А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лабиринт Осириса" (страница 29)

   – Что это у тебя там за музыка? – спросил Халифа.
   Бен-Рой объяснил.
   – Мне нравится, когда люди танцуют на улице, – сказал египтянин. – В Египте так не принято. Если не считать духовных танцев зикр и танцев во время революций. Мы всегда танцуем во время революций.
   – Терпеть не могу танцевать – ответил Бен-Рой. – В слоне больше чувства ритма, чем во мне.
   Халифа усмехнулся. Не очень весело, но все же усмехнулся.
   – А Зенаб все время танцевала, – добавил он после паузы. – В нашей старой квартире. Я приходил из участка, она ставила кассету Амр Диаба на полную громкость и скакала по всем комнатам. Любила танцы. Теперь не любит. Грустно.
   Бен-Рой опять отчаянно подыскивал, что бы такое сказать, – ободрить товарища, но не показаться банальным или слащавым. Сара бы нашла нужные слова. Ей в таких ситуациях помогает врожденное чутье, и она знает, что говорить. Дар, которым, несмотря на самые лучшие намерения, Бен-Рой не обладал. Он помычал, а потом выпалил:
   – Наступит день, и она снова будет танцевать! – Он еще не закончил фразу, но уже понял, что сморозил глупость. Слова прозвучали, будто название какой-то дерьмовой песенки. Не лучше ли было просто помолчать?
   – С Божьей помощью, – только и ответил египтянин.
   Они еще некоторое время не разъединялись. Поговорили о пустяках, а Бен-Рой, внутренне содрогаясь от своей бестактности с танцами, ломал голову, как бы сказать Халифе, что он искренне за него переживает. Потом, когда разговор закончился и он шел по набережной, рассеянно поглядывая на яхты и катера и ощущая себя самым бесполезным другом на свете, его вдруг осенило – он понял, как назвать новорожденного. Бен-Рой несколько раз произнес про себя имя, дал ему отлежаться в сознании и позвонил Саре спросить, что думает она.
   – Великолепная идея, – ответила Сара. – Но что, если родится девочка?
   На это у него ответа не нашлось. Но он подозревал, что ответа и не требуется. В глубине души Бен-Рой не сомневался, что родится сын. Он это просто знал.

   Пустыня Негев
   Она прочитала в Интернете весь треп, все догадки и хитроумные теории о том, кто они такие и каким образом связаны с «Немезидой». Абсолютная чушь. Не было в «Немезиде» внутренней борьбы за власть и отколовшихся групп. И разумеется, не было никаких провокаций, организованных шпионами или ловкими транснациональными корпорациями. Реальность состояла в том, что она написала на сайт «Немезиды», призывая к более радикальным действиям, и те, кто стоял за этим сайтом, вошли с ней в контакт и дали добро. Короткий обмен письмами, и на свет родилось боевое крыло организации. Она до сих пор удивлялась, насколько просто все получилось.
   Хотя написала она, конечно, не под влиянием внезапного порыва. Не то чтобы однажды утром проснулась и решила: «Дай-ка я поборюсь с системой!» До этого она долго набиралась опыта. Сначала в Штатах, после побега, где она перескакивала из одной протестной группы в другую – антикапиталистов, антиглобалистов, коммунистов, анархистов, радикальных защитников окружающей среды, – участвовала в маршах, скандировала лозунги, размахивала плакатами, бунтовала, хоронила прошлое, утверждала собственную личность.
   Затем в Израиле, куда она ускользнула после катастрофы и где ее гнев взвился на совершенно новую высоту. И стыд тоже. Хотя она сознавала: ей нечего стыдиться. Не она этого хотела, и ни в чем ее вины не было.
   В Израиле она сошлась с Тамарой – они познакомились в полицейском фургоне после того, как их обеих арестовали во время демонстрации. А через Тамару – с Гиди и Фазом. Общие взгляды способствовали тому, что их потянуло друг к другу. Но больше, чем идеология, привязала общность характеров – то, что ими двигали сложные мотивы, а не просто желание засунуть гаечный ключ в мясорубку капиталиста. Фаз был арабо-израильтянином, и вся его жизнь представляла собой бег со стоящими на пути препятствиями: дискриминацией и ущемлением прав. Призывника израильских вооруженных сил Гиди чернили за то, что он разоблачал жестокости военных в Газе. Тамара была дочерью ультраортодоксальных хареди, которые стеснялись ее сексуальной ориентации. Все это проецировалось на широкое полотно мировой несправедливости и внутреннее видение каждого. И во всех, как в ней самой, жили тайные демоны. Все, как она, жаждали экзорсизма.
   Важнее всего было то, что каждый из них пришел к убеждению, что традиционные методы протеста – марши, демонстрации, сидячие забастовки и петиции – всего лишь пустая трата времени. Шла война, а войну можно выиграть только методами насилия.
   Они начали действовать сообща. Сначала осуществляли небольшие операции: где-то вламывались в офисы, где-то совершали поджоги. Постепенно миссии усложнялись. Они устроили диверсию на нефтепроводе в Нигерии, взрыв на заводе боеприпасов во Франции. Похитили главного американского спекулянта продовольствием и устроили ему пародийную экзекуцию. Махинации принесли ему миллионы в инвестиционном банке на Уолл-стрит и в то же время обрекли на голод не меньшее количество людей в Индии и Африке. Они приняли бой с врагом.
   Хорошо сработались и стали дружной командой. Фаз при помощи компьютера выуживал информацию из информационных систем врага, Тамара занималась логистикой, Гиди доставал оружие.
   А она? Она была мозговым центром группы, ее вдохновителем. Коллективы должны иметь лидеров, и это место заняла она.
   Она выбирала, какую операцию осуществить, разрабатывала планы до мельчайших деталей и с самого начала поняла, что просто выполнить миссию – недостаточно. На каждую цель, по которой они наносили удар, приходилась тысяча других, которые заслуживали такой же кары, но избегали ее. Их возможности были слишком малы. Капля в море. Поэтому речь шла не о насилии во имя насилия. Насилие осуществлялось, чтобы пустить круги по воде, вызвать более мощный импульс. Им этот импульс вызвать не удавалось.
   Поэтому она предложила связать свою судьбу с «Планом Немезиды». Пристроиться к «Немезиде» на плечи и при помощи ее сайта привлечь мировое внимание, которого они никогда бы не добились, сколько бы ни запугивали чиновников и сколько бы ни взрывали оборудование. Сначала товарищи отнеслись к ее идее скептически. Но она настояла, убедила, что союз с «Немезидой», у которой уже есть известность и последователи, все изменит. С ее мнением согласились не сразу, но в итоге она своего добилась.
   В качестве визитной карточки они отсняли ролик с репортажем об устроенном ими взрыве в штаб-квартире транснациональной компании в Тель-Авиве и послали в конфиденциальный почтовый ящик на сайте «Немезиды», предложив объединить силы. Месяц ответа не было. Но однажды вечером, когда они с Фазом сидели перед компьютером, экран монитора погас. Прежде чем Фаз успел установить причину, в середине появилась точка. Стала постепенно расти и рассыпалась буквами: «ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПРИНИМАЕТСЯ. БУДЕМ СРАЖАТЬСЯ СООБЩА».
   Связь была установлена. И вот так просто.
   Кто скрывался за маской «Немезиды», она так и не выяснила. Пара чокнутых где-нибудь в полумраке комнате или опутавшая весь мир сеть активистов. Можно было только гадать. Но кто бы ни были эти люди, оглядываясь назад, она заподозрила, что их группа уже некоторое время находилась в поле зрения «Немезиды». С того самого момента, как они влились в движение, ее не оставляло ощущение, что за ней наблюдают. Иногда даже здесь, посреди пустыни. Она уговаривала себя не тревожиться. Твердила, что надо заниматься делом и это единственное, что важно. Всеми силами служить цели. Наказывать тех, кого необходимо наказать. Совершать насилие над насильниками.
   После того как лед тронулся, контакты были сведены до минимума. Группа выполняла задания, посылала материалы «Немезиде», и они попадали на сайт организации. Таково было распределение обязанностей: ее люди действовали в реальном мире, «Немезида» – в киберпространстве. Хотя иногда им подкидывали советы и предложения, а они, используя техническую смекалку Фаза, не гнушались устраивать собственные кибер атаки. Не существовало никакого свода общих правил или чего-то в этом роде. Просто они боролись за общее дело.
   И лишь в одном аспекте их сферы деятельности были четко разделены. Корпорация «Баррен» принадлежала только ей. На этом она настояла с самого начала. «Немезида» должна была устраниться. Если кому-то суждено было угробить «Баррен», она хотела, чтобы это право принадлежало ей. Потому что в итоге все сводилось именно к этому. «Баррен» занимала ее днем и ночью, особенно после событий в соборе. Все коренилось в «Баррен», и все дороги вели к ней. «Баррен» была ее скрытым мотивом – в прошлом, настоящем и будущем.
   – Черт!
   Она ударила по тормозам. «Лендкрузер» клюнул носом, и его занесло на асфальте. Она настолько погрузилась в мысли, что проворонила брешь в ограде. Бормоча проклятия, развернула машину и поехала в обратном направлении. Миновала километр на север по шоссе номер десять, снова затормозила и, свернув с асфальта, затряслась по бездорожью к обозначавшему границу забору из колючей проволоки. С одной стороны были Израиль и пустыня Негев, с другой – Египет, Синай. Правительство собиралось возвести менее проницаемую преграду, чтобы поставить барьер на пути контрабанды наркотиков и людей от Газы до Эйлата – двести пятнадцать километров постов наблюдения и проволоки под напряжением. Но на этом отдаленном участке работы еще не начинались, и здесь можно было без особых трудностей проскользнуть с одной стороны на другую. Обычно она брала с собой кого-нибудь еще, но на это задание отправилась одна. Если дело касалось «Баррен», она частенько предпочитала действовать соло.
   Она вышла из машины и окинула взглядом горизонт. Ни единой живой души – можно представить, что это не Земля, а Марс. Подождала минуту, затем поехала вдоль колючки, пока не оказалась у проделанной ими дыры. Провела в нее «лендкрузер», прикрутила египетские номера, поправила забор и поспешила в путь. До Каира оставалось четыреста километров не самой легкой дороги, а она хотела обернуться до темноты.

   Тель-Авив
   – Как ты считаешь, корпорация «Баррен» вовлечена в секс-трафик?
   Натан Тират чуть не поперхнулся пивом.
   – Шутишь?
   По выражению лица Бен-Роя трудно было судить, шутил он или говорил серьезно.
   – Понимаю, это маловероятно…
   – Какое там маловероятно – это чистый сюр!
   Тират откинулся на спинку стула и покачал бутылкой «Голдстара».
   – Слушай, Арие, это компания с оборотом в сорок – пятьдесят миллиардов долларов. С прибылью, по самым скромным оценкам, десять миллиардов. Может быть, приближается к двадцати. И ты полагаешь, им этого показалось мало и они присмотрели себе побочную работенку в виде организации нелегальной проституции. Как ты себе это представляешь?
   Бен-Рой признался, что никак не представлял, пока «Баррен» и секс-трафик не выявили себя частями одного и того же уравнения.
   – Вот это бы получился материал, – хмыкнул Тират. – Грандиозный! «Мировой гигант горной индустрии замешан в сутенерском скандале на Святой земле».
   Он провел по воздуху рукой, словно демонстрируя невидимый газетный заголовок.
   – На такой громкой сенсации можно сделать карьеру. Всю оставшуюся жизнь не будет никаких проблем.
   Бен-Рой посоветовал ему не очень раскатывать губу и сделал глоток «Туборга». Они сидели за столиком на тротуаре перед баром «Дизенгоф», где были, наверное, лет на десять старше всех остальных. Вокруг болтала и смеялась одна молодежь – модные парни и девушки в дизайнерских шмотках потягивали дизайнерские напитки и грелись на вечернем солнце, прежде чем разбежаться на ночь по клубам. Бен-Рою было немного за тридцать, но в здешней обстановке он чувствовал себя стариком. Хотя не таким древним, как Тират. Изрядное брюшко, кожаный жилет и забранные в конский хвост седеющие волосы делали журналиста похожим на музыканта захудалой рок-группы.
   – А ты вообще слышал, чтобы «Баррен» занималась чем-нибудь сомнительным? – спросил детектив. Взгляд газетчика был прикован к девушке за соседним столиком, вернее, к ложбинке на ее груди в откровенном вырезе платья. Чтобы привлечь его внимание, Бен-Рою пришлось повторить вопрос.
   – Твой коллега, когда на днях мне звонил, тоже спрашивал об этом. – Тират нехотя отвел от девушки взгляд и повернулся к товарищу.
   – И что?
   – Ничего. По крайней мере ничего такого, что можно было бы им вменить. Это же мировая транснациональная корпорация. Я был бы удивлен, если бы ничего не нашлось. Грешки водятся у всех: креативная отчетность, наплевательское отношение к окружающей среде, неофициальные высказывания о конкурентах. Я говорил твоему приятелю: цель этих компаний – заработать деньги, а не выиграть приз за примерное поведение.
   Журналист в два глотка осушил бутылку «Голдстара» и поставил на стол рядом с другой, которую уже успел выпить.
   – Кстати, славный малый, – добавил он. – Умный. Держись за него. Может, сумеет тебе помочь раскрыть пару-другую преступлений.
   Тират закурил, взял из вазы на столе горсть соленого миндаля и стрельнул глазами в сторону девушки с глубоким вырезом.
   – Не спорю, «Баррен» скрытничает. Даже по стандартам таких же транснациональных монстров. – Журналист снова повернулся к Бен-Рою. – Они старательно оберегают свой имидж и не любят, когда им задают вопросы. И поскольку «Баррен» частная компания, то не подвержена доскональному наблюдению, как компании, внесенные в курсовой бюллетень. Поэтому, кто знает, может, в их шкафу и кроется какая-нибудь гнусность. Но, честно говоря, Арие, у меня не укладывается в голове, чтобы «Баррен» занималась секс-трафиком. Или в результате этого пошла на убийство.
   Он испытующе взглянул на Бен-Роя, который не отреагировал на намек и только сделал новый глоток пива. Мимо прошли две девушки-военнослужащие из бригады «Гивати». На ногах сандалии, за плечами винтовки «М-16». В Иерусалиме солдаты были естественной составляющей окружающего пейзажа. В Тель-Авиве выделялись больше. Бен-Рой проводил их взглядом и продолжал разговор.
   – Эта «Баррен» явно обладает сильным влиянием в политике, – изменил он курс беседы. – Обзавелась друзьями в высших сферах.
   Тират согласился.
   – В этом нет ничего необычного. Все транснациональные компании ищут дорожку в коридоры власти. Хотя «Баррен» как будто преуспела лучше других. Определяющий фактор таков: деньги покупают влияние. У «Баррен» деньги имеются. Много денег. Я слышал, они башляют половину кнессета. И если верить рассказам, половину конгресса.
   Журналист отправил миндаль в рот, прожевал и затянулся сигаретой. Бен-Рой постукивал бутылкой по колену, соображая, с какой бы еще стороны подойти к теме.
   – Тебе что-нибудь известно о деятельности корпорации в Египте?
   Но все, что Тират знал, он уже рассказал Дову Зиски.
   – А что там с их главным боссом? Его жена, кажется, израильтянка?
   Журналист кивнул и выгреб из вазы очередную порцию орешков.
   – Они познакомились на каком-то посольском мероприятии в Вашингтоне. Она занималась культурными связями. Баррен целый год ежедневно посылал ей цветы, пока она не согласилась выйти за него замуж. Некоторое время назад она погибла в автокатастрофе. Судя по тому, что говорят, Баррен так и не оправился от потери.
   – Сын? Дов мне сказал, что он вроде как плохиш.
   – Есть такое, – хмыкнул Тират. – Пристрастие к героину, бешеный нрав, не пропускает ни одной шлюхи. Классический персонаж для колонки сплетен. Хотя я слышал, что он гораздо умнее, чем его считают, а все его выходки только бравада.
   Он потряс на ладони миндаль.
   – Суть в том, что он темная лошадка. Откровенно говоря, они все такие. О них много говорят, ходят разные толки, но попробуй узнай о Барренах хоть один достоверный факт. Они скрытничают по поводу своих дел, но это не идет ни в какое сравнение с той тайной, какой они окутывают личную жизнь. Вряд ли вообще кто-либо знал, что существует этот сын, пока десять лет назад он неожиданно не появился в совете директоров компании. Учился под вымышленным именем, держался в тени. Те деньги, которыми они располагают, обеспечивают не только влияние – на них можно купить неприкосновенность частной жизни.
   Тират снова встряхнул орешки, откинул назад голову, высыпал их в рот и яростно прожевал.
   – Он часто приезжает в Израиль, если это тебе чем-нибудь поможет.
   Бен-Рой искоса посмотрел на товарища.
   – По делам?
   – Если называть делами нюханье кокаина и забавы с проститутками. По слухам, имеет пентхаус в элитном районе Парк-Хейтс. В самом центре.
   Бен-Рой задумался: не здесь ли кроется связь корпорации «Баррен» с секс-трафиком? Не поставлял ли Геннадий Кременко проституток наследнику империи? Ривка Клейнберг это обнаружила и пригрозила обнародовать. Баррен-младший приехал в Иерусалим, встретился с ней в соборе, вышел из себя и… Снова получился сценарий, который подходил одним обстоятельствам дела, но другим нет. Как ни постели ковер, где-нибудь да не впору.
   – Есть одна маленькая загадка, которая может тебя заинтересовать. – Тират смахнул рукавом крупинки соли с губ.
   «Если бы одна», – подумал Бен-Рой, а вслух сказал:
   – Выкладывай.
   – Это касается автомобильной катастрофы, в которой погибла жена Натаниэля Баррена.
   – И что же в ней непонятного?
   – Коронер вынес вердикт: смерть в результате несчастного случая. Во всем виноваты трагические обстоятельства.
   – Дальше.
   – Много вопросов осталось без ответов.
   – Например?
   – Например: с какой стати только что прошедшая техобслуживание машина на пустом шоссе среди бела дня свернула с дороги и врезалась в телеграфный столб?
   Он докурил сигарету и выбросил окурок в водосточный желоб.
   – Твоя очередь заказывать.

   Каир
   Оказавшись в своей квартире в центре Каира на острове Гезира – квартиру эту снимала для него корпорация, – Чэд Перкс прошел через гостиную на балкон. Оперся на балюстраду, громко выпустил газы и, как случалось с ним по десять раз в день, подумал: «Черт возьми, житуха у меня хоть куда!»
   Должность «региональный директор корпорации «Баррен» в Северной Африке», наверное, предполагала больше того, чем он занимался. Все брокерские операции осуществлялись непосредственно из Хьюстона, а его роль больше сводилась к представительским функциям. В качестве главы каирского отделения он познакомился со здешними «шишками», приглашал на дорогие обеды (вроде сегодняшнего), подмазывал кого нужно, каждый месяц мотался в Луксор проверять, как идет строительство нового музея, до открытия которого оставалась теперь неделя. Он был лицом «Баррен» в здешних краях. А также ее глазами и ушами. Подав заявку на разработку газовых месторождений в Сахаре, компания хотела быть в курсе политических настроений в стране, особенно после того, как египтяне прогнали президента Мубарака. И Чэд Перкс чувствовал себя в своей тарелке – умел держать руку на пульсе. Полагал, что если корпорации перепадет концессия, его заслуга будет не меньше тех, кто прорабатывал детали контракта. Что подтверждал и тот факт, что его ждал манящий заветный бонус, положенный ему в случае успеха дела.
   Щедрая зарубежная зарплата, хорошие пенсионные отчисления, шикарная квартира на набережной Нила, внушительное название должности (пусть и не совсем соответствующее действительности) – да, у него житуха хоть куда!
   По крайней мере так было до того, как он почувствовал, что кто-то сзади набросил ему на шею удавку и потащил с балкона в квартиру.
   У Чэда Перкса было множество замечательных качеств, но мужество среди них не числилось. Он немного побрыкался – больше инстинктивно, чем из осознанного намерения сразиться с напавшим на него, – и обмяк. Смутно разглядел здание отеля «Рамзес-Хилтон» на другом берегу реки, ощутил легкий мускусный запах духов или антиперспиранта – странно, какие вещи регистрирует мозг, когда человека душат. И вдруг оказался лежащим, уткнувшись лицом в ковер в гостиной. Удавка исчезла. Он свернулся калачиком и, кашляя и задыхаясь, тщетно пытался составить на арабском фразу: «Пожалуйста, не трогайте меня». Иностранные языки, как и мужество, не были его сильной стороной.
   Но в этом не было необходимости – с ним заговорили по-английски. А то, что голос был женским, вселило призрачную надежду. Но приставленное к виску дуло пистолета ее тут же развеяло.
   – Мне надо знать, что твоя компания делает в Египте, – потребовал голос. – Точно знать, что ей здесь нужно. Если вздумаешь дурачить меня, я вышибу тебе мозги.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация