А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мышеловка" (страница 13)

   Только бы его Ольга снова стала самой собой.
   Время уходило, место происшествия оцепят с секунды на секунду. И у Маузера не было уверенности, что первыми подоспеют именно полицейские. Детектив побежал в обход офисного центра: на парковку соваться было нельзя – срезали бы из СКС. За углом он столкнулся нос к носу с уже знакомым толстяком в белом. Тот испуганно хлопал глазами и переминался с ноги на ногу, словно хотел по-маленькому. Его серебристый внедорожник стоял неподалеку, целый и даже не запыленный.
   – Мужик, это террористы, да? – жалобно поинтересовался толстяк.
   Маузер мотнул головой, отметая ненужные расспросы.
   – Мне нужна твоя одежда, очки и мотоцикл.
   – Чего? – толстяк, еще больше округлив глаза, принялся расстегивать пуговицы на рубашке.
   – Шутка, болван! – рявкнул Маузер. – Гони ключи от машины!
   Внедорожник завелся с половины оборота; этот ухоженный БМВ точно чувствовал, что быть строптивым и медленным не в его интересах. Завизжав, рванул с места.
   Включилась аудиосистема, в кабине экспроприированной машины зазвучал на полной громкости новый альбом Стаса Михайлова. Маузер выматерился от души. Поскольку разбираться с кнопками времени не было, он заглушил МР3-плеер, ударив рукоятью пистолета.

   Маузер ехал подворотнями и переулками, срезая углы и снося мусорные баки, что некстати оказывались в опасной близости. Детектив перехватил руль одной рукой, второй принялся судорожно шарить по карманам. Сердце оборвалось: он ведь оставил визитку Фрайба в кармане пиджака! И не было времени гуглить номер гения… В отчаянии он достал телефон, включил его, мимоходом отметив, что экран треснул, увидел один пропущенный вызов.
   Снова – незнакомый номер.
   Чеверда? Если только с другого телефона. Ну, сейчас проверим…
   Маузер нажал на кнопку вызова.
   – Алло, – невнятно прогнусавили в ответ.
   – Кто мне звонил? – заорал в трубку Маузер.
   На другом конце хмыкнули.
   – Это Лео, братишка. Я звонил, чтобы…
   Маузер уже его не слушал. Он шумно перевел дыхание, прижал телефон к уху плечом, по привычке ударил стопой воздух, где должна находиться педаль сцепления, переключился на четвертую передачу, схватил руль обеими руками.
   – Слушай внимательно! – перебил он гения. – В меня стреляли! С моей женой что-то не так! Ее словно подменили! Ты наговорил мне чуши, я думал – ты больной! Но ты был прав! Ты, падла, прав!
   – Эммм… – протянул Фрайб. – Не кричи мне в ухо так, ладно? Приезжай, порешаем. Хотя – нет, у меня родители дома…
   – Какие родители? – возмутился Маузер.
   – Я – инвалид и живу с родителями, – холодно пояснил Фрайб. – Давай-ка, гони в Одинцово. Там новый центр квантовых вычислений, наш проект, а неподалеку есть место, о котором знали только мы с Артюховым… Надеюсь, оно еще не засвечено. Я вызвоню ассистентов и подскочу. Езжай, я позднее продиктую адрес…

   Глава 8

   Игарт

   Очнулся Игарт, уткнувшись носом в грязный бетонный пол, воняющий сыростью и гнилью, напряг руки – связаны, но2ги вроде – нет. Чего и следовало ожидать. Он лежал лицом к стене и лишь по отпечатавшимся на ней теням догадывался, что происходит в подвале. Януша он не видел, но знал: тот где-то рядом.
   Лучше себя не выдавать, прикинуться бесчувственной тушкой и послушать, о чем говорят черные. Может, просочится важная информация. Но они молчали и даже не двигались – их тени на стене не колыхались. Люди так себя не ведут.
   Одна из теней вытянулась – черный встал, затопал по полу, склонился так низко, что пахну2ло потом и машинным маслом.
   – Хватит притворяться, – проговорил он бесстрастно. – Я знаю, что ты пришел в себя. Открывай глаза.
   В его голосе было столько уверенности, что Игарт подчинился, перевернулся на другой бок. Януш, похоже, еще не очнулся, он лежал спиной к стене. Остальные черные, сидящие за столом, повернули головы. Ни тени эмоций ни на одном лице. Глаза – объективы камер, отражающие трепещущий огонь свечи.
   – От нас далеко не убежишь, – черный сел на корточки возле Игарта, и он рассмотрел лицо пленителя – узкое, с глубокими морщинами на щеках и лбу, крупным ртом и глазами с опущенными уголками век, от скулы до подбородка тянулся извилистый шрам. – Давай облегчим друг другу жизнь, и ты расскажешь, где носитель.
   – Откуда вы узнали…
   – Поговорили с Толянычем, который тебя сюда направил. Оказалось, он очень боится боли.
   «Похоже, смерть – не самое страшное, что может с тобой случиться в Зоне», – подумал Игарт, тоже сел, опершись о стену. И вдруг накатила злость – стихийная, бессильная, и он заговорил, с трудом сдерживаясь.
   – Я очнулся в сумасшедшем лесу. Вокруг – полно опасных штук и хищных тварей. Я ничего не помнил, даже своего имени, у меня не было оружия. Потом меня встретил Крис, похожий на психа. Затем была деревня, полная психов, голубая область… Меня убили, а я воскрес, – он захохотал. – Что еще вам рассказать?
   Черный просканировал его взглядом и проговорил:
   – Ты лжешь. Ты дольше других от нас скрывался, причем целенаправленно.
   – Потому что я не идиот! Я видел, как вы допрашиваете. Вы угрожали человеку, что выпотрошите его в муравейник. И что мне, идти сдаваться? Спасибо, мне жалко свои кишки.
   – Понимаешь… Попробую с тобой по-другому. Этот мир очень хрупкий. Более хрупкий, чем ты себе можешь представить. Мы – хранители равновесия.
   – Вы в силах вернуть меня туда, откуда я пришел? – заинтересовался Игарт и тут же подумал, что даже если и так, ему никто об этом рассказывать не будет.
   – Никто не может вернуться, – ответил черный. – И все-таки этот человек хочет уничтожить наш мир со всеми его обитателями.
   Игарт закатил глаза и разразился потоком возмущения:
   – Да вы посмотрите на нас! Какие мы, к чертям, злодеи? Голы, босы, от любого мутанта шарахаемся. Тот, кого вы ищете, наверное, прикинут получше и косит под опытного сталкера. Или вообще не высовывается. Ну, пораскиньте мозгами!
   «Желательно – по стенам», – додумал он, но, естественно, промолчал.
   Черный потерял к нему интерес, поднялся, прошествовал к столу, оседлал перевернутую бочку и замер, как и остальные. Они, безусловно, поддерживали связь друг с другом, потому что их лица едва заметно менялись. Даже не так – нечто будто переползало с лица на лицо. Жизнь, или мысль, или невидимая фея касалась их волшебной палочкой.
   Или у «оживающего» черного наступала фаза активности: глаза чуть прищуривались, зрачок сужался. От присутствия черных мороз продирал по спине. Даже если их цель – спасти мир, сама их чуждость невольно вызывала отторжение, все, что у них осталось от людей, – тела. Что происходит в голове, непонятно. Ими будто управляет невидимый кукловод. Потому помогать злодею-человеку, какой бы ни была его цель, намного приятнее.
   Да и где гарантия, что черные говорят правду? Зачем кому-то проникать сюда и уничтожать мир? Зона изолирована, выхода отсюда нет – кому она мешает? Или все-таки есть? Причем то, что выходит в Большой Мир, настолько неудобно или опасно, что пришел Некто. Вряд ли себя он тоже собирается убить. Скорее всего, он опасен именно для черных. Как известно, враг моего врага…
   Шевельнулся Януш, покрутил связанными руками, сжал кулаки – видимо, он пытался освободиться. Игарт не видел его лица, возможно, он продолжал симулировать сон, потому в открытую его лучше не рассматривать. Вдруг хотя бы ему удастся освободиться.
   Черные, хотя и напоминали восковые фигуры, были в полной боевой готовности, и он не сомневался, что стоит развязать руки и дернуться, как они среагируют мгновенно. Взгляд остановился на штурмовой винтовке, прислоненной к столу. Умереть не страшно, получить по роже – тем более. Нужно отвлечь черных.
   – Что вы с нами сделаете? – нарушил молчание он.
   Черный со шрамом «отмер», сфокусировал на Игарте взгляд.
   – Дождемся, когда пройдет выброс, отведем на завод и допросим.
   – Почему бы здесь не допросить? – проговорил Игарт и напряг руки, пытаясь избавиться от веревки.
   – Из-за низкой эффективности. На заводе наши ученые конструируют детектор, который обмануть невозможно.
   Веревка впилась в кожу так, что от боли потемнело в глазах. Игарт вдохнул-выдохнул и продолжил испытывать ее на прочность.
   – Мне скрывать нечего. Резать не будете, и на том спасибо. Допустим, вы убедитесь, что я – не тот, кто вам нужен, и что? Просто отпустите меня?
   Боковым зрением Игарт следил за руками Януша. Веревка уже пропиталась кровью из разодранной кожи, красные капли стекали на пол. Ничего у него не получится: помещение замкнутое, бежать отсюда некуда, да и черных слишком много.
   Черный не ответил на вопрос Игарта, посмотрел на чадящую свечу, ненадолго завис, будто его разум покинул тело и переместился в другое место, и сказал:
   – Пора идти. Выброс себя исчерпал. Ты, – он указал на Януша. – Вставай. Хватит притворяться.
   Януш поднялся; на Игарта он даже не глянул. Сжал кулаки и метнулся к стене, где когда-то крепилась лестница, а сейчас осталось два ржавых штыря. Черные вскочили разом. Трое бросилось к нему.
   – Игарт, я вернусь за тобой, – крикнул он и с разбегу нанизался виском на штырь.
   Черные замерли на полпути. Колени Януша подкосились, и он повис на штыре, мелко затрясся в агонии. Широко распахнутые глаза были устремлены на Игарта.
   Комок тошноты сдавил горло, Игарт отвернулся, сглотнул. А ведь гениальное решение! Смерти тут не существует. Убей себя – и ты свободен! Но повторить подвиг Януша он не успел: черные схватили под руки, повалили и начали вязать его ноги. Он особо не сопротивлялся.
   Перед глазами тряслись «берцы» Януша. «Значит, надо попытаться умереть, это несложно, – убеждал себя Игарт. – По пути будет полно возможностей – аномалий и опасных мутантов. Не исключено, что Януш соберет карательный отряд и отправится на выручку. Куда идти, черный проболтался – на подконтрольный им лакокрасочный завод».
   Командир со шрамом вскарабкался наверх, сбросил оттуда веревочную лестницу. Справа и слева от Игарта дежурили черные, держали его под руки. Когда все поднялись, эти двое обвязали лестницу вокруг талии Игарта, один из них остался внизу, второй вцепился в Игарта. Поднимались они вместе, когда головы поравнялись с железными краями люка, черный прижал голову Игарта к себе, чтобы он не вышиб себе мозги.
   Наверху его тотчас схватили под руки и поволокли по ступенькам к прямоугольнику света.
   «Если они и дальше будут так бдеть, ничего не получится, – подумал Игарт с сожалением. – Шагу ступить не дают, сволочи».
   Мир после выброса не изменился: все так же срывался дождь и клубились облака, пахло хвоей и озоном, каркали вороны, оккупировавшие вишни. Бандерлоги еще не покинули убежище, но черные решили не рисковать, окружили Игарта и поволокли к воротам в зарослях сирени.
   Происходящее воспринималось странно: будто все это – сценарий, а он – актер, забывший свою роль. Здесь все фальшивое: и небо, и облака, и сосны. Они тоже играют. Все, что случилось и случится, – несерьезно и неопасно. Даже смерть.
   Ноги были связаны, как у каторжника, и когда Игарту позволили встать, он передвигался короткими шажками.
   Командир черных, вооруженный АК, шел впереди и все время смотрел на прибор с антенной, похожий на ПДА. Игарт подозревал, что это детектор, предупреждающий об аномалиях: каждый раз, когда он подавал сигнал, поворачивали.
   Два черных, что следовали за проводником, водили из стороны в сторону автоматами с подствольниками, будто не знали: от выброса мутанты дохнут, и сейчас их нет. Или они опасались не мутантов?
   Двое других шагали справа и слева в полуметре от Игарта. Еще пара замыкала шествие. Все они были вооружены АК с подствольниками. На поясах угадывались одинаковые кобуры.
   Куда ни рвани – везде охрана.
   По прикидкам Игарта, до лакокрасочного завода сутки ходу. Скоро мутанты покинут убежища, и можно будет попытаться умереть. Шестое чувство говорило, что не стоит идти на завод. Если черным не удалось выявить избранного среди новичков, безопаснее собрать их в одном месте и пустить в расход. Скорее всего, черные работают не над детектором лжи, а над стирателем. Или все новички уже уничтожены?
   Вскоре идти стало полегче: вышли на асфальтированную дорогу, где ноги уже не цеплялись за ветви и корни. Справа и слева был сосняк, и асфальт местами засыпало опавшей хвоей. Вдоль дороги колыхались желтые цветы, такие душистые, что от запаха чесалось в носу.
   Разболелась спина. Хотелось поднять руки и потянуться или хотя бы нагнуться.

   Когда вдалеке замаячила бело-красная крыша автозаправочной станции, проводник вскинул руку. Теперь передвигались медленно, усилив бдительность. Вскоре обозначился логотип известного концерна, выступили белые пластиковые опоры, возле которых ржавели топливораздаточные колонки, похожие на поломанных киборгов. Затемненные стекла магазина были покрыты трещинами, на асфальте валялись емкости из-под автомобильных масел. Чуть в стороне обрела покой ржавая фура.
   Разом заверещали все счетчики Гейгера – черные синхронно сунули руки в карманы на боку комбинезонов, бросили в рот таблетки, запили водкой из фляг. Коллективное сознание как оно есть! Или они – марионетки?
   Люди на их месте уже давно бы ошиблись, эти же действовали четко, как роботы, не сводили с Игарта глаз и не отступали ни на шаг. Интересно, получится ли у Януша убедить македонцев или кого-то еще, чтоб напали на черных? Сможет ли он выбраться из лесу невредимым? Не перехватят ли его?
   В лесу заревело что-то огромное. Вздрогнула земля. Черные встрепенулись, и четверка, охраняющая Игарта, начала пятиться. Первые трое выстроились в линию и прицелились в АЗС. Неведомое чудище взревело с новой силой. От его шагов пластиковые ёмкости из-под масел подпрыгивали.
   Пара секунд – и из лесу метрах в тридцати отсюда вылезла тварь размером с БТР: лысая, лобастая, каплеобразная, с лапами-колоннами и едва заметными кривыми ручонками. Вроде бы она называлась колоссом. Опиралась тварь на массивный то ли хвост, то ли еще одну ногу. Перекошенную, но вполне человеческую морду мутанта покрывали розовые шрамы ожогов.
   Завидев добычу, мутант разинул пасть, рыкнул и долбанул лапой по земле. Черные синхронно подпрыгнули и жахнули из подствольников. Волной, созданной уродом, Игарта повалило на землю. Его тотчас поставили на ноги и поволокли подальше от опасности. Игарт всей душой болел за мутанта, упирался, тянул шею, пытаясь разглядеть поле боя, но тесно обступившие его черные закрывали обзор. Игарт надеялся, что тварь прямо сейчас разделывает троицу черных, чтобы приступить к конвойным.
   Черные выстрелили из подствольников еще раз – три гранаты попали в цель. От твари в стороны брызнули кровавые ошметки и желтоватые кости. Наполненный болью рев оборвался хрипом, и мутант грохнулся рядом с ржавой фурой.
   Счетчики Гейгера продолжали разрываться, но конвоиры, не обращая на сигнал внимания, зашагали по дороге мимо радиоактивной заправки. Отряд снова соединился. Игарт с тоской посмотрел на поверженного колосса, выплеснувшего мозг на асфальт. Разинув пасть, он пялился на сталкеров остекленевшими глазами. Кости черепа у мутанта были сантиметров десять в толщину. Такого из автомата не замочишь…
   Тучи поредели, и проглянуло вечернее пронзительно-синее небо, какое обычно бывает перед закатом. В придорожной траве затянул песню сверчок, активизировались проклятые комары, которых невозможно было отогнать связанными за спиной руками. Приходилось отдуваться, но проклятые твари липли к губам, набивались в глаза и уши. Отличный предлог, чтобы попросить перевязать руки. Если черные согласятся, можно долбануть конвойного справа, левого взять на удушающий, забрать автомат и застрелиться.
   – Все, – проговорил Игарт и остановился. – Пока руки не перевяжете спереди, с места не двинусь. Комары заели. К тому же мне надо отлить.
   Черные уставились на него.
   – Чего таращитесь? Правда не пойду, хоть убивайте.
   Неужели будут тащить? Нет, похоже, повелись. Конвойные обступили его. Один стал спереди. Те, что шли сзади, взяли его за руки: один – за правую, второй – за левую. Четвертый разрезал веревку. Вот он, шанс! Игарт дернулся, но не смог освободиться, его словно держали в тисках; повиснув на руках, попытался пнуть того, что впереди, и получил удар в живот – дыхание вышибло. Пока он корчился, черные связали ему руки, как и было, за спиной.

   Когда заметно потемнело и облака снова затянули небо, с дороги свернули на едва различимую тропинку и вышли к кирпичной хижине с бетонной крышей. Когда-то это была трансформаторная будка, сейчас сталкеры приспособили ее под перевалочный пункт. Пока троица авангарда проводила разведку, четверо черных охраняли Игарта.
   Еще раз подтвердилось предположение, что у черных коллективное сознание: четверка двинулась к хижине как по команде, хотя не было никакого сигнала.
   Внутри домика было пусто: ни стола, ни шкафов, к нештукатуреной стене крепилась керосинка, которую командир черных тотчас зажег.
   На Игарта накатило отчаянье. Каждый раз, когда он смотрел фильмы про военнопленных и заложников, ему казалось, что побег возможен, просто пленные трусят. Их ждет верная смерть, а они почему-то прутся баранами на бойню. Теперь он знал причину: выхода действительно нет.
   Есть конвойные, связанные руки-ноги и газовая камера в перспективе. Здесь, в Зоне, даже подохнуть невозможно: убиться головой о стену не дадут, остановить дыхание не получится: когда концентрация углекислого газа в крови достигает предела, дыхательный центр включается помимо воли.
   – Спи, – бесстрастно посоветовал командир со шрамом. – Выдвигаемся на рассвете.
   Черные по-прежнему разговаривали только с ним, друг с другом они, похоже, обменивались мыслями. Враги молча принялись укладываться на пол, застеленный мешками поверх соломы, Игарта уложили посередине. Пара конвойных замерла у стены с автоматами на изготовку.
   «Н-да, ночью освободиться тоже не получится», – подумал Игарт и перевернулся на живот, чтобы тело не давило на связанные руки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация