А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Медвежий камень" (страница 12)

   Андрейка слушает. Ему понятно почти все, но вертятся на языке вопросы, много, самые разные. Старик ласково и понимающе кивает головой:
   – Спрашивай, сынок.
   – А как же с камнем быть? – Много вопросов у Андрейки, а первый – все равно про камень. – Ведь они его и мажут кровью, и слухи пускают разные, лишь бы уничтожить.
   – Подождем немного, – качает головой священник, – может, успокоятся, а если нет и захотят люди уничтожить его, тогда спрячем.
   – Спрячем? – Андрейка недоуменно глядит на старика. – Как? Он вон какой большой!
   – Придумаем что-нибудь. Например, можно яму большую вырыть, и в нее камень столкнуть. Все лучше, чем раздробят на мелкие кусочки.
   Лучше. Андрейка согласен.
   – А чтобы не разрыли – на этом месте часовенку поставим, – священник улыбается, – место памятное обозначим.
   Мудрые люди были всегда. Как и мракобесы.

   В две минуты второго позвонили на мой мобильный:
   – Я внизу – выходи.
   Ни тебе «добрый день», ни тебе «пожалуйста», ни даже вопроса хотя бы «ты готова?». Как хотелось мне выкинуть очередной «фортель» и не выйти! Пусть стоит и ждет. Командир нашелся. Но, вспомнив, что мне и в самом деле далеко не пятнадцать лет, я все-таки пошла. Кроме того, у меня хорошее настроение. Нет, не так. У меня перевозбужденное состояние, и я должна вылить его на кого-нибудь. Я позвонила было мужу, но он, узнав, что все нормально, проговорил скороговоркой: «Я на совещании, Ксюш, позвоню тебе попозже» – и отключился. Я не обиделась, я понимаю, что он и так совершил подвиг, не отключив телефон на время совещания у начальства, и более того – ответил на звонок. Я понимаю. Но эмоции мои все равно ведь нужно выплеснуть. И потом, должна же я сказать Стасу, что звонки мне домой не имели отношения к камню, а это значит, что нас никто на раскопе не подслушивал. Впрочем, это уже не важно. Во-первых, Стас и не знает, что мне звонили второй раз, а во-вторых, «лазутчик» на раскопе все-таки был, но мы его вычислили, и его уже нет. Что ж, про звонки, выходит, можно и не рассказывать? Я спускаюсь по лестнице, и настроение мое стремительно портится. Нет, не так, я подумываю о том, что, может, все-таки и не выходить?
   Стас стоит около машины, разговаривая по телефону. Увидев меня, он, заканчивая разговор, открывает дверцу, делая приглашающий жест. Мне не хочется никуда ехать. В прошлый раз мы так мило посидели в кафе в парке через дорогу, и я думала, что и в этот раз…
   Не было никакого желания лезть в машину, но я покорно села на переднее сиденье. Вот почему сегодня я делаю все не так, как хочу? Странный день: думала не идти на работу, а пришлось, собиралась поговорить с Катей – не дали, согласилась подписать ведомости – чуть было не подписала… Поперечный какой-то день. Все поперек. Правда, все заканчивалось хорошо. И с Катей, и с подписями. Неожиданно, но хорошо. Может, и сейчас все будет нормально? Чего ж я так не хочу ехать-то? Боюсь, что ли? Ну не убьет же он меня, в конце-то концов? Муж, например, знает, с кем я в обед встречаюсь. Можно, скажем, ему сейчас позвонить и попросить, чтобы перезвонил после обеда, или, еще лучше, сказать, что, мол, акты я не подписала, пусть не волнуется, а сейчас еду обедать со Стасом. Он поймет. Я даже полезла в сумку за мобильным, чтобы позвонить, но вовремя остановилась. Глупости какие! Стас сразу догадается, для чего я звоню, ведь что ни говори, а понимаем мы друг друга почти без слов, и буду я выглядеть как идиотка. Да и не боюсь я его нисколько, на самом деле.
   Я делаю вид, что проверила, на месте ли мобильник, и краем глаза вижу, как ласково усмехнулся Стас. Ну и пусть. Потому что, конечно, я и в самом деле веду себя как школьница. Губы мои против воли растягиваются в улыбку. Мне неожиданно становится весело и хорошо. Хорошо, что звонить мне с угрозами больше не будут, хорошо, что матушка приехала вовремя, и хорошо, что сейчас рядом со мной Стас. Да, хорошо, что он рядом. Себя-то чего обманывать?
   Изо всех сил стараясь сдержать смех, я сосредоточенно смотрю прямо перед собой, а сердце колотится все быстрее и быстрее. Стас, одной рукой придерживая руль, другой вдруг резко притягивает меня к себе, целует в висок и тут же отпускает, прошептав: «Ненормальная». И я смеюсь. Ну что поделать, если это правда?
   Стас останавливает машину около какого-то небольшого домика почти на окраине. Уютный дворик с яркими кленами и мощеной дорожкой кажется сказочным или, по крайней мере, нарисованным. Я не спрашиваю, куда мы приехали. Я просто осматриваюсь с любопытством и удовольствием: здесь я ни разу не была. Вот вроде и город у нас небольшой, а все равно есть места, в которых не то что не бывал, а даже, что называется, мимо не проезжал. Живем, как пелось в песне, «как-то без азарта, однообразно, как в раю». Ходим одной и той же дорогой на работу – с работы, покупаем продукты в одних и тех же магазинах, раз в месяц стрижемся у одного мастера, ну, иногда в другой район на день рождения к друзьям или родственникам, это правда. Пять-шесть маршрутов, десяток привычных действий… И сорок лет жизни позади. А оказывается, что совсем рядом есть такой вот сказочный домик с багряно-золотыми деревьями и резным деревянным крылечком, ведущим… куда? Куда-то…
   – Ты здесь ни разу не была, что ли, Ксанка? – спрашивает Стас. Он закрыл машину и подошел ко мне. – Это кафе уже больше двух лет работает.
   Я вздыхаю. Не ходим мы по кафе. Дома едим. И праздники дома справляем. С родственниками.
   – Пойдем пообедаем. – Стас легко приобнял меня за плечи. В его жесте нет ни чувственности любовника, ни вульгарности собственника, только дружеское и чуть снисходительное покровительство. – Заодно поговорим спокойно.
   – Да, пойдем. – Я легко взбегаю по ступенькам, вхожу в открытую Стасом дверь и… замираю на пороге. Небольшая бревенчатая комната, в углу – камин с живым потрескивающим огнем, около него широкие лавки… Только и не хватает, что мужской клетчатой рубахи и толстых полосатых носков. Я встряхиваю головой. И только теперь вижу и столики, и немногочисленных посетителей, и милую девушку, приветливо идущую нам навстречу. Да, мы не в заброшенном домике на краю земли, мы в уютном кафе. Только и всего. Чудес не бывает.
   – Рассказывай, Ксанка, какие новости?
   Мы сели за дальний столик, почти у самого камина. Стас предложил мне меню, но я покачала головой: дескать, выбирай сам, я тебе доверяю. Он быстро, не заглядывая в меню, сделал заказ. Видно, что его здесь знают, потому что, когда он, улыбаясь, сказал: «Нам нужно поговорить», девушка понятливо кивнула: «Конечно, Станислав Владимирович, никого рядом не будет». Видимо, постоянный посетитель, раз так сразу понимают и по имени-отчеству величают. И вот теперь этот постоянный посетитель спрашивает меня, какие новости. А я даже не знаю, с чего начать. Наверное, с самого простого – с вопроса.
   – Стас, а откуда ты знаешь, сколько ему лет?
   – Он сам сказал, – Стас усмехнулся, – когда я сказал ему, что он урод.
   – Прямо так и было? – Я немного злюсь: мужчины совершенно не умеют рассказывать. – Ты сказал «ты урод», а он ответил «мне тридцать четыре года»?
   Стас смеется.
   – Почти. Слушай, Ксанка, прости, я не спросил, а ты вино будешь? Я сам-то за рулем…
   – Нет, я в одиночестве не пью, – улыбнулась я. – Так как было-то?
   – Да не помню я точно. Я так разозлился тогда, много чего ему «доброго» наговорил, и когда обозвал его «салагой», что ли, он сказал обиженно: типа, я не салага, я на год старше Иисуса Христа.
   Стас рассказывает легко и почти весело. Я чувствую, что у него хорошее настроение. Он шутит и смеется.
   – А чего ты тогда спрашивала?
   – Да Мишель рассказывал про институтские экспедиции и…
   В этот момент звонит мой мобильный. От неожиданности я вздрагиваю и почему-то, не двигаясь, как завороженная, смотрю на сумочку, висящую на спинке стула. Мобильный продолжает звонить.
   – Ксанка, – Стас внимательно смотрит на меня, – возьми телефон.
   Очнувшись, я достаю телефон и, даже не взглянув на определившийся номер, поспешно отвечаю:
   – Да.
   – Ксения Андреевна, это Зинаида Геннадьевна, извините, что отрываю вас от обеда, но тут вот какое дело…
   Я машинально гляжу на часы: без двадцати два. И у меня сжимается что-то внутри: до конца обеда осталось всего двадцать минут, а мы еще и разговаривать-то не начали, даже если я и задержусь минут еще на двадцать, все равно времени совсем-совсем мало. Только бы не расплакаться, а то у меня что-то последнее время глаза все время на мокром месте.
   – Ничего-ничего, я слушаю, – говорю я как можно приветливее и спокойнее, – случилось что-то?
   – Да как сказать, – почему-то смеется бухгалтер, – и да, и нет. В нашем здании отключили электроэнергию. Что-то они там будут делать, я даже, честно говоря, и не поняла. Только позвонили из комитета и сказали закончить сегодня работу к трем часам. Так я и звоню сказать вам, чтобы вы уж не приходили сегодня. Какой смысл приходить на полчаса? Я и сама здесь все закрою.
   По мере того как она говорит, у меня начинает кружиться голова. Ну, надо же, какая удача! Можно спокойно разговаривать сколько угодно, времени – завались, как говорит мой сын. Вот тебе и «поперечный» день.
   – Спасибо большое, – говорю я весело, – конечно, до свидания.
   Я отключаю телефон и убираю его в сумку.
   – Стас, а у тебя сколько времени? Когда тебе на работу?
   – Я сам себе хозяин, – усмехается в ответ Стас. – А что такое?
   – Нет, ну у тебя бывают же планерки, встречи в мэрии…
   – Стрелки бандитские, – продолжает Стас.
   – Свидания любовные, – подхватываю я.
   Стас смеется.
   – А что такое-то? Тебе что, пора уже, что ли? – Он смотрит на часы, и я вижу, как гаснет его улыбка. – О, черт, а задержаться ты не можешь? – спрашивает он осторожно.
   Я улыбаюсь.
   – Могу, – странно, но мне даже не хочется кривляться и мучить его, поэтому я говорю сразу: – Мне сегодня больше на работу не надо. Представляешь? Сейчас позвонили – у нас там какие-то аварийные или ремонтные работы будут проводить, сказали – освободить помещение.
   Я говорю и вижу, как в глазах Стаса появляется что-то. Лихорадочный блеск. Надежда. Ожидание. Но спрашивает он о другом:
   – Ксанка, почему ты так испугалась звонка? Тебе что, опять звонили с угрозами?
   Я чувствую легкое разочарование. Мне казалось, что он должен был… ну не знаю, намекнуть на что-нибудь, предложить мне поехать куда-нибудь или хотя бы обрадоваться сильно. Я бы, конечно, не согласилась никуда ехать, но… Вот все мы, женщины, такие, интересно, или я только? Ты давай страдай, мучайся, люби меня безответно, а я буду наслаждаться твоими мучениями, ничего не давая взамен. Я осознаю свой эгоизм почти физической болью – застучало в виске, как в той рекламе – про дятла, но стараюсь не показать вида.
   – Да, звонили, – отвечаю я на вопрос Стаса, – только теперь это уже не имеет значения – это, оказывается, по работе.
   Я рассказываю про сегодняшний визит петербургской фирмы «Наследие». Рассказываю подробно, с деталями, лишь бы немного отвлечься от дятла, стучащего в висок своим железным клювом. Стас слушает внимательно, кивая, уточняя и переспрашивая что-то. Ему интересно. А мне нет. Мне совсем неинтересно, хоть и рассказываю я эмоционально, образно и живо. Я притворяюсь. На самом деле я думаю о том, что, наверное, мне показалось, что я увидела в глазах Стаса надежду и что-то еще. Наверное, все показалось. По крайней мере, если и было что у него в мыслях раньше, то после моей выходки все закончилось. Он же сказал «не хочешь – не надо, черт с тобой», вот и все. В общем, и нечего фантазировать.
   – Так что они, по-моему, так все и решили: монастырь получает деньги, а «Наследие» выполняет работы на эти деньги, – заканчиваю я рассказ, – если, конечно, я правильно все поняла.
   – Думаю, что принцип ты поняла правильно. Хотя механизм, наверное, сложнее, – усмехается Стас. – Значит, говоришь, до вечера ты свободна?
   Теплый толчок изнутри, и дятел просто растворился.
   – Да, так что мы можем спокойно все обсудить, не поглядывая каждую минуту на часы, – весело говорю я и понимаю, какая же я все-таки эгоистка. – Если ты, конечно, не торопишься.
   – Я? Я тороплюсь, у меня времени совсем мало, – неожиданно говорит Стас, – в обрез буквально времени. Так что давай к делу.
   Я опешила.
   – Нет, Стас, если ты торопишься, – я говорю без обиды и кокетства – настолько я удивлена, – давай в другой раз.
   – Нет. Сейчас. На чем мы остановились? – Стас нетерпеливо барабанит пальцами по столу. – А! На возрасте. Ты сказала, что тридцать четыре года не подходит. Почему?
   – Мишель рассказывал, что в институте одновременно с ним, только на литфаке, учился парень, по описанию похожий на этого, которого ты видел, – я все еще немного удивлена словами Стаса, но тема медвежьего камня меня интересует очень сильно, и, начиная рассказ, я увлекаюсь. Непонятное поведение Стаса отодвигается на второй план. – Высокий тоже, с длинными темными волосами. И этот парень собирал всякие легенды и обряды, связанные с культом животных. Понимаешь?
   Командир кивает: «понятно».
   – Причем парень этот выискивал не только легенды, но и описания камней, изображений, фетишей. Просто помешался на всяком таком… оккультизме. Ну, я и подумала, вдруг это он?
   – Ну и сколько лет твоему Мишелю?
   – Двадцать девять, – вздыхаю я, – я сразу спросила, потом тебе позвонила. В общем, не подходит. Язычник младше нашего незнакомца на пять лет.
   – Как ты сказала? Язычник? – Стас хмурит брови.
   – Ну да, это кличка у него была такая, Мишель сказал.
   – Теперь слушай сюда, Ксанка. – Стас отодвигает от себя чашку с недопитым кофе. – Я вчера был у Олега, в ментовке.
   Я так понимаю, что Олег – это наш капитан Олег Георгиевич. Понятненько, значит, они уже приятельствуют. Неплохо для дела.
   – Так вот, он сказал, что есть в нашем городе некая секта. Поклоняются там животным. Собирается молодежь и подростки в основном, но есть и постарше, устраивают ритуальные танцы, моления, в общем, вся такая дребедень. Так. Главное. Мальчишка один, попавшийся на каком-то мелком воровстве, рассказал, что он ходил в эту секту, и ему приказали украсть, чтобы пройти первый обряд посвящения. Типа, «ты должен быть ловок, быстр и смел, как зверь, – пойди и укради», – Стас усмехнулся и пожал плечами. – Олег говорит, что, может, пацан и врет, потому что, чтобы отвертеться, и не такое придумывают, но парнишка еще одно сказал. Он сказал, что ритуалы свои они проводят вокруг… ты будешь смеяться, стула! Поклоняются стулу! И объясняют это тем, что главный их идол – камень– пока находится в чужих руках. Понимаешь, Ксанка?
   – И они хотят получить этот камень? – спрашиваю я. Что-то еще вертится у меня в голове, но что – пока уловить я не могу.
   – Вот именно. Но это еще не все.
   Стас неожиданно замолкает и виновато смотрит на меня:
   – Ксанка, я курить ужасно хочу. Пойдем куда-нибудь на улицу, а?
   – Пойдем, – соглашаюсь я, – только ты рассказывай дальше.
   Мы выходим на улицу и садимся в машину.
   – Куда поедем? – спрашивает Стас. – Может, на берег, к «Башне»?
   – Давай, – охотно соглашаюсь я. «Башня» – один из зеленых уголков, каких в нашем городе много. Они скрыты от городских улиц густой зеленью, и именно поэтому многие любят там отдыхать.
   – Стас, так что еще? – нетерпеливо спрашиваю я.
   – Ксанка, так неинтересно рассказывать, – смеется Стас, – я за дорогой слежу, отвлекаюсь постоянно. Потерпи минуту, сейчас приедем.
   Наконец мы на берегу. Сейчас здесь довольно тихо и пустынно. Никого нет, скамейки все свободны. Стас кидает на одну из них свою куртку, усаживает меня на нее, и сам устраивается рядом. Я смотрю на него и вопрос «ну что там дальше?», готовый сорваться с губ, застревает где-то внутри. Стас смотрит на меня серьезно и грустно. Медленно и как будто несмело он поднимает руки и кладет их мне на плечи, сильно сжимает пальцы. Какое-то время он просто молча смотрит мне в глаза. Потом рывком притягивает меня к себе. Обнимает, прижимая мою голову к своей груди, целует мои волосы и ничего не говорит. С трудом я поднимаю голову, и тут же Стас покрывает поцелуями мое лицо.
   – Стас… – пытаюсь я что-то сказать, но он не дает, начиная страстный, сильный, долгий поцелуй. И я ничего не могу с собой поделать, забываю обо всем на свете.
   – Стас… – шепчу я через какое-то время, едва переводя дыхание. – Сумасшедший, что ты делаешь?
   – Молчи, Ксанка, молчи, пока я не увез тебя к себе, молчи, пока я еще хоть что-то контролирую. Молчи, пока я помню, что ты против…
   Стас крепко прижимает меня к себе. Я слышу, как сильно бьется его сердце, как тяжело он дышит. И слушаю, что он говорит:
   – Я все понимаю, Ксанка, я с самого начала знал, что все так и будет. Ты – не для меня. Я знал, но рискнул. Дурак.
   – Ты не дурак, – шепчу я, – ты замечательный, ты лучший, только…
   – Только не вовремя.
   Мы оба молчим. Да. Не вовремя.
   Через несколько минут Стас, все еще крепко обнимая меня, говорит почти обычным тоном:
   – Может, и правда, камень этот необычный? Вон как закрутил нас…
   – Может. – Я тоже пытаюсь улыбнуться. – Стас, – я поднимаю голову, заглядывая ему в глаза снизу вверх, – а что все-таки еще тебе сказал Олег Георгиевич?
   Стас вздыхает, прижимая меня крепче.
   – Он сказал, что верховодит там, в этой секте, мужчина средних лет по прозвищу Язычник.
   Я вздрагиваю и даже чуть отстраняюсь от груди Стаса.
   – Язычник?
   – Вот именно. А настоящего его имени они не знают. Пацан этот, которого поймали, говорит, что все называют его только по прозвищу. И, конечно, не знает ни кто он, ни где живет. И сборища свои они проводят каждый раз в разных местах. Собираются где-нибудь и только тогда идут на место. По крайней мере, так он сказал.
   – Видимо, он из новеньких, – рассуждаю я.
   Стас кивает: «похоже на то».
   – Язычник – не такая уж распространенная кличка, это тебе не Серый. Правда, Стас? Все-таки необычное прозвище, – продолжаю рассуждать я, – но возраст… Возраст точно не подходит.
   – А может, он в армии отслужил до института? Да еще и поступил потом не сразу…
   – Слушай, Стас, а ведь это можно проверить. Разницу в год можно и не заметить и забыть, а в пять лет – должно запомниться. – Я лезу в сумку за мобильным. – Давай Мишелю позвоню.
   – Звони, – соглашается Стас, не отпуская меня тем не менее, – и заодно спроси, может, он и имя его помнит?
   Я киваю, набирая номер.
   – Мишель, привет!
   – Здравствуйте, Ксения Андреевна. – Мишель, как всегда, рад меня слышать. – Где пропадаете? На работе все закрыто, дома вас нет…
   – А ты что, домой мне звонил?
   – Я – нет, я только на работу зашел, как обещал, а вот Марина Николаевна пыталась. Просила передать, что можете отдыхать пока. Работы почти нет. Кэтти справляется. А вы где?
   – Отстань, Мишель, – смеюсь я, – какое тебе дело? Скажи лучше, помнишь, ты рассказывал нам про парня с литфака, которого Язычником называли?
   – Помню, конечно, только вы, Ксения Андреевна, не увиливайте от ответа и разговор на другое не переводите. – Мишель, как всегда, в своем репертуаре. – Где гуляете?
   – Мишель, отстань, у меня свидание.
   – Деловое?
   – Почти. Скажи-ка, пожалуйста, этот Язычник, он что, старше вас был?
   – Да, он после армии уже пришел. Три года на флоте, потом еще сверхсрочную служил. Матерый такой, я ж говорю, девушки с ума сходили. А вы откуда знаете?
   Я чувствую, как быстро заколотилось сердце и дыхание стало сбиваться.
   – Я не знала, Мишель, просто показалось из твоего рассказа, что он немолоденький был. Скажи, дорогой, а как его зовут, ты случайно не помнишь? – я спрашиваю и замираю: только бы вспомнил, только бы вспомнил…
   – Помню. Николай Воронин его зовут.
   – Молодец, Мишель. Спасибо тебе.
   – Не за что, – насмешливо тянет он, – приходите еще. А что он вас так заинтересовал?
   – Мишель, прости, сейчас не могу тебе объяснять, это долго. Правда. Но потом все расскажу. Не обижайся, ладно?
   – На вас – никогда, – искренне и без тени насмешки говорит Мишель.
   Я поворачиваю голову к Стасу.
   – Я все слышал, – говорит он, – у тебя сильный динамик.
   Я вздрагиваю. Точно так же говорит мой муж. Мне становится не по себе. Стыдно. Сижу здесь, целуюсь… Я осторожно отодвигаюсь, делая вид, что роняю сумку, убирая в нее телефон. Когда выпрямляюсь, ловлю на себе сосредоточенный и даже немного жесткий взгляд Командира. Прищурив глаза, он не торопясь достает пачку сигарет, крутит ее в руках и снова убирает в карман.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация