что пришлось пережить в руднике, показалась послеполуденной прогулкой в парке.

   Иерусалим
   Бен-Рою удалось поспать всего несколько минут, когда его разбудил мобильный телефон. Еще не придя в себя, он перевернулся на спину и достал из кармана трубку. Говорила Лея Шалев:
   – Что происходит, Арие? Где ты был?
   Бен-Рой спросонья протер глаза.
   – Я весь день пытаюсь до тебя добраться.
   Он поднял руку и посмотрел на циферблат. Шел пятый час. Ему только показалось, что он заснул на несколько минут, а на самом деле проспал семь часов.
   – Черт! Извини, Лея. Ночь получилась очень длинная.
   Он с трудом сел и опустил ноги на пол. Голова гудела, во рту пересохло, словно туда натолкали кирпичной пыли.
   – Ты получила мое сообщение?
   – Да. Нам надо поговорить.
   К Бен-Рою возвращалось ощущение реальности, и он уловил, что Лея говорит как-то необычно. Голос унылый, напряженный.
   – Все в порядке?
   – Нам надо поговорить, – повторила она, пропустив вопрос мимо ушей. – Приезжай в участок. Немедленно. Ко мне в кабинет.
   – В чем дело?
   Но Лея уже разъединилась. Бен-Рой немного посидел, массируя виски. В глубине живота зародилась смутная тревога. Затем встал, зашел в ванную и сунул голову под холодный душ.
   Через двадцать минут он был уже в Кишле. Как было приказано, оставил машину на территории за зданием и направился прямо в кабинет Леи Шалев. Сержант сидела за столом и вертела в руках маленький пакетик из белой папиросной бумаги. Увидев детектива, она улыбнулась, но улыбка получилась вымученной. Казалось, что ей не по себе. Лицо бледное. Настолько бледное, что Бен-Рой подумал, уж не заболела ли она.
   – Ты в порядке, Лея?
   – Закрой дверь и садись, Арие.
   Он послушался.
   – Что у нас нового?
   Сержант посмотрела ему в глаза и отвела взгляд.
   – Большой кусок дерьма.
   – Из-за моего доклада?
   Лея кивнула.
   – Зря ты отправил Бауму копию, не дав нам с Галом времени выработать совместную позицию.
   Бен-Рой пожал плечами.
   – Не удержался: захотелось преподать ему урок, как надо вести расследование. Самодовольный ханжа.
   Обычно Лея усмехалась, когда он непочтительно отзывался о Бауме, как и он на ее вольные слова о старшем суперинтенданте. Они чувствовали себя участниками заговора неповиновения начальству. Но сегодня сержант не поддержала игру – сидела и крутила в руках бумажный пакетик.
   – Что-то не так?
   – Твой самодовольный ханжа отправил доклад своим знакомым из министерства. А те дальше по цепочке.
   Бен-Рой пригладил волосы.
   – Тем лучше, внимание нам обеспечено.
   – Можешь не сомневаться, Арие, сверх всякой меры. Неожиданно расследованием заинтересовались множество разных шишек, занимающих очень высокие посты. И заинтересовались всерьез.
   Казалось бы, надо радоваться вниманию – ведь Лея была ведущим дело следователем. Но по ее виду Бен-Рой никак бы не сказал, что она довольна.
   – Что-то не так? – повторил он вопрос.
   Ее глаза опять на мгновение задержались на нем, и она снова отвела взгляд.
   – Дело передали наверх. В комиссию по специальным расследованиям.
   До Бен-Роя не сразу дошли ее слова.
   – Шутишь?
   – Разве по моему лицу заметно, что я шучу?
   Нет, скорее так выглядят крайне обозленные люди. И еще – сбитые с толку. Бен-Рой не верил своим ушам.
   – Мы практически раскрыли это преступление. Знаем, почему убили жертву, кто за этим стоит. Знаем, что в Египте в руднике захоронили миллион тонн токсичного дерьма. – Перечисляя, он говорил все громче и загибал пальцы. – Мы выполнили всю черновую работу, Лея, осталось прояснить несколько последних деталей. Так какого дьявола потребовалось передавать дело в комиссию по специальным расследованиям?
   Лея по-прежнему не смотрела на него. В гнетущей тишине чувствовалось, как накаляется в кабинете атмосфера. Внезапно до Бен-Роя дошло.
   – Так они хотят угробить расследование? Спустить на тормозах? Положить на полку?
   Молчание сержанта стало красноречивым подтверждением его догадки.
   – Не разыгрывай меня, Лея. Признайся, что это шутка.
   Ее губы были плотно сжаты, пальцы дрожали. Можно было решить, что у нее нервный срыв.
   – Я тебе уже сказала, что все правда.
   – Но почему, Лея? Почему? – Бен-Рой вскочил. – Мы знаем, чьих это рук дело. Знаем, почему они совершили преступление. Дело можно передавать в суд практически в таком виде, в каком оно есть.
   – Оно никуда не пойдет, Арие. А нас от расследования отстранили.
   – Объясни почему? – Он не мог остановиться и продолжал задавать вопросы. – Мы имеем очевидный случай, а его хотят угробить. Я желаю знать почему?
   – Потому что у них власть. – Лея широко раскрыла глаза, и Бен-Рой теперь заметил, что они у нее покраснели. Похоже, сержант недавно плакала. – Они хозяева системы, Арие. Или по крайней мере в их распоряжении люди, которые управляют системой, что одно и то же. Кукловоды дергают за ниточки, и куклы пляшут. В нашем случае сбивает с толку то, что эти куклы на самом верху. Оттуда и спустили приказ. «Баррен» из неприкасаемых. Нас отставили от дела.
   Бен-Рой с такой силой сжал кулаки, что казалось, на костяшках пальцев вот-вот лопнет кожа.
   – Ты хочешь сказать, что мы могли преследовать в судебном порядке и засадить в тюрьму нашего президента Моше Кацава, но нам не подступиться к какой-то там транснациональной корпорации с туго набитой мошной?
   И снова ответом ему стало молчание.
   – Ушам своим не верю. Мне казалось, ты когда-то говорила, что мы живем в нашей стране по законам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация