А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мышеловка" (страница 25)

   Завтрашний день покажет. Сначала Фрайб проведет разведку, увидит Маузера… В худшем случае к двенадцати все будет кончено. Осталось часов десять. Но как бежать в черноте, когда даже не видно, куда ступаешь?
   Только он подумал об этом, как споткнулся о корень и растянулся на земле. Хорошо, в грязь не упал. Оно, конечно, полезно для маскировки, но мокрый костюм, во-первых, отвратителен, во-вторых, тяжел.
   Мысли снова вернулись к Наукограду. Фрайб вел свою игру, Артюхов – свою, причем о последней инвалид до определенного момента не подозревал. Думал, босс слишком занят, его не интересует жизнь виртуального мира.
   Он ошибался. Сообразив, что утратил контроль над ситуацией, все оцифрованные подчиняются Фрайбу и по его команде выходят в реал, Артюхов с помощью Можайского разработал тысячу обходных путей. Даже если бы он устранил инвалида в реале, Фрайб остался бы в цифре и подыскал себе подходящее тело среди кого-нибудь из правительства, только работал бы в разы осторожнее. Действовать надо было в двух мирах одновременно.
   Даже когда цифра-один вышла из-под контроля, Фрайб создал относительно автономное сознание, действующее в Наукограде. При желании Фрайб мог вбирать его в себя и становиться полноправным жителем вирта.
   К сожалению, Фрайб вычислил Можайского. Пришлось действовать быстро, без должной подготовки. Еще в детстве, прежде чем браться за сложное дело, Артюхов составлял план, хотя реально придерживался его через раз. План – своего рода защитный ритуал для уверенности в себе. Минусов даже у самого продуманного плана хоть отбавляй, например, если что-то идет не так, сложно сориентироваться и подстроиться под ситуацию.
   Глядя под ноги, он снова и снова обсасывал план. Наукоград – система зданий, связанных друг с другом стеклянными галереями. Здания современные – высотки из стекла и пластика со встроенными мониторами. Повсюду камеры и движущиеся дорожки, как в «Полдне» Стругацких.
   Незаметно в Комнату желаний можно проникнуть только через вентиляцию. Благодаря стараниям Можайского она гораздо шире, чем подозревает Фрайб. Или через канализацию, о которой инвалиду все известно. Но прежде надо добраться до ближайшего вентиляционного люка. Во дворе по-любому придется засветиться перед камерами и лишь потом нырнуть в люк, находящийся вне обзора.
   Для этого Артюхов и терпит Маузера. Ему даже от Игарта удалось спрятать свои тайные мысли. Говорить детективу, что ему отведена роль пушечного мяса, или нет, Артюхов еще не решил. Во всем были свои плюсы и минусы.
   А если все пойдет не так? Что, если Фрайб обнаружил читерские ходы к Комнате желаний и Артюхова будут ждать черные?..
   Бросило в жар и в холод, так явственно Артюхов себе это представил. Приковал взгляд к лохматому черному пятну, движущемуся впереди, и заставил себя думать о Маузере. Ему еще хуже, он несвободен, Фрайб наверняка попытается его шантажировать… Если успеет, конечно. Точнее, если они успеют в Наукоград, пока Фрайб будет занят штурмом крепости.
   Но если он раньше поймет, что и там подстава…
   Артюхов крутнул головой. Шизоидная акцентуация личности это, конечно, хорошо, но есть у нее один весомый недостаток: мысли возвращаются к травмирующей теме, как считывающая головка проигрывателя, попадающая в выщерблину диска. Если насильно себя не оттаскивать от наболевшей темы, то недолго заработать истощение нервной системы.
   В будущее не заглянешь, всего не предвидишь.
   Погруженный в мысли, он не заметил вскинутой руки Маузера и, чуть не налетев на его спину, замер. Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп – отчетливо слышалось в тишине. То ли в болотца срываются капли, то ли кто-то топает по воде. Артюхов попятился и сел на замшелую кочку. Маузер остался возле поросшего лишайником куста.
   Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп. Едва различимое шипение. Или шелест, похожий на шелест крыльев стрекозы? Звуки приближались. Теперь добавился хруст ломающихся веток. Что движется в темноте, было не разобрать. Однозначно что-то большое. И тварей с десяток.
   Месяц выглянул из-за тучи и посеребрил поляну, над которой клочьями висел туман. Игнат задержал дыхание: между замшелыми кочками, пошатываясь, двигалось это. Ступало оно грузно, чуть заваливаясь вперед, волочило по земле массивные руки, лоскутами одежды цеплялось за кусты терновника. Потянуло тухлятиной. Понятно, что это – мертвяки. Стягиваются к заводу. Значит, где-то неподалеку – установка с излучателем.
   Вдалеке едва различимо зарокотал мотор. Звук то появлялся, то исчезал.
   Шлеп-шлеп… Ближайший мертвяк остановился в двух метрах от Артюхова, замаскировавшегося под кочку. Игнат смотрел прямо на его землистое лицо. Кожа слезла с левой скулы и повисла, обнажая кость и полусгнившие связки. Отвратительное зрелище! Игнат потупился и принялся разглядывать свои заляпанные грязью «берцы».
   Мертвяк так и торчал напротив, и остальные твари остолбенели. Неужели все? Если они учуяли чужаков, надо скорее рвать когти, пока все не пропало.
   Мотор зарокотал ближе, звук оборвался. Черные остановились? Нет, снова донесся рокот. Наверное, установка катится с горки на горку…
   По земле, раздвигая мох, что-то ползло. Небольшое, похожее на земляного червя. Артюхов напрягся. Нельзя шевелиться. Стоит вздохнуть громко – и конец, вон, умертвия торчат из тумана, как сгнившие пни. Набросятся, разорвут, и придется полночи потратить, чтоб найти свои вещи и Маузера.
   Червь уперся в ботинок, изогнулся, будто пытался его сдвинуть, ощупал нити маскировочного костюма и скользнул под штанину. Артюхов ощутил прикосновение холодного щетинистого тела и зажмурился.
   Инстинкт самосохранения вопил, что эта тварь опасна, нужно оторвать ее и выбросить, но разум умолял потерпеть еще немного.
   Замершие мертвяки вздрогнули, развернулись и зашагали в сторону дороги, где тарахтел мотор.
   «Скорее валите отсюда!» – мысленно гнал их Артюхов, потому что возле ботинка зашевелилось еще несколько червей. Первый тем временем ощупывал кожу под коленкой. И вдруг – укол. Червь проник под кожу и устремился к бедру, раздвигая мышечные волокна; два других ощупывали ботинок.
   Мертвяки, пошатываясь, пересекали поляну, где в рассеявшемся тумане, как волосы горгоны, шевелился клубок червей, прикрытый огромными листьями. Не черви это – хищная лиана. Сколько Фрайб извращений тут напридумывал!
   Не выдержав, Артюхов нагнулся, чтобы вырвать лиану из-под кожи, но промазал мимо ноги, схватил воздух и повалился, чувствуя, как немеет тело. Он уже не ощущал червя под кожей.
   – Ма-а, – прохрипел он из последних сил. – По-мо..
   Но Маузер замер истуканом и не двигался.
   – По-мо-ги! – заорал Артюхов, но получился придушенный хрип. – Ли-а-на.

   Игарт проснулся от страха и боли. Отчаянье Артюхова передалось ему. Что там происходит? Черные напали? Артюхов угробил тело? Похоже, тело было или мертво, или без сознания. Сколько он ни старался, не мог пробиться сквозь черноту.
   Наконец он почувствовал тошноту, жуткую головную боль. Значит, все нормально.
   Открыв глаза, Артюхов увидел перекошенную рожу Маузера и застонал. Башка раскалывалась, тело словно онемело.
   – Тебя атаковала лиана, – сказал Маузер и показал пустой шприц-тюбик. – Пришлось вколоть антидот. Потерпи, скоро полегчает.
   – Я не мог пошевелиться, – прошептал Артюхов. – Мертвяк стоял рядом, двинешься – и конец.
   – Ничего, главное, не помер. Потом ищи тебя по лесу.
   – Сил нет, – пожаловался Артюхов, сел, и к горлу подступил комок. – Мы энергетики брали?
   – Конечно, но не энергетики, а психостимуляторы, – Маузер достал еще шприц-тюбик и протянул Артюхову. – Вот. Написано, хватает на сутки, потом срубает и ничего не помогает.
   – Как раз то, что нужно, – Артюхов уколол себя через штанину в бедро.
   По мышцам растеклось тепло, заполнило желудок, сердце забилось чаще. Бросило в жар, за спиной развернулись невидимые крылья. Артюхов вскочил, отряхнул костюм от грязи:
   – Ну что, в путь?
* * *
   Едва рассвело, Игарт отправил ворона в лес, усадил на верхушку сосны. Хотелось знать, что происходит во дворе, но его скрывала стена, торчали лишь вертикальные цистерны завода, две полосатые красно-белые трубы и верхний ярус пирамиды. Над стеной с южной и северной стороны виднелись деревянные дозорные вышки, которые он не рассмотрел ночью. Молодцы, парни! Вчера они соорудили, помимо стены и вышек, еще и огромные ворота из бревен, теперь завод напоминал неприступную крепость. Януш отлично справился с ролью руководителя! Правильно сделали, что оставили его за главного.
   А вот и ястреб проснулся, воспарил над крепостью, ничего интересного там не увидел и отправился на охоту. Самому тоже не мешало бы поесть. Чтобы не пропустить главное, Игарт далеко улетать не стал, а отправил птицу в траву подкрепиться кузнечиками. Клевать падаль было выше его сил, хотя, наверное, ворону приятен ее вкус и запах.
   Пока он питался, ястреб вернулся и завис над заводом. Солнце уже выглянуло из-за горизонта и начало подниматься над лесом, скользя косыми лучами по пузатым облакам.
   Давно было пора меняться телами, Игарт и так задержался в вороне дольше положенного. Он уже собрался напомнить об этом Артюхову, но заметил движение в лесу и вспорхнул на дерево.
   Мутанты – колоссы и кенги – подошли к краю леса и замерли. Игарт возликовал. Значит, Фрайб поверил, что Маузер и Артюхов здесь, и у них есть шанс!
   Но постепенно его уверенность улетучивалась. Он даже устыдился своей радости – вспомнилось, как погибал отряд ветровцев. Наверняка защитникам крепости уготована такая же участь.
   – Сейчас начнется, – передал он мысль Артюхову. – Вам еще долго?
   Перед глазами возникла карта, запечатленная памятью олигарха, на ней обозначались две точки. До Наукограда диверсантам оставалось два километра лесом, где бродили охранные механизмы с датчиками движения, видящие в инфракрасном спектре.
   Игарт не стал предлагать Артюхову меняться телами – он бесполезен в Наукограде – и с тоской уставился на стену крепости.
   Мутанты сорвались с мест – потекла буро-бежевая лавина кенгов. За ними неторопливо, огромными прыжками передвигались неуклюжие на вид колоссы. Когда они приземлялись, сосна, где сидел ворон, вздрагивала. От рева и топота заложило уши. Взметнулась пыль, скрыв защитную стену. Оживились охранники на боевых постах, застрочили автоматы. Наверное, на заводе поднялся гвалт, забегали сонные сталкеры, Януш бросился отворять склады с боеприпасами…
   Патронов у защитников с избытком, гранат – тоже. Даже если рухнет стена, они могут неделю жить в пирамиде. Теперь главное, чтобы Артюхов успел в Наукоград до того, как Фрайб заподозрит подмену.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация