А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 12)

Тайваньский пролив120 градусов восточной долготы, 25 градусов северной широты,800 километров к юго-западу от Окинавы
   В третий раз за пять минут проверив курс и азимут, лейтенант Сэмюэль Розелли окинул взглядом воздушное пространство перед собой. Было ясное утро, время —6:20, видимость сто миль во всех направлениях. Отсутствие облаков по крайней мере позволяло увидеть приближающиеся патрули МиГов, но зато его самолету негде было спрятаться в небе, а старый EP-3E «Ариес II» еще не удавалось обогнать ни одному из китайских истребителей. Четырехмоторный турбовинтовой самолет был предназначен для разведки, а не для боя. На нем не было наступательного оружия, он не мог подняться выше двадцати семи тысяч футов или достичь скорости звука даже в крутом пике. Фактически EP-3 не мог ни сражаться, ни уйти от противника. Если МиГи поведут себя по-настоящему враждебно, единственное, что он может сделать, – бросить «ариес» в пике к палубе, держась на высоте настолько низкой, что до самолета будут долетать океанские брызги, и молиться, чтобы волны сбили с толку радар атакующего.
   Розелли не завидовал китайцам, вынужденным наблюдать, как американские самолеты-шпионы регулярно летают вдоль всего их побережья. Он не сомневался, что политики в Вашингтоне подняли бы крик, если б самолеты-шпионы НОАК совершали рейды в окрестностях военно-морской базы Сан-Диего или любых других военно-морских сооружений, разбросанных по Западному побережью. Розелли полагал, что когда-нибудь так и случится. США никогда больше не будут единственной сверхдержавой в мире.
   – Они там, похоже, с ума сходят. Перемещения войск по всему побережью – никогда такого не было. Как будто вся китайская бронетехника в радиусе тысячи миль пришла в движение. Я что-то пропустила?
   Лейтенант Джулия Форд снова уселась в кресло справа, и настроение Розелли существенно улучшилось. Ему доводилось летать с куда менее опытными и симпатичными вторыми пилотами. Им уже не раз приходилось сталкиваться с китайскими ВВС, и Форд показала себя с лучшей стороны. А для Розелли это был самый быстрый способ завоевать доверие другого пилота.
   – АВАКС[12] сообщает, что ВВС НОАК занимаются здесь тем же, чем и их бронетехника на земле. Повсюду военные патрули, – сказал Розелли.
   Патрульный «Боинг-Е-3С» поднялся в воздух в двухстах милях к северо-востоку и летел на высоте чуть более двадцати девяти тысяч футов. Радарная установка АВАКС была куда мощнее, чем радар ЕР-3, и могла обнаружить в небе любой китайский самолет в радиусе нескольких тысяч миль. Розелли получал данные АВАКС, и общая картина ему не нравилась.
   – Никогда не видел, чтобы они поднимали в воздух столько самолетов.
   – Никто нами не поинтересовался, – заметила Форд.
   – Погоди, дай им время.
   «Время» составило две минуты сорок секунд.
   – К нам приближаются, – предупредил Розелли. – Три объекта, курс – ноль пятнадцать, расстояние – сто двадцать четыре километра, скорость – пятьсот двадцать пять узлов. Встреча через четыре минуты.
   – Их радар нас засек, – заметила Форд.
   Голос ее звучал совершенно спокойно, несмотря на угрозу, о которой сообщал радар ЕР-3.
   «Мы все еще в международном воздушном пространстве, – подумал Розелли. – Они просто хотят нас напугать».
   Полет совершался в рамках закона, и китайцы об этом знали.
   Розелли услышал сквозь стекло фонаря кабины рев истребителей. Меняющийся в тоне свист реактивной струи, вызванный эффектом Доплера, показался ему громче любого звука, который он когда-либо слышал во время полета. Истребители промчались мимо ЕР-3 с интервалом меньше чем в секунду, разминувшись с ним на расстоянии меньше полусотни футов. ЕР-3 был достаточно тяжел для своих размеров, имея взлетный вес сто сорок тысяч фунтов, но турбовинтовой самолет все еще швыряло из стороны в сторону в турбулентных воздушных потоках. Обоих пилотов бросило на ремни. Сидевшие сзади техники схватились за кресла и пульты. Двое упали, одного швырнуло на переборку, что стоило ему сломанного ребра, другой растянулся на полу, соображая, не будет ли безопаснее там и оставаться.
   – Они нас обходят, – сказала Форд. – Переворот Иммельмана.
   Китайские истребители появились снова. Два развернулись в противоположных направлениях, заходя сзади. Пилот ведущего самолета взмыл вертикально вверх и лег на тот же курс, что и ЕР-3, перевернувшись вверх брюхом и оказавшись на тысячу футов выше. Снова перевернув свой Су-27, он опустил нос, сбавляя высоту, и прибавил скорость, чтобы наверстать шесть миль, потерянных за те десять секунд, что он потратил на разворот. Его ведомые заняли позиции по обе стороны от ЕР-3, изо всех сил стараясь сравняться с ним в скорости. Истребители не были рассчитаны на оптимальную устойчивость при столь низких скоростях в более разреженном воздухе, и китайским пилотам приходилось проявлять все свое искусство, чтобы удержаться на месте. Ведущий пилот уравнял относительную скорость до нуля, держась в пятистах футах позади самолета ВВС США.
   – Ведущий прямо за нами, – сказал Розелли.
   Ему незачем было говорить Форд об остальных двух, слева и справа от них: она смотрела в окно кабины.
   – Похоже, они ничему не учатся, – заметила Форд. – Сейчас все-таки не две тысячи первый год. Стоит нам коснуться крыльями, и остается только молиться. А им?
   – Возможно, их катапульты стали лучше, – ответил Розелли. – Или, может быть, они хотят, чтобы мы провели пару недель на острове Хайнань.
   Розелли посмотрел на истребитель, занявший позицию с левой стороны. До него было так близко, что пилоту стало не по себе.
   «Игра в кошки-мышки, – подумал он. – А мы – толстая старая крыса».
   Форд посмотрела на командира, но ничего не сказала. Лицо ее оставалось бесстрастным. Нет смысла бояться, пока для этого нет причины.

   Причина появилась через минуту, и это был пилот ведущего истребителя. Они не меняли ни курс, ни высоту и ничем не давали понять, что вообще заметили его присутствие. Заносчивость американцев его разозлила. Своими разведывательными полетами они демонстрировали свое высокомерие, занимаясь открытым шпионажем на виду у всей его страны. Игнорируя посланных им навстречу пилотов, они проявляли к ним неуважение, если не презрение. Китайский летчик жалел, что полученные им приказы не дают ему достаточной свободы действий, но они все же оставляли немало возможностей. Он переключил радар в режим управления огнем.

   Радар ЕР-3 почти вопил об опасности.
   – Тот, что сзади, только что нас засек! – крикнула Форд. – Мы у него на прицеле!
   Розелли резко двинул ручку вперед, и ЕР-3 круто нырнул вниз. Пилотов приподняло в креслах, но их удержали ремни. Резко свернув влево, он бросил ЕР-3 в штопор, направив его к земле. Форд включила электронную защиту, и экраны радаров китайских пилотов внезапно заполнились помехами. Ведущий китаец потерял цель, но это его не расстроило. Приказав ведомым оставаться на прежней высоте, он устремился следом за падающим на протяжении четырех миль самолетом, который выровнялся лишь на расстоянии меньше тысячи футов над волнами. Китаец следовал за американским самолетом, пока тот не лег на курс ноль пятнадцать, выжимая все возможное из своих четырех двигателей. Убедившись, что они направляются домой, ведущий потянул ручку на себя, собираясь поступить так же.
   Розелли смотрел, как Су-27 исчезает с экрана радара. Взглянув на свои руки, он обнаружил, что они вовсе не дрожат, как ему казалось, но все же позволил автопилоту взять на себя обратный путь до Кадены.
   – Он уходит, – облегченно сказал он.
   «Не дрожит ли у меня голос?»
   Расслабившись, Форд отпустила ручку и посмотрела назад. Из кабины слышались молитвы и ругательства, одни звучнее других. Она ткнула большим пальцем через плечо, показывая на техников радиоразведки, которые изо всех сил пытались успокоиться.
   – Надеюсь, они добыли хоть какую-то информацию, которая бы этого стоила.
«Красная ячейка» ЦРУ
   – Они едва не сбили ЕР-три?
   Кира положила депешу под кожаную папку со спутниковыми снимками и начала их просматривать, переключая внимание с фотографий на голос Джонатана. Первая картинка изображала вид сверху на колонну танков НОАК, двигавшихся по какому-то китайскому шоссе. Ей приходилось забираться на танки М-1 «Абрамс», бежевых шестидесятитонных металлических монстров длиной тридцать футов, покрытых броней из обедненного урана, и она легко представила десятки им подобных, катящихся по асфальту.
   – И захватили Цзиньмэнь, пока вы спали, – подтвердил Джонатан. – Прямо как дети.
   – Извините, я не совсем поняла, – сказала Кира. – Они точно находились за пределами китайского воздушного пространства?
   – Зависит от того, что вы считаете китайским воздушным пространством, – ответил Джонатан. – Китайцы полагают, что Пролив принадлежит им, так что с их точки зрения – нет. С точки зрения всех остальных – да. АВАКС с базы ВВС Кадена на Окинаве отслеживал всю траекторию полета. На борту ЕР-три нет оружия, и НОАК об этом знает. Несколько лет назад им удалось разобрать на части один из них.
   – Можно подумать, что с тех пор китайцам не по душе столкновения в воздухе, – задумчиво произнесла Кира. – Интересно, научились они чему-нибудь с прошлого раза?
   – Они научились тому, что, заплатив низкую цену в виде одного погибшего пилота и разбитого МиГа, получают в свои руки самолет ВВС США, полный секретного оборудования, – объяснил Джонатан.
   – Какие данные получила разведка после этого полета?
   – Об этом еще один доклад. – Джонатан взял со стола очередную бумагу. – Радиотехническая разведка подтверждает, что Объединенный оперативный штаб НОАК в Фуцзяне взял на себя руководство сосредоточением войск. Боевой порядок соответствует тому, что говорят в ОТЛАА: речь идет о вторжении, но без применения ракетных установок. Они утверждают, что китайцы хотят ослабить тайваньскую оборону бомбардировками дальнего действия, прежде чем вводить войска. Однако Разведывательное управление министерства обороны и Пентагон заявляют, что стянутые для этого войска пока слишком малочисленны. К тому же Тянь не предпринял никаких шагов для перевода китайской экономики на военные рельсы, а в сегодняшней передовой статье в «Жэньминь жибао» говорится, что это учения.
   – Чему мы доверять не можем, – заметила Кира.
   – Нет, конечно, – улыбнулся Джонатан.
   «Вот теперь ты рассуждаешь как аналитик».
   – Значит, похоже, это силы вторжения, но никто не хочет их так называть, поскольку они слишком малочисленны, и никто не желает ошибиться и обидеть китайцев, – подытожила Кира.
   – Верно, – ответил Джонатан, глядя, как она изучает спутниковые снимки.
   Учитывая, какие красные глаза были у нее сегодня утром, он слегка удивился, что она вообще что-то видит.
   – Они что, думают, Тянь передислоцирует танки лишь потому, что НОАК нужно сжечь лишнее дизельное топливо?
   Обезболивающее помогало от головной боли, но отнюдь не от раздражительности.
   – Вряд ли, – невозмутимо ответил Джонатан. – Но, возможно, вы правы, хотя и по другой причине. После оккупации Цзиньмэня танковые войска могут стать главной силой для вторжения в Пэнху. Если они намерены захватывать Тайвань постепенно, это очередной логичный шаг.
   – Вы могли просто сказать «согласен», – заметила Кира, довольная и раздосадованная одновременно.
   – Это не так интересно. В любом случае нам следует сосредоточиться на «Смертоносном жезле». ОТЛАА попытался нас опередить, предложив плод своего коллективного разума.
   Он наклонил в ее сторону монитор.
   – Быстро, – оценила она.
   – Аналитики по Китаю долго ждали этого момента, – продолжал Джонатан. – Ходит шутка, будто у них на столах лежат пачки заранее написанных ежедневных докладов президенту о китайском вторжении на Тайвань, хотя, подозреваю, над этим докладом им пришлось поразмыслить.
...
   Президенту
ТЯНЬ, ВОЗМОЖНО, УГРОЖАЕТ ПРИМЕНЕНИЕМ СИЛПОДВОДНОГО ФЛОТА НОАК
   Заявление китайского председателя Тянь Кая о том, что ВМС НОАК могут угрожать военным кораблям США, вероятно, основывается на четырех русских подводных лодках класса «кило», закупавшихся начиная с 1995 года. Несмотря на успехи НОАК в судостроении, «кило» остаются самыми совершенными подводными лодками в китайском флоте.
   ВМС НОАК также включают семнадцать подводных лодок класса «мин», тридцать две – класса «ромео» и пять – класса «хань». Все три класса старше, чем «кило», и используют устаревшие модели и технологии, что ставит их в невыгодное положение по сравнению с более новыми подлодками США.
   В состав ВМС НОАК также входят четыре эсминца класса «современный» российского производства, но доставить их в зону возможного удара по авианосцам США слишком сложно. Несмотря на приобретение «современных», надводный флот НОАК остается скорее силами береговой обороны, чем силами дальнего действия.
   Надводный флот НОАК имеет на борту противокорабельные ракеты нескольких классов, включая воспроизведенную версию французских «экзосетов». Однако ВМС НОАК прилагают все усилия, чтобы обучать свой персонал тактике использования систем наведения ракет загоризонтной дальности.
Доклад подготовлен ЦРУ
   На соседней странице – монтаж из фотографий кораблей и ракет российского производства. На небольшой карте китайского побережья в нижнем правом углу были отмечены военно-морские базы НОАК.
   – Как я понимаю, вы полагаете, что они ошибаются? – спросила Кира.
   Похоже, других ответов у Джонатана просто не было.
   – Российские корабли и подводные лодки действительно представляют угрозу в руках НОАК, – согласился он. – Но мы знаем, что китайцы не ограничивают свой небольшой проект по разработке истребителя авианосцев закупками российского оборудования.
   Обойдя ряд невысоких шкафов, Джонатан подошел к доске и взял красный маркер и губку. Он помедлил, глядя на следы своих предыдущих мысленных экспериментов, нахмурился и начал их стирать.
   – С эффектом ожидаемой информации покончено? – спросила Кира.
   – Вряд ли, – отозвался Джонатан. – Но появились проблемы поинтереснее.
   Вытерев доску, он взял с соседнего стола большой том в твердом переплете и с грохотом бросил его на стол Киры.
   – Я просматривал последний отчет национальной разведки по НОАК – все, что, по мнению разведывательного сообщества, известно о китайском военном потенциале, собранное воедино. Ему два года, и это краткая версия. В полной еще сотня страниц с действительно проверенными данными, подтверждающими то, что говорит ОТЛАА. У Китая нет военной силы, способной принудить к воссоединению, и «Смертоносный жезл» не исключение. Это подтверждают и другие разведданные. Везде говорится одно и то же, с некоторыми вариациями.
   – Этот отчет писал ОТЛАА?
   – Да.
   – Что ж, это все объясняет, – сказала Кира.
   – И да и нет. Они учитывали все известные возможности НОАК, и я в этом не сомневаюсь. Нам же нужно понять, нет ли в разведданных каких-либо пробелов, указывающих на неизвестные возможности.
   – С чего начнем? – мрачно спросила Кира. – У нас есть отчеты о НОАК еще со времен Мао.
   – Думаю, с девяносто первого года, если только не сумеем найти что-нибудь не столь давнее, но убедительное, – подумав, решил Джонатан. – На модернизацию своего арсенала НОАК вдохновила Война в Заливе.
   – Это было двадцать пять лет назад, – заметила Кира.
   – Оружейные платформы не разрабатываются в короткие сроки.
   – А если мы не найдем ничего такого, чего не учел бы ОТЛАА?
   – Тогда скажем Кук, что ОТЛАА прав. А я терпеть не могу, когда ОТЛАА хоть в чем-то оказывается прав, – подвел черту Джонатан.

   Два часа спустя Кира показала лист бумаги:
   – Оригинал ежедневного доклада президенту на тему «Смертоносного жезла» от девяносто седьмого года.
   Джонатан взял бумагу, быстро просмотрел ее и начал читать вслух:
   – Речь Цзян Цзэминя предсказывает рост военных расходов. Призыв председателя Цзян Цзэминя к созданию оружия под названием «Смертоносный жезл» может вызвать значительное увеличение расходов на исследования и разработки НОАК. – Он бросил доклад на стол. – Наверняка когда-то это звучало весьма захватывающе, но сейчас вряд ли может быть для нас новостью. Ничего такого, что сужало бы круг возможных технологий. Что еще?
   – Со времени публикации этого доклада мне попалось еще девятнадцать, от которых может быть какая-то польза, – сообщила Кира.
   Положив распечатку на стол, она взяла желтый маркер и выделила фрагмент текста в списке:
   – Вот эти пять – доклады АНБ, и во всех обсуждается, можно ли считать очередной проект НОАК относящимся к «Смертоносному жезлу». Некоторые проекты сочтены подходящими, некоторые нет, но нигде не говорится, на основании каких именно критериев.
   – Можно взять за критерий «все, что способно нанести вред авианосцу», и начать отсюда, – предложил Джонатан.
   – Подойдет, – кивнула Кира.
   Список номеров и названий документов занимал больше половины страницы.
   Это выдержки, переведенные из китайских военных публикаций начиная с девяносто девятого года. Во всех говорится о возможных изменениях военной доктрины НОАК с включением в нее оружия типа «Смертоносный жезл», но без каких-либо деталей. В последней упоминается о предлагаемых изменениях в доктрине ВВС НОАК и стратегии, включающей возможное применение нового оружия, но опять-таки без подробностей.
   – Какой это месяц?
   Кира взглянула на заголовок, где были указаны дата и время его создания:
   – Май девяносто девятого.
   – Источник информации?
   – Это данные, полученные от агента, имевшего доступ к сведениям благодаря занимаемой им должности. Его репутация вполне надежна. Но это ни о чем нам не говорит.
   – Само собой, – подтвердил Джонатан. – НСС не дает аналитикам РД информацию, которая могла бы раскрыть источник.
   Тряхнув головой, Кира бросила маркер на стол:
   – В таком случае как определить, что два отчета исходят из одного и того же источника?
   – Позвонить сотруднику, занимающемуся отчетами, и выставить ему пиво. – Джонатан не сводил с бумаги глаз. – Не очень-то приятно находиться по другую сторону водораздела?
   – От этого никуда не деться, – спокойно ответила она, понимая, что он имеет в виду.
   Джонатан внимательно посмотрел на Киру. Девушка явно перешла в оборону, но враждебности в ней не было. Интересно.
   – В таком случае почему от агента только один отчет? – спросил он. – Если его должность давала ему доступ к проекту, почему ему не дали задание продолжать?
   «На темной стороне не шутят?»
   Она сама подставилась, а он упустил шанс сделать риторический выстрел в упор. Возможно, у него все же есть слабые места. Или просто испытывал ее и увидел то, что хотел. Спрашивать об этом она не собиралась.
   – Может, и дали, – неуверенно ответила Кира. – Возможно, проект так и закончился ничем. Иногда данные информаторов даже не стоят того, чтобы их записывать.
   Джонатан задумался.
   – Никто не станет менять военную доктрину с учетом «нового» оружия, если оно лишь немногим превосходит то, что уже есть. – Он снова взял в руки документ. – Взгляните на время. Цзян Цзэминь приказывает начать проект в девяносто седьмом, НСС получает поток отчетов, который почти сразу же иссякает, а потом ничего нет вплоть до девяносто девятого, когда НОАК вновь начинает писать об изменении военных планов. Идея никуда не делась. – Он положил бумагу на стол и подвинул ее к Кире. – Можно не сомневаться, что работа над разными проектами «Шашоуцзянь» ведется на многих предприятиях одновременно, с привлечением разных групп персонала.
   – И что это значит?
   – Вы же бывший резидент. Подумайте.
   «Загадка».
   Кира умела их разгадывать. Откинувшись на спинку стула, она задумчиво опустила голову.
   «Многие предприятия, разные группы, один информатор».
   Она улыбнулась:
   – Среди отчетов о «Смертоносном жезле» есть часть, которой у нас нет.
   – Согласен, – впервые за все время улыбнулся Берк. – Как вы рассуждали?
   Она мысленно прокрутила факты, расставляя их по порядку.
   «Забавно, – подумала она, – что разум способен одновременно обрабатывать разные мысли, выстраивая их в линейной последовательности, чтобы можно было выразить словами».
   – Есть информатор, докладывающий об изменениях в военном планировании. Это означает, что у него, вероятно, имеется доступ к технологиям, которые лежат в основе этих изменений. Но если данные технологии являются частью секретной программы, нам придется отделить эту информацию от остальной части доклада, так как утечка может выдать информатора. И потому НСС публикует доклад, – Кира помахала листом бумаги, – за исключением конкретных сведений о технологии. Но информатор сообщает об изменениях, причиной которых стала технология «Смертоносный жезл», которая является только частью большой программы, так что, вероятно, у него есть доступ и к другой информации по «Жезлу». Чем больше проектов «Жезла», о которых он может сообщить, тем быстрее китайцы могут его вычислить в случае утечки. Так что НСС наверняка приложила все усилия, чтобы этому помешать, а это означает, что где-то у них хранится весьма интересная и обширная часть отчетов по «Жезлу».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация