А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 27)

   Глава 14
   Суббота, день четырнадцатый

Корабль ВМС США «Авраам Линкольн»
   Несмотря на недовольство рядового состава, на флоте не давали адмиральских званий тем, кто был слишком доверчив или нетребователен. Поллард, напротив, порой бывал требователен даже чересчур (по крайней мере, так считал он сам), но не позволял оказывать давление на офицеров разведки. Между ошибкой и недосмотром большая разница. С тех пор как он получил авианосец, Поллард каждое утро присутствовал на совещаниях разведки и мгновенно понимал, насколько докладчик владеет предметом. Поллард уважал офицеров, готовых признаться в собственной неуверенности, те же, кто пытался пробиться наверх обманным путем, могли не рассчитывать на повышение. У адмирала не было никакого желания унижать кого-то из офицеров без причин, но он не терпел тех, кто полагал, что может тратить его время впустую. Мало кто пробовал сделать это дважды.
   Точно так же он относился и к гражданским. Об аналитиках, сидевших сейчас в его каюте, у него сложилось вполне благоприятное впечатление. Берка, похоже, нисколько не пугало высокое звание. Полларду редко встречались те, кто вел себя столь невозмутимо в его присутствии на корабле, и это слегка его раздражало. Он не считал себя тираном, которого все должны бояться, но некоторое проявление страха демонстрировало разумное уважение к его рангу, опыту и талантам.
   Настроение женщины понять было труднее. В ней была странная смесь уверенности и неопытности, что противоречило друг другу. Она неплохо держалась в присутствии офицеров, но уступила право отвечать на большинство вопросов Берку.
   – Будь у меня выбор, я бы не разрешил вам подняться на борт. Но у вас есть высокопоставленные друзья, – начал Поллард.
   Приказ поступил непосредственно от Шоуолтера.
   – Мне не нравится, когда на борту корабля в зоне возможных боевых действий присутствуют гражданские. Ничего личного.
   – Понимаю вас. Но обещаю, мы оправдаем наше присутствие здесь, – ответил Джонатан.
   – У вас пять минут.
   Джонатан кивнул:
   – Полагаю, вы слышали о проекте «Смертоносный жезл»?
   – Конечно.
   – Мы считаем, что китайцы создали такое оружие и что НОАК, возможно, рассматривает «Линкольн» или «Вашингтон» как цель для испытаний, – сказал Джонатан.
   Поллард наклонил голову и уставился на аналитика поверх очков.
   – Ближе к делу, мистер Берк, – попросил он.
   – Коммуникабельность – не самая сильная его черта, – заметила Кира.
   – Ладно, забудем про время, – решил Поллард. – Какие у вас есть доказательства?
   – Директор Кук уполномочила нас поделиться с вами разведывательной информацией, полученной от агента ЦРУ, который был старшим архивариусом в министерстве государственной безопасности в Пекине, – начал Джонатан. – Он работал на нас с девяносто первого года до вчерашнего дня, когда мисс Страйкер вывезла его из страны.
   Офицеры повернули головы к Кире. Адмирал поднял брови, но промолчал. Кира слегка покраснела от всеобщего внимания.
   – Он сообщил нам сведения, из которых следует, что НОАК разработала технологию невидимости. Если у вас есть время, мы можем изложить все подробности, но достаточно сказать, что, по нашему мнению, у китайцев есть по крайней мере один действующий самолет-невидимка.
   Поллард внимательно посмотрел на аналитиков, снял очки и бросил на кофейный столик, отделявший его от Берка.
   – Мистер Берк, китайцы хвастаются своим самолетом-невидимкой уже много лет. Все разведданные, которые я читал, говорят о том, что их испытательный образец – кусок дерьма, который и летать-то не может, не то что воевать. Они попросту выставляют его напоказ, чтобы сбить с толку нашего министра обороны, когда он приезжает к ним с визитом. Так что хотелось бы услышать от вас что-то поновее.
   – Это вовсе не тот самолет, из-за которого стоит беспокоиться, – сказал Берк. – Джей-двадцать, как я подозреваю, используется для отвода глаз, чтобы мы думали, будто китайцы продвинулись в этом вопросе меньше, чем на самом деле. У НОАК есть истребитель-невидимка, который определенно может вести боевые действия.
   – И чем вы можете это доказать? – спросил Поллард.
   – Первое и самое главное: наш информатор прямо сказал нам, что НОАК считает Джей-двадцать своей неудачей и его исключили из проекта «Смертоносный жезл» много лет назад, – сообщил Джонатан. – Дальше – бомбардировка электростанции в Цзиньмэне. Все думали, что ее взорвала китайская пятая колонна или команда подрывников, поскольку радары ничего не засекли в окрестностях станции незадолго до взрыва. Но показания радаров были не совсем точными. За несколько секунд до взрыва над целью появилась радарная отметка на более низкой частоте. Самолеты-невидимки можно обнаружить на низких частотах, но большинство современных радарных систем их не использует, поскольку в поле зрения радара попадают птицы, облака и прочее.
   – Угу. Слишком много посторонних объектов, а программное обеспечение не всегда справляется с мусором, – согласился Нейгин и посмотрел на командира. – Чтобы сделать такую воронку, нужно немало взрывчатки, но я могу поверить, что у НОАК были достаточные запасы для Цзиньмэня.
   – А еще больше для Пэнху и самого Тайваня, – скептически добавил Поллард.
   – Не будь у нас другой информации, я бы с вами согласился. Но, судя по анализу спутниковых снимков, последствия взрыва соответствуют бомбардировке с воздуха, – заметил Джонатан. – Намного проще доставить такое количество взрывчатки по воздуху, и это неплохое первое испытание для их технологии невидимости. Затем они уничтожили «Ма Кун» – корабль класса «кидд», не самый высококлассный по нашим стандартам, но его радарные системы тем не менее намного лучше тех, что у большинства китайских кораблей в Проливе. К тому же он был ключевым элементом тайваньской сети противовоздушной обороны. Никакая команда подрывников не могла этого сделать, и, думаю, вряд ли китайцам удалось подвести подводную лодку так близко к охраняемой военной базе и уйти незамеченными.
   – Это сложно, – согласился Поллард. – Но это не значит невозможно. И где же они построили эту штуку?
   Он не ждал ответа, но Джонатан, к его удивлению, молча повернулся к Кире. Адмирал понял, что он ждет ответа от нее.
   – Понятия не имею, – сказала Кира. – Но они проводили летные испытания в Чэнду.
   – Отлично, – пробормотал Джонатан.
   – Чэнду? – переспросил Поллард.
   – Это единственная военная база за пределами Нанкинского военного округа, где спутниковая разведка показала значительную активность после начала боевых действий, – продолжила Кира. – И именно туда китайцы отправили обломки Эф-сто семнадцать, которые они купили у сербов.
   – Ладно, обо всем расскажете потом, – прервал ее Нейгин. – Вы полагаете, у китайцев есть своя «Зона пятьдесят один»?
   – Почему бы и нет? – пожала плечами Кира. – Все совпадает.
   – А почему вы считаете, что все это – испытания оружия? – спросил Поллард.
   – Собака, которая не лаяла, – ответил Джонатан.
   – Прошу прощения? – раздраженно бросил Поллард.
   Кира поняла намек:
   – Адмирал, китайцы пытались хоть как-то вам помешать, когда вы шли в сторону Тайваня?
   Адмирал переглянулся с капитаном.
   – Они могли осложнить нам жизнь, – наконец ответил за обоих Нейгин. – Правда, приходилось отгонять китайские истребители, но самое большее – по четыре-пять самолетов зараз.
   – К вам не пытались приблизиться подводные лодки? – спросила она. – Надводные корабли?
   – Нет, – признал Поллард. – По крайней мере, ничего такого, что могла бы обнаружить акустическая разведка.
   – Никаких кибератак на ТРАНСКОМ, НИПРнет и другие военные сети? – спросила Кира.
   – Ни о чем таком мы не слышали, – подтвердил Нейгин.
   – И все это, джентльмены, противоречит тому, что мы знаем о китайской доктрине подготовки вторжения на Тайвань, – заключил Джонатан. – А план такой: НОАК должна делать все возможное, чтобы отсрочить ваше появление в Тайваньском проливе, пока они продвигают свои войска, но плану они не следуют. Следовательно, есть два варианта. Либо они планируют вторжение на Тайвань и то, что мы знаем об их планах, не соответствует действительности, либо не планируют, и в таком случае им незачем следовать плану. И я не могу поверить в первый вариант, поскольку ни один разумный оперативный план вторжения на Тайвань не может не учитывать присутствия авианосцев США.
   – А это означает – вы здесь потому, что этого хотят китайцы, – закончила Кира. – Мы играли в игру, которую они вели, с той самой минуты, когда президент отдал вам приказ отправиться в Пролив. Вывод вполне логичен. Ваши системы противовоздушной обороны «Иджис» более совершенны, чем любые из тех, что есть у китайцев, и у нас были десятилетия, чтобы выяснить, как можно применить уравнения Уфимцева. У них нет испытательной площадки, где они могли бы удостовериться, что их самолет в состоянии противостоять вашим системам, а они должны это знать, прежде чем нападут на Тайвань.
   Поллард ответил не сразу.
   – Рискованный способ для испытаний, – наконец сказал он. – Если он не сработает, вся их секретная программа тут же раскроется.
   – А если сработает, они изменят весь баланс сил вдоль тихоокеанского побережья, – возразил Джонатан. – Подумайте. НОАК предпринимает первые робкие шаги к вторжению, чтобы привлечь несколько авианосцев. Они испытывают самолет. Если он уничтожит авианосец и президент не отведет флот, они начнут его уничтожать. А если уничтожить авианосец не удастся, они отойдут сами и продолжат удерживать Цзиньмэнь, зная, что ни один президент в здравом уме не начнет полномасштабную войну, чтобы вернуть его тайваньцам. Возможная награда перевешивает риск, чем бы в итоге все ни кончилось.
   – Понятно, – кивнул Поллард.
   – Пока это только теория, – заметил Нейгин. – У вас нет бесспорных доказательств. Есть показания радара – а это могла быть стая птиц – и стопка докладов из одного источника, в которых, может быть, и говорится о программе разработки самолета-невидимки, но это и есть тот самый демонстрационный образец, а не таинственный второй истребитель.
   – Когда в нашем деле имелись бесспорные доказательства? – возразила Кира.
   – Предположим, я вам поверил. И как нам защититься от бомбардировщика-невидимки? – спросил Поллард, не обратив внимания на ее слова.
   – Думаю, вам придется играть в открытую. Дайте им достойную мишень, – предложил Джонатан.
   – Вы считаете, я должен повести боевую группу в Пролив? – уточнил Поллард.
   – Я считаю, что, если вы сами не выберете время и место, это сделает Тянь Кай.
   Поллард взял со столика между ним и сотрудниками ЦРУ чашку кофе, сделал большой глоток и осторожно поставил ее на место.
   – Мистер Берк, в составе боевой группы восемь тысяч семьсот моряков, – сказал адмирал. – Пять тысяч шестьсот только на этом корабле. Еще три тысячи на семи кораблях и трех подводных лодках и так далее. Президент Лян дал понять, что у него не хватает смелости защитить своих людей, а тем более помочь мне защитить моих. Если я прикажу войти в Пролив и китайцы действительно захотят ввязаться в драку за Пэнху, НОАК не понадобится истребитель-невидимка, чтобы убить многих моих парней. Так что вряд ли я удивлю вас, сказав, что даже думать не намерен о том, чтобы отдать подобный приказ, если только вы не предъявите мне что-нибудь получше, чем некая теория и птичка на экране радара.
   – Дайте мне несколько часов… – начал Джонатан.
   – Мистер Берк, в вашем распоряжении хоть целая неделя, – ответил Поллард. – Я привел боевую группу туда, куда мне нужно, и не сдвинусь с места без веских причин.

   – Есть какие-то совпадения по именам? – спросила Кира.
   Зажав телефон между плечом и подбородком, она посмотрела на часы, стараясь не обращать внимания на взгляд молодого мичмана, которому редко доводилось встречать женщин в своей радиорубке.
   – Баррон надавил на тайваньцев, и они в конце концов предоставили достаточно информации, чтобы сопоставить имеющиеся у нас сведения, – ответила Кук. – Некоторые имена остались неизвестными, но этого следовало ожидать. Один из сотрудников МГБ, арестованных в Тайбэе во время налета на квартиру, где обнаружилась кислота, – из Десятого отдела, это джентльмен по имени Хань Сун. У нас также есть два доклада, где говорится, что он ездил в Чэнду. Жаль, что не наглотался этой дряни. Удивительно, что китайцы сами не додумались, как ее изготовить.
   – Об этом я тоже спрашивала. Джонатан считает, что они, вероятно, просто хотели заполучить наш образец, чтобы сравнить его со своим рецептом.
   – Предположение не хуже любого другого, – заметила Кук. – Что-нибудь еще?
   – Адмирал Поллард нам не верит. Нужны кое-какие материалы, чтобы его убедить.
   – Что именно?
   – Было бы неплохо, если бы вы могли рассекретить отчеты Пионера, – сказала Кира. – Его теперь нет в Китае, так что ему ничто не угрожает, если мы позволим ознакомиться с этими отчетами Полларду и еще двум членам его команды.
   Кук нахмурилась:
   – Баррону это не понравится, но я с ним поговорю. У вас все?
   – Пока да.
   – В таком случае с вами хочет побеседовать кое-кто еще.
   Кук передала телефон кому-то другому.
   – Это Уивер.
   Кира поняла, что ее звонок перевели в ЦКНО. Аналитик из ИОЦ сидел за своим столом, и Кира слышала голоса нескольких человек. Казалось, будто Уивер устроил в своем кабинете небольшую вечеринку.
   – Я нашел статью. У одного старого хрыча в ЦКНО завалялся бумажный вариант. Вы бы видели его кабинет, – похоже, он никогда ничего не выбрасывает. Повсюду бумаги. В общем, уравнения совпадают. Программа САПР однозначно рассчитывает радарные профили. ЦКНО сейчас проводит тестовые расчеты, чтобы проверить их точность, но, похоже, китайцы разработали для алгоритма собственный код. Кстати, чтобы уложиться в сроки, пришлось пойти на подкуп.
   – Можете не сомневаться, Джонатан вернет долг, – пообещала Кира.
   – Его ведь нет с вами? – спросил Уивер.
   – Нет. Так что пока приходится выступать в роли сводницы.
   – Что ж, прекрасно. До встречи.
   Вернув телефон мичману, Кира вышла в коридор, полный народа. Оглянувшись по сторонам, она поняла, что понятия не имеет, как вернуться в адмиральскую каюту.

   Поллард бросил папку на стол. Страйкер принесла ее несколько минут назад и ушла в третью кают-компанию позавтракать. Адмирал всегда предпочитал изучать разведывательные донесения самостоятельно, прежде чем встретиться с начальником разведки и задать ему вопросы, и не видел никаких причин, чтобы изменять своей привычке ради двух гражданских, как бы они ни пытались его в этом убедить.
   Десять минут спустя он вызвал Нейгина.
   – Что скажете? – спросил его Поллард.
   Он не стал высказывать своего мнения, но и не был настолько высокомерен, чтобы считать себя самым умным.
   Нейгин все еще просматривал свой экземпляр отчетов.
   – Что ж, с этой программой САПР и впрямь неожиданно получилось…
   – Да, – согласился Поллард. – Добавьте к ней доклады китайского агента, и теория мистера Берка вдруг начинает выглядеть вполне разумной.
   Бросив очки на папку, он откинулся на спинку кресла и заложил руки за голову:
   – Если Берк и Страйкер правы и НОАК намерена двинуться на Пэнху, попытка вмешаться может закончиться для нас неслабой дырой в полетной палубе, даже если мы останемся по эту сторону острова, – сказал Нейгин. – Если у китайцев действительно появился настоящий самолет-невидимка, то, как только они поймут, что мы его увидели, любой отход станет выглядеть так, будто мы в страхе отступаем. Они объявят, что отпугнули нас с его помощью.
   – И будут правы, – подтвердил Поллард. – Так что – или мы расквасим нос китайцам, или они станут еще агрессивнее, что впоследствии ударит по нам самим.
   – Берк и Страйкер правы, – добавил Нейгин. – У них до сих пор нет бесспорных доказательств.
   – Бесспорные доказательства встречаются намного реже, чем может показаться, – заметил Поллард. – Страйкер права. Каждому хочется заполучить идеальные разведданные, в которых точно говорится о том, что происходит здесь и сейчас, но добыть их практически невозможно. Эти двое предоставили нам сведения не хуже любых других, даже лучше многих, которые мы обычно получаем.
   Наклонившись вперед, он облокотился о колени и закрыл глаза ладонями.
   – Так что вы собираетесь делать? – спросил Нейгин. – Если мы начнем боевые действия с китайцами, это может привести к войне. Вряд ли президенту это понравится.
   – Не понравится, – согласился Поллард. – Если отступим – проиграем. Если останемся, будем бездействовать и попадем под удар – тоже проиграем, а некоторые из моих парней наверняка погибнут. И потому я хочу нанести упреждающий удар. Если в нашем небе действительно появится их самолет-невидимка, мы найдем способ его сбить. Пусть думают, что весь их проект – большая ошибка. Пусть считают свой «Смертоносный жезл» пустой тратой времени, денег и жизни пилота, и вряд ли у них появится желание его продолжать.
   – Китайцы не откажутся от идеи самолета-невидимки, – возразил Нейгин. – Они знают, что́ это значит для нас. Они будут продолжать, пока не добьются успеха.
   При мысли о том, что он может оказаться в одном небе с вражескими истребителями-невидимками, ему стало не по себе.
   – Возможно, – подумав, признал Поллард. – В таком случае Пентагону придется совершенствовать истребители-беспилотники, прежде чем мы потеряем слишком многих пилотов.
   Ему не по душе была мысль о роботах-истребителях, но еще больше – о возможной гибели пилотов. Он сам когда-то был пилотом.
   – Так с чего начнем? – спросил Нейгин.
   Поллард лишь покачал головой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация