А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Медвежий камень" (страница 5)

   Честно говоря, голова у меня была занята совсем другими проблемами, хотя мои дети к школе уже были готовы, даже цветы бабушка с дедушкой с дачи привезли, поэтому я довольно равнодушно спросила:
   – Первое? Помню, а что?
   – С завтрашнего дня не будет студентов и школьников. – Марина оглянулась на моих рабочих: – У тебя сколько взрослых пар на участке?
   Елки-палки, действительно же, начало учебного года – это не только мои дети в школу идут, но и все остальные тоже! И в школу, и в институт. Совсем из головы вылетело…
   – У меня две пары только, правда, еще Максим с Сережкой собирались работать во второй половине дня, после занятий, но это проблемы не решает, – я посмотрела на Марину, – на других участках, похоже, тоже негусто с рабочими…
   – Мы еще несколько дней назад дали объявление, что требуются землекопы, но пока желающих немного.
   Какое-то время мы обсуждали сложившуюся ситуацию. Вообще-то такое бывает каждый год. Просто теперь понадобится несколько дней, чтобы набрать новых людей и приноровиться к новым условиям.
   – Хорошее время – студенческие годы, – совершенно неожиданно поменяла тему Марина, – все время первого сентября мне хочется снова в институт, завидую студентам…
   – Да ладно, – усмехнулась я, – опять экзамены, зачеты… Мне, например, до сих пор иногда снится, что нужно сдавать что-то, а я все перезабыла…
   – А мы с Ларисой ведь вместе учились, на одном курсе и даже в одной группе, – задумчиво произнесла Марина.
   – С какой Ларисой? – удивилась я. Что-то сегодня Маришка какая-то рассеянная, и переходы у нее в разговоре странные.
   – С женой нашего заказчика – Дрозденко Станислава Владимировича, – немного насмешливо проговорила Марина. – Так что мы с ним знакомы еще со студенческих лет.
   Вот это новость.
   Марина начала рассказывать о том, как они вместе учились, как молодой лейтенант ухаживал за скромной и приятной во всех отношениях девушкой Ларисой, какие цветы дарил, как помогал конспекты им делать, как приносил в общагу разные вкусности. Какая Лариса всегда была тихоня, и как они ей завидовали – Стас такой красавчик, такой обаятельный и уверенный, к тому же военный. И так влюблен!
   Я слушала. Сначала с удивлением и неподдельным интересом, но по мере продолжения рассказа у меня появилось странное чувство. Мне почему-то показалось, что все это Марина рассказывает мне не просто так. Мы с ней знакомы много лет, вместе работаем практически каждый сезон. У нас прекрасные отношения, но деловые. Только деловые. Когда нет раскопов, мы встречаемся редко – раз в месяц или даже раз в два месяца. Конечно, очень радуемся встрече. «Как дела?» – «Нормально, а у тебя?» – «Тоже все в порядке!» Несколько свежих анекдотов, несколько последних сплетен о знакомых, несколько дежурных фраз о планах на следующий сезон: «Готовься, в этом году заказов много, может, уже в апреле начнем» – и мы расстаемся до следующей случайной встречи. На раскопе разговоры в основном о раскопе, а в перерывах болтаем обо всем – те же анекдоты, сплетни и, как исключение, какие-нибудь глобальные изменения жизни – предстоящие экзамены у детей, или свадьба брата или сестры, или что-нибудь еще такого же масштаба. Что называется, ничего личного. Я, конечно, знала, как зовут Марининого мужа, но абсолютно не в курсе, как они познакомились, я помнила имена двух ее дочек, но в честь каких родственников они названы или выбор имен был случаен – я не знала. И вдруг такие подробности. Машинально я отметила про себя, что все это объясняет, почему Стас называет ее Маришкой и почему Маришка рассказывает ему подробности нашей жизни. Только это не объясняет, почему вдруг она рассказала все это мне.
   А Марина тем временем продолжала рассказывать про Ларису. Какая она всегда была тихая и скромная, какая хорошая, верная и порядочная.
   Я почувствовала, как во мне вдруг поднимается раздражение. Марина подозревает меня в желании закрутить роман с Дрозденко, что ли? Очень смешно. Самое ужасное в этой ситуации, что прямо мне ничего не говорит. Сказала бы она мне: «Ксения, не вздумай крутить с заказчиком, я с его женой дружу» – я бы ей так же прямо ответила, что, дескать, «я вообще не кручу романов, а уж в моей нынешней ситуации тем более не до романов, тут дела посерьезнее разворачиваются», и сразу стало бы проще.
   К счастью, нас прервал мелодичный звонок моего мобильного телефона. На дисплее высветился незнакомый номер. На доли секунды я задумалась – отвечать или нет на звонок, но в конце концов нажала кнопку ответа.
   – Алло!
   – Ксения, привет! Это Ирина.
   – О, Иринка! У тебя что, номер сменился? Я смотрю – номер незнакомый, – с облегчением воскликнула я.
   – Ксюша, у меня неожиданные новости, – без перехода говорит Ирина, – я уезжаю и, соответственно, прошу тебя выйти на работу пораньше.
   Ирина – моя давняя приятельница и будущая начальница. Это она предложила мне работу в центре по охране памятников, когда в музее стало просто невыносимо. Я ей благодарна и, конечно, приду, когда потребуется.
   – Конечно, Иришка, когда нужно?
   – Завтра.
   Я замолчала. Завтра – это довольно неожиданно. Кроме того, Марину ведь тоже не хочется подводить…
   – Ксюша, Маринка там рядом? – Ирина тоже из бывших археологов и, конечно, знает всех, – дай ей трубку, пожалуйста, я сама все объясню.
   Я протянула телефон Марине:
   – Это Ирина Бородина, хочет поговорить.
   Пока они разговаривали, я пыталась осмыслить ситуацию. Они, конечно же, договорятся. Это почти на сто процентов. Тем более у нас и рабочих останется мало, работа все равно пойдет медленнее, так что отпустить меня отпустят. Не то чтобы совсем уж безболезненно, но без обид и катастрофы. Немного жалко оставлять недокопанный участок, тем более что идут такие прекрасные находки, но что делать…
   Мысли мои заметались: что же теперь делать? Конечно, все это должно быть только к лучшему. В конце концов, подальше от камней, следов и трупов – не это ли лучший выход из сложившейся ситуации? Да и от Дрозденко Станислава Владимировича подальше, от сплетен и домыслов окружающих, а то если даже Марина позволяет себе подозревать… Немного страшновато выходить на новую работу, но ведь все равно начинать когда-то надо.
   Я дождалась, когда закончится разговор Марины с Ирой. Конечно, они договорились, как я и предполагала. Марина протянула мне телефон и несколько театрально развела руками, дескать, что делать.
   – Ксения, мы все уладили, – сказала Ирина. – Завтра ты можешь уже выходить на работу. Но Марина просто так тебя отпускать не хочет, просит по вечерам еще поработать, ты как?
   – Посмотрим, я еще не знаю, чего конкретно она хочет, – я посмотрела на Марину. – Так завтра с утра, к девяти?
   – К девяти. Короткий инструктаж, и с обеда ты остаешься одна…
   – Что? – я в шоке. – Как с обеда одна? Ты шутишь, что ли?
   – Нет, не шучу, приходи завтра, я тебе все объясню, – сказала Ирина ласково и даже почти заискивающе. – Ксюша, правда, так складываются обстоятельства. Пока, до завтра, – и она отключается.
   Я молча посмотрела на Марину. Она сочувственно развела руками и вздохнула:
   – Ксения, и я хочу тебя попросить…
   – Давай, чего уж там, – я кивнула и подумала: «Как я буду выкручиваться?»
   – Ты не могла бы вечером помочь в камералке? – спросила Марина несколько неуверенно. – Катеньку я бы поставила с обеда на твой участок, а ты после работы поразбирала бы лотки. Много находок уже не будет…
   Марина еще какое-то время убеждала меня, что работы будет немного, что поработать мне нужно будет часа два всего, а что не успею, так можно на утро оставить, Катенька в первой половине дня будет разбирать находки, а только во второй будет на участке… Я слушала вполуха и думала о том, что надо позвонить домой и хотя бы ради приличия спросить совета или даже разрешения у мужа работать вечерами. Он, конечно, разрешит, он же понимает, что Марину я не могу подвести неожиданным уходом. А потом в нашей жизненной ситуации деньги лишними не бывают. Но позвонить и спросить я должна.
   Конечно, муж был не против. Для порядка он немного поворчал, что совсем от дома отбилась. Но потом сказал, что раз ситуация такая – то нужно идти работать и там, и там. Расходы нам предстояли в этом году немалые, а заработать можно только летом, отдыхать же зимой будем.
   Итак, завтра я должна была уйти с раскопа. Ничего не менялось от того, что я буду приходить сюда вечерами, чтобы разобрать находки. Вечером здесь не будет никого – ни землекопов с их вопросами, шутками, непонятками, ни археологов с их рассказами и гипотезами, выдвигаемыми прямо по ходу раскопа, ни рабочих со стройки, в любой удобный момент приходящих к нам, чтобы посмотреть, спросить… Вечером раскоп спит. Это, в общем-то, даже не раскоп, это просто яма и отдельные предметы, в этой яме найденные.
   Что-то сжалось внутри меня от этой мысли. Жаль, действительно было жаль уходить. «Интересно, – подумала я, – должна я сказать Стасу, что ухожу и с завтрашнего дня меня не будет? Его же вечерами здесь тоже не бывает. Предупредить его, что больше мы не увидимся?»
   Я не знала ответа на этот вопрос. Вроде как ничего я никому не должна, но наши дружеские отношения, сложившиеся сами собой в последнее время, вроде как и обязывали… Неожиданно я разозлилась. Да что это такое, спрашивается? Почему я вечно впутываюсь в какие-то непонятные отношения? Зачем мне друзья, перед которыми я должна оправдываться, отчитываться? Неужели мне Мишеля мало? Так теперь еще и перед Стасом отчитываться? Не буду. Ушла и ушла.
   Приняв такое решение, я почувствовала себя предательницей, но менять его не собиралась. Мелькнула спасительно-жалкая мысль, что если Стас появится сам на раскопе до конца рабочего дня, то тут уж я, так и быть, предупрежу его, а если нет, то сам виноват. Вот так.
   Стас до конца рабочего дня не появился. Передавая вечером участок Кате, объясняя ей свою методику ведения дневника, показывая проблемные квадраты и предупреждая ее об особенностях некоторых землекопов, я невольно все время поглядывала по сторонам, не видно ли Дрозденко. А когда мы с Мариной пошли к сторожу, чтобы предупредить его о том, что я вечерами буду приходить работать в камералку, я, не удержавшись, мимоходом спросила у него, будет ли сегодня еще Станислав Владимирович, на что получила категорический ответ, что точно нет, потому что он после пяти никогда здесь не бывает. Никогда.
   Почему-то я почувствовала себя виноватой. И даже утешительная мысль о том, что если его нет, то что ж я могу поделать, ведь у меня нет его телефона, чтобы позвонить и предупредить, тут же сменилась ехидно-укоризненной: можешь спросить номер у Марины, у нее-то наверняка его телефон есть.
   В общем, настроение было хуже некуда. Да еще и волнуешься, как завтра на новой работе… Когда ж проблемы-то закончатся? Впрочем, одной проблемой точно станет меньше. Камень. И следы на теле убитого бомжа. Можно, конечно, потом поинтересоваться, что и как, полюбопытствовать, так сказать, но бояться уже будет нечего. Теперь-то уж точно это меня касаться не будет.
   Мне захотелось сразу пойти к камню, но я сдержалась. Как раз камень-то никуда не денется. К нему я могу приходить и вечерами. Даже лучше вечером-то, когда никого нет и никто не мешает просто посидеть и подумать о чем-нибудь. Я так живо и отчетливо представила, как я в одиночестве сижу около теплого валуна, как ветер легко перебирает мои волосы, а вокруг тишина, и только река едва слышно шепчет что-то, да листья на деревьях так же тихо отзываются ей в ответ… Я так это ясно представила, что мне даже показалось, что на миг все стихло вокруг.

   Андрейка сидит у камня, чутко прислушиваясь к шорохам. Вокруг тишина, только река вздыхает, плескаясь о берег, и чуть слышно шелестят листья, разговаривая с ветром. Привычные, успокаивающие звуки вечернего леса. Андрейка знает каждый звук, каждый запах в своем лесу. Он даже сквозь сон может различать их. Но сейчас он не спит. Он ждет. Странные слухи поползли по городу. Вот уже который раз слышит Андрей, что завелись в лесу какие-то люди. Одеты в шкуры, хлеб не едят. Никого, правда, не трогают, если кого-то встретят в лесу, то сразу уходят, в разговоры не вступают, и куда уходят, никто не знает. Говорят, что по ночам они приходят именно сюда, на эту самую поляну, чтобы поклониться Медведю. Андрейка хочет посмотреть на них. Что делают они около камня медвежьего? Андрейка не собирается им мешать, он только посмотрит… Долго ждал Андрей около камня, но никто не пришел. Андрей будет приходить сюда каждую ночь, сначала он будет сидеть около камня, потом в стороне, потом он станет прятаться, чтобы не спугнуть странных людей. Он будет ждать долго и безрезультатно. Никто не придет к камню.

   Застывшая на миг тишина тут же рассыпалась, вернув окружающему миру реальность в виде человеческих голосов, скрежета каких-то машин и еще какого-то привычного и потому неосознаваемого шума. Я даже немного потрясла головой, зажмурив глаза, чтобы стряхнуть с себя наваждение.
   – Ксения Андреевна, я все учетные тетрадки буду оставлять на столе, – это Катюша теперь передает мне камералку, – и сверху буду писать записку, если будут какие особенности…
   Я слушаю, кивая головой. Все понятно, ведь на камералке мне тоже приходилось уже работать, хоть и не так много, как начальником участка, но общее представление есть, ну а, в крайнем случае, всегда ведь и позвонить можно, если что. Сейчас я уже больше думаю о завтрашнем дне. Как там будет, на новой работе?

   Ирина встретила меня радостно и возбужденно.
   – Ксюша, прости меня, что так тебя сдернула, но ситуация просто фантастическая и совершенно неожиданная, – затараторила она, как только я пришла, – я сейчас тебе все объясню. Но сначала – вот твой стол…
   Ирина весело показывает мне помещения, компьютеры, знакомит с бухгалтером, сообщая попутно, что сотрудников в отделе девять человек, но сейчас все в отпусках. «Только вот наш главный бухгалтер – Зинаида Геннадьевна осталась, и ты, – Ира чуть виновато улыбается, – но это ненадолго – всего на две недели».
   Я кивнула.
   – Ирин, ну ведь я ничего не знаю, как я буду решать вопросы?
   – Я тебе сейчас все объясню и даже напишу список…
   Ирина действительно берет лист бумаги.
   – Смотри. Первое: должны принести подписанные договоры аренды по следующим адресам… – Она быстро пишет несколько адресов. – Эти договоры просто подшить вон в ту синюю папку. Там с нашей стороны все уже подписано, нужно проверить только, чтобы и со стороны арендатора были и подпись, и печать. Проверишь – и подшивай. Второе: археология. В городе сейчас три раскопа и два участка под наблюдением. Везде мы их как бы контролируем, но тебе ничего пока не надо делать. Только на раскопе по Георгиевской улице закончили один участок, там, кстати, Мишель копает. – Ира лукаво поглядывает на меня, я привычно качаю головой – все подкалывают время от времени. – Так он должен принести на подпись акт приема работ, промежуточный, его просто подпишешь, там все в порядке, я смотрела. Третье. Могут свалиться подрядчики с проектами. Там тяни резину, если что-то непонятно будет, но в принципе не должны. Все проекты уже подписаны, остался только Спасский монастырь, но матушка Иоанна предупреждала, что раньше середины сентября она не появится, а к этому времени и я уже вернусь. Но в принципе, даже если она и раньше приедет, то там нам нужно подписать только дефектную ведомость по восстановительным работам, а матушка сама все знает лучше, так что можно и подписать в крайнем случае. Четвертое. Будут приходить с заявлениями на заключение охранных обязательств…
   Постепенно у меня начала голова идти кругом. Папки, договоры, файлы, бланки, телефоны… А Ирина уже писала на следующем листе:
   – Восьмое. Акты технического состояния памятников. Образцы и акты за этот год есть в электронном виде, в твоем компьютере, в папке «Мои документы» папка «Акты тех. сост.». Это для того, что если вдруг кому-то нужны будут копии уже составленных актов – распечатаешь, подпишешь и отдашь, а если новые акты нужны будут, то скажешь, что только через две недели.
   Когда мы, наконец, сели пить чай, в голове была полная каша. И от этого мне почему-то было весело. Я вдруг подумала, что если выдержу эти две недели, то все у меня на этой работе будет хорошо, а уж если не выдержу, то еще успею назад в музей вернуться, так как числюсь там в очередном отпуске.
   – Ира, а ты-то в такой спешке куда срываешься? – задаю я, наконец, интересующий меня вопрос. – Чего стряслось-то?
   – Просто фантастика, – Ира даже качает головой, как будто сама не верит в то, что говорит, – мой бывший вдруг купил нам с Митей путевки в Турцию. Мало того, что полностью все нам оплачивает, еще и обновки Митьке купил…
   Ирина с мужем развелась довольно давно. И хотя он исправно платит алименты на сына, дополнительной помощи от него почти нет – зарабатывает он немного. Да и видит Митя отца всего раза два в год, потому что живет тот не в нашем городе. Поэтому две путевки в Турцию – это действительно что-то из ряда вон…
   – А документы? Загранпаспорта? – спрашиваю я.
   – За неделю все оформили. Я до последнего не верила, что это все реально, поэтому тебе и не звонила. – Ирина чуть виновато улыбается. – Но ты ведь не сердишься?
   – Нет, конечно, – совершенно искренне говорю я, – я за вас очень рада! Такая удача. Просто подарок судьбы…
   – Митя, конечно, пропустит школу, – смеется Ира, – но когда еще такая возможность будет. Да и рад он такому стечению обстоятельств безмерно – каникулы на две недели продлить! Шутка ли!
   – Начало учебного года – не страшно, – соглашаюсь я. – Митя парнишка умный, нагонит быстро, тем более в начале одно повторение всегда идет. А твой бывший разбогател, значит?
   – Наверное, – пожимает плечами Ирина, – он уже полгода как в Питер перебрался, а там заработки побольше.
   – Так и хорошо, – смеюсь я, – глядишь, и вам полегче будет…
   После обеда Ирина, распрощавшись («ну, счастливо тебе, звони мне на мобильный, если что, не стесняйся, деньги на телефон мне мой тоже положил») и проверив еще раз составленный для меня список («вроде ничего не забыла, опять же звони, если что»), уходит.
   – Пойдемте чайку еще попьем, Ксения Андреевна, – говорит Зинаида Геннадьевна, – вдвоем мы с вами остались…
   Конец дня прошел спокойно. Я порасспрашивала о работе, проверила еще раз папки, сделала для себя еще несколько заметок, чтобы можно было потом вспомнить, что говорила Ирина, и, закончив таким образом первый день, отправилась на раскоп.
   Стройка встретила меня непривычной тишиной. Сторож, выглянувший из своего вагончика, кивнул, узнавая, и снова скрылся. Пустая камералка показалась холодной и неуютной, несмотря на то что все было прибрано, лотки аккуратно стояли около входа, а тетради стопочкой лежали на столе. Два часа разбирала я находки, записывала в таблицы и даже помыла керамику, но никто так и не появился. Сказать, что я ждала кого-то конкретно – нет, но когда никто так и не пришел, я почему-то подумала, что это довольно грустно.
   Я пошла к камню. Теплая поверхность показалась живой и ласковой. Я легко и осторожно провела пальцами по медвежьему следу и уже почти привычно прижалась к нему щекой. Пусть никого нет, пусть… Расскажи мне что-нибудь, медвежий камень, у тебя ведь тоже бывали трудные дни…

   – Жертвы на нем приносят, жертвы духу медведя! – резкий голос раздается откуда-то сбоку.
   Андрейка живо обернулся, но, кто конкретно произнес злые слова, не понял: все что-то говорят, но голоса сливаются в общий невнятный шум. Андрейка проходил мимо, но, услышав слова про камень, остановился и подошел ближе к кучке людей, стоявших посреди улицы, увидел среди них отца и протиснулся к нему. Из обрывков отдельных фраз он понял, что снова обсуждают странных людей, живущих в лесу.
   – Нет там никого, – попытался сказать Андрейка, – никто не приходит по ночам к камню, – но никто его не услышал.
   – Уничтожить камень нужно! Отвадим тогда и пришлых… – раздался резкий голос в толпе.
   Андрейка присмотрелся, но за спинами не увидел говорящего.
   – Нет в лесу никого, – повысил голос мальчишка, – я каждую ночь у камня дежурю, ни разу не приходил никто!
   На мгновение устанавливается тишина.
   – Безбожника ростишь, Олеша, – вкрадчиво прошептал тот же голос. Но шепот этот слышен всем. – В храм ходить нужно, а он к камню бегает!
   Олешка нахмурил косматые брови и твердо положил руку на плечо сына:
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация