А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мышеловка" (страница 18)

   Самый простой путь – бросить отряд на штурм. Ломануться первым, потом отступить и, пока черные отвлекутся на сталкеров, рвануть к заветной двери. Тот, кто сидит на левом плече, верещал, что нападающим все равно, они бессмертны, но честь офицера не позволяла применить ублюдочный прием даже здесь.
   Оказавшись в десятке метров от ворот в ангар, Маузер различил гулкие выстрелы внутри помещения. Значит, он не ошибся, и заключенные подняли бунт. Если атаковать прямо сейчас, то можно быстренько дожать черных.
   Януш подбежал к Маузеру, пригнувшись, выдохнул в самое ухо:
   – Что будем делать?
   – Атаковать. Пленные в ангаре, – Маузер указал вперед, обернулся к бойцам и покрутил рукой – бегите, мол.
   И побежал сам. Рывок, остановка, выстрелить по врагам. Рывок, остановка, жахнуть из подствольника. Подождать, пока осядет пыль. И снова – рывок, остановка.
   Черные отступали в ангар и гибли под пулями восставших пленников. Где-то среди них – Артюхов. И как его узнать? На лбу вряд ли написано. Значит, надо не выпускать Януша из виду, он должен привести к Игарту.
   Наконец черных дожали, и они спрятались в ангаре. Маузер остановился у распахнутых ворот и принялся поливать врагов свинцом, с удивлением отмечая, что патроны действительно не заканчиваются и автомат не требует перезарядки. Януш занял позицию рядом, сталкеры по одному забегали в ангар и рассредоточивались там. Маузер поглядывал на пирамиду, до которой было метров тридцать. А если нет там никакого разъема под карту?
   Вранье, должен быть.
   Наконец и Януш исчез в ангаре. Маузер проводил его взглядом и побежал в другую сторону, к БТРу, засел там, осмотрелся и, набрав в грудь побольше воздуха, рванул к пирамиде.
   Мир расплылся и отодвинулся на второй план, автоматные очереди слились в монотонный рокот наподобие рева мотора. Сейчас для Маузера не существовало ничего, кроме подсвеченного прямоугольника блестящей стальной двери. Десять метров, пять…
   Неужели все так просто? Маузер не относил себя к счастливчикам и не верил судьбе. Неужели второй раз в жизни – повезло? Первое везение, естественно, – Ольга.
   Достигнув цели, он привалился к металлу, непослушными пальцами расстегнул первое отделение подсумка, вынул карточку. И где тут электронный замок? Ага, вот он – черный железный бугорок с мигающей красной кнопкой.
   Маузер потянулся карточкой к разъему, и его рука дрогнула. Он впервые задумался, что же будет, когда он исполнит требование Фрайба. Мир погибнет? Небо рассыплется миллионами пикселей, птицы падут на землю, вода станет горькой?
   А ведь все эти люди живы по-настоящему! Они погибнут, исчезнут навсегда. Стоит ли жизнь одного человека гибели целого мира?
   Зашипели створки двери, и Маузер сунул карточку в зев приемника. Замигала зеленая кнопка. Створки дверей начали разъезжаться – одна пошла вниз, другая вверх, и проем стал похож на разинутую зубастую пасть, готовую изрыгнуть фигуры в черных комбинезонах.
   Маузер попятился, приготовился стрелять из подствольника, но прожекторы, мигнув, погасли, двор погрузился во мрак, а дверь заклинило. Воцарилась тишина, будто мир замер. Кристалл на верхушке пирамиды уже не горел – еле-еле тлел. «Началось», – подумал Маузер и запрокинул голову. Но небо не трескалось, не рассыпалось на фрагменты. По-прежнему мерцали звезды, на востоке серел горизонт.
   – Что за нафиг?! – крикнул кто-то из сталкеров, прячущихся за пирамидой.
   Маузер перевел взгляд на дверь: черные попа2дали на колени, уткнулись лицами в ладони.
   Сообразив, что опасности нет, сталкеры покинули огневые точки и сперва робко, пригибаясь, потом все смелее и смелее потянулись кто к ангару, кто к пирамиде. Маузер не обращал на них внимания, шагал к черному провалу ворот.
   Кто-то настиг его, коснулся плеча, он развернулся, готовый стрелять, но узнал Бармалея и опустил ствол.
   – Это ведь ты сделал? – проговорил тот с благоговением. – Ты и есть?.. И ты знаешь, где выход в Большой…
   – Нет.
   – Не ври, я видел, что ты…
   – Нет никакого Большого мира! – заорал Маузер. – Есть только этот, понятно тебе?
   – Но как ты…
   Маузер развернулся и зашагал к ангару, ледоколом рассекая людской поток, выхватил КПК, написал Фрайбу: «Завод взят. Ищу Артюхова». Обернулся: Бармалей исчез в людском водовороте, двор кишел сталкерами. Ошарашенные, они носились туда-сюда, сгоняли дезориентированных черных в середину двора.
   Самые расторопные бойцы уже обыскивали легендарные склады черных, остальные все еще ожидали контрудара и осторожничали.
   Из распахнутых ворот ангара выходили изможденные люди – кто ногу подволакивал, кто хромал. Их встречали, похлопывая по спине, жали руки, вручали трофейные автоматы. Маузер привалился к холодной створке ворот, прикурил. В предрассветной серости не было видно лиц – только смутные силуэты. Вот вроде бы шевелюра Януша… Точно. Рядом с ним молодой мужчина лет двадцати пяти, высокий, поджарый, с синяками под глазами и хищным тонким носом. Это и есть Игарт? Никакого сходства с Артюховым.
   Отшвырнув с пути зазевавшегося бойца, Маузер шагнул им навстречу, улыбнулся как можно приветливей.
   – У нас получилось! – возрадовался Януш. – Спасибо тебе… Ты вроде бы помародерить хотел…
   – Нет, – ответил Маузер, выплюнув окурок – тот промелькнул красным светляком. – Мне нужно поговорить с господином Артюховым.
   Януш с Игартом переглянулись, их лица отображали крайнюю степень недоумения. Неужели Артюхов на самом деле ничего не помнит? По лицу Игарта будто пробежала судорога, он прислушался к себе и помотал головой.
   – Что, вспомнил? – криво усмехнулся Маузер, глядя на него в упор.
   Он ожидал увидеть замешательство, страх, злобу, но Игарт глядел с отчаяньем. Похоже, он на самом деле ничего не помнит. Первый порыв был – написать Фрайбу, что Артюхов лишился памяти, но Маузер воздержался.
   – Чего ты от меня хочешь? – пробормотал Игарт, пятясь. – Кто ты вообще такой?
   – Игнат, харэ ломать комедию, я пришел тебе помочь, меня Фрайб нанял.
   Онемевший от удивления Януш вертел головой – то к Маузеру ее повернет, то к Игарту.
   – Так это ты – избранный? – спросил Януш у Маузера.
   Он помотал головой:
   – Нет, он. Ну, что таращишься? Мир спасать будешь, или как?
   – По-моему, ты ошибся… Хотя погоди, – Игарт помассировал виски. – Имена, которые ты назвал, мне знакомы. Второе имя… Ощущение омерзения. Он отвратительный человек.
   – Во-от! – обрадовался Маузер. – Теперь мне хотелось бы услышать ваши объяснения, что это, – он развел руками, – за нафиг? И как мне вернуться назад?
   Игарт, приставил палец ко лбу, будто хотел застрелиться, и вдруг вскинулся, проговорил чужим голосом:
   – Говоришь, Фрайб нанял?
   Маузер подобрался, Януш тоже. Игарт покачал головой, сделал вид, что задумался, а потом вдруг выхватил пистолет у Януша с явным намерением застрелиться. Маузер рванул к нему, ударил по запястью, выкрутил руку с пистолетом, тюкнул по затылку – Игарт обмяк и повалился вперед, уткнувшись носом в асфальт.
   Януш стоял неподвижно и не мог сообразить, что делать – друга спасать или избранному помогать. Наконец обрел дар речи и сказал:
   – Я так и знал. Ты странный и будто недоговариваешь. И автомат не перезаряжаешь.
   Маузер защелкнул наручники на запястьях Игарта, поднялся, вытер лоб и сказал, глядя перед собой:
   – Избранный, бла-бла-бла… Не спасать он вас пришел – уничтожать. Так-то.
   Януш вскинул брови и дернул кадыком, а Маузер продолжил:
   – Мне надо его допросить. А ты забудь, что видел, если хочешь жить.

   Глава 10

   Игарт-Артюхов

   Тяжелый красноватый полумрак. Утренний свет вязнет в бордовых бархатных занавесках, но тонкий луч все-таки просочился в просвет между ними и золотистой линией перечеркнул спящую Ангелину. Игнат сел на край кровати, склонился над ней, прощаясь. Она все время хмурилась во сне, и наутро на ее лбу появлялись морщинки. Пропустил между пальцами платиновую прядь, наклонился и прикоснулся губами к родимому пятну на шее. Жена обиженно застонала, перевернулась на другой бок и накрылась одеялом с головой.
   Если бы она знала… Если бы она только знала!
   Игнат поднялся и босиком прошлепал в ванную, где принял холодный душ. Потом не утерпел, включил горячую воду и намылился с головы до пят, впитывая запахи, ощущения, потому что в вирте все будет по-другому. Фрайб, конечно же, будет его искать, но Игнат попытается переиграть инвалида и станет Игартом – наивным, честолюбивым мальчишкой. Даже если его будут пытать, ничего не добьются – обычный новичок, очередная мертвая душа. На четвертый день псевдоличность распадется и вернется Игнат Артюхов, который должен остановить Фрайба любой ценой. Даже ценой собственной жизни.
   Да, они вместе мечтали о бессмертии, и у мальчишки горели глаза! Знать бы тогда, что это всепожирающий огонь властолюбия. Мир обделил мальчишку, и он возненавидел мир. Но ведь каким наивным бараном он прикидывался! Кто бы мог подумать, что мальчик-колокольчик превратится в расчетливого, жестокого кукловода! Ему удалось прижать к стенке грозного Игната Артюхова, с которым сам президент советуется! Кто-то ему помогает. Наверное, паскуда Шуляк. В свое время он бабок в реке топил, чтоб квартиры прикарманивать, для таких не существует норм морали…

   Первую половину дня Игнат спустя рукава решал дела: с удовольствием раздолбал директоров филиалов, затем наобещал посетителям золотые горы (пусть Шуляк, падла, расхлебывает), потом, позевывая, слушал, как насмерть сцепились чиновники из Академии наук. Устал слушать, раздолбал чиновников. Полчаса посидел в тишине, привел мысли в порядок и морально подготовился. Вызвал шофера (преданного паренька, инсулинзависимого диабетика, клиента «Мыса доброй надежды»), всем сообщил, что едет в Думу. Только телохранам ничего не сказал – от них тяжело отделаться, к тому же нет им доверия.
   В «Мысе» никто не обратил внимания на бюджетный «Шевроле» и не догадался, что невзрачный автомобиль привез босса. Светка встретила его и провела в подвальное помещение, некогда использовавшееся под склад, а ныне переоборудованное в лабораторию.
   Зная, чем это чревато, Игнат не пользовался линзами. Для выхода в вирт у него были старинные очки дополненной реальности. Ныне покойный Можайский постарался, чтобы Артюхова было очень сложно взломать.
   Прежде чем уйти в вирт, Артюхов смотрел в белый потолок и медленно считал до ста, физически чувствуя секунды, вытекающие из его дырявой жизни…
* * *
   Вспышка и прыжок в черноту.
   Застонав, Игнат открыл глаза, пошевелил руками – сталь наручников впилась в натертые веревкой запястья. Последние дни в Зоне вспоминались смутно: кудрявые девчонки, беременная Сара, сошедшие с ума черные, стиратель, плен… Неужели не получилось освободиться? Вроде бы все хорошо шло.
   Он осмотрелся: вокруг темно, под низким потолком переплелись трубы, из-за них льется анемичный утренний свет. Доносятся топот, крики, перебранка.
   Если бы его подключили к стирателю, он вытеснил бы Фрайба и взял бы под контроль завод, на что изначально и рассчитывал. Черные должны были найти его, поймать, привести сюда, подключить к креслу, и его миссия была бы выполненной. Но почему же?..
   Ответ пришел сам собой: не черные взяли его в плен – над ним навис незнакомый сталкер: длинные спутанные волосы, татуировка на правой скуле и щеке. Недобрая такая татуха – оскалившийся мутант. Где-то он видел такого раньше… Не мутант – химера.
   Пленитель моргнул, сунул в рот сигарету, щелкнул «зиппой», затянулся и выдохнул в сторону.
   – Итак, Игнат Артюхов… Только не надо говорить, что это не ты, хорошо?
   Артюхов открыл рот, чтобы ответить утвердительно, да так и замер, хватая воздух, точно вынутая из воды рыбина. Он будто состоял из двух людей: Игнат Артюхов ворчливо соглашался с пленителем, Игарт упирался руками и ногами. Приживленная личность, которая должна была распасться на четвертые сутки, пустила корни и отказалась отмирать. Два совершенно разных сознания захлебывались негодованием: Артюхов – что чувствует раскаянье, страх, угрызения совести, Игарт – что он должен уступить тело черствому сухарю, эмоциональному обрубку.
   – Кто ты? – наконец прохрипел он, просто чтобы не сойти с ума.
   – Частный детектив Игорь Коваль. Вряд ли мое имя тебе что-то скажет. Так ведь? Вижу, что так, – его глаза полыхнули ненавистью, и он продолжил: – Из-за вас, козлов, я вляпался в это дерьмо и жду, что хоть ты мне объяснишь, что тут происходит.
   – Так ты… Оттуда?
   Для Артюхова ответ был очевиден, Игарт не верил своим глазам и ушам.
   Мужик выругался.
   – Да, блин, оттуда. Моя жена превратилась в зомби, мир сошел с ума. Я пообещал Фрайбу доставить тебя…
   Теперь Игнат выругался – долго и витиевато, перевернулся на спину, сел рывком. Ненадолго он вытеснил Игарта на задворки сознания.
   – Черт… Ты уже сказал ему?
   – Что сказал? – и без того зверскую рожу детектива перекосило.
   – Что нашел меня.
   – Да, – солгал татуированный. – И перед тем, как… хочу услышать твою версию.
   Вот это номер! Игнат зло и отчаянно рассмеялся и сказал:
   – Тебе это не поможет. Ничего уже не поможет. Ты труп… Ты с его помощью вошел в вирт? Скорее всего да. Значит, у тебя линзы…
   – Нет никаких линз, – мотнул головой пленитель.
   – Да? Он поставил их без твоего ведома, чтобы перестраховаться. Ты можешь отсюда контролировать свое тело? Нет. Оно теперь принадлежит Фрайбу.
   – Это я уже понял. Но вы вроде бы друзья-союзники… Замолвишь за меня слово? Нет?
   Игнат вдохнул-выдохнул. Нужно склонить наемника на свою сторону во что бы то ни стало. Остается надеяться, что у него есть мозг. Наверняка Фрайб наплел ему сказок, трепаться и убеждать он мастер. Знать бы еще, что конкретно он рассказал. Надо попытаться это выведать. Судя по тому, что говорил Коваль, Фрайб решил врать по минимуму, чтобы не проколоться, и его не заподозрили раньше времени. Ясно одно: как только он узнает, что детектив свое отработал, он его взломает через линзы.
   – Доверчивый идиот! Главный говнюк – Фрайб, это он управляет черными и отправляет своих рабов в реал. Он поработил твою жену, чтобы загнать тебя в угол. Я у него костью в горле. Он еще не приказал меня ликвидировать? Вижу, что нет, и под дурачка ты зря косишь. Когда выполнишь свою функцию, ты превратишься в марионетку, как все остальные.
   Лицо Коваля оставалось непроницаемым, он провел рукой по волосам и потупился. Артюхов хотел скорее избавиться от помехи, Игарт же от души жалел детектива, он сейчас переживал то же, что нанизанная на крючок рыба: вроде бы, еще живая, трепыхается, но ничего поделать не может.
   – Подожди-ка, Игнат, – прохрипел Коваль. – Давай по порядку. Допустим, главный злодей – Фрайб. Ты зачем сюда пришел? И лучше лапшу на уши не вешай, я наелся полуфабрикатов. Дома целый амбар лапши.
   Игнат закрыл глаза. Все зависит от этого человека, значит, надо приложить максимум усилий, чтобы убедить его.
   – Ты уже понял, что «Мыс доброй надежды» – ворота в вирт. Мы с Фрайбом разработали виртуальность, по сути, мы – боги этого мира. Но я недооценил Фрайба. Мне самому некогда следить за виртом, и я упустил из виду, что Фрайб затеял свою игру – начал порабощать жителей этого мира. Они – часть него, только обладающая нужными способностями. Через линзы, разработанные нашей же компанией, он взламывает людей в реале и подсаживает им сознания головорезов, которые по сути – он сам. Понятно?
   – Ага, ясно. Только не надо втирать, что ты ничего не знал, и весь в белом. Именно для незаметного захвата власти вы все и затеяли. Это Фрайб ничего не знал, а потом догадался и переиграл тебя, – заключил Коваль.
   Артюхов ощутил поднимающуюся волну раздражения. У детектива уже сформировалось свое представление о случившемся. Самое мерзкое – оно было правильным, и смотрел он на Игната с пренебрежением, как на гнилой помидор. Артюхов терпеть не мог чувство беспомощности, но сейчас был лохом. Забытое мерзейшее ощущение. Кто бы знал, что его гениальный план обернется такой задницей! Обидно.
   Только фортуна улыбнулась, обозначились радужные перспективы, и тут чертом из табакерки выпрыгнул Фрайб! И ведь как долго дурачком прикидывался, опытного человека за нос водил. И так тошно, да еще и Коваль на нервы действует. В реале бы уже приказал телохранам его отмудохать, здесь же приходится терпеть.
   – Ты понял, что теряешь вирт, – продолжил Коваль сыпать соль на рану. – Фрайб обложил тебя в реале с помощью… как бы их назвать… подселенцев, вот ты и слился сюда, чтобы спасти свою шкуру, подорвав основы мироздания… Все логично, кроме одного события: Фрайб отправил меня, чтобы я помог тебе уничтожить лакокрасочный завод. Зачем? Это ведь его завод, его черные. С чего Фрайбу уничтожать свою локацию? Сочинишь убедительную версию – я твой.
   Время утекало водой сквозь пальцы, терпение – тоже. Игнат еле сдержался, чтобы не наорать на детектива, успокоил себя тем, что очевидные для него факты – тайна даже для такого опытного бойца, как Коваль. Шрамы, замаскированные татуировкой, выправка, манера держаться выдавали в нем вояку. Нет, скорее опера по особо тяжким.
   – Даже если тебе покажется, что я брежу, не перебивай. Дослушай до конца, выводы сделаешь потом.
   – Да ладно, за последние сутки я столько бреда слышал, что… Короче, валяй.
   – Не желая того, мы создали реальность… Злокачественную реальность! Она живет по своим законам, расширяется… Я видел детей, которые рождены здесь, беременную женщину… Их никто не создавал, понимаешь?
   – Ближе к теме, – Коваль сел, скрестил ноги по-турецки. – Повторяю: при чем тут ликвидация завода, если, по твоим словам, он подконтролен Фрайбу?
   Точно – следак на допросе.
   – Понимаешь… Фрайб скопировал себя в вирт, чтоб одной ногой тут, другой – там. Но его клон осознал себя, вышел из-под контроля, зажил собственной жизнью и стал бороться против создателя. В итоге у Фрайба осталась центральная область с Комнатой желаний, у его Клона – завод.
   Коваль скривился и прошептал:
   – Охренеть, кричали гости. Че-то я запутался. Еще раз, помедленней и подоходчивей. Зачем Фрайб отправил меня?
   – Послав тебя сюда, Фрайб убивал двух зайцев – уничтожал завод, подконтрольный взбунтовавшемуся клону, и, используя твой талант, находил меня.
   – А ты хотел все к чертям тут снести?
   – Нет, рассчитывал, что заводские черные меня загребут. У меня программа, которая уничтожила бы виртуально Фрайба. Завод перешел бы ко мне вместе с черными, и я прижал бы Фрайба к ногтю. А так ты сыграл на руку человеку, который тебя подставил.
   Коваль сплюнул.
   – Твою ж мать! Стоп. Завод подчинялся цифровому Фрайбу, так? Ты хотел клона прибить, завод присвоить. Настоящий Фрайб это предвидел и послал меня. Мне удалось тебя опередить, я расстроил твои планы и вывел из строя завод.
   – Именно. Фрайб – тот еще интриган. Завод не надо было уничтожать. Завладев им, я мог бы перекрыть Фрайбу кислород и попытаться сохранить этот мир. Теперь план рухнул.
   – И что?
   Черные глаза Коваля потухли, будто подернулись пленкой. Казалось, что он перемножает в уме многозначные числа.
   – Ты в мышеловке, – продолжил Игнат. – Он тебя хакнет, и все, это раз. Два – мне теперь придется полностью уничтожать вирт, так что спасибо тебе огромное!
   Коваль вскочил, пригибаясь, чтобы головой не зацепить трубы, прошелся по помещению и проговорил:
   – О чем-то подобном я догадывался. С-сука! Но у меня не было выбора! – он сплюнул, шагнул к Игнату и расстегнул наручники. – Беги, пока я еще в сознании.
   Игнат помассировал руки, окинул Коваля оценивающим взглядом: он демонстративно смотрел перед собой, уголок его века дергался. Артюхов отстраненно отметил, что Фрайб просчитался, вербуя лучшего из лучших. У Коваля оказалось отменное чутье, это его не спасло, и он решил стать героем посмертно.
   Игарт извлек из памяти Артюхова комнату с коннектором, через который оцифрованные должны были перемещаться в чужие тела. Если работает резервный генератор, можно его запустить и инициировать обрыв связей – аватар Коваля обретет свободу, но его тело в реале погибнет. Связь с Фрайбом тоже прервется. Уж кому, как не Игарту, знать, что тело – ничто. Какая разница, то тело или это, чувствует-то оно одинаково. Главное, чтобы сохранился разум.
   Поморщившись от присутствия чужака, Артюхов подумал, что проблему это не решит, детектив по-прежнему будет условно опасным. Вполне вероятно, он откажется уничтожать Зону, потому что погибнет вместе с ней. Но лучше возможные проблемы, чем проблемы здесь и сейчас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация