А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 13)

   Джонатан кивнул.
   – То, что поток информации начался недавно, вовсе не означает, что деятельность, о которой в этой информации сообщается, тоже началась недавно, – сказал он. – Как и то, что поток информации иссяк, не означает, что прекратилась и соответствующая деятельность. Иногда он просто исчезает в каком-нибудь секретном отделе.
   Прищурившись, Кира взглянула на Джонатана. Он уже несколько раз согласился с ней за последние несколько часов, и что-то тут было… не так. Она знала его всего несколько дней, но уже видела насквозь. Собственно, на это способен любой резидент, не зря получающий свои деньги. А Берк умел мыслить логически…
   И тут она поняла.
   – Вы просто хотите мне польстить, чтобы я занялась поисками этих отчетов, – догадалась Кира.
   – Вы весьма проницательны, – улыбнулся Джонатан. – И это куда приятнее, чем если бы мне пришлось все объяснять.
   Еще одна колкость. На этот раз Кире она понравилась.

   Потребовался час, чтобы найти нужные телефонные номера. Национальная секретная служба отказывалась публиковать телефонный справочник, ссылаясь на возможный риск его кражи иностранными агентами. После молитв всем богам и достаточного количества проклятий, чтобы свести все молитвы на нет, Кира наконец добралась до сотрудника, не заявлявшего в свое оправдание, что на тему Китая ему ничего не известно. Слова «смертоносный», «жезл» и «информация» в одной фразе подействовали на него словно чудодейственное заклинание. Ее собеседник извинился и повесил трубку, а полчаса спустя позвонил другой сотрудник НСС, занимавший должность на несколько ступеней выше, который подозрительно охотно согласился поговорить с Кирой лично.
   Сперва манеры Джорджа Кейна граничили с лестью. Киру учили быстро оценивать людей, так что уже голос Кейна по телефону вызвал у нее беспокойство, и, к своему ужасу, она обнаружила, что оценка ее более чем верна. Получив от Джонатана единственный вопрос по поводу любой информации о проекте «Смертоносный жезл», Кейн тут же превратился из льстеца в пустослова. Он болтал без умолку, препятствуя любым попыткам его прервать, притом не сообщая ничего полезного и глядя в окно на новое здание штаб-квартиры. Кира была уверена, что за последний час он ни разу не встретился с ней глазами.
   Она окинула взглядом помещение «Красной ячейки» в поисках настенных часов, но таковых не оказалось.
   «Сколько времени прошло?» – почти беззвучно прошептала она Джонатану.
   Тот даже не повернул головы, лишь молча сжал лежавшую на колене руку в кулак и выпрямил два пальца. Кейн ничего не заметил – он пребывал в своем мире.
   «Два? – Она повторила тот же жест пальцами. – Часа?»
   Джонатан едва заметно кивнул.
   «Давно пора с этим кончать».
   Впервые Кире стало стыдно, что она была резидентом. Она тайком показала на мини-холодильник. Джонатан едва заметно улыбнулся и снова кивнул. Кира подошла к холодильнику, достала бутылку воды и, вернувшись на место, протянула ее Кейну:
   – Вы, наверное, пить хотите?
   Кейн впервые за два часа сделал паузу:
   – Спасибо.
   Открыв бутылку, он сделал большой глоток и тут же – слишком поздно – понял свою тактическую ошибку.
   – Вы очень старались не отвечать на заданный вам вопрос, – сказал Джонатан, едва рот Кейна наполнился минеральной водой. – Хватит тратить впустую наше время. Мы не идиоты.
   Кейн сглотнул:
   – Если у нас даже и есть хоть какая-то информация, вам придется ждать, пока мы ее не опубликуем по официальным каналам.
   – Отчетам, которые мы ищем, может быть десять с лишним лет. Если бы вы собирались их опубликовать, это случилось бы уже давно, – заметила Кира.
   – Это не моя проблема, – ответил Кейн. – Если какая-то информация держится в секрете, я не намерен обсуждать, в связи с чем ее решили не раскрывать.
   – Мы действуем по поручению директора Кук… – начал Джонатан.
   – Меня это не волнует, пусть даже по поручению самого президента, – прервал его Кейн и снова глотнул воды из бутылки. – Если, по нашему мнению, президенту следует о чем-то знать, мы ему об этом сообщим. Разведывательному директорату вовсе незачем делать это за нас, не говоря уже о том, что ваши фантазии даже анализом не назовешь.
   Кейн ухмыльнулся, глядя на Джонатана и, бросив хмурый взгляд на Киру, встал, допил воду и кинул бутылку в ближайшую мусорную корзину.
   – Спасибо за воду, – сказал он и вышел.
   – Еще немного, и я бы его придушила, – призналась Кира.
   – Думаете, я стал бы вам мешать?
   – Ему надо баллотироваться в сенат, – заметила она. – И он стал бы далеко не первым резидентом ЦРУ, который пошел в политику.
   – Для двух этих профессий требуется множество одних и тех же умений, – согласился Джонатан. – Хорошо вы придумали с водой.
   – Мне стоило это сделать еще час назад. И что дальше?
   – Я подозревал, что этим все кончится, – сознался Джонатан. – Хоть какой-то помощи с их стороны я был бы рад, но, честно говоря, ничего не ждал. И все-таки мы честно попытались добиться своего, прежде чем просить Кук, чтобы она начала выкручивать им руки.
   – Надеюсь, какие-то секретные сведения действительно существуют, – сказала Кира. – Не хотелось бы ввязываться в драку лишь затем, чтобы выяснить, что у них нет ничего такого, за что стоило бы драться.
   – Есть. Хоть вам и могло показаться иначе, но высокопоставленный сотрудник НСС не станет тратить два часа, чтобы унизить двух аналитиков ради развлечения. Я скоро вернусь.
   Выйдя из комнаты, он скрылся на лестнице в конце коридора.
   Кира смотрела ему вслед, пока дверь на лестницу не закрылась, а потом тяжело вздохнула. Ей было ясно, куда он пошел, и она подумала лишь о том, насколько на самом деле близкие отношения у Джонатана и Кук. Она надеялась, что по-настоящему близкие. Бюрократические игры уже начинали ей надоедать.
Кабинет директора ЦРУ
   Терпение Баррона было не бесконечным, а рассказ Кук о том, как Кейн пытался тянуть время, и вовсе мог вывести его из себя. По мнению Баррона, некоторыми вещами должны были заниматься нижестоящие сотрудники, а когда он слышал о них от тех немногих, кому подчинялся сам, его выдержке часто приходил конец. Однако сейчас он полагал, что Берк именно на это и рассчитывал. Иногда и впрямь стоило нанести визит в кабинет директора, чтобы резиденты и аналитики перестали вести себя как дети, оберегающие свои игрушки.
   – Они спрашивали о докладах Пионера? – спросил Баррон, что было почти лишним.
   Других документов, подходивших под описание Кук, просто не существовало.
   – Да, – подтвердила она. – Джордж Кейн устроил им обструкцию. Просидел два часа, разговаривая с ними словно с идиотами.
   – Я с ним поговорю. Понимаю его мотивы, но это ошибочная тактика, если не сказать больше.
   – Сколько человек имеют доступ к докладам Пионера? – спросила Кук.
   – Даже считая нас двоих – меньше десятка.
   – Он в последнее время что-нибудь докладывал о «Смертоносном жезле»?
   – Нет. – Баррон нахмурился и вздохнул. – Именно он первым сообщал нам о нем после кризиса в Тайваньском проливе в девяносто шестом году. К девяносто седьмому стало ясно, что проект заглох, и мы поручили Пионеру другие задачи. Он до сих пор присылает нам кое-что по проекту, но высокого приоритета эта информация не имеет. Нас больше беспокоит российская техника, которую закупает НОАК.
   Кук откинулась на спинку кресла:
   – Если информации не так уж много, думаю, не будет никаких проблем, если дать к ней доступ «Красной ячейке».
   Баррон сразу понял, что это приказ, но он вовсе не должен ему нравиться.
   – Я бы не стал, – ответил он, зная, что возражать бессмысленно.
   – Кларк, я подчиняюсь только двоим, – медленно и отчетливо, словно обращаясь к ребенку, сказала Кук. – Рано или поздно мне позвонит президент или, что более вероятно, директор национальной разведки. Он начнет задавать весьма острые вопросы относительно того, что здесь происходит. И в данный момент у меня нет никаких подходящих ответов, только теории. Если «Красная ячейка» сможет их доказать, я стану счастливой женщиной, но им будет очень непросто это сделать, если ваша половина конторы откажется опустить мост и пропустить их за каменную стену, которую вы, резиденты, возвели между собой и аналитиками. – Кук помолчала, давая ему осознать услышанное. – Если «Красная ячейка» включит в свой отчет любые разведданные, полученные от Пионера, я ознакомлю с ним только президента. Никто за пределами Овального кабинета о нем даже не услышит и тем более его не прочитает.
   Судя по выражению лица Баррона, слова Кук не пришлись ему по душе, и, судя по «да, мэм», определенно встревожили, но приказ есть приказ.
   – О скольких людях идет речь?
   – О двоих. Само собой, о Берке. И о той вашей девушке, Страйкер, – ответила Кук.
   – Это я еще переживу. Просто постарайтесь, чтобы у меня не возникло повода пожалеть о своем решении, иначе в следующий раз я не стану мешать Кейну, – предупредил Баррон.
   – Само собой, – согласилась Кук.
«Красная ячейка» ЦРУ
   – Мне нужны очки, – сказала Кира.
   Бросив пачку отчетов на стол Джонатана, она закрыла глаза и опустила голову на руки. Принятое утром обезболивающее все-таки перестало действовать.
   – Вам следовало бы привыкнуть к тому, что кофеин не заменяет сон.
   Джонатан знал, что такое похмелье. Сам он никогда им не страдал, но во время учебы видел множество случаев. При стройной фигуре Кира не обладала достаточной массой тела, чтобы нормально воспринимать алкоголь. Погода не подходит для вечеринок, так что девушка или пила одна, или посещала один из отличных пабов Лисбурга либо бары на Кинг-стрит. Несколько порций чего-нибудь покрепче пива – и она может перейти черту между желанием расслабиться и обыкновенным пьянством. Пристрастие сотрудника к алкоголю могло стать проблемой для Центра контрразведки, подразделения, охотившегося за «кротами» внутри Управления. Джонатан считал, что Кира еще слишком молода, чтобы стать алкоголиком, но она едва не погибла и поэтому вполне могла спасаться от стресса крепкими напитками, а здесь сотрудников уже увольняли за алкоголизм.
   – У вас все? – спросил он.
   – Да, наконец-то.
   Она вела учет донесениям Пионера с тех пор, как явился один из подчиненных Кейна с документами, позволявшими аналитикам «Красной ячейки» знакомиться с отчетами по «Смертоносному жезлу». Бумаги, которые они подписали, являлись правительственной версией клятвы на крови и грозили жестоким наказанием в случае, если информация просочится куда-то еще, даже к другим аналитикам РД.
   Джонатан развернул кресло к столу Киры и посмотрел на таблицу на ее мониторе.
   – Сколько всего?
   – В сумме двести двадцать семь отчетов по «Смертоносному жезлу». Сто тридцать шесть – по аэрокосмическим проектам. Пятьдесят семь – по проектам противокорабельных ракет. Двадцать – по военно-морским проектам, девять – по лазерам, а остальное – по видам оружия, которое мы обозначили как «разное».
   – Вполне соответствует нашим предположениям, – заметил Джонатан. – Больше всего по аэрокосмическим проектам и ракетам.
   Кира выпрямилась в кресле, глядя на экран. Список выглядел впечатляюще.
   – Что насчет того истребителя-невидимки, который НОАК строила в двухтысячные? Джей-двадцать?
   – Они пытались создать самолет для превосходства в воздухе, а не бомбардировщик, – ответил Джонатан. – У китайцев всегда были проблемы с приличными двигателями для истребителей. Тем не менее, возможно, они использовали эту технологию в другом проекте. Есть что-нибудь общее в отчетах по аэрокосмическим проектам?
   – В большинстве из них главным исполнителем проходит Китайская авиационная промышленная корпорация. Упоминается лишь одна другая компания – Авиационный проектно-исследовательский институт в Сиане. Судя по депеше, НОАК возлагала немалые надежды на Сиань под руководством КАПК. Один из высокопоставленных сотрудников КАПК запросил отчет о выполнении работ. Пионер перехватил ответ из Сианя и скопировал DVD-диск, являвшийся его частью.
   – Каким числом датирована депеша? – спросил Джонатан.
   – Июнь девяносто девятого, – после недолгих поисков ответила Кира.
   – Что было на диске?
   – Тот, кто просматривал файлы, утверждает, что это система автоматизированного проектирования.
   Джонатан откинулся в кресле:
   – Программа САПР нам ничего не даст. Нужны файлы данных с информацией о том, что именно разрабатывалось в Сиане.
   – Об этом никаких сведений нет. Но взгляните-ка сюда. – Кира щелкнула мышью. – Если мы отсортируем список донесений Пионера по дате, а не по технологиям, окажется, что почти все отчеты по аэрокосмическим проектам относятся к периоду после девяносто девятого года. Возможно, КАПК совершила некий технологический прорыв, разработала какую-то новую технологию.
   – Или что-то украла, – предположил Джонатан. – Они в этом деле спецы.
   Оттолкнувшись ногой от стола, он откатился вместе с креслом к доске, на которой набрасывал черновик своего списка. Встал, подошел к окну, глядя на памятник самолету А-12 «локхид», нависавшему над западной автостоянкой.
   – На самом деле, чтобы атаковать авианосец, истребитель не нужен. С этим справится и бомбардировщик, если сумеет преодолеть «зонтик» противовоздушной обороны. Это очень сложно, но не значит невозможно.
   Кира задумалась.
   – Скорость?
   – Скорость. Высота. Скрытность. Любое из трех решает проблему. Когда началась холодная война и нам пришлось следить за русскими, мы построили У-два. Мы – я имею в виду ЦРУ. Именно мы разработали У-два – самолет, способный летать на самой большой в то время высоте. Когда русские научились их сбивать, мы взяли за основу скорость и построили А-двенадцать. Русские так и не научились их сбивать, но это был лишь вопрос времени. Тогда ВВС разработали технологию самолета-невидимки и построили Эф-сто семнадцать «найтхок». Во время Войны в Заливе у Саддама было больше сил ПВО вокруг Багдада, чем у русских вокруг Москвы – в буквальном смысле. Три тысячи зенитных орудий и шестьдесят с чем-то батарей ракет класса «земля – воздух». Иракцам не удалось даже оцарапать краску с «найтхоков», не говоря уже о том, чтобы сбить хоть один из них.
   – Сербам это удалось, – заметила Кира. – Они сбили один возле Сараева.
   – Простое везение, помноженное на нашу глупость, – возразил Джонатан. – Пилотам было приказано каждую ночь летать из Авиано одним и тем же маршрутом, так что сербам вполне хватило времени, чтобы сообразить, куда направить радар.
   – И все эти три технологии должны были оставаться в сейфах Пентагона, – заключила Кира.
   – Хорошо быть единственным, кто владеет той или иной технологией. Но когда ею завладевает кто-то другой, становится уже не так здорово, – согласился Джонатан. – Вопрос в том, как нам это доказать.
   – Это как раз просто. – Кира наклонила голову и улыбнулась. – Отправимся в Китай и расспросим Пионера.
   Джонатан удивленно уставился на нее:
   – Вы серьезно?
   – Лучше лично допросить информатора, чем читать чьи-то доклады на ту же тему. Давайте исключим посредников.
   «И уберемся поскорее из этого кабинета».
   Старший аналитик поднял брови:
   – Учитывая, что НОАК пустила в ход танки – НСС никогда не отпустит двух аналитиков в Китай, чтобы пообщаться с одним из лучших информаторов.
   «Трус. Или циник?»
   Два этих понятия не исключали друг друга, хотя Кира подозревала, что верно лишь второе, насчет которого у нее не возникало сомнений.
   – Если мы не попросим, этого никогда не случится.
   – Дело ваше, – без колебаний ответил Джонатан. – А пока вы будете сражаться с ветряными мельницами, посмотрим, удастся ли нам выцарапать у НСС копии тех дисков, что передал Пионер.
Корабль ВМС США «Авраам Линкольн» (CVN-72)240 километров к западу от Сасэбо, Япония
   Капитан Моше Нейгин развернул свой истребитель F-35 «лайтнинг II» на десять градусов, чтобы лучше видеть авианосец «Авраам Линкольн». Честно говоря (в этом он никогда не признавался своим коллегам), он терпеть не мог садиться на палубу авианосцев. Посадка реактивного истребителя на движущийся авианосец типа «Нимиц» ночью в шторм – настолько непростая задача, что взрослые мужчины готовы были обмочиться, и даже с опытом легче не становилось. Обычные взлетно-посадочные полосы стояли на месте и были милю длиной. Посадка на корабельную палубу длиной всего пятьсот футов, движущуюся со скоростью тридцать узлов, казалась чем-то неестественным, а жизнь летчика зависела от какого-нибудь юного помощника боцмана, следившего за натяжением палубных тросов. Слишком слабое натяжение – и самолет скатится в воду. Слишком сильное – и лишь Божественное вмешательство может помешать тросу выдрать у самолета хвостовой крюк. А дальше – горящее реактивное топливо, живой снаряд и размазанный по палубе пилот.
   Взглянув в сторону от «Линкольна», Нейгин заметил медленно летевший на небольшой высоте вертолет SН-60B «сихок». Некоторые пилоты помоложе насмехались над вертолетчиками, словно никакая другая работа, кроме как полеты на реактивной технике, ничего не значила, – но все решало время. Отважным пилотам порой удавалось дожить до зрелых лет лишь благодаря экипажам поисково-спасательных вертолетов. Нейгин впервые уверовал в Бога, когда «сихок» вытащил его из воды. Один из двигателей его первого «хорнета» взорвался через полсекунды после срабатывания стартовой катапульты, разрушив обтекатель и изрешетив осколками второй. Катапульта послушно выбросила «хорнет» с авианосца, и Нейгин успел покинуть кабину за мгновение до того, как самолет ударился о воду Персидского залива. Экипаж «сихока», поднявший его из воды, даже не думал шутить насчет летного опыта Нейгина, чем заслужил со стороны капитана некоторую долю любви, которую он в иных обстоятельствах приберегал для жены.
   – Заходите на посадку, – послышался в шлеме голос офицера связи.
   Нейгин набрал в легкие стерильного воздуха через маску и заложил вираж, круто повернув влево.
   – Доложите видимость сигнала ОСП, – сказал связист.
   Нейгин нашел «фрикадельку» – сигнал оптической системы посадки по правому борту. Желтый огонек, излучаемый линзой Френеля, находился там, где и должен был, – между горизонтальными зелеными огнями сверху и снизу. Его самолет шел по глиссаде, как по линейке.
   – Фенсер восемь-ноль-один, джулиет-сьерра-фокстрот, ОСП, восемь целых девять десятых[13], – ответил Нейгин.
   – Посадку подтверждаю, – сказал связист.
   Нейгин продолжил разворот, пока не лег на противоположный курс, после чего выровнял самолет. «Линкольн» был прямо впереди, и абсурдно короткая посадочная полоса в тысяче футов внизу смещалась вправо. Нейгин выправил дрейф и слегка приподнял нос, чтобы сбросить скорость. Связист молчал – лучший знак, что Нейгин еще на что-то годен.
   Мгновение, когда шасси касалось палубы, всегда оказывалось неожиданностью. Самолет совершил посадку на скорости чуть ниже ста пятидесяти миль в час. От плавящихся шин повалил белый дым, и несколько мгновений самолет скользил по жидкости, образовавшейся из его шасси. Нейгин вдавил сектор газа вперед до упора и услышал пронзительный вой работающего на полной мощности единственного двигателя.
   Инерция бросила Нейгина на ремни, и он понял, что хвостовой крюк зацепился за трос номер три, который был натянут как надо и выдержал. Скорость упала, шины перестали плавиться, сцепившись с нескользящей палубой. Нейгин дернул сектор газа назад, двигатель смолк, и скорость упала до нуля.
   Время расслабиться еще не настало. На палубе авианосца было оживленно и тесно, а ему вовсе не хотелось, чтобы новый истребитель-невидимка свалился в воду. Плечи болели в тех местах, где ремни вдавились в мышцы, и Нейгин подумал, не появятся ли у него снова синяки.
Главный ангарКорабль ВМС США «Линкольн»
   В ангаре «Линкольна» воняло реактивным топливом. Каждый из находившихся на борту рано или поздно оказывался в ангаре, где в одежду впитывался запах очищенных углеводородов, который они разносили по кораблю, словно миссионер – учение Христа. Контр-адмирал Элтон Поллард прожил на авианосцах четверть века, за которые привык не обращать внимания на запах, как не обращал внимания на прикосновение одежды к коже. Чтобы ощутить запах, надо о нем подумать, чего он предпочитал не делать.
   Ангар имел почти семьсот футов в длину и сто десять в ширину, но в нем все равно было тесно, когда внутри оказывалось достаточное количество истребителей. Немало моряков, свободных от вахты, пришли посмотреть на новые F-35. «Лайтнинг II» явно был американским, выглядел как истребитель, но не внушал страха.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация