А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 29)

   Глава 17
   Вторник, день семнадцатый

Корабль ВМС США «Авраам Линкольн»Юго-западное побережье Тайваня
   Галерея, которую моряки называли «насестом стервятников», была предоставлена в полное распоряжение Киры. С открытого балкона открывался панорамный вид на полетную палубу «Линкольна», где непрерывным потоком взлетали и приземлялись F/A-18E/F «суперхорнеты». Дождь прекратился, и небо после восхода солнца немного прояснилось, так что она могла различить очертания других надводных кораблей в группе «Линкольна». Опытный военный аналитик смог бы назвать класс корабля по его силуэту. Кира пожалела, что у нее нет соответствующей подготовки, предположив, что Джонатану это, скорее всего, удалось бы. В том, что на это способны морские офицеры, она не сомневалась. Вдруг ее охватила жалость, что ей не довелось послужить в армии. Кира в свое время об этом думала. Даже сдала тесты для желающих поступить в армию после школы, добившись отличного результата. Девять месяцев спустя ей домой позвонили армейские вербовщики, но отец запретил ей идти служить. Питер Страйкер, профессор Виргинского университета, придерживался либеральных взглядов и в свое время протестовал против войны во Вьетнаме, а потому до сих пор считал солдат детоубийцами и угрожал отречься от дочери, если та пойдет в ненавидимую им армию. Когда Кира поступила на работу в ЦРУ, он не исполнил свою угрозу только по той причине, что секретность обязывала ее ничего ему не говорить, да она и не собиралась. Отцу хотелось, чтобы Кира стала адвокатом, но, по крайней мере, он примирился с ее должностью младшего администратора в компьютерной компании. Она не сомневалась, что, если скажет отцу правду, он больше не станет с ней разговаривать. Другое дело, что, скорее всего, это вряд ли ее сильно обеспокоило бы. Они и без того почти не общались.
   Недолгий перерыв в полетах дал ей возможность несколько часов поспать, пока без всякого предупреждения не начались первые старты. Выбравшись из койки, Кира убрала волосы под голубую бейсболку с эмблемой «Линкольна», которую подарил ей накануне один из мичманов, и направилась на «насест стервятников». Работали все четыре катапульты. С авианосца уже отправились вспомогательные самолеты, и теперь одна за другой взлетали эскадрильи истребителей. Шум реактивных двигателей «пратт-уиттни» и «роллс-ройс» оглушал, и Кире пришлось попросить наушники у лейтенанта, который был только рад провести пять минут за разговором с женщиной.
   Она специально не считала, но не сомневалась, что за последние несколько минут в воздух поднялись двадцать с лишним «суперхорнетов», а сейчас на полетную палубу выезжал F-35. «Линкольн» шел на войну. Кира подумала, почему Поллард не эвакуировал ее с Джонатаном на материк. Возможно, адмирал не хотел рисковать, посылая вертолет или «грейхаунд», который мог бы выдать местоположение авианосца.
   Кира повернулась, почувствовав на плече чью-то руку. Джонатан жестом позвал ее внутрь. Спустившись в люк, она закрыла тяжелую металлическую дверь, заглушавшую звуки, хотя некоторые все же проникали сквозь переборки, и сняла наушники.
   – Как это вам удалось выпросить наушники? – спросил Джонатан. – Мне ни от кого не удалось этого добиться.
   – Вы не настолько привлекательны для мужчин, которые слишком много времени провели в море, – ответила Кира.
   – Кто бы сомневался. Адмирал приглашает нас в Центр тактического командования, когда начнется стрельба.
   – Самое безопасное место на корабле для двух гражданских во время боя? – поинтересовалась Кира.
   Центр тактического командования находился под полетной палубой возле каюты Полларда, почти непосредственно под катапультой номер один.
   – Если китайцы начнут стрелять, на корабле нигде не укроешься, – ответил Джонатан.
   Он заметил, что она вздрогнула, – это было вполне объяснимо. Играть с МГБ на улицах Пекина небезопасно, но ее подготовка предполагала, что события поддаются хоть какому-то контролю, чего нельзя сказать о китайской ракете.
   – Думаете, в нас попадут? – спросила она.
   Джонатан пожал плечами:
   – Вероятность есть всегда. Но атаковать беспилотник – одно дело, а авианосец – совсем другое. Общественность лучше воспринимает истории о сбитых «риперах», чем фотографии продырявленных кораблей. Возможно, мы просто выясним, умеют ли китайцы преследовать цель.
   – Если «Жезл» сработает и мы не сможем доказать, что китайцы нас атаковали, будет ли это иметь хоть какое-то значение? Разве не для этого он создан?
   – Если «Жезл» проделает дыру в корабле, президент вряд ли станет в ближайшее время посылать авианосцы в китайские воды, – ответил Джонатан. – Вот для чего существует «Жезл».

   Первыми должны были взлетать Е-2С «хокай». На «Линкольне» было только четыре самолета с системой раннего предупреждения, и им было приказано не удаляться на слишком большое расстояние от кораблей. Все четыре сразу поднялись на почти предельную высоту тридцать тысяч футов, повернули на юг и выстроились в дугу на расстоянии пятидесяти миль друг от друга. Почти в то же самое время взлетели еще четыре с «Вашингтона», выстроившись таким же образом на севере и образовав широкий полукруг вместе с самолетами с «Линкольна», которые направились к западу от средней линии Тайваня, достигнув южной оконечности острова. Вместе с двумя самолетами АВАКС с Кадены и Гуама, кружившими позади, всего в воздухе находилось десять самолетов, задача которых заключалась в радарном наблюдении. Их объединенная радарная сеть позволяла уничтожить практически любую авиацию мира. Но сегодня они искали единственный самолет, и их экипажи сомневались, хватит ли у них для этого сил и возможностей.
   Следующими полетную палубу покинули S-3В «викинг». Их сегодняшняя миссия заключалась в том, чтобы обеспечивать дозаправку в воздухе. Все они несли под крыльями баки с топливом. Поднявшись на высоту пять тысяч футов, они начали медленно кружить над авианосцами, дожидаясь очередного взлета самолетов.
   За ними последовали ЕА-6В «праулер». Два из них поднялись в воздух еще до рассвета, заглушая китайские радары и обеспечивая электронное прикрытие для авианосца. Совершив короткую посадку для дозаправки и смены экипажей, они вновь присоединились к остальным.
   После «праулеров» наступила очередь F-18 «хорнетов» с «Линкольна». Взлетев, они повернули на северо-запад от авианосца. «Хорнеты» с «Вашингтона» выстроились на палубе, четыре из них ждали у катапульт. Им предстояло оставаться там, дожидаясь, пока истребители с «Линкольна» не вступят в бой с противником. Как только у самолетов с «Линкольна» начнет заканчиваться топливо и боеприпасы, в дело вступит вторая волна с «Вашингтона», прикрывая их отход.
   Последними взлетели ударные истребители F-35 «баунти-хантер». Одновременно повернув на запад, они устремились прочь от авианосца, опустив нос, пока не достигли высоты сто футов над волнами Тайваньского пролива. Нейгин поднялся в воздух последним. Две минуты он летел в одном строю с «баунти-хантерами», затем отошел в сторону, потянул ручку на себя и взмыл в небо.
   Сам «Линкольн» держался у юго-западного побережья Тайваня. Эта позиция обеспечивала небольшому флоту максимальное расстояние от наземных сил Китая и не давала возможности китайским подводным лодкам незаметно подобраться с правого борта «Линкольна». Американские корабли соблюдали полное радиомолчание. Учитывая электронные помехи, вносимые «праулерами», китайской авиации нелегко было обнаружить флот – по крайней мере, пока Поллард не захочет изменить ситуацию.
Тайваньский пролив
   – Не слишком удачная идея.
   Лейтенант Сэм Розелли вместе с экипажем ЕР-3 «ариеса» взлетел с Кадены несколько часов назад.
   – Тот же график, тот же полетный план. Получим те же МиГи с фланга и ту же ракету на хвосте.
   – Кому-то нужно сыграть роль приманки, – ответила лейтенант Джулия Форд. – И мы ничем не хуже.
   Радар показывал несколько воздушных патрулей МиГов возле побережья и восемь Е-2С «хокай», распределившихся по дуге с севера на юг, позади которых кружили два самолета АВАКС. Несколько рейсовых лайнеров летели на восток с Тайваня и в разных направлениях с китайского побережья. Американских истребителей на той высоте, на которой летел ЕР-3, не наблюдалось.
   – Мне было бы куда приятнее, если бы я мог их видеть.
   Самолеты-невидимки, летевшие на фоне волн, нелегко было разглядеть как своим, так и противнику. Законы физики не делали различия между американскими и китайскими радарами, особенно учитывая присутствие в воздухе «праулеров» с их электронными глушилками.
   – Они здесь, – сказала Форд. – Если только вся миссия не провалилась с самого начала.
   Она надеялась, что, если такое случится, адмирал Поллард, по крайней мере, соизволит им об этом сообщить.
   Картинка на дисплее в кабине ЕР-3 изменилась. Один за другим над китайским побережьем появились не меньше двух десятков значков, показывавших данные радаров, поступавшие к Форд и Розелли одновременно с «хокаями». Пробыв в воздухе несколько минут, значки образовали строй и начали двигаться на восток.
   – Похоже, китайцы хотят выяснить, что происходит, – заметил Розелли.
   – Давайте, идите к мамочке.
   От главной группы отделилось три треугольника.
   – Три входящих контакта, курс – двести семь, расстояние – тридцать миль, – доложил один из «хокаев».
   Форд смотрела на дисплей. Су-27 приближались слишком быстро, на полном форсаже, явно с целью запугать намного более медленный ЕР-3.
   «Вам от нас не сбежать», – словно говорили они.
   Форд надеялась, что все идет по плану.
   Прошло не больше минуты, прежде чем три Су-27 пронеслись мимо «ариеса» на сверхзвуковой скорости. От звукового удара ЕР-3 тряхнуло. Розелли толкнул ручку вперед, опускаясь на тысячу футов, где воздух был спокойнее. МиГи повернули и снизили скорость, поравнявшись с американским самолетом.
   – Похоже, это мы уже проходили, – пробормотал Розелли.
   Два МиГа заняли позиции с флангов ЕР-3, по одному с каждой стороны, третий держался позади.
   – Ведущий «бандит» сзади от нас, – объявила Форд и посмотрела направо.
   Расстояние до Су-27 было настолько невелико, что она могла заглянуть в кабину. Китайский пилот помахал ей, требуя сменить курс. Форд покачала головой.
   «Мы в международном воздушном пространстве, и ты это знаешь», – подумала она.
   Ведущий не стал ее разочаровывать. На приборной панели вспыхнул сигнал угрозы.
   – «Бандит» только что нас засек! – крикнула Форд.
   На этот раз Розелли не стал толкать ручку вперед, чтобы спикировать к волнам. Он знал, что на этот раз рука наверняка дрожит.
   – Забавно, – пробормотал он.

   – Отходите! – приказал Нейгин.
   Китайская авиация, уже ведущая активные враждебные действия против тайваньских территорий, только что угрожала самолету ВМС США над нейтральными водами. По крайней мере, именно так будет сказано в докладе Совету Безопасности ООН. Китайцы наверняка станут отрицать, что намеревались сбить ЕР-3, но, учитывая показания радара и идущую в настоящий момент войну, китайскому послу сложно будет что-либо возразить против корабля ВМС США «Авраам Линкольн», вставшего на защиту невооруженного американского самолета.
   «Хорнеты» с «Линкольна» держались в пятидесяти с лишним милях позади, заставляя китайских летчиков думать, будто это ближайшие к ним американские истребители. Предположение было неверным. Невидимые «баунти-хантеры» летали кругами вокруг ЕР-3 меньше чем в ста футах над водой. Лучи радаров Су-27 отражались от них во все стороны, только не назад к китайским самолетам. Поскольку ЕР-3 теперь находился под угрозой обстрела со стороны противника, все пилоты находившихся в небе истребителей потянули ручку на себя, и самолеты взмыли в небо широким веером, которым могли бы гордиться «Голубые ангелы»[24].
   – Смотрите! – крикнула Форд.
   Вокруг их позиции на экране радара образовался круг из множества почти одновременно вспыхнувших значков. Поскольку радарные лучи отражались от вновь появившихся самолетов, это означало, что их ракетные люки открыты.
   Потребовалось меньше секунды, чтобы убедиться, что китайские летчики видят на своих экранах то же самое, хотя она сомневалась, что они знают, с чем им приходится иметь дело. Каждый Су-27 получал многочисленные предупреждения об угрозе, и китайские истребители начали закладывать настолько крутые виражи, что Форд подумала, не плывут ли сейчас у китайских пилотов круги перед глазами из-за перегрузки.
   – Это сигнал для нас, – сказал Розелли.
   Он толкнул ручку вперед, и самолет опустил нос.
   – Элвис покидает здание.
   Не было смысла становиться еще одной мишенью для китайцев. Розелли подозревал, что МиГи сейчас слишком заняты, чтобы пускаться в погоню за его самолетом, но он предпочитал не рисковать, даже в отсутствие на борту остального экипажа.

   F-35 почти вертикально взмыли в небо. Каждый взял на прицел один из пляшущих в воздухе МиГов и начал маневрировать, держа китайские истребители в радиусе обстрела. Кто-то из китайских пилотов развернул самолет к уходящим ввысь истребителям, и ведущий F-35 с ревом пронесся меньше чем в двухстах футах перед носом Су-27. Китайский летчик инстинктивно нажал на гашетку пулемета, прежде чем сообразил, что делает. Очередь прошла мимо, но в воздухе возникли отчетливые следы трассирующих пуль.
   – По нам стреляют! – крикнул кто-то по связи.
   – Применить оружие! – приказал Нейгин.
   Обстрелянный F-35 отошел влево и заложил вираж. Из его открытого люка вылетела ракета класса «воздух – воздух». Двигатель ее проработал меньше двух секунд, прежде чем боеголовка ударила в фюзеляж МиГа, разорвав самолет пополам. Ракетный люк истребителя-невидимки захлопнулся, восстановив профиль невидимости самолета. Ведомый сбитого Су-27 начал маневрировать для ответного выстрела, когда F-35 внезапно исчез с экрана его радара. Пилот громко выругался в микрофон по-китайски.
   Сражение за Тайваньский пролив началось. Китайцы выстрелили первыми. Американцы первыми пустили кровь.
Центр тактического командованияКорабль ВМС США «Авраам Линкольн»
   Центр тактического командования не отличался особой красотой. Вдоль потолка тянулись обнаженные кабели и трубы, из стен почти в беспорядке торчали разнообразные электронные устройства. Кира не могла обнаружить в их расположении никакой логики, но не сомневалась, что для кого-то она существует. К тому же там было холодно.
   «Система кондиционирования воздуха на атомной энергии», – поняла она.
   – Включить сеть! – скомандовал Поллард боевому информационному центру.
   Все корабли во флотилии «Линкольна» почти одновременно привели в действие свои радары, заполонив воздух электромагнитным излучением. К ним добавились лучи радаров «хокаев» и вращающихся платформ АВАКС, которые обшаривали зону боевых действий.
   Первые лучи достигли МиГов, ударяясь о каждую поверхность в прямой видимости от передатчика радара. Плоские поверхности Су-27 отразили огромное количество энергии. Лучи радаров мчались со скоростью света, и каждый приемник на воде и в воздухе получил ответный сигнал в течение нескольких микросекунд. Бортовые компьютеры МиГов взвыли, обнаружив излучение радаров, и у их пилотов возникла новая проблема.
   Те же самые лучи радаров достигли и каждого F-35. Фюзеляжи самолетов-невидимок поглотили бо́льшую часть энергии, а неметаллические сплавы под обшивкой пропустили другую ее часть насквозь. То немногое, что еще оставалось, отразилось от искривленных поверхностей и ушло в самых разных направлениях. Все корабли и самолеты, прочесывающие воздушное пространство, приняли лишь ничтожную долю энергии радаров, отразившейся от истребителей-невидимок.
   – Самая безумная схватка из всех, что доводилось видеть китайцам, – пробормотал Поллард. – Воздушный бой, в котором видна лишь половина самолетов.
   На «Линкольне» могли понять, где находятся самолеты, лишь запрашивая данные их транспондеров. Сигнал радара с «Линкольна» отражался от F-35 точно так же, как и сигнал радара китайцев. Один из техников по требованию Полларда отфильтровал данные транспондеров, чтобы адмирал мог понять, что видят китайцы, и картинка оказалась весьма странной. Приемники авианосца время от времени улавливали слабые сигналы от радаров, установленных на борту «хокаев», самолетов АВАКС, других кораблей флотилии и даже самих F-35, но они постоянно прерывались, вспыхивая на экранах подобно светлячкам в темном поле. F-18 с «Вашингтона» летели в воздушном пространстве Тайваня, держась рядом с кораблем, но Кира понимала, что они берегут топливо до начала боя, и предположила, что F-35 со второго авианосца находятся рядом с возвращающимися «хорнетами». Их радиодисциплина приводила ее в восхищение. Летчики, похоже, выпрыгивали из комбинезонов, лишь бы вступить в бой.
   – Почему они то появляются, то исчезают? – спросил один из помощников Полларда, мичман, имени которого Кира так и не удосужилась узнать.
   Значки, отмечавшие местоположение МиГов, перемещались по дуге, периодически пропадая с экрана. С китайского побережья поднимались все новые, направляясь на восток.
   – Невидимость работает лучше всего в случае однопозиционного радара, когда передатчики и приемники находятся поблизости друг от друга. Но если цель отражает бо́льшую часть радарной волны в другом направлении, приемники ничего не получают, – объяснил Поллард. – Чтобы этому помешать, мы расположили вокруг боевого пространства «хокаи» и самолеты АВАКС, улавливающие отраженные волны. Это многопозиционная радарная сеть. Эф-тридцать пять отражают волны в разных направлениях, но в конце концов какой-то из имеющихся приемников перехватит радарный луч, пусть даже он находится и не там, откуда этот луч исходил. Поэтому ни один из приемников в сети не получает постоянного отражения истребителя-невидимки. Нам нужно больше приемников в воздухе. Мы пытались настроить некоторые радары на более низкие частоты. Технология невидимости не слишком хорошо рассеивает радарные волны в нижних диапазонах, но сеть становится более открытой для помех – облаков и тому подобного. Мы не можем определить точное местоположение цели, но можем получить примерное представление, где ее искать. Это лучше, чем ждать, когда этот китайский самолет сам даст о себе знать, – если, конечно, он у них вообще есть.
   – И если они пошлют его в бой, – пробормотала Кира.
   – Сэр! – крикнул Полларду один из техников. – «Бандиты» взлетают с побережья!
   На экране появлялось все больше новых значков.
   – Не спускать глаз с Фучжоу! – приказал Поллард. – Выпускайте «хорнеты».
Тайваньский пролив
   Лишь чувство долга удерживало Нейгина от того, чтобы толкнуть вперед ручку и броситься в бой. В трех милях под ним разворачивалось крупнейшее воздушное сражение со времен Второй мировой войны, и его мучила мысль, что приходится оставаться в стороне. Воздушные асы получили возможность показать себя впервые после Вьетнама, а его среди них не было. В лучшем случае он собьет сегодня один-единственный самолет. Если «Смертоносного жезла» не существует, командир авиагруппы, вероятно, вернется на «Линкольн» единственным из «баунти-хантеров», не имеющим на своем счету ни одной жертвы, учитывая количество движущихся со стороны побережья МиГов. Китайские ВВС предлагали его эскадрильям множество мишеней, а с запада появлялись все новые.
   Он наклонил самолет вправо, чтобы лучше видеть воздушный бой. Взорвался второй МиГ – выпущенная с одного из «баунти-хантеров» ракета на сверхзвуковой скорости пробила фюзеляж, поджигая топливо и боеприпасы. Парашюта Нейгин не заметил, и с экрана в его шлеме исчез еще один значок. МиГи не видели на своих радарах даже половины самолетов противника, и, судя по маневрам, в их рядах царила паника. Китайские пилоты пытались сосредоточиться на самолетах, которые были им видны, но сами «хорнеты» вполне могли сравниться по летным качествам с МиГами, пилоты «хорнетов» их в этом превосходили, а F-35 превосходили во много раз. Каждый раз, когда китайский истребитель пытался зайти в тыл одному из американских самолетов, видимых на его радаре, его ведомые начинали кричать о готовящемся к смертоносному выстрелу F-35. Бой превращался в одностороннюю бойню. Китайцы обнаружили, что их единственное преимущество – в численности. Поскольку запасы ракет и топлива у американцев были ограниченны, на авианосцах приходилось четко рассчитывать темп, в котором самолеты вступали в бой. Как только взлетят истребители с «Вашингтона», первая волна вернется на «Линкольн». Бой происходил на самом краю «зонтика» противовоздушной обороны «Линкольна», и китайские самолеты могли начать сбивать с самих кораблей, если МиГи зайдут слишком далеко на восток.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация