А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шпионские игры" (страница 11)

   Он почти никогда не видел ее одетой так, как сейчас. Она преподавала в английской школе для детей-аутистов недалеко от посольства, которую посещали многие дети дипломатов, включая их собственного сына. Платья и туфли на каблуке не подходили для такой работы, хотя Лора казалась Митчеллу не менее красивой в рубашке с короткими рукавами и брюках цвета хаки, которые она обычно носила. Когда же Лора надевала свои лучшие платья, других женщин для него больше не существовало и он жалел, что на столько лет увез ее из Штатов. Чем он заслужил такое терпение с ее стороны?
   – Закончил на сегодня? – тихо спросила она.
   Ближайший к ним человек сидел через три кресла, по всему театру слышался негромкий гул голосов, и это затрудняло подслушивание, но Лора знала, что слова следует подбирать осторожнее.
   – Думаю, да.
   – Никто из твоих друзей не пытался прийти?
   – Кое-кто пытался, – ответил Митчелл. – Пришлось их разочаровать.
   – Переживут, – заверила его Лора.
   Ей не раз доводилось обнаруживать, вернувшись в их московскую квартиру, что русская служба безопасности в отместку за какой-то поступок мужа перевернула все вверх дном. Китайцы, похоже, вели себя более цивилизованно, за что она была им только благодарна. Можно сэкономить на счетах за уборку.
   – Надеюсь, – кивнул Митчелл. – Учитывая, как они ко мне относились в последние дни, не хотелось бы видеть, как они себя поведут, когда действительно разозлятся.
   – Возможно, они так бы тебя не донимали, если бы ты гулял с какой-нибудь симпатичной девушкой из своей конторы, – заметила Лора.
   Он не мог понять, шутит она или говорит серьезно.
   – Ты же знаешь, я этого не люблю. Лучше избегать соблазнов, – ответил он без улыбки.
   Среди резидентов, проводивших бо́льшую часть времени за рубежом, процент разводов был ужасающе высок, и Митчелл не собирался его увеличивать.
   – У тебя прекрасная работа для того, кому хотелось бы завести роман. Поздние вечера, долгие часы, – продолжала она. – Непроверенная жена, которой не позволено спрашивать, чем ты занимаешься…
   – С тобой я бы никогда так не поступил, – сказал Митчелл, снова сжимая ее руку. – Ты ведь сама это знаешь.
   – Я до сих пор с тобой.
   – Порой я удивляюсь почему.
   Он почувствовал, что слова Лоры прозвучали не слишком убежденно.
   – Чисто из сочувствия, – сказала она. – Ни одна другая женщина не смогла бы с тобой жить.
   – Спасибо, что меня жалеешь.
   – Не ради тебя. Ради остальных женщин, – уточнила она. – Вдруг тебе понравилась бы другая? Вот я и спасаю ее от тебя.
   Рассмеявшись, Митчелл отпустил руку жены и обнял ее за плечи:
   – Тебе стоило бы работать на нас.
   – Я и так этим занимаюсь, дорогой, – ответила Лора, поцеловав его в щеку. – Мне просто не платят.

   Глава 6
   Пятница, день шестой

Кабинет директора ЦРУ
   – Звонила?
   В дверях стоял Джонатан. Сквозь жалюзи светило утреннее солнце. Кук сидела на кожаном диване напротив двери, и Джону стало ясно, что ночью она почти не спала. Он видел, что она не без труда задерживает на нем взгляд, и знал, что в таком состоянии может повести себя достаточно резко. Он подозревал, что она поддерживает себя кофе или чем-то покрепче, но сказать что-то по этому поводу считал неуместным.
   Взглянув на аналитика, директор ЦРУ поняла, что из-за усталости забыла предупредить секретарей в приемной о приходе Джона. Каким образом ему удалось пройти мимо них, она решила вытянуть из него позже, когда ей хватит на это терпения. Она также поняла, что он не постучался, но не стала придавать этому значения и жестом предложила войти.
   – Как дела у Киры? – спросила Кук.
   – Думаю, ей нелегко пришлось. Ничего, привыкнет.
   Кук кивнула:
   – Выжила в Каракасе, выживет и с тобой.
   – Будем надеяться, – усмехнулся Джонатан. – Хотя я для нее – самая меньшая из проблем. И для тебя, полагаю, тоже.
   «Ты себя недооцениваешь», – подумала Кук, но сейчас не время было спорить на эту тему.
   Она показала отчет «Красной ячейки», который Джонатан представил ей несколько дней назад.
   – Я как раз это читаю. «Игра в Проливе. Как НОАК могла бы вторгнуться на Тайвань», – прочитала она на титульном листе. – Кошмар! Как тебе удалось это опубликовать под таким названием?
   – Полагаю, тебя привлекли не литературные достоинства, – ответил Джонатан, уходя от ответа.
   – Нет, – согласилась Кук.
   Она вдруг поняла, что Джон до сих пор стоит.
   – Садись.
   Он подчинился. Облегченно вздохнув, Кук бросила отчет на низкий столик перед диваном.
   – Думаешь, китайцы действительно на это пойдут?
   Джонатан пожал плечами:
   – В ОТЛАА тебе наверняка бы сказали, что вторжение сейчас невыгодно.
   – Я слышала их мнение. Они так тщательно все разжевывают – сложно понять, что думают на самом деле. Поэтому я тебя и спрашиваю.
   – Вторжение – вряд ли, – сказал Джонатан. – Но если электростанцию Дашань действительно взорвала НОАК – да, думаю, они готовы двинуть вперед свои силы.
Цзиньмэнь, Тайвань2 километра от побережья материкового Китая
   Вторжение Народно-освободительной армии Китая на Цзиньмэнь-Дао, известный на Западе как архипелаг Цзиньмэнь, началось в два часа ночи по местному времени с едва слышного топота сапог по влажному песку.
   Отряд спецназа НОАК высадился возле Гунинтоу во второй раз – так же, как до этого их отцы 25 октября 1949 года. То сражение продолжалось свыше пятидесяти шести часов вдоль всего северного побережья Цзиньмэня. НОАК высадила на берег несколько батальонов, сразу же подвергшихся контратаке националистов – «Цзиньмэньских медведей» – на американских танках М5-А1, которым коммунисты противостоять не могли. Меньше чем за три дня погибло пятнадцать тысяч человек. После победы Цзиньмэнь стал для тайваньцев священной землей.
   Это случилось почти семьдесят лет назад. Сейчас у тайваньских войск, базировавшихся на Цзиньмэне, имелось достаточно сил, чтобы атаковать китайские порты Сямэнь и Фучжоу (дальность артиллерии в обе стороны), и игнорировать их НОАК не могла. Считалось, что в случае вторжения на Тайвань оборона Цзиньмэня будет быстро подавлена превосходящими силами противника, но НОАК удастся одержать победу большой кровью, что, возможно, вынудит Пекин пересмотреть свои дальнейшие планы. Оборона должна была начаться на побережье, затем переместиться в сельские районы, в основном застроенные каменными зданиями, способными противостоять интенсивному огню. Тайваньские войска должны были затем отступить в туннели и комплексы бункеров в горах Тай-Ву и Лонбун, Янчае, Тинбао и у озера Лан. НОАК пришлось бы пролить немало крови, в течение недель атакуя узкие бетонные туннели и заваливая ходы телами своих солдат.
   После отражения атаки на Тайвань – наверняка на помощь придут американцы – прибыло бы подкрепление или был бы подписан мирный договор, НОАК вернулась бы на материк, а защитники, выжившие при осаде Цзиньмэня, вышли бы из-под земли и продолжили нести свою вахту. Подобная стратегия основывалась на ряде предположений, не последним из которых было то, что воля политических лидеров Тайваня окажется так же сильна, как и у развернутых на Цзиньмэне войск. Событиям этой ночи предстояло опровергнуть некоторые из них.

   В то же самое время, когда их братья по оружию высаживались на побережье в Гунинтоу, второй отряд спецназа НОАК вел судно на воздушной подушке, преодолевая волны в заливе Ляоло, к берегу возле поселка Шаньи, где при свете луны началась выгрузка снаряжения. Задача – отрезать три главные дороги, которые вели через узкий центральный перешеек, фактически разделяя остров на две половины; с одной стороны на другую нельзя было послать подкрепление. Третий отряд высадился на северо-западном побережье возле станции наблюдения Машань. С собой солдаты несли легкую взрывчатку и стрелковое оружие не крупнее автомата калибра 7.62. У сил китайской пятой колонны, размещенных на Цзиньмэне много лет назад, были средства, чтобы поразить любую цель больше отдельного человека, а к полудню на этом берегу должна была стать пехота НОАК с вооружением потяжелее. Повесив оружие на плечо и закинув за спину легкие ранцы, солдаты рассеялись по островам, направляясь к местам назначения.
Оперативный центр ЦРУ
   – Сэр?
   Аналитик ОТЛАА не сводила глаз с монитора.
   Взглянув на лицо женщины, Дрешер сдержал готовое сорваться с языка замечание и направился к ее столу.
   – Что? – спросил он.
   Монитор ОТЛАА показывал тепловую картинку – красные, желтые и серые тени на черном фоне. Дрешеру потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он смотрит на ночное побережье. Он никогда не был специалистом по обработке изображений, но тут нетрудно было догадаться.
   – Это Цзиньмэнь, восточное побережье, – сказала аналитик, показывая на пару объектов на песке у самой воды. – Я не специалист по изображениям, но уверена, что это катер на воздушной подушке класса «Цзинса-два». Его можно опознать по двойным пропеллерам со стороны кормы. Двигатели еще горячие.
   – Тайваньцы? – спросил Дрешер.
   – Не думаю. В этих местах «цзинса» есть только у НОАК. Вероятно, это первая армейская группа, механизированная десантная дивизия, которая вышла из Ханчжоу. Я увеличила картинку и стала наблюдать за остальным побережьем. И нашла вот это. – Она поводила мышкой по столу и вывела на экран несколько неподвижных изображений.
   Дрешер проверил временны́е метки – картинке было меньше получаса. Ясно, что катера шли к берегу на большой скорости и затормозили достаточно резко, так что наверняка все были пристегнуты. На последнем снимке видны катера с откинутыми носовыми аппарелями и яркие силуэты людей, бегущих к деревьям. Дрешер не мог разглядеть оружие, но не сомневался, что в руках у них карабины и винтовки, судя по их позам. Какой они разновидности и калибра, он понять не мог, но, чтобы принять следующее решение, эта информация ему не требовалась.
Кабинет директора ЦРУ
   Кук положила трубку.
   – Это из оперативного центра, – сказала она Джону. – Похоже, китайцы высадились на Цзиньмэнь. Мне нужно идти. – Она встала и, поколебавшись, повернулась к нему. – Хочешь со мной?
   – Не откажусь, – ответил он, поднимаясь.
Цзиньмэнь, Тайвань
   Первой гражданской целью стала инфраструктура. Солдаты НОАК перерезали линии электропередачи, телефонной связи и Интернета, уничтожили с помощью переносных зарядов радиопередатчики. Поскольку электростанция Дашань уже не работала, все здания на острове, где не было генератора, к четырем часам ночи погрузились во тьму, хотя большинство спящих об этом не знали. Те же немногие, кто не спал, никому сообщить о случившемся не могли.
   Первой военной целью стали люди. Расквартированные на Цзиньмэне тайваньские солдаты в течение многих лет находились в состоянии постоянной боеготовности, но всем людям нужно спать. Часовых убили из снайперских винтовок с глушителями, а вскоре командующий силами обороны Цзиньмэня и его жена были застрелены в собственной постели. Их судьбу разделили и другие старшие офицеры тайваньской армии.
   Три дивизии сил обороны Цзиньмэня на самом крупном из островов оказались обезглавлены за десять минут. Убийцы оставили одиннадцать трупов, в том числе троих гражданских.
Оперативный центр ЦРУ
   – Допустим, это спецназ НОАК, – сказала Кук. – Что входит в число их целей?
   В оперативном центре наступила тишина, стоило туда войти директору ЦРУ.
   – Думаю, как обычно, – ответил Дрешер. – Линии электропередачи, связь, возможно, небольшие мосты. Убийства ключевого персонала, если тайваньская служба безопасности окажется не на высоте.
   – Каково население Цзиньмэня? – спросил Джонатан.
   – Примерно восемьдесят тысяч, – ответила аналитик ОТЛАА и начала бесшумно стучать по клавиатуре, проверяя, не ввела ли она только что Кук в заблуждение.
   – В таком случае спецназу этот остров не захватить, – заметил Джонатан. – Если они хотят оккупировать Цзиньмэнь, придется ввести регулярные войска, а это означает, что им нужен береговой плацдарм или аэропорт, а может, и то и другое, если их амбиции чересчур велики.
   – Кто-нибудь наблюдает за аэропортом? – спросила Кук у Дрешера.
   Дрешер молча обвел взглядом помещение. Несколько человек тут же бросились к клавиатурам, и зал наполнился негромким гулом разговоров.
   – Угу, – ответил он.
Цзиньмэнь, Тайвань
   Аэропорт Шаньи стал следующей целью. Огромный огненный шар, на месте которого раньше был командный центр противовоздушной обороны, взмыл к небу на пятьсот футов, и его видели даже на материке. За ним последовала система ПВО аэропорта. Ракетными установками «хоук» и «Патриот-2», купленными у США за немалую цену, так и не успели воспользоваться.
   Вооруженные тяжелыми пулеметами солдаты спецназа, к которым присоединились их сторонники из пятой колонны, заняли взлетно-посадочную полосу, уничтожая перекрестным огнем любого – солдата или гражданского, кто осмеливался приблизиться. Они проходили через здания и терминалы, ликвидируя охрану и захватывая стоявшие на земле истребители и склады с оружием. Именно здесь НОАК понесла первые потери. Против нее выступил тайваньский сержант, он укрылся за бетонной стеной в небольшой постройке и застрелил из пистолета двух спецназовцев, бежавших к главному терминалу. Бетонная преграда защищала его от огня, и он сдерживал натиск почти пять минут, пока его не окружили с флангов. Выломав одну из дверей, спецназовцы встретили первое за это утро организованное сопротивление – тайваньских солдат, вооруженных наконец более мощным, чем пистолеты, оружием. Они удерживали здание почти час.
   После того как была подавлена противовоздушная оборона Цзиньмэня, со взлетной полосы в Сямэне взлетел первый из тридцати транспортных самолетов Ил-76, принадлежавших НОАК. Время полета составило меньше десяти минут. Едва транспорт приземлился, пилот опустил аппарель, и из задней части самолета высыпали почти две сотни солдат НОАК. Простояв на полосе меньше минуты, самолет поднял аппарель и отрулил в сторону, уступая место следующему и готовясь к полету обратно на материк. Каждый Ил-76 до захода солнца должен был совершить десять рейсов. К ночи они доставили на место четыре пехотные дивизии вместе со снаряжением.
   Судьбу аэропорта разделила пристань Ляоло и находившиеся там двести солдат. НОАК применила ту же тактику и добилась тех же результатов, хотя потери с обеих сторон оказались несколько больше. В Ляоло не было посадочной полосы, и для высадки подкрепления использовались десантные катера и вертолеты НОАК. Небольшой части тайваньских войск удалось добраться до берега с тяжелыми пулеметами, гранатометами и даже двумя минометами. Первый приставший к берегу десантный катер подвергся прямому удару минометного расчета, вследствие чего заклинило аппарель и десант оказался заперт внутри. То же случилось еще с несколькими десятками катеров, и тайваньские войска удерживали оборону почти час, пока не увидели «Ютин II», первый из семи десантных кораблей, приближавшихся к берегу. На борту каждого находилось двести пятьдесят человек и десять танков-амфибий, что означало прибытие бронетехники НОАК. Тайваньцы ответили противотанковыми орудиями «джавелин», превратив первые три танка в костры из пылающего дизельного топлива и тел экипажей, но у них не было шансов победить без поддержки с воздуха. Но в небе не было других самолетов, кроме истребителей Су-30, сопровождавших чудовищные Ил-76. Защитники острова радостно закричали, увидев, как инверсионный след ракеты ударил в один из китайских транспортников и тот в одно мгновение рухнул вниз. Кувыркаясь, Ил-76 упал в воду, глубины которой едва хватало, чтобы потопить экипаж и застрявших внутри солдат.
   Под транспортниками на небольшой высоте начали летать вертолеты НОАК, поливая землю пулеметным огнем и уничтожая все живое под покровом зелени.
Оперативный центр ЦРУ
   Оперативный центр обычно считался местом весьма спокойным, – по крайней мере, так Дрешер говорил Кук. Сейчас, однако, он не оправдывал своей репутации, и Кук начала думать, не преувеличил ли Дрешер достоинства своего подразделения. Она предполагала, что в зале должно царить некое подобие порядка, однако ничего такого не было и в помине. И тем не менее старший дежурный, похоже, прекрасно знал, откуда и куда идут потоки информации. Он был в своей стихии, управляя сидящей перед ним толпой народа, и, несмотря на обстоятельства, получал от этого удовольствие.
   Остальные сотрудники особого наслаждения не испытывали. Аналитик ОТЛАА – высокая худая девушка с короткой стрижкой и злым выражением лица – читала доклад радиотехнической разведки, тяжело дыша и едва справляясь с дрожью – то ли от страха, то ли от радости, что долгожданная война с Тайванем наконец началась. Кук ободряюще сжала ее плечо и уверенно кивнула, после чего девушка несколько успокоилась и у нее как будто открылось второе дыхание. Кук окинула взглядом других аналитиков, не отходивших от телефонов и передававших те немногие подробности, которые удавалось раздобыть и которые наверняка были ошибочны. Первые доклады о любом кризисе всегда полны неточностей.
   – Вижу, вы улыбаетесь, – тихо заметила Кук, обращаясь к Дрешеру.
   – Я люблю свою работу.
   Сдвинув в сторону бумаги на своем столе, он сложил их в стопку и убрал в шкаф за спиной. Для работы ему нужно было чистое пространство. Директор национальной разведки и президент наверняка будут звонить Кук, требуя ответов на свои вопросы, и она не могла попросить их немного потерпеть. Политики считали, что любая информация, даже заведомо неверная, лучше, чем ничего. Им предстояло говорить перед прессой, и они не могли позволить себе выглядеть несведущими. Прессе нужно чем-то заполнить эфирное время, а если телеканалам не хватает неопровержимых фактов, они нанимают экспертов, которые строят теории и повторяют одни и те же ничем не подкрепленные догадки, пока наконец не станут известны факты. Тайбэй не испытывал недостатка в политических мудрецах и оплаченных лоббистах, готовых поупражняться в красноречии, и лидеры конгресса рано или поздно начали бы попеременно призывать к кровопролитию и сдержанности в зависимости от проводимой политики. Но даже телеканалы в конце концов устают от риторики и начинают требовать от пресс-секретаря Белого дома чего-то реального. И тогда Белый дом начнет орать на Кук, чтобы та предоставила президенту хоть что-нибудь, что угодно, лишь бы он мог повторить это для прессы. Кук ответит, что не может ручаться за надежность данных, президент все равно их потребует, и пресс-секретарь начнет выдавать ложную информацию репортерам, чтобы выиграть время, а впоследствии обвинить во всех ошибках ЦРУ или еще какое-нибудь разведывательное учреждение. Но заявить перед прессой, что ничего не знаешь, значит признаться в собственной некомпетентности, а подобного допустить было нельзя.
   – Есть! – крикнул один из аналитиков.
   Стена из мониторов потемнела, а затем на ней появилась инфракрасная картинка со спутника.
   – Что это? – крикнул Дрешер.
   – Аэропорт Шаньи, – ответил аналитик.
   Кук уставилась на мониторы, поморщилась и ошеломленно взглянула на Джонатана, лицо которого не выражало никаких эмоций.
   Командный центр ПВО Цзиньмэня превратился в гигантский костер, а черный бетон усеяли тепловые силуэты убитых и раненых. Тех, кто был ближе других к пылающему зданию, различить оказалось сложнее, поскольку бетон и асфальт, на которых лежали тела, раскалились от горячего воздуха, и они поджаривались, словно бифштексы на чугунной сковородке. В некотором отдалении от огня по телам и вокруг них бегали люди. Кук не могла определить, кто из солдат тайваньцы, а кто китайцы, – впрочем, глупо было думать, что это возможно.
Цзиньмэнь, Тайвань
   Остальные защитники Цзиньмэня укрылись в бункерах, забрав с собой всех гражданских, кто сумел добраться до гарнизона, прежде чем наглухо закрылись двери.
   Оставшиеся в живых внутри горы Тай-Ву командиры заперли тяжелые внешние двери комплекса и весь остаток дня слушали убывающий поток донесений от своих товарищей снаружи, которые просили подкрепления и требовали поддержки с воздуха, пока военные корабли НОАК не заняли окончательные позиции для блокады и не начали глушить сигнал.
   Прежде чем связь прекратилась, тайваньское командование спокойно проинформировало силы обороны Цзиньмэня, что их солдат рано или поздно спасут. Это была сознательная ложь, хотя высокопоставленные тайваньские офицеры еще не знали, что никакого подкрепления и никакой поддержки с воздуха не будет. Продажный президент в Тайбэе, столь горячо провоцировавший Пекин на враждебные шаги в собственных целях, испугался, что придется спасать вооруженные силы, если неожиданная атака Китая на Цзиньмэнь окажется лишь первой из многих.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация