А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ветчина бедняков" (страница 1)

   Ирина Лобусова
   Ветчина бедняков

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   ©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

   Вступление.

   ИТАЛИЯ.
   Женщина испуганно прижала к себе ребенка. Мужчина перехватил ее взгляд. Он ободряюще улыбнулся, но это помогло мало: лицо ее по – прежнему было бледным. Тогда он нежно обнял ее. Женщина положила голову ему на плечо.
   – Ты можешь уговорить его так не гнать? Мне страшно! Мне с самого начала как-то не по себе… И пусть он хотя бы замолчит…
   Солнце отражалось от белоснежных вершин гор в северной части Италии. По заснеженной горной дороге такси мчало семью к модному горнолыжному курорту.
   Обернувшись вполоборота, водитель (их соотечественник, русский) не замолкал ни на минуту. Сотни анекдотов, туристских историй, местных сплетен и советов про развлечения сыпались как из рога изобилия со скоростью сотня в минуту. Водитель болтал и болтал. Никто не слушал его болтовню. Время от времени машину немного заносило на скользкой дороге, и он едва успевал справиться с управлением.
   Для женщины поездка представляла собой сплошную муку. Сотни раз кляла себя за то, что они не поехали обычным автобусом отеля. Как ей не хотелось садиться в это такси! Но муж сказал: «глупо трястись в общем автобусе вместе со всеми, если мы можем позволить себе примчаться прямо к воротам отеля, причем с комфортом». Все казалось тогда очень простым: действительно, а почему бы – нет? Если б только не чрезмерный восторг водителя, получивших пассажиров для такой дорогой поездки, ведь дорога в соседний городок стоила не мало… И если б он не стал выражаться свой восторг тем, что болтал и болтал…
   Единственный человек, кто не испытывал никакой тревоги, был светловолосый мальчуган лет 5-ти. Он с огромным восторгом смотрел на горы, которые видел впервые в жизни! Дети воспринимают так непосредственно то, что видят впервые. И он радовался, бурно радовался новой сказке, открывавшейся перед ним.
   Машину занесло в очередной раз, и женщину отбросило в сторону так, что она немного ударила руку.
   – Послушайте, вы не могли бы ехать медленней? – нахмурился мужчина.
   – Да что вы волнуетесь! Дорога за ночь обледенела, вот поэтому… Тут был на днях такой случай, мне приятель рассказывал. Прибыли к нему гости из жаркой арабской страны, и вот должен он был отвезти их в соседний с вашим отель…..
   И понеслось-понеслось без остановки! Водитель смеялся над своими же анекдотами, и с удовольствием слушал себя сам.
   – Эй, мальчуган! Вот тут сейчас будет самый красивый поворот! Видишь на верхушке горы белую такую шапку? Мне тут рассказывали, в прошлом году был такой случай… Полезли на эту гору туристы из…
   Автомобиль накренился. Водитель обернулся, чтобы что-то изобразить в лицах… Именно тогда появились два ярких огня на встречной полосе. Женщина увидела их первой.
   – Осторожно! Там грузовик!
   – Где? Да не волну… – водитель резко крутанул руль в сторону, но было поздно.
   Лобовой удар был такой силы, что в воздухе мгновенно возник столб из железа, дыма, стекла… Но никто из четверых уже не увидел, как, перевернувшись в воздухе, машина стала падать по склону, оставляя за собой черный клубы едкого дыма. Людей поглотила засасывающая, плотная темнота.
   Он пришел в себя от нестерпимой боли, и, открыв глаза, зажмурил их снова от белого света, ударившего прямо в зрачки. Вместо нижней половины тела пульсировал сплошной сгусток боли – такой сильной, что в первые минуты он забыл, как дышать. Затем он почувствовал легкий укол в область предплечья (по сравнению в болью он был такой легкий, словно его укусил комар), и боль стала отступать. Он смог снова потихоньку раскрыть глаза.
   Теперь никто не узнал бы в нем того мужчину, который выглядел таким уверенным и сильным…. Лицо его сплошь было в бинтах, тело представляло собой сплошной белоснежный кокон (точь в точь египетская мумия) а ноги были подвешены к верху.
   Потом он увидел, что белый свет был обыкновенной больничной лампой. И еще он увидел лицо. Это было лицо старой женщины в черном. Это лицо напугало его. Ему вдруг показалось, что пресловутый ангел смерти возник перед его глазами как некий символ, как страшное, безысходное знамение, настолько ужасное, что он не мог ни понять его, ни почувствовать, ни постичь…. И только потом он понял, что на голове женщины был обыкновенный черный капюшон. Это была монахиня. Самая обыкновенная монахиня из всех…
   – Где я? – он слышал свой голос словно со стороны. Говорить было очень тяжело – что-то больно царапало гортань.
   – Не разговаривайте, пожалуйста! – монахиня довольно хорошо говорила по-русски, – вы в больнице нашего монастыря. Я переводчик.
   – Моя жена… И сын… Они здесь? В больнице?
   На мгновение женщина замолчала, и острая игла страха, впившись в его сердце, вдруг заскорузла, окрепла, навечно оставшись там…
   – Мужайтесь, сын мой! Все мы в руках господа…
   – Скажите… Скажите… Скажите… – он повторял это слово как особую мантру, и вдруг оно стало значить для него больше, чем вся жизнь…
   – Мужайтесь, сын мой! Вам понадобится все мужество, чтобы выжить. Состояние ваше очень серьезно.
   – Где они? – страх усилился, – ГДЕ ОНИ?!
   – Ваши жена и сын отошли в мир иной, – монахиня тяжело вздохнула, – они скончались до приезда в больницу. И таксист тоже. Вы единственный, кто выжил. Мы будем молиться за них.
   Он закричал. На одеяло хлынула кровь. Поднялась паника, вокруг замелькали белые халаты. Все стало покрываться смутным туманом. Только кроваво-красные пятна на простыне остались реальность.
   Потом пришла боль.
   ТРИ МЕСЯЦА СПУСТЯ.
   Он возвращался в палату после прогулки по монастырскому саду, когда увидел, что в приемном покое больницы началось какое-то движение… на ходу он остановил одну знакомую медсестру, всегда относившуюся к нему лучше других.
   – Что случилось?
   – Очень тяжелый случай. Привезли двух детей – девочку 8 лет и мальчика 6-ти. Их сбил автобус. Будут оперировать, потом – в реанимацию.
   – Они выживут?
   – Мы все надеемся на лучшее!
   Сестра убежала со всех ног. Он пошел по коридору – как всегда, прямо.
   В палате его ждал лечащих врач.
   – У меня есть для вас замечательная новость! – врач улыбался, довольно потирая руки, – уже завтра мы можем вас выписать!
   – Правда? – безучастно спросил он. Раньше эта весть повергла бы его в восторг, но теперь он встретил ее с пугающим его самого равнодушием.
   – Ну конечно! Прямо завтра вы сможете отправляться домой! Гостиницу, билеты – конечно, мы закажем все это…
   Он кивнул. Несколько удивленный его безразличием, врач оставил его одного. Он сел на кровать и тупо уставился в стену.
   Вечером та же самая сестричка пришла сделать ему последний укол.
   – Как эти дети? – спросил он, тщательно пряча от нее взгляд своих глаз…
   – Слава Богу, они выживут! Операции прошли очень успешно. У них есть все шансы поправиться!
   – Они сейчас в реанимации?
   – Ну да, там. Должны быть под особым наблюдением еще некоторое время. Врач еще не отключал системы, но скоро это должно произойти. Они очень скоро пойдут на поправку.
   Он знал, где находится реанимация. Именно в реанимации он был так долго, когда его привезли… Сразу после аварии. Он стоял воле толстого стекла, глядя на два детских тельца, распростертых на огромных послеоперационных кроватях. Дети были подключены к искусственным системам. В прозрачных трубочках переливалась голубоватая жидкость. Сверху лился все тот же белоснежный больничный свет, когда-то показавшийся ему таким страшным и ярким. Теперь он ясно видел, что свет приглушен – но все равно, он казался ему ослепительным белым огнем уходящего ввысь, длинного коридора. Не земной свет…
   Ночью его разбудили приглушенные голоса. Одевшись, он вышел в коридор, и наткнулся прямо на своего врача.
   – Я слышал шум… Что-то случилось?
   – Вам не стоит волноваться! Идите спать.
   – Я здоров и завтра выписываюсь. Вы должны мне сказать!
   – Дети умерли, – врач нахмурился, – в реанимации. И знаете, что самое странное? Все выглядит так, словно кто-то специально передавил системы, чтобы в них появились пузырьки воздуха. Утром мы сообщим в полицию.
   В 8 утра он спустился по ступенькам монастырского госпиталя и в сопровождении врача и сестры – переводчицы пошел к автобусу больницы, который должен был доставить его в город. Он категорически отказался сесть в такси.
   – Какой ухоженный у вас сад… – он довольно улыбнулся монахине.
   – Это наша гордость! Когда-то здесь были бесконечные поля. Мы создали этот сад своими руками. Все местные дети любят гулять здесь!
   – На бывшем поле? Как замечательно! Спорю на что угодно, им всегда не хочется возвращаться назад!
   – Не скажешь, что здесь когда-то было поле, правда?
   – Отравленное поле – оскорбление Бога…
   – Что? – удивилась сестра.
   – Не обращайте внимания! Вспомнилась фраза из одного романа Стивена Кинга… Просто так. Вам не понять. Я сам только сейчас начинаю понимать…
   Монахиня кивнула головой-за годы работы в госпитале она привыкла к тысячам странностей больных, приучившись ни на что не обращать особого внимания.
   Сад действительно был прекрасным. Посреди ухоженных клумб благоухали разноцветные соцветия, а на аккуратных дорожках, посыпанных гравием, стояли удобные скамьи. В саду было множество красных цветов. Когда он обернулся назад, возле ворот, ему вдруг показалось, что вся земля бывшего поля покрыта свежей, недавно пролитой кровью.
   Обернувшись, он помахал рукой врачу и монахине. И сел в автобус, который тотчас же уехал. Когда автобус выезжал на дорогу за воротами госпиталя монастыря, в них въезжали две машины полиции.

   Глава 1.

   Сын стоял в дверях и смотрел на нее. Выражение его лица было таким же, как прежде. Только, может, немного внимательней. Он заметил, как она обернулась. Как дрожащей рукой поставила чашку на стол. Первой мыслью ее была (вопреки всему… удивительная вещь – человеческая натура) мысль о том, как он вырос из этой джинсовой курточки и еще о том, какими взрослыми стали его глаза…
   – Мама, – сказал ее сын, – а на каникулы Стасики приедут?
   Что она могла сделать? Отвести глаза в сторону? Это было бы слишком подло, да и не в ее правилах. Она смело встретила его взгляд и сделала все, что смогла. Сказала правду.
   – Я не знаю.
   Тень подруги выросла в дверях. Загораживая полностью проем и, как всегда, этого не замечая.
   – Не отвлекай маму глупыми вопросами! У нее и так был тяжелый день!
   – Тяжелый? – сын усмехнулся, – по – моему, этот день у нее был блестящий! Самый блестящий за последнее время – ведь она выспалась!
   Подруга растерялась. Она подавила улыбку, глядя на это. Ее сын стал взрослым. Хотя, наверное, это не так много – целых двенадцать лет. Или, наоборот, достаточно много… Потоптавшись в дверях, он прошел по коридору и было слышно, как стучит, захлопываясь, дверь его комнаты. Он поступал правильно – шел к знакомому и привычному миру, где в компьютерных монстров нужно было стрелять, и где для любой головоломки существовали подсказки. Этот мир был более простым и в нем (он знал), чашки, которые кто-то ставит на стол, никогда не дрожат.
   – Долго ты будешь ему врать? – в голосе подруги прозвучала какая-то требовательная угроза. Эта угроза неприятно резала слух, но была справедливой. Сделав вид, что ничего не поняла, отвернулась к окну, принимаясь вытирать лужу из – под разлитого кофе (проклятая чашка!) первым, что попалось под руку.
   – Ты о чем? – как она хотела, чтобы ее голос прозвучал спокойно, но он, как и чашка, дрожал.
   – Прекрати! Что ты делаешь?!
   – Вытираю кофе. Это запрещено?
   – Ты вытираешь кофе своими перчатками!
   Она опустила глаза вниз, на бурый, размякший комок в руке…. Новые замшевые перчатки… Печально.
   – Ладно, – вновь подняв голову, смело встретила взгляд, – хватит! Действительно, хватит! – бурый комок изо всех сил полетел в угол кухни. Подруга удовлетворено вздохнула.
   – Честно сказать, я этого добивалась! Вывести из себя! Встряхнуть. Чтобы ты прекратила ходить, как зомби, и посмотрела правде в глаза…..
   – Какой – правде?
   – Их много?
   – Достаточно! На сегодняшний день их целых две! И об обеих я красиво вру своему сыну! Впрочем, об одной из этих правд он знает и считает, что мне повезло – это о том, что меня уволили с работы. А вторая… Что, по – твоему, я должна сделать? Сказать, что на каникулы Стасики не приедут? И, может, объяснить, почему?
   – Он ребенок. Несмотря на все свои компьютерные программы и взрослые закидоны, он еще ребенок. И он понимает очень остро, что ты ему врешь. Дети это всегда понимают.
   – Я тоже не дура. Я знаю: взрослым врать можно, детям – нет. Я прекрасно все знаю! Что ты хочешь, чтобы я сказала? Что Стасики никогда не приедут? Не приедут никогда потому, что их уже нет?
   – Ты так не думаешь!
   – Думаю! Я все время об этом думаю! Я думала об этом еще до того, как пришел тот проклятый запрос из прокуратуры, и следом за ним – еще один, но уже из уголовного розыска, и все эти запросы послужили последней каплей, и… Впрочем, не важно! Важно то, что все это должно было произойти, понимаешь? С такой матерью, как моя сестра… Я вообще удивлена тем, что эти несчастные Стасики дотянули до шести лет и… Господи… О Господи… я… не знаю… Что ты от меня хочешь?!
   – Я хочу, чтобы ты поехала к своей сестре.
   – Никогда! Пусть она пропадет пропадом – вместе с ними!
   – Не смей так говорить! Они же дети! Дети ни в чем не виноваты! Они просто дети, два несчастных маленьких ребенка шести лет, больные и абсолютно никому не нужные! Ни своей опустившейся мамаше, ни отцу, который никогда их и не знал, ни даже тебе, своей родной тетке…
   – Опустившейся – это ты правильно сказала! И я не поеду к этой проститутке! Мало мне причинила в жизни зла, так еще и из-за этой дряни меня уволили!
   – Не надо так говорить! Она же не виновата, что ее дети пропали!
   – Дети! Да она и слезы о них не прольет, только обрадуется, что Стасики исчезли из ее жизни!
   – Можно быть последней тварью, и любить своих детей!
   – Много ты об этом знаешь!
   – Достаточно! По крайней мере, больше тебя! Ты не знаешь, что значит для женщины потерять своего ребенка! И дай Бог, чтобы ты об этом не узнала никогда!
   – Хватит! Если ты ждешь, что я зарыдаю в голос, то не дождешься! Этого не будет! У меня достаточно своих проблем! Вчера, между прочим, меня уволили с работы!
   – Тоже мне потеря! Устроишься на другую.
   – Не устроюсь!
   – Еще как устроишься! Только вместо тысячи долларов в месяц в крутой медицинской фирме ты будешь получать тридцать долларов в районной поликлинике. Хорошие педиатры на вес золота!
   – Фирмы, в которых платят тысячу долларов в месяц, тоже.
   – Прекрати! Ты ведь не жалеешь, что спасла этого ребенка! И вообще – ты не можешь жалеть об этом дерьме!
   – Сияющий оптимизм! С нахальным маникюром…
   Подруга засмеялась:
   – Посидишь пару дней дома – сделаешь себе такой же! Между прочим, полная чушь, что работающая женщина должна ходить, как страшило, без маникюра, прически, косметики… Женщина, которая работает, просто обязана хорошо выглядеть!
   – Ну да, конечно. Особенно я. Вот мне сейчас до внешности!
   – Значит, ты все-таки переживаешь.
   – Конечно, я переживаю! Я ведь осталась без работы!
   – Тьфу! – сплюнула подруга – выразительно, смачно и красиво, так, как умела она одна.
   Засмеялась и закрыла глаза. На мгновение ей захотелось прижать их руками и больше не открывать – никогда. белые стены и знакомое ощущение боли… знакомое до мелочей – прежде.
   «– Виктория Алексеевна, вы догадываетесь, почему я вас вызвал?
   – Догадываюсь. И я подготовила все соответствующие документы. Вот результаты лабораторных анализов с выявлением аллергической реакции на компоненты препарата… Справка из областной больницы. Справка и медицинское заключение дежурного врача, который принимал ребенка… Заявление родителей… Лабораторный анализ химических красителей…
   – Вы основательно подготовились, Виктория Алексеевна.
   – Да, основательно. Я ждала последствий.
   – Очень мило! Да, вы действительно могли их для себя ждать! Хотя, вероятно, вы не привыкли давать отчет.
   – Не правда, привыкла. Но самый первый и главный отчет, который я должна дать, это отчет Богу о том, что я спасла жизнь ребенка, которого костоправы из вашего медицинского центра чуть не отправили на тот свет!
   – И вы, сотрудник этого медицинского центра, отвезли ребенка в областную больницу?
   – А куда еще? Я не могла спасти его в других условиях! А оставить в центре, чтобы его продолжили пичкать этим немецким препаратом, не имеющим, между прочим, лицензии и сертификата, препаратом, вызвавшим у ребенка такую аллергическую реакцию, что еще несколько часов – и его пришлось бы хоронить…
   – Между прочим, это был не ваш пациент!
   – Между прочим, я врач! И я обязана помочь человеку, если я могу это сделать! А позволить умереть девятилетнему ребенку, чтобы не подорвать престиж вашей фирмы – извините, но это уже слишком!
   – Наверное, действительно слишком! Но, честно говоря, я не собирался требовать у вас объяснений – я и так уже сыт вами по горло! Кому нужен сотрудник, запрещающий покупать своим пациентам лекарства в нашей аптеке!
   – Конечно, запрещающий, когда эти лекарства могут принести вред!
   – Сотрудник, который своим конфликтным характером…
   – Конфликтность, по – вашему, означает отсутствие безразличия?
   – Ваши действия, к примеру…
   – Я уже сказала, что все могу объяснить! Здесь подготовлены бумаги, и вы можете посмотреть, что…
   – Да не нужны мне ваши объяснения! А к своим бумагам добавьте еще одну! Вот эту! И эту тоже не забудьте!
   – Что это?
   – Вы разучились читать? Запрос из прокуратуры города Южногорска! И все это – мне!
   – При чем тут эти запросы к моей работе?
   – Как это – причем? Их направляют мне. Как директору медицинской фирмы! А я не желаю иметь никаких дел с этими организациями!
   – У моей сестры, которая живет в городе Южногорске, пропали дети. Двое детей – мальчик и девочка, близнецы. Они исчезли, когда играли на улице, им было по шесть лет. По факту их исчезновения ведется следствие, и, естественно, следователь интересуется ближайшей родственницей матери детей…
   – А почему вы сами не явились для дачи показаний? Почему эти бумажки отправляются к вам на работу?
   – Это мое личное дело!
   – Ваше личное дело? Очень хорошо! Так вот: мне не нужны конфликтные сотрудники с вечными полицейскими историями! С сегодняшнего дня вы уволены!
   – Что?
   – Я вас увольняю! Расторгаю наш контракт! И все ваши отношения с моей фирмой! Вы уволены и больше здесь не появляйтесь! Я предупрежу отдел кадров и бухгалтерию, чтобы они больше не имели с вами никакого дела! Никаких денег за этот месяц я вам не выплачу!
   – Вы не имеете права!
   – Еще как имею! А вздумаете подавать в суд – получите те копейки, которые указаны в вашем контракте! Между прочим, по контракту вы получаете не 1000 долларов в месяц, а всего 10! И если вы вздумаете обращаться в суд, то заплатите всю неустойку, возместите все расходы, которые вы причинили, отправляя наших пациентов в другие медицинские учреждения! Так что имейте в виду – с судом вам лучше не связываться! Вы стоите мне так поперек горла, что я пойду на все, чтобы вас удалить, желательно подальше! Кстати, я предупрежу своих коллег из других фирм, чтобы они не вздумали принимать вас на работу! Все, на что вы теперь можете рассчитывать – только место в районной поликлинике!
   – Это намного лучше, чем работать у вас!
   – Прекрасно! Надеюсь, вам все ясно в отношении денег…
   – Да идите вы со своими деньгами! Подавитесь ими!
   – Очень хорошо! Все ваши бумаги давно подготовлены в отделе кадров! Убирайтесь!»
   Она прислонилась лбом к холодному оконному стеклу. Наверное, это так просто – послать… послать, когда в соседней комнате нет сына, который вечером, и утром, и днем хочет есть… Еще проще послать, когда холодильник полон, и завтра – будут новые деньги, а не только – новый день.
   – О чем ты задумалась? – голос подруги вернул к реальности.
   – Вспоминала, как меня увольняли. Наверное, я действительно была как кость поперек горла, но… Но иначе я не могла.
   – Конечно. С чужими ты не можешь. А со своими…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация