А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 17)

   – Мне это нравится. – Президент Соединенных Штатов улыбнулся и кивнул. – Лэнс, доставайте с полки планы обороны Пескадоров. И пошлите тот отчет «Красной ячейки» группировкам авианосцев. Если это и есть план действий НОАК – пусть выучат его наизусть.
Кабинет директора ЦРУ
   Когда Кук вошла, Баррон уже ждал ее с кофейником. Директор ЦРУ выпила две чашки, давая себе время подумать, а перед тем, как сесть, отхлебнула из третьей.
   Открыв папку, она достала из нее отчет.
   – «Красная ячейка» составила этот доклад несколько лет назад. Я только что поделилась им с президентом.
   Баррон взял документ и пробежал его глазами.
   – Неплохо, – сказал он. – Если они правы, Пэнху и остальные Пескадоры – следующие в меню.
   Он бросил документ на стол.
   – Президенту понравилось, – похвасталась Кук. – Нам нужно понять, когда НОАК может совершить набег на Пескадоры. Что там с Пионером?
   Баррон глубоко вздохнул, и Кук почувствовала, как буквально завопила ее интуиция, но ничего не сказала. Нужно было дать директору НСС шанс сообщить новость по-своему.
   – Шеф резидентуры говорит, что Пионер провалился, – вполголоса произнес он. Хуже он ничего в данный момент сказать не мог и сам это понимал.
   Кук зажмурилась, закрыла лицо и заскрипела зубами.
   – Что случилось? – медленно спросила она, стараясь, чтобы голос звучал ровно.
   – Нам это неизвестно, – признался Баррон.
   – Нам известно, как долго он находился под наблюдением?
   – Нет.
   Баррон ни в чем не был виноват, но все равно чувствовал свою некомпетентность.
   – Полагаю, у Митчелла есть план, как его оттуда вытащить? – спросила Кук.
   Он кивнул:
   – План у нас в наличии уже двадцать лет.
   – Это всегда рискованно, – заметила Кук.
   Подобное случалось редко. Большинство иностранных агентов уходили в отставку или покидали родину самостоятельно.
   – Сколько времени потребуется Митчеллу?
   – Трудно сказать, учитывая тамошние усиленные меры безопасности, – признался Баррон. – Если бы я мог, то послал бы отдельную команду, но при нынешней ситуации в Пекине не так легко быстро отправить туда хотя бы несколько человек, не привлекая внимания. Так что, возможно, придется сразу хватать и вывозить.
   – Жестоко так поступать с человеком, – сказала Кук, отнюдь не в упрек ему. – По сути, вынудить его в одно мгновение отказаться от всей прошлой жизни.
   – Все лучше, чем если его в одно мгновение пристрелит МГБ, – ответил Баррон.
   Кук откинулась на спинку кресла:
   – Что-нибудь еще?
   – Да. От «Красной ячейки» только что поступила просьба направить двоих аналитиков в Китай для беседы с Пионером.
   Кук кивнула.
   – Берк и Страйкер считают, что им удалось найти что-то новое на тему «Смертоносного жезла», – сказала она.
   – В обычных обстоятельствах я бы не подпустил аналитика из РД и на сотню миль к столь важному агенту, но, если у них действительно появились какие-то идеи насчет этого «Смертоносного жезла», я склоняюсь к тому, чтобы дать им некоторую свободу. Но даже если мы их туда пошлем, нет никакой гарантии, что они смогут встретиться с Пионером. Не хотелось бы, чтобы двое аналитиков стали всего лишь добычей для монстра слежки. Я не против того, чтобы послать Страйкер, но вариант с Берком кажется мне чересчур рискованным.
   – Он какое-то время работал за рубежом, так что проходил оперативную подготовку, – возразила Кук. – Стрельба, уход от преследования и все прочее, чему мы обучаем аналитиков, прежде чем отправить их в «песочницу» – Ирак. Я дам вам его досье.
   – Стрельба и рукопашный бой – не то же самое, что подготовка к оперативной работе во враждебном окружении.
   – Верно, но без риска в нашем деле никуда не деться, – кивнула Кук, заканчивая дискуссию. – Я за то, чтобы отправить аналитиков из «Красной ячейки» в командировку в Пекин.
   – Любые разговоры с Пионером – только в присутствии кого-то из моих людей, – предупредил Баррон.
   – Согласна. Но я бы хотела, чтобы Митчелл оказал им всю возможную помощь, а не строил из себя царя горы.
   – Митчелл будет только рад, – заверил ее Баррон.
   – Пусть выясняет как можно больше. Если китайцы собираются напасть на Пескадоры, мне хотелось бы, чтобы на этот раз у Стюарта нашлось чем ответить. Если дипломаты потерпят неудачу, НОАК в следующий раз уже не станет вводить танки. Они пустят в ход самолеты, а те передвигаются куда быстрее.
Информационный оперативный центр ЦРУВест-Маклин, Виргиния
   Информационный оперативный центр был одним из пяти подразделений ЦРУ, которые занимались проблемами, не ограничиваясь национальными границами. За наркоторговлю, терроризм, распространение ядерного оружия и контрразведку отвечали другие отделы, но ИОЦ опережал большинство из них почти на десятилетие. Преступники не были чужды технологическому прогрессу, и Интернет стал опорой их деятельности в неменьшей степени, чем деньги. ИОЦ преследовал их, получая бюджетные средства, которые вполне позволяли включить его в список тысячи богатейших компаний мира. К удивлению Киры, Джонатан прекрасно ориентировался в помещениях Аналитической группы, представлявшей собой целое поле кабинок, вроде того, что она ожидала увидеть в «Красной ячейке», но здесь их было огромное количество – десятки, может быть, даже больше сотни, расположившиеся вдоль единственного прохода, который тянулся из конца в конец на сто с лишним ярдов. Помещение занимало целую сторону здания на одном этаже.
   «Это даже не поле, – подумала она. – Целая плантация!»
   – Двадцать лет назад вопросами компьютерной безопасности занимался один аналитик, – прошептал Джонатан.
   – Полагаю, до кого-то в конце концов дошло, что Интернет изменил мир.
   – Редкий случай, когда Управление остается на переднем крае технологий, вместо того чтобы играть в догонялки, – согласился Джонатан, ведя ее за руку к отдельному кабинету в конце стены напротив загонов для аналитиков.
   Он толкнул дверь, даже не подумав постучать.
   – Джонатан! – услышала Кира чей-то бас, но его обладателя за дверью не было видно. – Заходи и закрой дверь, прежде чем кто-нибудь увидит, что я вожу компанию с «Красной ячейкой».
   – Прошу прощения за то, что вам предстоит пережить, – тихо сказал Джонатан, по-джентльменски пропуская Киру вперед.
   Она шагнула в кабинет, где едва помещался письменный стол, шкаф и потертый диван для посетителей, выглядевший намного старше самого помещения. На столе стояло четыре монитора, а на полу она насчитала как минимум пять системных блоков, что объясняло путаницу проводов под ногами. Оставшееся на столе свободное место полностью занимали бумаги и DVD-диски в коробках с разнообразными пометками синим фломастером. Обитатель кабинета был достаточно симпатичен и молод, с двухдневной светлой щетиной на лице, но его поношенный военный свитер вряд ли можно было назвать модным. Молодой человек улыбнулся, и Кире показалось, что его ни в коей мере не волнует, что его одежда не блещет изяществом.
   – Кира, познакомьтесь с Гарром Уивером, – сказал Джонатан.
   – Одним из немногих тут присутствующих, кто еще станет общаться с Джоном. Как это мистеру Берку удалось вас уговорить присоединиться к его компании?
   В речи Уивера слышался легкий южный акцент, порой смешивавшийся с модуляциями гласных, свойственными жителям Новой Англии. Уивер или вырос на юге и учился на севере, или наоборот. Кира сочла более вероятным последнее, учитывая, что его южный акцент был заметнее бостонских интонаций.
   – Он вовсе не… – начала Кира.
   – Так вы доброволец! – воскликнул Уивер, сделав из ответа Киры логичный, но неверный вывод.
   Он встал и протянул ей руку, которую она пожала, прежде чем сесть на диван. Вблизи стало заметно, что его покрывают волосы сотен посетителей. Она в ужасе подумала, что дома придется отчищать щеткой рубашку и брюки, но постаралась не подать виду.
   – Меня назначила директор, – сказала Кира.
   Уивер поднял брови, изображая притворное удивление:
   – На седьмом этаже снова начали набирать новых сотрудников?
   – Не обращайте внимания на допрос, – посоветовал Джонатан. – Гарр – один из почетных членов «Красной ячейки».
   – Мне довелось поработать там несколько лет назад, когда меня подцепили вербовщики Кук. Благодаря Джонатану и крепкой выпивке оказалось вполне терпимо, – сказал Уивер.
   Кира догадывалась, что последние его слова – ложь.
   – Так чем могу помочь?
   – Надеюсь, сможешь оказать одну услугу? – Джонатан протянул ему компакт-диск. – Это сделанная на заказ компьютерная программа, разработанная китайской аэрокосмической компанией, но у нас нет о ней никаких данных. Я хочу, чтобы ты на нее взглянул.
   – Отлично. Обожаю копаться в иностранном софте.
   Уивер достал диск за края и осторожно положил на торчавший из «макинтоша» под столом лоток. Нажал кнопку на грязной клавиатуре, и лоток закрылся.
   – Можешь рассказать что-нибудь об информаторе, который это передал?
   – Нет, – ответил Джонатан.
   – А, один из тех самых, – кивнул Уивер. – У компании есть название?
   – Авиационный проектно-исследовательский институт в Сиане, – сказала Кира. – Может также фигурировать под именем Китайской авиационной промышленной корпорации.
   – Китайцы, значит. Источник всего киберзла в мире, как считают в Пентагоне, – заметил Уивер.
   Загрузка диска завершилась, и на одном из мониторов появился единственный значок. Уивер вызвал окно, отображавшее статистику файла.
– Файл не слишком большой, линуксовый бинарник мегабайт в сто.
   – Китайцы используют «Линукс»? – спросил Джонатан.
   – Версию под названием «Красный флаг», – откликнулась Кира.
   – Вы знаете «Линукс»? – удивленно спросил Уивер.
   – Компьютеры – одно из моих увлечений, – призналась она.
   – Женщина-гик?[15] Джонатан, ты от меня многое скрываешь, – сказал Уивер и сразу посерьезнел. – Лет пятнадцать назад китайское правительство обеспокоилось тем, что «Майкрософт» мог поставить «заплатки» в «Виндоуз», которые дали бы нам или АНБ тайный доступ к их системам. Исходный код «Линукса» распространяется бесплатно, и поэтому китайцы решили, что для особо важных применений безопаснее использовать свою операционную систему, и создали собственный вариант «Линукса» – «Красный флаг», с логотипом в виде марширующего пингвина с китайским флагом. Я не шучу.
   Он дважды кликнул по значку. Запустилась виртуальная машина «Линукса», затем само приложение. Экран монитора заполнило пустое окно, разделенное на черные квадранты, и маленькая панель со значками наверху под меню из китайских иероглифов.
   – У тебя есть какие-нибудь файлы данных, которые мы могли бы загрузить?
   – Нет, – признался Джонатан. – А если бы и были, НСС все равно бы их нам не дала.
   – От них этого вполне можно ожидать, – согласился Уивер. – Позже я смогу создать несколько тестовых объектов, чтобы исследовать функции программы. Сейчас же могу сказать, что вот это, – Уивер показал на набор иероглифов в верхнем левом квадранте, – скорее всего, поля для простых параметров: высота, ширина, масштаб и так далее.
   Несколько раз кликнув мышью, он вывел на экран куб, отображавшийся в каждом из квадрантов в двух измерениях с различных точек зрения.
   – Угу, явно единицы измерения, вероятно метрические – сантиметры или метры, не важно. Не уверен, что это такое, – продолжил он, показывая на метку из нечитаемых символов. – Этот параметр не меняется, когда я изменяю размеры объекта. Позвоню в ОТЛАА, может, пришлют переводчика, чтобы прочитать надпись. Но если не поможет, просто восстановлю алгоритм, отвечающий за это поле.
   – Просто, – пробормотал Джонатан. – Сколько времени это займет?
   – Если ОТЛАА поможет – вряд ли больше нескольких часов. Но это маловероятно, – уверенно заявил Уивер. – Отсюда до штаб-квартиры далековато, и вряд ли им захочется тащиться сюда по снегу, даже если контора оплатит бензин.
   – Наверняка найдут повод отказаться, – согласился Джонатан. – А если без их помощи?
   – Придется разбирать программу на части. Неделя, не меньше, да и то со сверхурочными, – ответил Уивер.
   – И никак побыстрее? – спросила Кира.
   Уивер слегка повернулся в кресле, глядя на нее, и выражение его лица не слишком ей понравилось.
   – Мне доводилось творить небольшие чудеса – за соответствующее вознаграждение.
   – И какое вознаграждение вы хотите? – спросила Кира.
   – Пообедать с вами в столовой конторы, – совершенно серьезно ответил Уивер.
   – Вы смелый человек, – бесстрастно ответила она.
   – Слабые ничего не получают от жизни.
   Джонатан взглянул на девушку, подняв брови. Кира не дрогнула – то ли сыграла свою роль выучка резидента, то ли сказался личный опыт общения с компьютерщиками.
   – Каким текстовым редактором вы пользуетесь? «Ви» или «Имаксом»? – спросила она.
   – «Имаксом», – ответил Уивер.
   – Жаль. Я девушка от «Ви» и не гуляю с парнями от «Имакса».
   Джонатан подозревал, что Кира в любом случае выбрала бы противоположный вариант.
   – Я пересмотрю свои взгляды.
   – Не могу уважать программиста, готового отказаться от любимого текстового редактора ради женщины, с которой только что познакомился. Это дурной тон, свидетельствующий о безрассудстве. – Кира сделала паузу для пущего эффекта. – Вы меня неприятно удивили.
   – Эй, я вовсе не какой-то немытый линуксоид, – сказал Уивер. – Я знаю, как доставить удовольствие девушке.
   Кира наклонила голову и улыбнулась. Джонатан почувствовал, что в дело вступают полученные на «Ферме» навыки. Уивер явно чувствовал себя не в своей тарелке. Попытка ухаживать за женщиной и в обычных обстоятельствах походила на взлом программного кода, а в случае с женщиной, обученной секретным операциям и вербовке шпионов, игра переходила на иной, более высокий уровень, несмотря на все его обаяние южанина.
   – Предлагаю сделку, – наконец сказала она. – Вы восстанавливаете код этой программы и выясняете, что означает то число, в ближайшие три дня. Воспроизведите ее на «Си-плюс-плюс». Если ваша интерпретация алгоритма окажется достаточно изящной, я разрешу вам пригласить меня в столовую конторы.
   – Лучше на объектном «Си».
   – Только попробуйте схитрить, используя платформу «Какао», и я позволю вам пригласить меня разве что в «Старбакс». Мне нравятся мужчины, способные написать корневой класс с нуля, – упрекнула его Кира.
   Джонатан абсолютно потерялся в джунглях жаргона, которым перебрасывались оба.
   – Гм… Три дня? – Уивер поскреб щетину. – Ладно. Джон, вынужден перед тобой извиниться, но у меня срочная работа.
   – Вы хоть соображаете, что я ни слова не понял? – спросил обоих Джонатан.
   – Хватит того, что твоя напарница через неделю будет наслаждаться бараньими ребрышками в столовой конторы вместе со мной.
   – Если ваш код окажется достаточно элегантным по моим меркам, – уточнила Кира.
   Джонатан не мог понять, дразнит она Уивера или нет.
   – Это мое субъективное мнение, и оно никак от вас не зависит, – добавила она.
   – Скажем так: я достаточно высокого мнения о своих способностях как программиста, – улыбнулся Уивер. – И рад такой задаче, что бы ни вышло в итоге.
   – Вряд ли твоему шефу понравится, что мы отняли у тебя время, – заметил Джонатан.
   – Ты кому-нибудь здесь говорил, что придешь?
   – Нет.
   – Слухи все равно пойдут. Без этого не бывает. Если будут спрашивать, я работаю вместе с тобой в интересах минимизации ущерба.
   – Что угодно, лишь бы тебя устроило, – согласился Джонатан. – Рад был тебя видеть, Гарр.
   – Всегда пожалуйста. Позвоню, как только что-нибудь появится.
   – Удачи, – криво усмехнулась Кира.
   – Удача нужна тем, кому не хватает опыта, – парировал Гарр.
   Он повернулся к монитору, и на глазах у Киры в одно мгновение погрузился в свой мир.
Оперативный центр ЦРУ
   – Торопитесь? – спросил Дрешер, видя нетерпение Киры.
   – Я уже еду в аэропорт. Что там? Фотографии сотни трупов?
   – Намного лучше.
   Он нажал кнопку, и новостные каналы на мониторах оперативного центра сменились одной картинкой.
   – К побережью движутся несколько сот китайских танков. Отличный снимок – с низкой орбиты, при прекрасном освещении, почти под прямым углом. Лучшего со спутника не добиться.
   – Что он показывает? – поинтересовалась Кира.
   – Нанкин, военная база Гуйян, – ответил Дрешер, протягивая ей карту китайского побережья с пометками на странице. – Одиннадцать пехотных дивизий, восемь полков спецвойск, две бронетанковые дивизии, одна артиллерийская и два резервных подразделения, – прочитал он из подготовленного аналитиком ОТЛАА отчета. – Общая численность около трех тысяч. От кораблей вдоль побережья теплового свечения нет, так что все эти танки лишь напоказ, пока не организуют воздушный мост. Именно там сейчас и идет настоящая деятельность.
   Он подал ей пачку фотографий:
   – Не думаю, что все это только для того, чтобы дать нам намек. Слишком много народу крутится вокруг самолетов.
   Некоторые из черных пятнышек, отмечавших на фотографиях наземные команды, стояли возле тянувшихся к самолетам топливных шлангов.
   – Подобная активность в Шаньтоу, Фучжоу, Чжуншане, Тайхэ и Цзэнго. Но интересно не это.
   Дрешер сунул ей в руки еще одну пачку фотографий, повернулся и ткнул пальцем в карту Китая, висевшую на стене за его столом:
   – Вся эта активность – вдоль юго-восточного побережья, но она добралась даже до Чэнду.
   Кира взглянула на место на карте, куда указывал его палец, и удивленно подняла брови:
   – Так далеко на западе? Это уже в сторону Индии.
   – Потому-то и интересно. Я подумал, что и вашему напарнику тоже.
   – Тайвань как-то среагировал? – спросила Кира.
   – Ничего существенного. Усилены воздушные патрули, но все они остаются в тайваньском воздушном пространстве. – Дрешер прикрыл ладонью пачку фотографий. – Теплового излучения от тайваньских военных кораблей в порту нет. Тянь, похоже, поверг Ляна в шок. НОАК штурмует Цзиньмэнь, Тайвань пытается ответить, и НОАК уничтожает один из их лучших кораблей, пока тот еще стоит в порту. Лян, вероятно, слишком напуган, чтобы что-то предпринять. У него нет юбки, за которую можно спрятаться, пока не появятся «Линкольн» и «Вашингтон».
   – Спасибо, – сказала Кира.
   – До связи на той стороне, – слегка поклонившись, ответил Дрешер.
Рейс 897 компании «Юнайтед»
   – По крайней мере, у нас бизнес-класс. В эконом я бы умерла, – сказала Кира.
   Правила Управления позволяли путешествовать с комфортом при длительности полета свыше восьми часов, и Кира надеялась, что у нее будет шанс хоть немного поспать.
   – Не поможет, – ответил Джонатан.
   Похоже, Кира была довольна собой, что ей удалось добиться поездки, и не меньшее удовольствие ей доставило его удивление, когда они получили положительный ответ. Он до сих пор не мог понять, почему Кук согласилась на эту командировку, и лишь надеялся, что шеф резидентуры на той стороне не выдаст их китайцам сразу по прибытии. Джонатан полагал, что Карлу Митчеллу вовсе не улыбается нести ответственность за двух аналитиков в свете последних событий.
   – До Китая тринадцать часов полета. Ваши внутренние часы все равно собьются, сколько бы вы ни спали. Лучше какое-то время бодрствовать.
   – Пессимист, – упрекнула его Кира.
   – Реалист. Это не одно и то же, – ответил Джонатан, не сводя глаз с «Экономиста» на откидном столике. – Из оптимистов получаются плохие аналитики. У них недостаточно критичный взгляд на мир.
   – Очень печально.
   – Будете каждый день читать доклады президенту – поймете, – сказал Джонатан.
   – Президент этим занимается постоянно и до сих пор улыбается.
   – Работа политика зависит от его улыбки. Моя – нет. Она зависит от того, насколько ясная у меня голова, даже после четырнадцати часов в самолете. И у вас тоже. Так что лучше отставьте вино, – посоветовал он. – Вряд ли вам захочется мучиться от временно́го сдвига и похмелья одновременно.
   Самолет провел в воздухе всего полчаса, но Кира уже пила второй бокал. До обеда еще оставалось несколько часов, так что она пила на пустой желудок, а Джонатан знал, что резиденты предпочитают в качестве мест встречи с информаторами бары и пабы – по причинам, не имеющим никакого отношения к безопасности. Секретная служба ЦРУ до сих пор считалась чем-то вроде мужского клуба, где неспособность или нежелание употреблять алкоголь воспринимались как непростительная слабость. Для мормонов и мусульман делалось исключение, но от остальных ожидалось следование неписаному правилу, и Берк не сомневался, что Страйкер в данном отношении ничем не уступает мужчинам.
   – А что такое? Кофе бесплатный, – невозмутимо возразила она.
   – Турбулентность тоже.
   – Судите по опыту?
   – Я не пью, – ответил Джонатан, и в его голосе вдруг почувствовался холодок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация