А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 16)

   Глава 9
   Понедельник, день девятый

Белый дом
   Трумэн называл Овальный кабинет «жемчужиной в короне американской тюремной системы», но, в отличие от большинства федеральных заключенных, каждому президенту Соединенных Штатов было позволено украшать свою камеру по своему желанию за счет налогоплательщиков. Гарри Стюарт был в этом отношении не столь расточителен, как большинство других. Кабинет вполне соответствовал колониальным вкусам, корни которых уходили в его прошлое – ведь он был восьмым президентом из Виргинии, – но некоторые предметы обстановки не менялись при любой администрации. Стол «резолют» стоял на своем обычном месте в южном конце помещения в обрамлении государственного флага США и президентского штандарта, у окна с золотыми занавесками, выходившего на Южную лужайку. Стюарт ограбил Смитсоновский музей ради портретов Линкольна и Вашингтона, а также бюста Черчилля. Каждое произведение искусства в кабинете стоило сотни тысяч, а может быть, даже миллионы долларов. Мебель могла сравниться по стоимости с «БМВ», сесть за руль которого Кук так и не удалось. Кабинет сам по себе напоминал прекрасный музей американской истории. Директор ЦРУ жалела, что у нее слишком мало времени, чтобы осмотреть все экспонаты, но главнокомандующий дал ей меньше пяти минут, прежде чем приказал своим подчиненным соединить его с председателем Китайской Народной Республики.
   – Подобное нападение не в интересах вашего народа, господин председатель.
   Стюарт не отличался раздражительностью, но он был из тех, кому не по нраву неприятные сюрпризы – впрочем, как и все президенты. Все занимавшие Овальный кабинет молились о том, чтобы в мире царил порядок, даже те, кто не был религиозен, несмотря на создававшийся для публики образ, но такое бывало редко. Работа президента постоянно была сопряжена с неожиданностями, а атака НОАК на Цзиньмэнь устанавливала новые стандарты. Этот клочок земли в Южно-Китайском море был настолько мал, что его название большей частью отсутствовало на картах, однако теперь он всецело занимал внимание главнокомандующего США.
   – Господин президент, разве Соединенные Штаты не придерживаются той политики, что Тайвань и все его территории являются частью Китая? – послышался по громкой связи спокойный голос Тяня.
   Кук знала, что Тянь Кай всю свою сознательную жизнь был функционером, но сейчас он вел себя словно опытный юрист. Ему определенно хватало ума никогда на задавать вопросов, на которые он заранее не знал ответа.
   – Наша политика состоит в том, что мы выступаем против любых односторонних изменений в отношениях между Китаем и Тайванем, – занял оборонительную позицию Стюарт. – Именно таким является ваше нападение на Цзиньмэнь. Именно таким является ваше нападение на «Ма Кун»…
   – И какие же у вас доказательства того, что «Ма Кун» потопили мы? – прервал его Тянь.
   Стюарт замолк на полуслове, удивившись, что Тянь решился в подобных обстоятельствах задать такой вопрос. Он бросил взгляд на Кук, которая покачала головой. Это была просьба – приказывать президенту она не могла – не разглашать секретную информацию его китайскому коллеге.
   – Вы хотите сказать, что его потопили не вы? – спросил Стюарт.
   «Неплохо, – подумала Кук. – Вопросом на вопрос».
   – Сомневаюсь, что сепаратисты способны поддерживать в надлежащем состоянии военную технику, которую вы им продаете, – сказал Тянь.
   «Это не ответ».
   – Да, господин председатель, эти эсминцы класса «кидд» строили мы, так что могу вас заверить, они не взрываются ни с того ни с сего, стоя у причала, в каком бы состоянии ни находились.
   Он не сомневался, что судостроительная компания «Инголс» в Паскагуле, штат Миссури, отлично справилась со своей работой.
   Тянь не ответил, и в воздухе повисла тишина, прежде чем Стюарт продолжил:
   – Ваше правительство приняло определенные решения без каких-либо консультаций, без каких-либо двусторонних или многосторонних переговоров, без каких-либо попыток решить возникшие разногласия через Совет Безопасности ООН. Мы возражаем против подобного, – сделал он ответный выпад, перехватывая инициативу у китайского председателя.
   – Господин президент, ООН не играет здесь никакой роли, – резко парировал Тянь. – Мы подавляем потенциальный мятеж, как поступил ваш президент Линкольн, когда южные штаты попытались отделиться. Прошу вас уважать наше суверенное право на поддержание «общественного спокойствия», как вы это называете, внутри нашего союза.
   Тянь говорил на превосходном английском, без каких-либо ошибок в грамматике и произношении, и Кук, улавливая легкий британский акцент родившегося в Пекине олигарха, вдруг почувствовала, что ей стало немного не по себе.
   – Господин председатель, мне кажется, в данный момент ваше общественное спокойствие нарушает НОАК, а не тайваньцы, – сказал Стюарт, с трудом сдерживая раздражение.
   – Вовсе нет, – возразил Тянь. – Лян пытается спасти свою политическую карьеру, подстрекая провинцию к мятежу. Мы не можем допустить, чтобы мятеж удался. Издавна существующая позиция Китая состоит в том, что Тайвань не имеет права объявить о своей независимости.
   – При всем к вам уважении, Соединенные Штаты не согласны с вашей оценкой намерений президента Ляна.
   Это было слабое возражение, и Стюарт сам все понимал.
   – Вы можете интерпретировать события так, как сочтете нужным, – сказал Тянь. – Однако, поскольку это вопрос внутренней безопасности, значение имеет лишь наша интерпретация, сэр. Лян ничего бы не предпринял, если бы не рассчитывал на вмешательство Соединенных Штатов. И поэтому Китайская Народная Республика формально просит Соединенные Штаты не вмешиваться в наши внутренние дела. Американские интересы ничто не затрагивает, а наши военные действия носят достаточно ограниченный характер.
   «Ограниченный? – подумала Кук. – Не сказала бы».
   – Господин председатель, «ограниченный» – в данном случае не вполне подходящее слово, – ответил Стюарт, словно читая мысли директора ЦРУ.
   Он наклонился ближе к микрофону:
   – Ваше нападение ничем не спровоцировано. Представитель военного командования Цзиньмэня застрелен в собственном доме вместе с женой. Да, нам об этом известно, и не спрашивайте меня откуда, поскольку я все равно не скажу. Электросеть разрушена. Аэропорт превращен в дымящиеся руины. «Ма Кун» разрезало пополам, он сейчас на дне возле причала, и часть команды утонула вместе с ним. Все это никак не назовешь «ограниченными действиями». Но – на случай каких-либо вопросов – мир и стабильность вдоль тихоокеанского побережья всегда лежали и продолжают лежать в области американских интересов, даже если в ваши интересы это больше не входит.
   «Вполне дипломатично», – подумала Кук.
   Стюарт ей все больше нравился.
   – Разумеется, входит, – заявил Тянь, отказываясь заглотить наживку Стюарта. – Мы решили в ограниченных масштабах продемонстрировать нашу решительность и возможности. Цзиньмэнь вряд ли стоит нашего или вашего внимания. Мы лишь искренне надеемся, что после захвата нами этого клочка земли президент Лян осознает реальность ситуации, в которой находится, и пойдет на уступки. Но наша стратегия ограниченных действий сработает лишь в том случае, если Соединенные Штаты не станут своим вмешательствам давать Ляну ложную надежду. Любая демонстрация поддержки с вашей стороны, господин президент, способна лишь продлить конфликт и привести к ненужным страданиям.
   «Элегантная ловушка. Ничего не делай, и Китай победит. Веди себя агрессивно, и станешь козлом отпущения», – подумала Кук.
   Она догадывалась, что Стюарту нужно время, чтобы подумать, но спор с китайским председателем, у которого было несколько дней на подготовку к разговору, не давал ему такой возможности. Вне всякого сомнения, что бы ни сказал Стюарт, у Тяня всегда находился готовый ответ – по крайней мере, если оставаться в рамках дипломатии.
   Стюарт подтвердил ее правоту.
   – Председатель Тянь, спасибо, что ответили на звонок, – внезапно сказал он. – Надеюсь, все удастся решить быстро и без ненужных жертв или каких-либо помех в торговле между нашими странами.
   – Конечно. Мы заинтересованы в стабильности и сохранении торговых отношений с Соединенными Штатами. Как вам известно, ваше экономическое благосостояние в наших интересах, так же как и наше – в ваших. Мы вложили немало средств в ваши государственные ценные бумаги и не хотим, чтобы они потеряли в цене, – ответил Тянь. – Мое почтение, сэр.
   Связь прервалась.
   Стюарт откинулся на спинку кресла, яростно стиснув подлокотники:
   – Нас только что застали врасплох, словно мальчишек со спущенными штанами.
   – Не слишком-то вы его потрепали, – заметил министр обороны.
   Генерал Лэнс Шоуолтер, отставной морпех, был на голову выше Кук и в полтора раза шире в плечах. Его замечание прозвучало куда мягче, чем то, что промелькнуло в ее голове, но генералам, как и служащим Госдепартамента, приходилось быть дипломатами.
   – Тянь прав, – заметил Стюарт. – У нас нет никаких доказательств, что «Ма Кун» уничтожила НОАК. Мы знаем, что это сделали они, но доказать не можем, а без этого у меня связаны руки. – Он посмотрел на Кук. – Есть какая-нибудь информация на этот счет?
   – Увы, нет, – ответила она. – Радары ничего не зафиксировали, и это явно не команда китайских подрывников. Охрана на военно-морской базе Цзо-Ин достаточно надежна. Военно-морская разведка считает, что через сеть тайваньских сонаров каким-то образом проскользнула китайская подлодка и выпустила по кораблю торпеду.
   – Очень уж бесшумная подлодка, – заметил Шоуолтер.
   – Согласна, – кивнула Кук. – Не говоря уже о том, что возникает вопрос: почему они уничтожили только «Ма Кун»? В порту стояло несколько других кораблей, в том числе «Цзи Лун», еще один эсминец класса «кидд». «Кидды» – краеугольный камень тайваньской противовоздушной обороны, так что, если эта атака предшествовала вторжению, китайцы должны были уничтожить оба корабля, если у них была такая возможность. Раз уж подлодка НОАК сумела подойти так близко, они могли бы устроить тайваньский Пёрл-Харбор. Почему же они уничтожили только один корабль?
   – Так все-таки – это прелюдия к вторжению или нет? – спросил Стюарт.
   – Мы не знаем, – призналась Кук.
   – Выясните! – приказал Стюарт. – Пока мы этого не сделаем и у нас не будет доказательств, у меня нет никакого пространства для маневра. Цзиньмэнь и в самом деле всего лишь крохотный клочок земли. – Он ударил по подлокотнику и задумчиво посмотрел в окно. – Вряд ли общественность обрадуется, если мы начнем войну с Китаем из-за самого Тайваня, а уж тем более из-за острова, которого не видно на большинстве карт мира.
   Президент шумно вздохнул и повернулся к гостям.
   – Еще не все кончено, Гарри, – утешил его Шоуолтер.
   Министр обороны был одним из немногих, кто мог так фамильярно обращаться к Стюарту в его кабинете.
   – Нет, но, думаю, придется согласиться на ничью. По крайней мере, тайваньская законодательная власть громко требует импичмента. Вероятно, Лян сейчас прячется под столом, – сказал Стюарт. – Мы не можем позволить себе новых ошибок. Телевизионные ток-шоу уже предвкушают праздник, и я уверен, завтра заголовки «Вашингтон пост» будут призывать к спокойствию и умеренности. Что касается меня, то я собираюсь сказать секретарю, что для всех звонящих из Капитолия я в не подлежащем разглашению месте. Возможно, придется отправить вас выступать перед прессой.
   – Пусть лучше меня расстреляют.
   – Я скорее расстреляю вас, чем отправлюсь на телевидение.
   – И вы еще называете себя политиком, – усмехнулся Шоуолтер.
   – Я уставший политик. Семь лет в этом кабинете – словно семьдесят за его пределами. Не просто так все президенты седеют, – вздохнул Стюарт. – Что дальше?
   Протянув руку к дивану, Шоуолтер взял планшет и разложил его на кофейном столике. Будучи солдатом, он пронес этот планшет через две войны. Будучи штатским, доставал его лишь тогда, когда готов был предложить сделать смерть и разрушение официальной политикой Соединенных Штатов. Под ломким пластиковым покрытием лежала большая спутниковая фотография Тайваньского пролива с пометками. Шоуолтер достал маркер и обвел кружком маленький остров:
   – Это Цзиньмэнь. Шесть городских округов, население – семьдесят пять тысяч. Он находится так близко к побережью, что ввод туда войск НОАК больше похож на форсирование реки, чем на нападение десанта на танках-амфибиях. Потомак местами и то шире. Тайваньцы выкопали несколько бункеров и туннелей в ответ на артиллерийские обстрелы во времена холодной войны, так что китайцам пришлось бы понести немалые потери, чтобы полностью их очистить. Сейчас, когда стрельба почти прекратилась, им достаточно держать войска взаперти под землей, а подкрепления из Тайбэя ждать не приходится. Лян вынужден приберегать силы на случай возможного более масштабного вторжения в Пролив.
   – Мы можем освободить остров? – спросил Стюарт.
   Шоуолтер покачал головой:
   – Как сказал Гораций Нельсон, глупо кораблю сражаться с крепостью. И он был прав. Защищать боевые группировки в прибрежных водах Китая нелегко, а поддерживать превосходство в воздухе так близко к материку – еще тяжелее. Для китайцев пути доставки – это всего несколько миль, а для нас они растянутся на несколько сотен. Любой самолет над Цзиньмэнем окажется в пределах досягаемости зенитных ракет на материке, так что нам придется использовать стратегические бомбардировщики для атаки целей на китайской территории. Стоит вам отдать такой приказ, и у нас возникнет куда больше поводов для беспокойства, чем освобождение Цзиньмэня.
   – Значит, с Цзиньмэнем покончено, – резюмировал Стюарт.
   – Он теперь принадлежит КНР, – кивнул Шоуолтер. – Тайвань вернет его лишь в том случае, если Тянь решит проявить щедрость.
   – Что ж, так не должно больше продолжаться, – заявил Стюарт. – И наша задача – это обеспечить.
   – Агрессия не пройдет? – процитировал Шоуолтер.
   – Возможно, я и не в силах прогнать китайцев с Цзиньмэня, но это последний остров, который я позволю им взять без боя, – сказал Стюарт и повернулся к Кук. – Так каким будет следующий шаг Тяня? Только не говорите, что не знаете.
   Кук достала из портфеля документ, напечатанный на трех скрепленных в углу страницах.
   – Это работа одного из наших аналитиков из «Красной ячейки», сделанная несколько лет назад, – возможный план захвата Тайваня НОАК в условиях ограниченных ресурсов. Большинство аналитиков считают, что Китай будет стремиться совершить вторжение как можно быстрее, чтобы ограничить возможности нашего ответа или чьего-либо дипломатического вмешательства. Здесь, – сказала она, передавая документ «Красной ячейки» президенту и протягивая второй экземпляр Шоуолтеру, – описывается предполагаемая стратегия, в соответствии с которой они быстро наносят удар и так же быстро останавливаются, якобы для того, чтобы дать Ляну время на размышление. На самом же деле они лишь дают НОАК возможность перегруппировать силы и подготовиться к следующему этапу, одновременно сбивая с толку дипломатов по поводу истинных намерений Китая.
   Стюарт заскрежетал зубами:
   – Звучит знакомо.
   – Да, – согласилась Кук. – А если Тайвань в какой-то момент сдастся – тем лучше. Первый этап – нападение на Цзиньмэнь. Второй – продвижение на Пэнху.
   Директор ЦРУ взяла у Шоуолтера маркер и пометила еще одно скопление островов в Проливе, примерно на полпути к Тайваню.
   – Пескадоры – естественный плацдарм для полномасштабного вторжения на главный остров. Всего островов шестьдесят четыре, но на самом крупном, Пэнху, есть аэропорт и морской порт, что позволит НОАК пополнить запасы для самых крупных транспортных средств, и от него менее пятидесяти миль до Тайваня.
   – Почему бы им не усилить давление, захватив Мацзу или другие небольшие острова ближе к материку? – спросил Стюарт. – Чем легче захват, тем меньше жертв.
   – Эти острова не находятся на пути вторжения, как Цзиньмэнь. А если НОАК будет контролировать Тайвань, Тянь так или иначе их получит, – ответил Шоуолтер.
   – А ваши люди не считают, что Лян пойдет на уступки? – спросил Стюарт у Кук.
   – Никто не проявляет особого оптимизма, – ответила она. – Он слишком продажен для того, чтобы его волновали солдаты на Цзиньмэне, и он отнюдь не гений стратегии. Если его партия проиграет выборы, он потеряет защиту от преследования за коррупцию. Ему нужны друзья во власти, и у него достаточно безрассудства, чтобы самому разжечь очаг напряженности. Он хотел, чтобы тайваньская общественность сосредоточилась на внешней угрозе. Так и случилось, но если Лян проявит слабость и пойдет на уступки, он потеряет все. И Тянь прав. Лян почти наверняка рассчитывает, что вы остановите НОАК и вернете ему Цзиньмэнь.
   – И как со всем этим связан удар по «Ма Куну»? – спросил Стюарт, размахивая документом.
   – У «Красной ячейки» есть теория, но я не готова объяснить ее во всех деталях… – начала Кук.
   – Тогда изложите вкратце, – приказал Стюарт.
   – Да, сэр, – ответила Кук.
   Она терпеть не могла делиться с кем-либо недоказанными предположениями, но приказ есть приказ.
   – Это было испытание оружия.
   Стюарт удивленно уставился на директора ЦРУ:
   – Какого рода оружия?
   – Мы точно не знаем, но это нечто предназначенное для уничтожения авианосцев.
   Меньше чем за минуту она описала историю проекта «Смертоносный жезл».
   – По сути, если этот «Смертоносный жезл», чем бы он ни был, способен уничтожить эсминец класса «кидд», то он в состоянии уничтожить и авианосец.
   Стюарт закатил глаза, бросил документ на стол и осел в кресле:
   – Значит, китайцы думают, что нашли способ уничтожать авианосцы. Неудивительно, что Тянь выкладывал мне все прямо в лицо.
   – Мы не… – начала Кук.
   – Мы не знаем, да-да, – прервал ее Стюарт.
   Тяжело вздохнув, он повернулся к Шоуолтеру:
   – Лэнс, Тайвань может защитить Пескадоры без нашей помощи?
   – Нет, – ответил Шоуолтер.
   Ответ был быстрый и окончательный. Кук подняла брови.
   – Но если хотите, давайте определимся. Между Пэнху и побережьем материка пятьдесят миль Южно-Китайского моря. При поддержке Тайваня мы можем сделать так, что они покажутся пятьюдесятью тысячами. «Линкольн» и «Вашингтон» уже в пути. «Линкольн» идет на юг, он в трех днях пути от Йокосуки. «Вашингтон» в одном дне пути на восток от Гуама. Мы можем поддержать их авиакрылом с базы Кадена, а если хотите начать наносить удары по наземным целям, можем поднять в воздух стратегические бомбардировщики из Канзаса.
   Шоуолтер полагал, что должность обязывает его знать местонахождение всех двенадцати американских авианосцев.
   – Но мы можем потерять авианосец из-за этой… штуки, чем бы она ни была, – заметил Стюарт.
   Голос его звучал еще более устало, чем прежде.
   – Гарри, вы можете потерять авианосец, даже если у них нет этой штуки, – напомнил министр обороны.
   – Сэр, можно мне? – прервала его Кук.
   – Да?
   – Моя работа не предполагает политических рекомендаций. Мне положено предоставлять вам данные разведки и их анализ. Но я могу сказать, каковы могут быть вероятные последствия любой линии поведения. Сэр, если вы развернете авианосцы, это станет весьма недвусмысленным намеком для каждого из наших союзников на тихоокеанском побережье и еще более очевидным – для наших врагов во всем мире. И вряд ли мне стоит уточнять, в чем этот намек заключается. Но он станет окончательным и необратимым, и Соединенные Штаты никогда больше не вернут себе утраченного влияния. Вы измените весь мир, и вовсе не так, как могло бы вам понравиться, сэр.
   Кук откинулась на спинку кресла, чувствуя, как отчаянно колотится сердце.
   – Смело, – тихо проговорил Стюарт.
   – Да, сэр. Я пойму, если вы захотите, чтобы я…
   Стюарт снова прервал ее, на этот раз махнув рукой:
   – Мне нравятся смелые люди. Тем более что я с вами согласен. – О возможных последствиях несогласия с ней он говорить не стал. – Есть идеи насчет того, какую историю мне скормить прессе о вышедших в море авианосцах?
   – Можете сделать заявление, что авианосцы находятся там, чтобы защитить право на свободный проход судов через международные воды во время военных действий, – предложил Шоуолтер.
   – И вы даже не солжете, – согласилась Кук.
   Она показала на карту и провела на ней линию.
   – Тайвань находится в проливе Лусон, соединяющем Тихий океан с Южно-Китайским морем к северу от Филиппин. Это крупный морской путь, связывающий Японию и Корею с Индонезией и Индийским океаном. Если Тянь захватит власть и создаст линию Цзиньмэнь – Пескадоры – Тайвань под одним флагом, он может по своему усмотрению перекрывать доступ коммерческим судам как в Тайваньский пролив, так и в пролив Лусон.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация