А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 23)

   Размахнувшись, она лягнула агента носком в колено, и нога его неестественно изогнулась, едва не сломавшись. Вскрикнув, он отшатнулся, уже не в силах прижимать девушку всем своим весом к стене. Выставив локоть, Кира ударила его в нос, почувствовав, как трещат кости. Прилив адреналина заглушил боль в незажившей ране на плече, и она ничего не почувствовала, кроме удара о локоть. Он отшатнулся, закрыв лицо руками и пытаясь остановить хлещущую из разбитого носа кровь. Кира врезала ему ногой в солнечное сплетение, и он, задыхаясь, согнулся пополам. Развернувшись, она шагнула вперед, схватила его за волосы и, подставив колено, резко дернула его голову вниз. Кости, уже треснувшие, разлетелись вдребезги. Удар отшвырнул агента к стене. Кира покончила с ним, ударив предплечьем по горлу. Агент повалился на пол и скорчился, не в состоянии издать ни звука, кроме хриплого бульканья, судорожно пытаясь вдохнуть и ощущая вкус собственной крови.
   Кира повела Пионера по изгибающемуся коридору к другой лестнице. Она и так собиралась перейти на другую сторону здания, но Митчелл предоставил ей самой решать, когда именно это сделать. Они шагнули на другую лестницу, такую же грязную, как и первая, и Кира прислушалась. Сверху и снизу доносились крики, но она все же двинулась вниз.
   К удивлению Пионера, она снова ушла с лестницы, на этот раз на третьем этаже. Достав на бегу одноразовый мобильный телефон, запрограммированный лишь на два номера, она нажала кнопку вызова. Слева открылась восьмая дверь, и Пионер услышал, как в квартире звонит телефон. Кира втолкнула его внутрь.
   Квартира была обставлена по современной китайской моде, с минимумом традиционной мебели. Телевизор работал на максимальной громкости, шторы были задернуты, свет приглушен. За дверью стояла китаянка, которая тут же закрыла ее за ними.
   – Вы Кира? – спросила она.
   – Да. Вы говорите по-английски?
   – Университет Дьюка, выпуск две тысячи третьего года. Пакет на столе возле плиты.
   Кивнув, Кира направилась в крошечную кухню. Женщина повернулась к Пионеру. На вид ей было примерно столько же лет, сколько Кире: молодая, стройная, на несколько сантиметров выше средней китаянки и, к его удивлению, светловолосая. Он иногда встречал ее в вестибюле, но не слишком часто, чтобы обратить на нее внимание, и волосы у нее всегда были черные. Сейчас же, увидев ее со светлыми волосами и в западной одежде, он понял, что она не чистая китаянка. Внимательно вглядевшись в ее лицо, он заметил, что китайская внешность смягчена европейскими чертами.
   – Вы Лун Цзяньминь, – сказала она на безупречном китайском.
   – Да.
   – Я долго ждала возможности с вами познакомиться, но надеялась, что это произойдет иначе, – сказала женщина. – Меня зовут Ребекка Чжоу.
   – Вы американка? – спросил Пионер.
   Женщина кивнула:
   – Мои родители бежали в Штаты во время революции, когда были еще очень молоды.
   Пионер смотрел на нее во все глаза:
   – Вы давно здесь живете?
   Молодая сотрудница ЦРУ улыбнулась:
   – Шесть лет.
   – Шесть лет? Сотрудники ЦРУ жили в моем доме шесть лет? – ошеломленно спросил он.
   – Сотрудники ЦРУ жили в вашем доме почти все время, пока вы на нас работали. Вы очень ценный агент. Мы – четвертая команда на этом посту. Наша задача – наблюдать за вами, докладывать о том, как у вас дела, и при необходимости помочь вас эвакуировать.
   – Значит, вы знали, что МГБ следит за мной? – спросил он.
   Ребекка покачала головой:
   – Пока вы не подали сигнал – нет. МГБ повело себя намного тоньше, чем мы предполагали, и мы ничего не знали о слежке, пока вы сами ее не обнаружили. Но они переоценили свои силы, пытаясь использовать вас, чтобы раскрыть сеть информаторов, которой не существует. Мы кое-что поменяли в нашей деятельности специально ради вас. Они этого не поняли и поэтому слишком долго ждали, чтобы вас арестовать.
   Из кухни появилась Кира с большой коробкой. Бросив на пол красный рюкзак, она скинула куртку и начала раздеваться. На мгновение Пионеру стало интересно, от какого количества одежды она намерена избавиться.
   Ребекка достала из коробки сверток:
   – Наденьте это, и побыстрее.
   Пионер посмотрел на Киру, которая разделась почти до белья. Взяв верхнюю рубашку Киры, Ребекка натянула ее через голову. На обеих женщинах были простые синие джинсы чуть большего размера, чем нужно, чтобы можно было быстрее осуществить их план. Стоя рядом с Ребеккой, он увидел, что внешне она очень похожа на Киру, какой та была несколько мгновений назад. Даже не просто похожа, понял он. Практически неотличима, насколько неотличимыми могут выглядеть две женщины, которые не являются родственницами.
   – А где мой двойник? – спросил он.
   – Мой муж Роланд в спальне и ждет вашу одежду, – ответила Ребекка.
   Пионер снял куртку, рубашку, ботинки и брюки. Забрав их, Ребекка скрылась в темноте в задней части квартиры. Он облачился в одежду, которую дала ему женщина. Та идеально ему подходила.
   «Откуда они знали?» – подумал он.
   Вероятно, по крайней мере один из тех, с кем он встречался в последние годы, умел на глаз определять размер одежды. Или они побывали в его квартире? Он сомневался, что ему когда-нибудь об этом скажут.
   Кира достала из коробки еще один сверток, на этот раз упакованный в черную нейлоновую сумку на молнии. Дав знак Пионеру следовать за ней, она повела его в кухню.
   Комплект для маскировки был создан на основе технологии «Серебряная пуля», разработанной Научно-техническим директоратом ЦРУ в семидесятые годы, чтобы помочь резидентам избежать слежки со стороны КГБ в Москве. Кира никогда не видела оригинальных деталей маскировки. Они были старше ее самой, но, наложенные на лицо и тело Пионера, выглядели достаточно реалистично для того, чтобы к горлу подступил комок. Вид крови никогда ее не пугал, но держать в руках части тела, неотличимые с близкого расстояния от настоящих, – совсем другое дело. Она отступила назад, внимательно его осмотрела, кивнула и повела обратно в прихожую. Он оглянулся в поисках зеркала, но не нашел ни одного.
   Ребекка ждала их с другим мужчиной, одетым точно так же, как Пионер, когда тот вошел в квартиру.
   – Готовы? – спросила Ребекка по-английски.
   – Готовы, – ответила Кира.
   Ребекка подняла с полу красный рюкзак, полный книг, газет, карандашей и прочих предметов, обычных для студента, приехавшего по обмену с Запада. В рюкзаке не было ничего криминального, и важен был лишь его цвет.
   – Ключи от машины у вас? – спросила Ребекка.
   Пионер кивнул, не сразу поняв, что она просит их отдать. Он протянул ей ключи, собираясь сказать, где найти машину, но тут же понял, что она и так это знает.
   Роланд повернулся к Пионеру и заговорил на таком же безупречном китайском. Внешность его тоже была китайской, но, взглянув на его лицо, Пионер понял, что он больше похож на уроженца Пекина, чем его жена.
   – Жаль, что не смог узнать вас получше. Возможно, скоро у нас будет возможность поговорить в Штатах.
   – Надеюсь, – ответил Пионер. – Я очень вам благодарен. Но вас могут арестовать. Почему вы делаете это ради меня?
   Роланд улыбнулся:
   – Как говорит директор, риск – наша работа. А вы это заслужили.
   – Спасибо, – сказал Пионер, чувствуя, что ему не хватает слов.
   – Спасибо скажете, когда покинете Китай, – ответил Роланд.
   Пионер кивнул и улыбнулся. Повернувшись к Кире, Роланд снова перешел на английский:
   – Мы уходим первыми. Дайте нам десять минут, чтобы привлечь внимание слежки. Вам позвонят – только один звонок, – если они что-то сообразят, прежде чем выйдет время. В таком случае бегите. По какой лестнице вы спускались?
   – По западной, – ответила Кира.
   – Кто-нибудь вам встретился? – спросил Роланд.
   Кира кивнула:
   – Пришлось сменить лестницу на шестом этаже.
   – Мы спустимся на главном лифте. Они подумают, что именно туда вы и пошли, когда вышли с лестницы. Спускайтесь по восточной. Когда выйдете на улицу, сверните налево, пройдите один квартал и идите наперерез через парк, на север. На другой стороне вас будет ждать такси, – сказал Роланд. – Водитель из наших. Мы постараемся дать вам как можно больше времени.
   – Договорились, – ответила Кира.
   – Увидимся в Штатах, – заверил ее Роланд. – Готова к ужину и кино, дорогая?
   – Шесть лет… Ты даже понятия не имеешь, насколько я готова, – ответила его жена.
   Надев на спину красный рюкзак, она повернулась к Пионеру. Наклонившись, положила руку ему на затылок и прошептала что-то по-китайски, чего Кира понять не могла.
   – Вы никогда не оставались в одиночестве.
   Улыбнувшись, Ребекка сжала его руку. От прежней невозмутимости Пионера не осталось и следа, он всхлипнул, затрясся от рыданий и закрыл лицо руками, стыдясь, что плачет в присутствии женщины. Почувствовав слабость в коленях, он испугался, что упадет, но Ребекка положила руку ему на плечо и привлекла к себе, не говоря ни слова, пока он не взял себя в руки. Хотя он контролировал собственные эмоции в течение десятилетий, на это ему потребовалось время.
   Отойдя от Пионера, Ребекка взяла Роланда за руку, и они вышли в коридор. Кира закрыла дверь и засекла время на своих часах. Предстояли очень долгие десять минут.
   Время вышло, но телефон так и не зазвонил. Кира взяла Пионера за руку, и они побежали.
Отель «Марриотт», номер 1022Улица Чун Вэнь Мэнь Вай, 3СРайон Чун Вэнь, Пекин
   Номер люкс, который снял Митчелл, оказался больше и гораздо приятнее, чем ожидал Джонатан. Правительство США обычно не отличалось расточительностью при оплате командировочных расходов, но у НСС были свои стандарты. Аналитик слышал немало историй, по его мнению преувеличенных, о том, как хорошо жили в командировках некоторые резиденты, но этот номер вполне им соответствовал. Люкс состоял из просторной гостиной, отделенной от небольшой кухни барной стойкой, и спальни, куда вела раздвижная дверь с непрозрачными стеклянными панелями. Джонатан слегка развел тяжелые шторы, и этого вполне хватило, чтобы увидеть впечатляющую панораму Запретного города. Превосходным был и ресторан с классической итальянской кухней и местными блюдами в меню. Почти всю ближайшую стену занимал плазменный телевизор таких размеров, что Джонатан понял: дома такой он никогда позволить себе не сможет. Митчелл включил звук на полную громкость, что раздражало как Джонатана, так и любого, кто мог бы их подслушивать с помощью скрытых микрофонов. Старший аналитик жалел, что его зарплата не позволяет снимать такие номера во время путешествий. Аналитикам не давали одобрения на столь роскошное жилье. Джонатана это не слишком радовало, но у него не было желания играть на поле резидентов, какие бы преимущества это ни давало.
   Честно говоря, обстановка номера не так уж его интересовала. Он переступил с ноги на ногу, заложив руки за спину и изо всех сил стараясь не думать о том, где сейчас Кира.
   Митчелл выбрал этот номер случайно. В Пекине были тысячи отелей с сотнями тысяч номеров, и даже МГБ не могло поставить во всех «жучки». По крайней мере теоретически. Был шанс, что где-то в подвале их подслушивает МГБ, но Митчелл, похоже, не особенно беспокоился на этот счет. Джонатан был уверен, что это только видимость. Если их арестуют и опознают Пионера, никакая легенда не поможет, и что бы они ни говорили, для китайского правительства это не будет иметь никакого значения. МГБ в любом случае их обвинит, и никто из них не вернется в Штаты в течение очень долгого времени. Джонатан бывал в зонах военных действий, но сомневался, что ему когда-нибудь угрожала такая опасность, как сегодня вечером.
   Митчелл сидел за обеденным столом вишневого дерева, доедая ризотто. Рядом стояла тарелка с жареными пирожками. Джонатан пытался отказаться от ужина – после смены часовых поясов желудок считал это время неподходящим для еды, но по настоянию Митчелла взял миску ньокки[22]. Митчелл заказал фриттату[23] для Киры и Пионера, и тарелки были накрыты крышками, чтобы еда не остыла. Джонатан не сомневался, что вино придется ей по вкусу. Сперва он хотел подождать с заказом, пока она не придет (он не желал говорить «если придет»), но потом решил, что, как только Пионер окажется в номере, вряд ли Митчелл захочет, чтобы кто-то подходил к двери.
   Джонатан посмотрел на цифровые часы на столе у окна.
   – Отстаем от графика, – сказал Митчелл.
   – У нас есть график? – спросил Джонатан.
   – А как же. Двадцать минут опоздания, но время еще терпит. Если она не доберется сюда в ближайшие десять минут, возможно, придется все отложить до следующего рейса.
   Митчелл положил на тарелку вилку и нож, взял пирожок и подошел к окну. В дверь постучали. Джонатан подавил желание ответить, предоставив это Митчеллу на тот случай, если он договорился о каком-то пароле. Однако Митчелл только посмотрел в глазок и открыл дверь. На пороге стояла женщина ростом чуть ниже Киры с темными волосами до плеч, катившая за собой чемодан на колесиках. Она прошла мимо Митчелла, и он закрыл дверь.
   – Джон, это Анна Монаган, – сказал Митчелл. – Она из научно-технического директората. Джон, аналитик.
   Анна протянула руку:
   – Кук говорила мне о вас, до того как я села в самолет.
   – Значит, вы тут недавно? – спросил Джонатан.
   – Да. Только что прилетела. Ненавижу рейсы из Вашингтона. От полета над русским воздушным пространством мне на стенку лезть хочется.
   – Русские больше не сбивают авиалайнеры, – заметил Митчелл. – И вы пробудете здесь не так долго, чтобы почувствовать смену часовых поясов. Как только закончите наводить красоту нашему другу, завтра же первым рейсом вылетите обратно.
   – Жаль, что вам не достанется этот номер после нас, – заметил Джонатан.
   – Жаль, – согласилась Анна. – Я в этом же отеле, но шестью этажами ниже, с обычными людьми.
   Она окинула номер взглядом и посмотрела на Митчелла:
   – Страйкер все еще на улице?
   – Вышла полтора часа назад. У нее еще есть десять минут, – сказал Митчелл. – Пятнадцать, прежде чем я начну беспокоиться по-настоящему.
   – Я расположусь в спальне. Мне нужно забрать стол, и я займу ванную.
   – Не возражаю.
   Женщина вкатила чемодан в спальню и закрыла раздвижную дверь.

   Кира и Пионер вошли в вестибюль «Марриотта» с двадцатидвухминутным опозданием. Водитель такси ехал извилистым путем, чтобы оторваться от возможной слежки, но таковой не обнаружилось. Это еще не означало, что их никто не преследует, но казалось многообещающим. Если только МГБ не проводит некую весьма замысловатую операцию, дожидаясь возможности узнать их номер в отеле, чтобы арестовать Пионера вместе со связным, шансы на успешное бегство существенно возросли. Кира надеялась, что их двойникам не придется провести неприятный вечер в камере. МГБ не смогло бы доказать, что их внешнее сходство с известным предателем и его сопровождающим однозначно свидетельствует об их участии в заговоре, но Кира сомневалась, что МГБ вообще требуются какие-либо доказательства, кроме обоснованных подозрений. Чем злее они становились, тем ниже падала планка для обвинений кого бы то ни было в чем угодно, а после того, как они поняли, что Пионер больше не находится под их наблюдением, злость их наверняка перешла все границы.
   Джонатан был прав. Ей страшно хотелось выпить – чего угодно, хотя она и понимала, что время для этого не самое подходящее. Если операция провалится и Роланд с Ребеккой попадут в тюрьму… Она не сомневалась, что такая цена, заплаченная ради нее, наверняка сделает ее алкоголичкой.
   Кира обругала себя за то, что отвлеклась. Как и в Венесуэле, она снова выбрала неудачный момент для посторонних мыслей. Опасность еще не миновала. Глубоко вздохнув, она окинула взглядом вестибюль и, найдя лифты, повела к ним Пионера мимо стойки регистрации.
   Достав из кармана простенькую «нокию», она набрала второй запрограммированный номер, принадлежавший шефу резидентуры в его взятом напрокат мобильном телефоне. Оба аппарата предстояло надежным образом уничтожить – где и как, Митчелл не стал ей рассказывать. Это был последний звонок, сделанный с ее телефона.
   К своему удивлению, она услышала голос Джонатана.
   – Мы ждем вас к ужину. Ваша фриттата уже остыла, – сказал он.
   Наверняка Митчелл научил его, что нужно говорить. Первая фраза была паролем. Вторая – чем-то вроде упрека.
   «Опаздываете».
   «Он ни разу никому не звонил в Пекине, – поняла Кира. – У МГБ нет образца его голоса».
   Почти наверняка у них имелся образец голоса Митчелла, к тому же разговор с Джонатаном лучше вписывался в легенду, если их разговор прослушивался. Они вместе проходили через таможню, так что данные видеонаблюдения и совпадение голосов вполне подтверждали легенду о том, что они путешествуют вместе.
   – Прошу прощения, заговорилась с друзьями, – ответила она. – Надеюсь, еда не слишком дорого стоила.
   «Пионер со мной. Где вы?»
   – Не особенно. По нынешнему курсу – десять долларов двадцать два цента, не считая платы за обслуживание.
   «Номер 1022».
   Третий отдел в конце концов мог сообразить, что на самом деле сказал Джонатан. Но сперва надо было выделить разговор из всех других телефонных звонков, сделанных в то же время иностранцами в Пекине, определить местоположение Киры и перевести разговор на китайский. К тому же им должно было хватить ума проверить, сколько стоит фриттата в «Марриотте», и понять, что Джонатан основательно ошибся, учитывая сегодняшний курс юаня к доллару. Кира достаточно хорошо знала, что такое бюрократия, и понимала, что вряд ли они пришлют вооруженную группу в номер 1022 в течение ближайшего часа.
   – Подогрейте ее для меня.
   «Мы поднимаемся».
   Выключив телефон, она шагнула следом за Пионером в кабину лифта.

   Джонатан вернул телефон Митчеллу.
   – Спасибо, – сказал Митчелл. – Не знаю, есть ли у китайцев образец моего голоса, но рисковать нет смысла. Не хотелось бы, чтобы они нашли нас по моему голосу.
   Он не знал, сколько информации о нем они сумели собрать за прошедшие годы. Лучше всего, конечно, если вообще никакой – любой другой вариант становился для шефа резидентуры дурным знаком. Митчелл посмотрел на часы.
   – Все нормально. Возможно, сумеем выиграть время по дороге в аэропорт, если нет пробок. В любом случае не хотелось бы долго торчать в аэропорту.
   – Вы тоже с нами? – спросил Джонатан.
   Митчелл бросил яростный взгляд на аналитика, но тут же подавил раздражение:
   – Я пытался забрать посылку до того, как мы поняли, что Пионер провалился. Вероятно, МГБ следило за тайником, так что провалился и я. Трудно быть шефом резидентуры, когда противник знает, чем ты зарабатываешь на жизнь. Я буду сопровождать Пионера в Штаты и не вернусь назад. Моя жена сейчас собирает вещи и вылетает домой завтра. Анна загримирует меня, как только закончит с Пионером и Страйкер.
   – Невеселый конец командировки, – сочувственно заметил Джонатан.
   – Она и так уже почти закончилась. Я должен был вернуться домой к Дню независимости, – улыбнулся Митчелл. – Когда окажусь в Лэнгли, вам придется объяснить мне, как вы уговорили Кук разрешить вам пообщаться с Пионером.
   – Жаль, что в штаб-квартире нет бара. Я не пью, но поставил бы вам пиво за то, что не вышвырнули нас из кабинета, когда мы явились к вам со своей просьбой.
   Митчелл усмехнулся:
   – Честно говоря, я скорее удивился, чем разозлился, по крайней мере поначалу.
   Снова посмотрев на часы, он подошел к двери и распахнул ее. Митчелл заранее засек, сколько нужно времени на подъем из вестибюля до номера. Кира и Пионер были уже близко. Митчелл закрыл за ними дверь и проводил в гостиную.
   – Все в порядке?
   – Мы обнаружили слежку за его квартирой, – ответила Кира. – После того как мы вышли из здания, никто нас не преследовал. Думаю, наши друзья сумели их отвлечь. Хорошие люди. Надеюсь, их не арестуют.
   – Все может быть, – признался Митчелл. – Но Бекки носит этот красный рюкзак уже несколько лет. Если МГБ наблюдало за домом, они должны были не раз видеть ее с ним. Возможно, какое-то время спустя они и сообразят, что произошло, но доказать ничего не смогут.
   Повернувшись к Пионеру, Митчелл с сильным акцентом заговорил по-китайски:
   – Лун Цзяньминь, для меня большая честь познакомиться с вами лично. Сожалею, что не могу назвать вам своего имени. Возможно, в Соединенных Штатах у меня будет такая возможность. Через несколько минут мы переоденем вас и отвезем в аэропорт. Этот джентльмен хотел бы задать вам несколько вопросов после того, как мы в целости и сохранности вывезем вас из страны. Вы не против?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация