А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мышеловка" (страница 17)

   – Просто так они не всполошились бы, – парировал Януш, сунул кусок мяса в рот, свесился из оконного проема и протянул шампуры бойцам, что остались на улице: – Держите. Быстренько ужинаем и идем дальше.
   Воцарилась тишина. Скрипел сверчок, шелестел ветер, потрескивал костер и выстреливал в небо искрами. Маузер призадумался. Интересный расклад: ходят легенды об избранном, но местные даже не подозревают, что он – их погибель, а не спасение. Покойничкам так надоел их маленький ад, что они согласны идти на черных, чтобы освободить избранного. Раз они уверены, что он именно у черных, значит, так оно и есть. Надо упасть им на хвост. Осталась одна загвоздка: если Артюхов сам не помнит, кто он, как его узнать?
   Все получается слишком просто: пришел на завод, пока покойнички мочат других покойничков, воспользовался пластиковой картой, уничтожил лакокрасочный завод, помог Артюхову и спас мир от злодеев. Так даже в фильмах не бывает!
   Потому что если бы было так просто, Фрайб сам полез бы в вирт и все исправил. Или послал бы кого-то из своих парней. Отмазка, что он боится и за ним следят, не принимается.
   Еще кое-что настораживает: после гибели завода Артюхов утрачивал свою функцию. Он, по сути, уже ничего не значащий персонаж, но по-прежнему нужен Фрайбу. Маузер не верил, что инвалид движим дружескими чувствами. Он видел людей насквозь: Фрайбу чужды привязанности, у него нет ни друзей, ни врагов, для таких индивидов существует полезный, вредный и расходный биологический материал. Маузер относился к первому, но – до поры до времени.
   Если бы он продолжал расследовать дело Артюхова, то погрузился бы в него с головой и уже нашел бы зацепки, потому что взгляд стороннего наблюдателя острее взгляда того, кто барахтается, пытаясь взбить окружающее дерьмо в подобие масла.
   Ничего, скоро все встанет на свои места. Итак, что есть? Карточка с вирусом и сталкеры, которые приведут его прямиком к заводу. Вот только как втереться к ним в доверие? И не захотят ли они его ограбить? А и фиг с ним. Что будет, то будет.
   – Мужики, пустите к костру! – прокричал он и приготовился отстреливаться.
   Бойцы вокруг дома вскинули автоматы, закрутили головами. Прозвучал баритон Януша:
   – Ты кто такой?
   – Одиночка, – ответил Маузер и представился.
   – Чего шарахаешься ночью по гиблым местам? – прохрипел Бармалей.
   – Я с депо иду, нарвался на мародеров. Пришлось их убить. Но так получилось, что загорелся мазут, теперь там дымно и можно угореть, – почти не соврал Маузер, выступив из темноты. – Негде отсидеться.
   Автоматные стволы нацелились на него. Крутую штурмовую винтовку он убрал за спину. С порожка спустился Бармалей, остановился в двух метрах. На сказочного злодея он похож не был: невысокий пухлощекий мужик с глазами, цепкими, как крючья, безбородый, статью напоминающий убиенного Лысогора.
   – Так это ты шухер там навел? – Бармалей сунул револьвер в потертую кобуру, скрестил руки на груди. – Что-то я тебя не припомню. Ты сам откуда?
   Маузер провел по волосам и сказал:
   – Да ладно! Просто я зарос, и татухи раньше не было. А если честно, я не люблю людишек и стараюсь держаться от вас подальше.
   Из дома вышел Януш – один в один Бред Питт, только резче линия скул и ростом повыше. Маузер хотел пошутить, что его он точно знает, но прикусил язык: местные не помнят прошлое. Надо трепаться поменьше, чтоб не проколоться.
   – Мародеров трое? – уточнил Бармалей и сплюнул.
   – Да, – не обращая внимания на стволы, Маузер шагнул к нему и снял кусок мяса с шампура, зажатого в его руке, проговорил с набитым ртом: – Было. Один молодой, второй крепыш, на тебя похожий. Третий в здании подох, не видел его лица.
   Прожевав, сунул сигарету в зубы, закурил, чиркнул трофейной «зиппой», потряс пачкой:
   – Честно, не убивал бы их, но очень курить хотелось.
   Валяя дурака, Маузер присматривался к бойцам, изучал обстановку, подсознательно выискивал опасность. Сталкеры присматривались к нему, а Януш прямо сканировал взглядом. Наконец Бармалей сплюнул и проговорил:
   – Эти уроды завалили меня и еще двоих. Теперь пока напарников не дождемся, не пойдем. Почет тебе, Маузер.
   – Вы ж на черных идете? – спросил он как бы мимоходом. – Слышал, что на заводе будет весело.
   Януш и Бармалей промолчали. Маузер, охваченный каким-то горячечным азартом, продолжал врать, придумывая себе правдоподобную мотивацию:
   – Еще ходят слухи, что у них там – Клондайк. Автоматы, патроны, гранаты, деньги. На всю жизнь хватит. Вы так не смотрите, я боец хороший, польза от меня будет, а добра на всех хватит. Единственная беда: черных много, я один.
   – Вижу, что хороший боец, – Бармалей почесал подбородок, обошел вокруг Маузера. – Где взял автомат? За все время видел такой два или три раза, и то у черных.
   Маузер хотел сказать, что это чешское оружие, оно редко встречается, но вовремя сообразил, что они ничего не знают ни о Чехии, ни о Китае, ни даже о Соединенных Штатах Пиндосии.
   – Я ж говорю: на заводе – Клондайк, – криво ухмыльнулся он.
   Януш смотрел с недоверием. Сейчас как спросит что-нибудь, для них очевидное, для него – новое, и хана. Но он молчал, глянул на Бармалея и проговорил:
   – Повезло, теперь у нас есть проводник.
   – Я ему не доверяю, – честно признался Бармалей. – Да и толку с проводника после выброса? Все ж по-новой перетасовалось.
   – Думаете, я вам доверяю? – Маузер с наслаждением выпустил дым через ноздри. – Но пока мы нужны друг другу. Сделаем дело и разойдемся.
   – Стервятник, – проговорил кто-то из бойцов.
   Маузер воздел палец и сказал:
   – Зато честный. – Потом обернулся у порога и спросил: – Может, кто объяснит, что вообще происходит? С чего народ решил на черных напасть?
   – И откуда ты такой взялся? – вздохнул Бармалей.
   Маузер сел на порог, зажал автомат коленями и приготовился слушать.

   Оказалось, черные хотели уничтожить всех новеньких, чтобы перестраховаться, а сталкеры шли кто людей спасать, кто грабить. Януш сбежал из плена и собрал целый отряд, его друг у черных. Маузер сразу проникся уважением к Янушу. Он своим примером доказывал давнюю теорию: настоящего человека не оскотинят даже самые скотские условия.
   Выводы напрашивались следующие. Фрайб утверждал, что Артюхов стер себе память, но Фрайбу верить – себя не уважать. Скорее всего, след ложный, объект не в плену, но в любом случае надо посмотреть, что из себя представляют черные, которыми пугал инвалид.
   С одной стороны, Маузер рвался поскорее найти Артюхова, чтоб расставить все точки над «i», но, с другой стороны, понимал: скорее всего, это будет его последнее дело, когда он выполнит свою функцию, от него избавятся.
   Тренькнул КПК – Маузер аж вздрогнул и прочитал сообщение: «Как дела? Есть новости?»
   «Будут – отпишусь. Не отвлекай».
   Сначала сталкеры косились на него с недоверием, потом перестали замечать. Он оперся о дверной косяк, закинул голову и сделал безмятежный вид, сам же слушал, о чем говорят, собирал сведения по крупицам.
   Бойцы, образовавшие группку справа, делили еще не награбленное, те, что слева, мечтали выбраться в Большой мир, где наверняка много женщин; Януш, Бармалей и его вернувшийся из лесу приятель строили предположения, кто такой избранный, есть ли он на самом деле и зачем сюда пришел. Все они, естественно, считали, что Зона существует на самом деле, просто черным удалось ее изолировать от Большого мира. Если прижать их к ногтю, то можно добраться до Комнаты желаний, где единственный выход. Бармалей предположил, что есть еще выход на заводе.
   Веки слипались. Тренькал сверчок в высокой траве, блики огня танцевали на стенах, отчего казалось, что дом без окон и дверей светится изнутри; искры костра неслись в небо и вспыхивали звездами. Маузер словно окунулся в прошлое, когда командовал небольшим отрядом, верил, что в мире есть справедливость, настоящие любовь и дружба. После учений они с ребятами точно так же сидели у костра, только на коленях лежали винтовки, заряженные холостыми…
   Безумно хотелось спать, но Маузер держался, прислушивался к разговору Януша и Бармалея. Обсасывалась версия, что черные – уже не люди и стремятся всех превратить в себе подобных. Бармалей говорил, что существует некто Гос, который ими управляет, а Януш возразил, что черные и есть этот Гос.
   Получается, Фрайб не лгал: Гос – это Шуляк, черные – его пешки, сталкеры – расходный материал, Артюхов – опасность для олигархов. Но почему тогда Артюхов проник в вирт без ведома Фрайба? Только ли потому, что не доверял ему? Вот уж вряд ли. Но если все-таки байка, рассказанная Лео, правда, то все более чем прекрасно. Даже настроение улучшилось: желаемое пока не столкнулось с действительным, и наивный простак, живущий в каждой душе, готов был сожрать любую удобную версию, какой бы коричневой она ни была.
   Делая вид скучающий и благостный, Маузер мониторил ситуацию: вот темный силуэт отделился от сумерек, вскинул руки. Бойцы повскакивали, взяли его под прицел. Бармалей высунулся в окно и крикнул:
   – О, Василий! Парни, это свой!
   Василий опустил длиннющие руки, ссутулился и поплелся в дом, к костру. Остановился возле Маузера, напротив входа. Маленькая голова, скошенный лоб, выраженный надбровный валик, бросающий черную тень на глубоко посаженные глаза. «Боксерский» нос свернут вправо, голова переходит в шею, шея – в грудную клетку. Сзади такие качки напоминали паски с ушами.
   – Ты кто? – прогудел он.
   – Полупроводник, – отшутился Маузер. – С вами иду черных бить.
   – Эт хорошо, – здоровяк потер руки, огромные, как ковши экскаватора, боком протиснулся в дверной проем, заслонил льющийся из помещения свет и похлопал Бармалея по спине.
   – С воскрешением! – проговорил тот. – Какое у тебя рождение?
   – Сорок шестое! – Василий гордо выпятил грудь.
   Бармалей обратился к Янушу:
   – Все, теперь идем вызволять твоего Игарта.
   Маузера будто током ударило, он аж подскочил, подобрался. Игарт… Иг-Арт. Игнат Артюхов? Или совпадение? Хотелось схватить Януша и вытрясти из него правду, но скорее всего он сам не знает, кто его друг Игарт на самом деле. Значит, надо держаться поближе к Янушу, и он выведет на Артюхова. Еще нужно, чтобы Фрайб не догадался о планах Маузера.
   «Сталкеры идут войной на черных, я с ними, – написал он. – Возможно, Артюхов там. Буду держать в курсе дела».
   – Что ты там все пишешь? – проворчал гориллоподобный Василий.
   – Веду дневник, – отмахнулся Маузер. – Записываю все, что происходит. Такая у меня странность, – он оскалился. – Все надо конспектировать. Да и кто-то же должен вести летопись.
   Василий пожевал губами и почесал в затылке, потом качнул головой и отвернулся. Маузер сосредоточил внимание на Януше. Поднялся, делая вид, что разминает затекшую спину, подошел к нему и проговорил:
   – Извини, слышал, что ты сбежал из плена. На самом заводе бывать доводилось? А то я все по окрестностям шарюсь.
   Януш окатил его презрением, но снизошел до ответа:
   – Нет, мы не дошли. Складов черных не видел, если тебя это так интересует.
   Маузер по старой ментовской привычке предложил Янушу закурить, но тот мотнул головой. Пришлось дымить самому.
   – У тебя такого не бывает: слышишь слово, имя… Или чувствуешь запах, и кажется, что-то было до Зоны, что-то значимое. Думаешь, ухватил нить, тянешь, тянешь, а вытягивая, понимаешь, что она оборвана.
   Философствуя, Маузер поглядывал на Януша боковым зрением: он вскинул бровь и внимал с сопереживанием и заинтересованностью. Похоже, удалось затронуть струны его на удивление отзывчивой души. Когда Маузер в открытую на него посмотрел, он изобразил безразличие и проговорил:
   – Неужели ты тоже думаешь, что избранный – это я? Придется тебя разочаровать…
   – Тоже? – заинтересовался Маузер.
   – Игарт почему-то так решил, – ответил Януш и отвернулся, обратился к своим бойцам: – Собираемся, и в путь.
   Значит, и в этом Фрайб не солгал – Артюхов стер себе память!
* * *
   Собрались менее чем за минуту, Маузер даже не успел осмыслить услышанное. Разбившись по парам, сталкеры с фонарями в руках двинулись на север. У Маузера фонаря не оказалось. Он замыкал шествие, повторял движения сталкера, что впереди, и сначала не понимал, почему отряд движется, как поток машин в Москве: останавливается на пару минут, потом трогается. Вскоре он понял, в чем дело: впередиидущие бросали перед собой гвозди, чтобы разряжать аномалии, и продолжали путь, только когда убеждались, что опасности нет. Маузер остановился и прокричал:
   – Стойте! – Четырнадцать человек повернули головы к нему, он зашагал вперед, на ходу вынимая наладонник. – У меня детектор аномалий. Вот так вам со мной повезло.
   – Если что учудишь… – просипел Бармалей, но Маузер договорил за него:
   – Вас много, я один. Не переживай. Только под ноги мне светите, ок? А то фонарь издох.
   Поначалу Маузер спиной чувствовал напряжение и недоверчивые взгляды. Наверняка Бармалей постоянно сверялся с картой и на всякий случай держал руку на кобуре. Маузер сам не доверял попутчикам и при малейшей опасности готов был рвануть в лес. Но, похоже, грабить его не собирались: отряд состоял из нормальных людей, чтущих букву местного закона. Вскоре то ли напряжение спало, то ли Маузер более-менее успокоился.
   Стояла влажная, душная летняя ночь. Пузатые тучи не разродились дождем, а опустились вниз туманом. Видимость была неплохая, но одежда отсырела и прилипла к телу. Местные двигались почти бесшумно, лишь изредка под их ногами трещали ветки.
   Мысли Маузера вертелись вокруг Игарта, он мчал вперед, как охотничий пес, взявший след дичи. Когда они возвращались к Ольге, он заставлял себя думать о чем угодно: об аномалиях, населяющих лес уродах, об опасности, исходящей от сталкеров. И мысли о ней оседали на дно разума. Через час блужданий по лесу он вымотался и почувствовал себя выпотрошенной тушкой, и не от физической нагрузки – от постоянного напряжения, от попыток не думать об Ольге.
   Чем ближе к заводу, тем больше попадалось аномалий. Огибая их, приходилось петлять, возвращаться назад, забирать то вправо, то влево.
   Когда до цели осталось два километра, решили выключить фонари. Хорошо, туман опустился на землю полупрозрачной шалью, открыв мерцающие звезды. В детстве Маузер увлекался астрономией, знал все созвездия и названия крупнейших звезд, со временем они выветрились из головы, но кое-что осталось, и он был уверен: здесь, в вирте, точно такой же звездный рисунок. Вспыхнул болид, прочертив огненный след. Маузер, как обычно, не успел загадать желание и поймал себя на мысли, что этот мир – не симулятор реальности, он живой, давно перерезана пуповина, связывающая его с материнским организмом.
   Мотнув головой, Маузер изгнал из головы бредятину. Постепенно глаза привыкли к темноте, и внизу различалась каждая ветка и кочка. Сосредоточенный на том, что под ногами, Маузер не сразу заметил, как закончился лес, будто невидимый художник стер его гигантским ластиком. Ни пней, ни подлеска – пустошь чуть ли не до горизонта, мерцающая аномалиями, а в ее середине на невысоком пригорке – подсвеченное прожекторами металлическое сооружение, издали напоминающее летающую тарелку.
   Маузер вскинул руку, останавливая тех, кто позади. От завода веяло мощью и чуждостью, хотелось втянуть голову в плечи и пятиться, пока он не исчезнет из вида.
   – Что теперь? – шепотом спросил он у Бармалея.
   – Надо связаться с остальными, – ответил тот. – Идем в лес, будем ждать условный сигнал.
   Что это за сигнал, Маузер уточнять не стал. Вместе со сталкерами отступив под защиту сосен, он привалился к сосновому стволу и закурил, прикрыв огонек ладонью. Прищурился, вглядываясь в даль. Полтора километра – и все прояснится. Ему нужно будет воспользоваться пластиковой карточкой, потом – допросить Артюхова. Или наоборот, как получится.
   Бармалей исчез – видимо, отправился искать своих. Януш остался за главного, и Маузер то и дело ловил его настороженный взгляд. Ничего, когда начнется штурм, сталкерам будет не до новичка. Останется пробраться к любой автоматической двери, сунуть карточку в разъем – и все.
   Сначала сталкеры хранили молчание, потом начали шептаться, разбившись по группам. Кто-то сеял панику, что ничего не получится, потому что они одни и остальные не пришли, кто-то просил ждать, кто-то мечтал о несметных сокровищах черных…
   И вдруг Маузер услышал знакомое «тра-та-та».
   Песня автоматной очереди! Причем стреляли не в лесу – на заводе. Что же это такое? Бунт в тюрьме?
   Януш вскочил и прошептал:
   – Вы слышали?
   – Да, – ответил Маузер. – На заводе стреляют.
   – Но ведь не было условного сигнала, – заволновался Януш.
   – Похоже, пленники решили разобраться без вас, – заключил Маузер, выплюнув окурок.
   – И что делать? – жалобно спросил кто-то из отряда.
   Все уставились на растерянного Януша. Командовать парень явно не умел и озирался в поисках поддержки.
   – Значит так, ребята, – взял слово Маузер. – Теперь все решает время. Если мы не поторопимся, хана вашим приятелям и надеждам на поживу. Момент более чем удобный – черные не ждут нападения с тыла. А вам, кроме жизни, терять нечего.
   – Но аномалии, растяжки, – промямлил Януш.
   – Надо найти дорогу, по которой ходят черные, там не заминировано. Аномалии нам не страшны – у нас детектор. Вы как хотите, а я пошел.
   Не дожидаясь одобрения, Маузер потрусил вдоль леса. Он рассчитывал рано или поздно выйти на относительно безопасную дорогу.
   – Стой! – окликнул его Януш. – Стой, я сказал! Мы с тобой!
   Как Маузер и рассчитывал, стадный эффект сработал безотказно – сталкеры ломанулись за ним. Кто бы мог подумать, что через столько лет он снова получит в распоряжение отряд!
   На заводе продолжалась вялая перестрелка, и это его настораживало, но Януш проговорил на бегу:
   – Черные не будут убивать пленников, тогда они их потеряют: мертвые воскресают в относительно безопасном месте. – Отдышавшись, он продолжил: – Наши раздобыли автомат, надо им помочь…
   Донесся низкий рев, похожий на сигнал парохода.
   – Рык колосса! – возрадовался Януш. – Это и есть сигнал, наши здесь!
   Маузер вскарабкался по насыпи и выскочил на раздолбанную асфальтовую дорогу, уперся ладонями в колени, задыхаясь. Перехватил удобнее автомат и ломанулся вперед, обгоняя Януша и не спуская глаз с наладонника. Он чувствовал себя солдатом, брошенным в атаку.
   – Под ноги смотрим! – крикнул он Янушу. – Вряд ли тут растяжки… Но… Черт, одышка долбит.
   Сердце билось мощно и гулко, гоняя по жилам кровь, насыщенную норадреналином – гормоном ярости. Мыслей не было. Тело Маузера работало, как отлаженный механизм, истосковавшийся по работе, как птица, выпущенная из клетки. Он не пролистывал дни в душном офисе – жил здесь и сейчас, наслаждался каждым мгновением.
   Завод уже не казался далеким светляком – он нависал стальными цистернами, тянулся щупальцами труб, во дворе мелькали силуэты черных, бахали выстрелы, доносились крики.
   Грохнула граната, застрочил автомат – нагло, отрывисто, электричество мигнуло, погасло, потом вспыхнуло снова. Потянуло горелым. Неужели подоспели сталкеры? Похоже, что так.
   – Вали уродов! Ура-а-а!
   Крик подхватили сотни глоток.
   Черные сосредоточились за цистернами. Не приближаясь к заводу, Маузер обежал вертикальную цистерну размером с пятиэтажку, затем – горизонтальную, миновал переплетение труб и замер.
   Нападающие сталкеры заняли позиции за недостроенной пирамидой с бронированной дверью и за стеной из бута. Черные отстреливались из-за приоткрытых оранжевых ворот ангара и прячась за ржавыми бочками.
   Маузер пригнулся, дал знак Янушу и другим, чтоб пока не высовывались. Он подозревал, что основные силы черных – в пирамиде. На их месте он подождал бы, пока все сталкеры соберутся, и смел бы их одним ударом. В принципе, ему нужно было только добежать до двери в пирамиду и воспользоваться карточкой, но он не спешил. Хотелось вспомнить старину и повоевать.
   Тренькнул КПК – пришло сообщение от Фрайба:
   «Ты на месте».
   Вот так – ни вопросительного знака, ни точки. Врать нет смысла – возможно, Маузер обозначен на компе Фрайба каким-то условным знаком, и он отслеживает его перемещения.
   «Не отвлекай. Воюю», – написал он и с интересом посмотрел на пятнистые БТРы. Потом перевел взгляд на усеченную верхушку пирамиды, где светился розовый кристалл, похожий на огромный рубин. Двинулся в тени труб, сливаясь с чернотой, поманил остальных за собой, скривился, ослепленный прожектором. Хотелось получше вникнуть, как обстоят дела с расстановкой сил, и подобраться поближе к пирамиде.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация