А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 26)

   – Ты даже не представляешь как.
   – Может, все-таки расскажешь, в чем дело?
   Джонатан рассказал.
   – Нам с Кирой нужно полететь на один из авианосцев в Проливе, – добавил он.
   – Не может быть и речи. Я не собираюсь посылать вас в зону боевых действий, – отрезала Кук.
   – Мы знаем, что такое «Смертоносный жезл». Я могу объяснить это адмиралу лично или послать депешу и надеяться, что он сочтет нужным ее прочитать и ему понравится мой шекспировский слог.
   – Ты не самый обаятельный из аналитиков.
   – Надеюсь, для тебя достаточно обаятельный, – ответил Джонатан.
   Последовала долгая пауза, во время которой Джонатану оставалось только вслушиваться в едва заметное шипение.
   – Когда вернешься, поставишь мне бочку виски, – наконец дала согласие Кук.
   – Надеюсь, на это хватит премии, которую ты мне выпишешь, – отозвался Джонатан. – Кстати, позвони Гарри Уиверу. Он аналитик из ИОЦ, но в ближайший час-другой должен появиться в ЦКНО. У него есть кое-что, что могло бы вас заинтересовать.
   – Найду его обязательно, – пообещала Кук. – Дай мне пятнадцать минут, чтобы позвонить в министерство обороны и договориться, чтобы вас доставили на «Линкольн».
   Точно в указанное время она снова связалась с Джонатаном и сообщила ответ.
Международный аэропорт ИнчхонСеул, Южная Корея
   Джонатан тихонько постучал телефоном себе по лбу.
   – Ну? – в нетерпении спросила Кира.
   Он посмотрел на Митчелла:
   – Вы полетите без нас.
   И Джонатан повернулся к Кире.
   – А мы куда? – спросила она.
   – На «Авраам Линкольн», – улыбнулся Джонатан. – Туда не попадешь, если как следует не попросишь.
   – О да! – Кира ответила ему улыбкой и наклонилась к Митчеллу. – Я бы хотела с ним попрощаться.
   Митчелл кивнул, повернулся к Пионеру и что-то сказал ему по-китайски. Пионер слушал Митчелла, не сводя с него глаз, пока тот не договорил.
   Сакс увидел, как старик повернулся к Кире.
   – Спасибо, – сказал он, поклонившись.
   Все-таки китайский агент немного говорил по-английски. Он сказал это очень искренне, и в его словах было нечто большее, чем просто благодарность агента сопровождающему.
   «Интересно, – подумал Сакс, – что такого сделала эта брюнетка, чтобы ее заслужить?»
   – Не за что, – ответила Кира и наклонилась ближе. – Вы никогда не останетесь в одиночестве.
   Сакс не знал, понял ли ее старик. Похоже, он уловил эмоции, но не слова. Сжал ее ладонь обеими руками и еще раз ей поклонился, а потом повернулся к Митчеллу и заговорил по-китайски.
   – Надеюсь, скоро увидимся, – перевел Митчелл. – Нам пора лететь.
   Кира посмотрела на Пионера и кивнула.
   – Идем, – сказал Джонатан.
   Аналитики спустились по трапу и отошли на безопасное расстояние. Схватившись за канат, Митчелл втащил трап в самолет и закрыл люк. Двигатели «лирджета» начали набирать обороты.
   – Через восемнадцать часов они будут в аэропорту имени Даллеса, – сказала Кира. – Что дальше?
   – Встретимся с теми, кто будет сопровождать нас, – ответил Джонатан. – Вы когда-нибудь бывали на авианосце?
   – Нет.
   Джонатан улыбнулся:
   – Поверьте, вам понравится.
   – Вряд ли, – возразила Кира. – У меня морская болезнь.
   Аналитику пришлось подождать, пока она не купит таблетки в киоске в аэропорту.
Корабль ВМС США «Авраам Линкольн»482 километра к северо-востоку от Тайваня
   Капитан Нейгин отпустил сектор газа своего F-35 и выровнял самолет, выходя из виража. На расстоянии пятидесяти метров по сторонам от него летели двое ведомых, а еще три таких же «баунти-хантера» – в десяти милях позади. Все шесть самолетов-невидимок получали данные с «Линкольна», системы АВАКС на Гуаме и двух Е-2С «хокай», взлетевших с авианосца после Нейгина. В данный момент их собственные радары были выключены, и на четырех экранных панелях в кабине перед Нейгином открывался прекрасный вид на простиравшееся впереди небо. На горизонте темнели грозовые тучи, а в тридцати милях впереди сверкали молнии – великолепное зрелище, если держаться от него на почтительном расстоянии, но капитан не собирался уделять ему много внимания.
   Весь вид портили маячившие впереди четыре китайских Су-27 «фланкер».
   «Фланкеры» летели эшелоном, каждый самолет чуть позади и правее летевшего впереди, на тысячу футов выше и в двух милях впереди Нейгина. Двигаясь тем же курсом, они должны войти в зону обороны «Линкольна», если не изменят направление в ближайшие пять минут. В мире Нейгина было несколько вещей, с которыми не стоило шутить, и одна из них – безопасность родного дома. В данный момент его домом был «Линкольн» – точнее, посадочные полосы на его палубе.
   – Как думаете, они знают про нас? – спросил один из ведомых Нейгина, молодой лейтенант с позывным «Сквиб».
   У второго был позывной «Клитус».
   – Нет, – ответил Нейгин.
   Относительно слабые радары «фланкеров» почти наверняка не в состоянии обнаружить невидимые F-35. А поскольку их собственные радары выключены, они не излучали никаких волн, которые могли бы засечь «фланкеры».
   – Думаю, мне стоит представиться.
   Нейгин потянул ручку джойстика на себя, слегка двинув вперед сектор газа, и самолет послушно взмыл в небо, увлекая за собой звено и устремляясь навстречу китайским истребителям. Он медленно сокращал дистанцию, пока не поравнялся с их строем, пристроившись в хвост эшелона.
   «Мой самый любимый момент», – подумал он, поравнявшись с китайским истребителем.
   Китайский пилот не сразу обратил на него внимание, заметив американский самолет лишь периферийным зрением. Он резко повернул голову. Нейгин не мог видеть лица пилота сквозь затемненное стекло шлема, но по его поведению все стало ясно. Он начал отчаянно вертеть головой и судорожно шарить по приборной панели. Наверняка пилот что-то кричал ведущему, удивляясь, откуда мог взяться американец.
   Нейгин помахал ему рукой и жестом приказал сменить курс. Китаец никак не прореагировал. Нейгин дал всей группе несколько секунд на размышление, но самолеты продолжали лететь тем же курсом.
   «Ладно, – подумал Нейгин. – Познакомьтесь с ребятами».
   – Джентльмены, – сказал он по радио, – пора сбросить плащи.
   Пилоты двух летевших позади «баунти-хантеров» улыбнулись за стеклами шлемов, протянули руки к компьютерным экранам на уровне колен и нажали виртуальные кнопки на стекле. Радары двух F-35 ожили, окутав «фланкеры» электромагнитными волнами. В уши китайским пилотам ударил предупреждающий об опасности вопль сирены. Секунду спустя распахнулись люки F-35, и из них появились ракеты, разрушая профиль невидимости. F-35 внезапно стали видны каждому, у кого был радар.
   Строй «фланкеров» сразу начал разваливаться.
   «И откуда они только взялись?» – усмехнулся Нейгин.
   Вид двух F-35, появившихся из ниоткуда на дисплеях «фланкеров», наверняка ввел китайцев в ступор, на что он и рассчитывал.
   «Фланкеры» разлетелись в четырех направлениях, уходя на запад на разной высоте и разными курсами. Нейгин отпустил сектор газа и толкнул ручку вперед, снижаясь на тысячу футов, чтобы воссоединиться со своим звеном.
   – Отходим, – передал он по радио Сквибу и Клитусу. – Пусть не думают, что мы слишком разозлились.
   Двое ведомых закрыли люки, восстанавливая профиль невидимости, выключили радары, и все три F-35 исчезли с экранов «фланкеров».
   «Интересно, что их больше напугало? – подумал Нейгин. – Наше появление или то, что мы улетели?»
Корабль ВМС США «Авраам Линкольн»Юго-восточное побережье Тайваня
   Когда они прибыли на авианосец, бушевал шторм. Полет из Сеула в токийский аэропорт Нарита оказался беспокойным, но коротким. Водитель-военный доставил их на военно-морскую базу США в Ацуги и проводил к ждавшему на взлетной полосе С-2А «грейхаунд». Экипаж с ними не разговаривал – никто не произнес ни слова, не считая короткого инструктажа по безопасности, на который Джонатан не обратил внимания. Судя по тому, как привычно он пристегнулся, подобный опыт у него уже был, но шум турбовинтовых двигателей отбил у Киры охоту задавать вопросы. Едва самолет взлетел, Джонатан заснул, и Кира пожалела, что не может последовать его примеру. Спасательные жилеты, которые им велели надеть, не особенно мешали, чего нельзя было сказать о сиденьях и похожих на голову Микки-Мауса шлемах с большими защитными наушниками. Возможно, она и задремала бы, но самолет не желал лететь спокойно. Кире еще не приходилось летать на винтовых самолетах, и таблетки от морской болезни не помогали. При каждом порыве ветра или воздушной яме «грейхаунд» подпрыгивал, заставляя нервничать и не давая уснуть. Она думала о том, сможет ли самолет уйти от МиГа, если китайцам не понравится, что они приближаются к зоне боевых действий. Скорее всего, нет.
   Привязные ремни сработали как надо, когда самолет ударился о палубу с такой силой, что Кира испугалась, не развалится ли он на части, а затем остановился, пробежав неестественно короткое расстояние по полосе. Невидимые члены команды отсоединили от троса хвостовой крюк, и Кира, уже слишком уставшая, чтобы чему-либо удивляться, увидела, как они складывают крылья. Самолет покатился в переднюю часть палубы, освобождая место для «хорнета», прилетевшего меньше чем через минуту после них. Команда закрепила «грейхаунд» цепями на палубе, и лишь после этого пассажирам разрешили сойти.
   По палубе и всему, что на ней находилось, хлестали горизонтальные струи дождя. Кира ошеломленно почувствовала, как палуба кренится и раскачивается у нее под ногами. До этого она думала, что авианосец слишком велик, чтобы испытывать качку, и споткнулась, когда команда поспешно повела их к люку, который вел на нижние палубы. Какой-то моряк бросил к их ногам мокрые чемоданы и коротко объяснил, как пройти к каютам.
   Было время ночной вахты. В пространстве перед ярко освещенной главной палубой мерцали красные огни, чтобы команда могла видеть в темноте. Каюты находились на уровне ноль-два, на одну палубу ниже верхней, откуда до ушей Киры доносился рев взлетающих и приземляющихся самолетов, которые тяжело ударялись о раскачивающуюся под порывами ветра палубу, и Кира подозревала, что все равно слышала бы их, даже если б каюты находились несколькими палубами ниже. Джонатан предупредил ее, пока они ехали в Ацуги, что авианосец – не самое спокойное место.
   Каюта оказалась меньше комнаты в студенческом общежитии, сплошной серый металл и синее ковровое покрытие, но она была в полном распоряжении Киры. Она могла выбрать любую из трех коек, расположенных одна над другой, и остановилась на средней. Чтобы лечь на нижнюю, пришлось бы опуститься на колени, а верхняя располагалась на уровне ее головы. Кира не сомневалась, что попытка слезть с третьего яруса в темноте во время качки – опасное предприятие.
   В верхнем углу на металлической полке стоял телевизор, и Кира нашла среди каналов министерства обороны прямую трансляцию с полетной палубы. Переключившись на Си-эн-эн, она попыталась узнать о последних военных событиях, но, несмотря на желание узнать новости, шум и постоянную качку в беспокойном море, чувствовала, что еще немного – и рухнет без сил. Адреналин, поддерживавший ее во время операции в Пекине, давно улетучился. Она не спала уже несколько дней и чувствовала себя усталой, как никогда.
   Переодевшись, Кира достала из сумки фонарик, включила его, погасила свет в каюте и забралась на узкую койку. Ей едва хватало места, чтобы повернуться на бок: плечо задевало за верхнюю кровать. Зажав фонарик в зубах, она опустила и застегнула шторку, не дававшую вывалиться из койки. Падение на металлический стол рядом с кроватью вполне могло оказаться смертельным.
   Кира выключила фонарик и, успев удивиться кромешной тьме, провалилась в сон.
   В шесть утра объявили побудку. В коридоре вспыхнул свет, просачиваясь под дверь и разгоняя темноту. Удары шасси о палубу не прекращались всю ночь, в коридоре слышались тяжелые шаги утренней вахты. Все эти звуки нисколько не беспокоили Киру, пока ее наконец не вырвал из забытья настойчивый стук Джонатана в дверь каюты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация